Н.АСАДОВА: Сегодня пришло сообщение с Украины, что теперь там можно судиться на русском языке. Что это значит? То, что президент Украины Виктор Янукович подписал сегодня закон, ранее принятый Радой, который дал русскому языку статус официального языка судопроизводства. Вот, радует ли вас эта новость?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, радует. Это маленькое, постепенное превращение русского языка в один из государственных языков.

Н.АСАДОВА: То есть вы считаете, что это просто первый шаг?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что конечно. Это было вообще невозможно при Ющенко.

Н.АСАДОВА: Но вы знаете, что этот закон, это, как бы, поправка к закону о судопроизводстве и статусе судей, он, на самом деле, дает право гражданам, меньшинствам не только русскоязычным, но и также другим, в частности, румынский, венгерский, польский язык также имеют статус региональных наряду с русским в Украине, и то есть этим гражданам тоже теперь… У них будет возможность в суде говорить на своих собственных языках.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это мощная новость. Я весь трепещу от волнения, услышав об этом, особенно, что зулусы, проживающие на Украине, теперь получают возможность отправлять делопроизводство где-нибудь в Херсонской губернии на зулусском языке. Давайте, Наргиз, давайте: это то, что интересует больше всего наших зрителей.

Н.АСАДОВА: Вы знаете, на самом деле, это очень важная вещь, потому что тот факт, что меньшинствам национальным дают возможность на их языке оправлять судопроизводство, допустим. Вот это как: улучшает или, там, укрепляет государственность или нет?

А.ПРОХАНОВ: Не знаю, я не законник. У нас законник в стране один – это президент. Он все это знает, он знает, что лучше, что хуже, что соответствует правовым нормам, что не соответствует. Он у нас правовед, который садится в сани. Я в этом деле ни черта не смыслю. Я рад, что русский язык возвращается на Украину как легальный язык, а не язык отверженных. Вот все, что я могу сказать.




Н.АСАДОВА: Кстати говоря, о визите Патриарха Кирилла в Украину. Действительно, он еще там сейчас находится в Киеве, и очень много Патриарх говорил об объединении церквей. Как вы считаете, Патриарх сумеет этого добиться?

А.ПРОХАНОВ: Я не знаю, сумеет ли он этого добиться, но то, что он об этом говорит, это великолепно. А все, видите, все это копится: русский язык возвращается в судопроизводство, Патриарх о русскости говорит не на Воробьевых горах, а на Владимирской горке. Идея крещения Руси – она в какой-то степени выстраивает украинские приоритеты, потому что крещение было в Киеве, а не в Москве – это тоже такой, завуалированный, но очень такой, очевидный, комплиментарный шаг в сторону братьев-славян. И это, конечно, огромное достижение. Это тонкая культурно-религиозная политика, которую ведет в России Патриарх.

Н.АСАДОВА: Почему в Украине не может быть независимой церкви, как, например, православной церкви, как в Греции, например, или в Болгарии?

А.ПРОХАНОВ: Может. А почему бы России самой не разделиться на несколько церквей? Сибирская церковь. Конечно же, может быть. Да и Московская патриархия могла бы разделиться на северо-московскую патриархию и на юго-московскую.

Н.АСАДОВА: Ну, я чувствую, негатив от вас идет какой-то в этих словах.

А.ПРОХАНОВ: Конечно, негатив.

Н.АСАДОВА: А почему?

А.ПРОХАНОВ: Потому что была единая церковь, была Московская патриархия, она раскололась совсем недавно. Этот раскол ужасен, как и раскол всего славянского мира. Мир стремится объединиться, а здесь он колется почему-то. Во всех остальных сферах мир объединяется, целые ансамбли в Европе, например. А, вот, здесь обязательно нужно колоть, славянский мир нужно колоть. Конечно, негатив, и это мягко сказано.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире