14:44 , 28 февраля 2013

Пресс-конференция уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова

Сегодня впервые после скандала, разразившегося вокруг гибели в США Максима Кузьмина, усыновленного из России, на публике появился уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. На прошлой неделе Астахов заявил о том, что Максим Кузьмин был фактически замучен приемной матерью, а, возможно, и убит ею. Однако затем выяснилось, что говорить об убийстве преждевременно, и слова детского омбудсмена был вынужден смягчить даже Кремль. В течение нескольких дней Павел Астахов был недоступен для комментариев.

Ответ Павла Астахова корреспонденту «Эхо Москвы» смотрите с 31 минуты 45 секунды видеозаписи.

 

Оригинал

А.ГОЛУБЕВ: Эхо Москвы, Алексей Голубев.

П.АСТАХОВ: Да.

А.ГОЛУБЕВ: Павел Алексеевич, скажите, пожалуйста. В России ежегодно умирают в приемных семьях 300 детей. Есть ли у вас статистика: от чего, по вине ли родителей…

П.АСТАХОВ: Ну если у вас есть такая статистика… Вы опираетесь на что? На слова Елены Борисовны Мизулиной, да?

А.ГОЛУБЕВ: В частности.

П.АСТАХОВ: Вы очень хорошо выбираете фразу из контекста. Она объяснила свою позицию, вы наверное смотрели программу известную с телеведущим… Она объяснила свою позицию. Это вопрос, который предстоит выяснять. Триста – это только ей вот известно об этой цифре. У нас, к сожалению, извините, не выделяется отдельно графа – приемная семья или не приемная. У нас есть общая статистика гибели детей. Их слишком много – случаев гибели наших детей в России. Слишком много. Я это ответственно говорю. И мы пытаемся сделать хоть что-то – вразумить родителей, которые ребенка 2-летнего выбрасывают на мороз или выносят в сени в деревне новорожденного ребенка, и замерзает малыш, — это все убийства. Тоже, кстати, умышленное и не предумышленное. Да, выставил на мороз эту девочку, не хотел убивать – это умышленное или нет? Это убийство. Дальше… Поэтому… С каждым случаем таким мы разбираемся. Сказать, что с ними произошло – ну, так есть для этого расследование официальное, оно было проведено по каждому случаю. Поэтому мы опираемся…

А.ГОЛУБЕВ: Статистики у вас нет?

П.АСТАХОВ: …опираемся на ту статистику, которая есть. У нас за тот же период, который мы сравниваем с Америкой – почти 20 лет – 12 убитых детей в приемных семьях, по которым было расследование, привлечение к уголовной ответственности, люди получили наказание, сидят. Вот ответ. По всем.

А.ГОЛУБЕВ: Второй вопрос.

П.АСТАХОВ:…в отличие от американских усыновителей. Половина не сидит. Оправданы. Или получили условное наказание.

А.ГОЛУБЕВ: Спасибо, второй вопрос. Была информация, что родная мать…

П.АСТАХОВ: Кстати, американцы выделяют, они выделяют. У них 0,9% — это приемные семьи. Преступления и убийства. У них каждый год публикуется, посмотрите, отчет департамента здравоохранения и благополучия человека – цифры, которые я уже приводил, — и там они выделяют: 0,9% детей пострадавших – это приемные семьи. Достаточно большая цифра. У них все в отрытом доступе, мы просто взяли с сайта…

Я согласен, надо добиваться, чтобы у нас тоже было в открытом доступе. Мы собираем информацию по регионам отдельно. 77 регионов проинспектировано моими советниками – что такое инспекция регионов, знаете? Сколько раз я приглашал журналистов. Мой коллега Коля Усков, который сейчас в блоге сидит и рассуждает, дома на печке с карамелькой за щекой, о судьбе детей. Три раза я говорил: Коля, поехали! Все говорил: ой как я хочу посмотреть, как я хочу посмотреть, как ты по детским домам ходить будешь. И не поехал! Неинтересно. Неинтересно смотреть на рваные матрасы, заглядывать в глаза этим детям и разбираться, кто там кого чем отравил. Вот сейчас в Ижевске девочка неделю умирала на глазах у всего детского дома. Кто из вас поехал туда? Только местные газеты что-то делают. Я поехал, мы разбираемся. Мы против того, чтобы эти случаи скрывались – я лично, это моя позиция. Мне без разницы, где происходит ЧП: в России, Америке, во Франции, хоть на Луне. Но надо разбираться. Каждый должен свою ответственность знать и понимать, что он безусловно воспитывает, неотвратимость наказания должна быть для каждого. Приемный родитель, родной, чиновник – неважно. Неотвратимость наказания.

А.ГОЛУБЕВ: Что вы скажете по родной матери братьев Кузьминых? Она сейчас собирает документы…

П.АСТАХОВ: Всё уже сказал, ну чего десятый раз говорить. Я только что сказал. Кто не такой? Бросьте камень.

А.ГОЛУБЕВ: Нет, что она сейчас делает, она будет…

П.АСТАХОВ: Не знаю, я ее не курирую, она обратилась ко мне…

А,ГОЛУБЕВ: Так она же приезжала сюда, она только шоу, что ли, дает?

П.АСТАХОВ: Она не ко мне приезжала, задайте свой вопрос.

А.ГОЛУБЕВ: Вы же ее вопросом занимаетесь.

П.АСТАХОВ: Я ответил на этот вопрос.

А.ГОЛУБЕВ: Вы не ответили на вопрос.

П.АСТАХОВ: Ответил на этот вопрос с утра еще.

А.ГОЛУБЕВ: Вы не ответили на вопрос. Вы занимаетесь вопросом матери братьев Кузьминых.

П.АСТАХОВ: Я занимаюсь вопросом (нрзбч) гибели Максима Кузьмина, матерью я не занимаюсь. Не придумывайте.

А.ГОЛУБЕВ: Вы сами говорили, что ребенок должен быть возвращен к родной матери.

П.АСТАХОВ: Сергей Владимирович Вителис, вот он говорит – хотите я отвечу? Пожалуйста.

А.ГОЛУБЕВ: Расскажите про родную мать, что она сейчас делает.

С.ВИТЕЛИС: Вы поймите, пожалуйста, такую вещь. Когда ребенок усыновлен, правовая связь с родителями – она теряется. И для того чтобы мать могла вернуть ребенка, во-первых, нужно, чтобы было отменено усыновление, чтобы ребенок получил опять статус оставшегося без попечения родителей. Во-вторых, чтобы его мать в отношении этого ребенка была восстановлена в правах, и вот тогда уже можно решать вопрос о том, чтобы его вернуть. А сейчас это все бессмысленно рассуждать, потому что ребенок, который, к счастью, в живых остался, находится в семье. Не отменено его усыновление. Мать в правах не восстановлена. И что бы она сама ни делала…

А.ГОЛУБЕВ: У вас есть данные, занимается она восстановлением своих прав? Или у вас данных нет?

П.АСТАХОВ: Трудоспособность граждан определяется их собственным поведением, мы не должны…

А.ГОЛУБЕВ: У вас информации нет, правильно?

П.АСТАХОВ: За вами ходит адвокат или представитель соцзащиты рядом? Ходит за вами?

С.ВИТЕЛИС: Она не может в настоящее время заниматься восстановлением родительских прав, я же вам объясняю. Нет предмета. Ее не могут восстановить в правах, вы поймите, по закону. Это не то что вот ее лишили прав, и ее абстрактно восстанавливают в правах. В отношении кого?

А.ГОЛУБЕВ: Т.е. Павел Астахов об этом не знал, когда говорил, что мальчик должен быть возвращен в Россию и вернуться к родной матери.

С.ВИТЕЛИС: Это совершенно разные вещи, чего вы все в одну кучу мешаете.

П.АСТАХОВ: Ну это такой стиль, вы не понимаете, что ли. Самая большая претензия вашего радио была – почему он так выглядит? Я должен быть в рванине, ходить? В лаптях? Да, вот только такой человек может заниматься детьми? Единственное конструктивное предложение, кстати, от вашего радио – я сохранил – вот в первый день, когда стало известно о гибели Максима Кузьмина, мне написали смс – мы обращаемся к вам с просьбой: давайте откроем площадку дискуссионную, чтобы обсуждать все случаи несчастий с нашими детьми. Хорошо, давайте откроем. Но тут же понеслась такая волна грязи, такой чуши, что – ну, какая дискуссионная площадка, ребят? Вы сами себе же портите репутацию. Не мне.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире