dzhemal

Гейдар Джемаль

16 ноября 2016

F
Одним из фундаментальных противоречий американской реальности является конфликт между двумя историческими миссиями США. Эта страна изначально возникла как национальное государство, убежище для всех тех, в первую очередь, европейских элементов, которые стремились образовать новый народ, в оппозиции к традиционному обществу Старого света. Такое национальное государство на североамериканской земле было успешно создано. Можно сколько угодно рассуждать, вслед за Львом Гумилёвым, что это нация химера, геополитический монстр Франкенштейна и т. п.

Тем не менее, США на сегодняшний день являются национальным государством номер один, в котором концепция именно политической нации построена по лекалам французской политической философии образца 1789 года, и реализована даже более точно и выпукло, чем в той же Франции.

Именно в силу успешности американского политического мифа США превратились в штаб-квартиру мирового либерализма. Америка, как универсальный аспект англо-саксонского либерального комплекса, состоялась именно как всемирное измерение той матрицы, что зародилась на Британских островах.

Таким образом, США совместили в себе два аспекта либерализма, которые были обречены со временем придти в непримиримое противоречие. С одной стороны, Штаты — это либерально-буржуазное образование национального духа, база для политического господства определённого типа элиты, которая за фасадом демократической риторики успешно превратила миллионы мигрантов в послушное эффективно управляемое человеческое стадо. В плане социальной организации Америка буквально воспроизводит известный анекдот, рассказанный Георгием Гурджиевым, про колдуна и овец. Овцы разбегались и гибли, несмотря на изгородь и волкодавов, и тогда колдун внушил им, что они — свободные существа, занятые своим делом: бизнесмены, служащие, рабочие и т. п. После этого овцы перестали рваться на волю и пропадать.

Но как раз в силу того, что США оказались гиперуспешным национальным образованием, они неизбежно превратились в точку сборки для всего мирового либерализма. То есть приобрели сверхнациональное глобальное измерение. Две эти стороны теснейшим образом связаны друг с другом, и рано или поздно внутри этой связки должен был зародиться конфликт. Начало этого конфликта происходит сегодня прямо перед нашими глазами. Приход Трампа в Белый дом вызвал волны такого негатива у его оппонентов, за которым может последовать с очень высокой долей вероятности силовое решение этой проблемы.

В чём же суть конфликта? Проигравшая Хиллари Клинтон представляет собой универсальный аспект мирового либерализма. Она теснейшим образом связана с наднациональной бюрократией. Мы не раз говорили в прошлом о том, что бюрократия, как глобальная корпорация, делится на две противоборствующих группы: одна, традиционная, представляет собой национальную, государственную бюрократию, окормляющуюся внутри своих жёстко разграниченных территорий с собственных граждан, проще говоря, из национальных бюджетов. Другая же группа — это оформившаяся после Второй мировой войны наднациональная бюрократия, которая не заинтересована ни в государствах, ни в классическом международном праве, ни в бюджетах, собираемых через налоги с населения. Эта интернациональная бюрократия стремится играть по своим правилам, и в перспективе видит себя в качестве мирового правительства. И национальная бюрократия, и международная — либералы. Только первая группа — это правые и крайне правые либералы, а международная бюрократия представляет собой левый фланг либералов. Правые национальные бюрократы — оперативная база корпоративного государства, проще говоря, фашизма. В их среде легко проявляется имперская идея при наличии достаточных сил.

Что же касается левого фланга, на котором находится глобалистская бюрократия, он не заинтересован в национальных империях. Эта международная бюрократия служит совершенно другому хозяину: Традиционалистскому клубу. Не случайно, кстати, что этот глобалистский отряд стал формироваться тогда, когда Традиционалистский клуб был, если не разгромлен, то очень сильно «подвинут» на мировой политической сцене после Второй мировой войны.

После конца соцлагеря бывшие коммунистические и социалистические партии превратились в «осколки политического пространства», и были приняты составной частью в наднациональный бюрократический истеблишмент. У левых изначально было заложено интернационалистское измерение. Парадоксально, но левая идея снизу нашла лёгкий путь к интеграции с интернационалистской идеей, которая присуще старым традиционным сословиям, в отличии от буржуазного национализма, классическая знать всегда стояла на свехэтнической платформе.

Хиллари Клинтон представляет в США как раз эту многомерную и сложную сетевую структуру, в то время как Дональд Трамп — это чистейшей воды национал-либерал, соответствующий такому формату даже в деталях собственной биографии. Изоляционизм Трампа и правых национал-либералов — это не отказ от всемирно-исторической миссии США, а попытка сосредоточить эту миссию на сугубо имперском поле, в идеале, с харизматической диктатурой античного типа.
Между правыми национал-либералами и глобалистским крылом, которая видит в США не империю, а рабочий инструмент в интересах Традиционалистского клуба, конфликт неизбежно должен обостриться до вооружённой конфронтации, что уже и начинает происходить сегодня.

Либеральный дом разделился внутри себя на две неравные половины, и это не может не повести к его падению в целом. Соединённые Штаты проиграют как империя, никакая национальная бюрократия в отдельно взятой стране не выдержит натиска всемирных сетевых структур. То, что останется от международной бюрократии, фактически утратит связь с Либеральным клубом (который поиграет) и полностью превратится в оперативный исполнительный орган Традиционалистского клуба, иначе говоря, в мировое правительство, обслуживающее интересы старого аристократического истеблишмента и высшего клерикализма.

Но прежде чем это произойдёт, Соединённые Штаты пройдут через диктатуру цезаристского типа и временами будет казаться, что глобалистские силы близки к поражению. В любом случае, такая оценка будет иллюзорной.
Кстати, исламофобия Трампа и национал-либералов связана не с религиозной реакцией белых протестантов на Ислам. Она носит сугубо политический характер и представляет собой отторжение универсалистского наднационального характера Ислама, который в глазах крайне правых республиканцев является даже более опасным, чем идеологический радикализм. Не случайно левые комментаторы, ведущие антитрамповскую пропаганду, всё время пытаются подверстать мусульман к списку гонимых меньшинств, которые, по сути, заклеймены шариатской этикой: геям, феминистам и другим элементом левой социальной базы, на которую опирается международная бюрократия.

Источник

Случилось то, во что многие не хотели или боялись поверить: президентом США стал Дональд Трамп. Консенсус основной массы экспертов, особенно к концу выборной гонки, твёрдо сводился к ставке на Хиллари Клинтон. Люди по своим ментальным привычкам консервативны до глупости. Не трудно сообразить, что если истеблишмент допускает публичный скандал такого масштаба как Трамп, то не для того, чтобы в конце заявить: «это были учения, спасибо за службу, все свободны». Издержки от незавершённости скандала были бы гораздо серьёзнее, чем любой слом политического шаблона. Если Трамп был допущен на политическую сцену, значит он должен был выиграть.

Но рассуждения такого рода всегда кажутся словоблудием и «субъективизмом» до тех пор, пока не оборачиваются реальностью. А тогда уже «поздняк метаться!»

Итак, что означает Трамп для мира? Прежде всего, его появление в роли первого лица мирового жандарма означает тяжелейший удар по перспективам Либерального клуба, по либеральному глобализму. Фактически это начало развала той матрицы, которая кристаллизовалась после окончания Первой мировой войны.

Процессы, идушие внутри и вокруг США, диалектичны. Соединённые Штаты встали на ноги как сверхдержава именно благодаря тому, что позиционировали себя в роли штаб-квартиры мирового либерализма. Весь идеологический спектр американской цивилизации справа налево — это радуга либерализма. Одна из задач, стоящих перед Трампом в качестве президента США — лишить Америку этого статуса.

Трамп это фигура, которая будет играть объективно в интересах Традиционалистского клуба. Не потому что он к нему принадлежит каким-то боком, а потому что он преследует собственные персональные амбиции. Трамп хочет быть Цезарем, диктатором Соединённых Штатов. Ему абсолютно наплевать на историческую дихотомию американского истеблишмента. Своими корнями, своей, как говорили в 30-е годы, «психоидеологией» он принадлежит социальной макрогруппе «белой швали» (white trash). Это люмпены с комплексом мачо и большим ресентиментом относительно мира. Такой подход у политика принято называть «популизмом». Цезарь был популистом, но в отличие от Трампа не был частью римского люмпениата.

Поскольку Трамп преследует собственные цели, не связанные с интересами правящей верхушки США, он будет стремиться расширить пространство для манёвра, даже ценой социально-политической дестабилизации. Понятно, что с первых же дней своего президентства он войдёт в конфликт с законодательной ветвью власти — Конгрессом и Сенатом США. Единственным ответом на это может быть только «раскачивание лодки». Трамп неизбежно будет вести американское общество ко второй гражданской войне, сознательно или нет. Последнее не принципиально.

Проблема мира в этом случае заключается в том, что оппоненты американской империи — это оппоненты «понарошку». Ни Китай, ни Россия, ни Иран (последний с оговорками!) не имеют законченного дискурса, который позволил бы им возглавить мировой антилиберальный проект. Элиты Китая и России не самостоятельны, они выпестованы десятилетиями тайного и явного сотрудничества с Вашингтоном. Что же касается клерикального традиционалистского Ирана, игра против даже разваливающихся Штатов ему, что называется, «не по массе».

Американцам удалось после краха соцлагеря добиться того, что их совокупный противник состоит из недосубъектов, стоящих на коленях на фоне ни к чему не обязывающей антизападной риторики.

Теперь, когда США утратят способность железной рукой править монополярным миром, неизбежно возникнет вакуум. Было бы смешно предполагать, что со стороны риторических антизападников не последуют телодвижения по эксплуатации этого вакуума. Но ещё смешнее было бы ждать, что эти движения будут носить цельный, последовательный и успешный характер.

Таким образом, объективно крах «монополюса» приведёт к формированию традиционалистского мирового правительства, которое снова станет опираться на Европу, как на свой технологический и организационный ресурс. Много говорят о том, что Европа прогнила, лишилась пассионарности, стала «третьим полом» и прочее. Всё это верно может быть только на половину. Но у Европы есть главное: две с половиной тысячи лет философии, интеллектуальные технологии, которые являются более эффективным оружием, чем все «Першинги» и «Искандеры» вместе взятые. Разумеется, традиционалистские элементы второго и третьего миров будут и на этот раз, также, как и в начале колониальной эры, «задрав штаны бежать за комсомолом», то бишь, за старой европейской аристократией, окормляемой высшим жречеством. И весь этот расклад будет так или иначе невольно обеспечиваться Трампом, стремящимся, по видимости, только к собственным целям.

Российские правящие круги давно предлагают себя по образцу Николая Первого в охранители и жандармы, в первую очередь против Ислама. Однако сегодняшняя Россия в сравнении с окружающим миром гораздо слабее, чем была николаевская Россия в тогдашней ситуации. У неё нет ни организационного, ни человеческого, ни технологического ресурсов. Даже таких сомнительных, которыми располагала петербургская монархия в Крымскую войну.

Китай цивилизационно не способен влезть в калоши мирового жандарма, и фактически никогда даже не пытался это сделать. У Ирана есть в этом плане богатое «криминальное дело», начиная с Ахеменидов. Но уже пару тысячелетий, как эта, когда-то великая держава, превратилось в весьма скромное по своим возможностям национал-государственное образование. Поэтому на мировой сцене останутся только две силы: традиционалисты и радикалы. Традиционалистское мировое правительство и альтернативное мировое правительство политического Ислама.

Это означает, что вторая гражданская война на территории США выйдет за их пределы и разрастётся до масштабов мировой гражданской войны. 

Дракон умер и охранять его должны тигры… Бывший партократ Каримов, не верящий ни во что, кроме хаоса и грубой силы, решил защититься от мучений могилы. По мусульманскому учению, к умершему приходят два ангела: Мункар и Накир. Они допрашивают покойного о его делах. Дела Каримова были таковы, что никакой пощады от этих ангелов смерти ему ждать не приходится.

Поэтому он заранее соорудил себе «мавзолей два тигра» с двумя сфинксоподобными истуканами наверху. По его представлениям, эти два каменных идола должны прикрыть его от ангелов божьих. Таковы представления о духовной реальности у тиранов, которые сегодня правят в Центральной Азии. Это не просто палачи с партийным прошлым. Это ещё и идолопоклонники, безумно боящиеся ужасов могилы.

Наконец-то режим признал смерть диктатора, затянув это признание насколько возможно. Понятно почему. Каждый час неуверенности народа в реальной ситуации повышает шансы хунты на узурпацию власти. То, что это именно хунта, нет никаких сомнений.

Сомнения есть в другом: даст ли узбекский народ всем этим иноятовым продолжать каримовскую тиранию? Слишком долго ждали 32 миллиона узбекистанцев, когда умрёт дракон! И как бы послушен и терпелив не был рядовой узбек, есть границы всему.

Особенно когда столько факторов будут способствовать дестабилизации. Практически неизбежен конфликт с таджиками — как внутренними, так и внешними! Политические расчёты афганских узбеков, которые давно вовлечены в узбекистанскую политическую игру. Исламское движение Туркестана. Андижанские и ферганские народные силы, незабывшие беспощадного расстрела с тысячами погибших. Уже не говорим о том, что сатрапы Каримова ненавидят друг друга и неизбежно будут подставлять друг другу подножки.

Поэтому в обозримом будущем следует ожидать исчезновения «тигров»-идолов с мавзолея, да, скорее всего, и ликвидацию самого этого капища. От такой исторической памяти, которую оставил Каримов, народы стремятся освободиться как можно скорее.

В августе президент Казахстана поедет в Баку. Поэтому поводу российские эксперты уже начали испускать клубы чёрного дыма, как каракатица.

Естественно, первой темой в комментариях у этих предсказуемых «экспертов» оказывается опять нефть и газ. Будто бы Назарбаев потому едет к Алиеву, что обе их страны являются добытчиками углеводородов на Каспийском шельфе. Таковыми они являются уже четверть века.

В чём специфика нынешнего визита?

Самой большой проблемой российского экспертного сообщества всегда была «заточенность» на примат экономики и трепетная вера в ресурсы. Это то, что они вынесли из советских школ, где учили про «базис» и «надстройку». Ирония в том, что на практике коммунисты никогда не исходили из «базиса» и «надстройки». Они были волюнтаристами и всегда железной «надстроечной» рукой нагибали «базис».

Ленин прямо писал, что экономика обслуживает политику. Но дуболомам, выползшим из под развалин совка, это невдомёк и они в это не верят.

Они верят в доллар США. А единственным материальным эквивалентом доллара является нефть!

Конечно же, Нурсултан Назарбаев не потому едет к Ильхаму Алиеву, что им, как двум базарным торговцам, продающим один и тот же товар, есть о чём побеседовать за чаем.

Казахстанский президент крайне напуган событиями в Актобе и антикитайской волной, прокатившейся по его стране. Не нужно быть Наполеоном или Макиавелли, что бы вскрыть здесь связь пружин и шестерёнок. Силовая реакция казахских органов показывает, что они хорошо понимают, откуда растут ноги и прочие конечности.

Именно российская подковёрная игра на фоне глубокого экономического кризиса взорвала стабильность в Казахстане. Эта дестабилизация, естественно, носит антикитайский характер, и представляет собой ответ на китайское игнорирование России.

В частности, в вопросе о том, как по мнению Пекина пройдёт Шёлковый путь. А он пройдёт в обход России, но через Казахстан. Казахстанский экспорт углеводородов так же пойдёт в обход России через Азербайджан, Грузию и Турцию. Вот и появляются на улицах казахстанских городов «салафиты», организованные местными «малофеевыми».

Пятая колонна она ведь не только в России и не только антироссийская. Впрочем, за спиной этой нехитрой игры всегда стоит дядя Сэм, официально признанный Кремлём в качестве единственного актора на планете. Мы никогда и не сомневались именно в том, что таково глубочайшее убеждение Кремля.

Дядя Сэм меньше всего заинтересован в «шёлковых», «ситцевых» и «суконных» путях, проходящих через исламское пространство в сторону Европы. Европа барахтается из последних сил, отталкивая двумя лапками — одна французская, другая немецкая — трансатлантический договор с Америкой. Этот договор призван подтвердить, что нет больше никакой Европы. Есть экономическое пространство, где существуют 500 млн.пожирателей американской кукурузы.

Не то чтобы мы жалели Европу, которая за исторически недолгий период совершила чудовищные преступления против всего человечества, начиная с Индонезии и кончая Огненной Землёй. Но, если бы французской и немецкой лапкам в виде чуда удалось отпихнуть этот договор, это обострило бы игру.

Если дом Сатаны разделится, ему не устоять, как хорошо известно в христианском мире. Поэтому пусть Нурсултан едет к Алиеву и заручается через него поддержкой Анкары против российско-американской интриги. Эта интрига разворачивается на территории Северного Казахстана. Если её удастся блокировать, возможно, Америка не дожмёт Париж и Берлин.

И вот тогда дом Сатаны реально пойдёт трещинами шириной в кулак.
Источник

Очень странный фрейдистский ход пропаганды, которая любит заниматься саморазоблачениями. Казалось бы, никто не заявлял вслух, что создание Национальной гвардии есть выражение недоверия к российским силовикам.

Вдруг Песков появляется по своему обыкновению из ниоткуда: «Нет, говорит, Нацгвардия не означает НЕДОВЕРИЯ к силовикам». Опа! Теперь все сразу поняли, что как раз создание Нацгвардии есть выражение предельного недоверия. И возглавляет-то её самый доверенный человек президента — его бывший охранник.

Дальше — больше. «Не подумайте, говорит Песков, Нацгвардия не предназначена для разгона митингов». Недопосаженная Болотная начинает чесать в затылках: «да, Семён Семёныч, тепереча вот оно как! Сомнительно на митинги-то выходить». Свирепая Нацгвардия, поддержанная рвущимися с поводков «Ночными волками» вперемежку с обычными овчарками, будет носиться по городам и весям, притихшей, расползшийся по норам, страны. Время от времени вытаскивая за хвост или за ухо какого-нибудь несчастного.

В девяноста случаях из ста бедолага будет плохо говорить по-русски, и даже не сможет объяснить суровым нацгвардейцам, что он не знает слова «ваххабит».

Но шутки в сторону. Нацгвардия — это ведь как жандармы, да? Прямо как при Дубельте с Бенкендорфом? Недаром «Былое и думы» звучит так современно. Лучшие страницы этой книги посвящены встречам Герцена с жандармами. Удивительно, но жандармы сконцентрировали в себе стиль милитер для тогдашнего «нижнего среднего класса».

Наверху поэзия была в гусарах, в лейб-гусарах, кавалергардах, а вот там, где грюк-бряк, звон путающейся шашки о шпоры, навощённый скипидаром кожаный кивер, воплощающие в себе русское представление о Геракле и Ахилле — тут подавай жандарма. То-то я смотрю, все бомжи у магазинов приоделись в камуфляж и чёрные очки.

Вот она народная любовь и её безошибочный эстетический вкус. Так держать!
Оригинал
Характерно, что до сих пор единственной невысказавшейся стороной по поводу начала боевых действий в Карабахе остаётся Иран. Штаты, Россия, дежурно пробормотали что-то от имени кота Леопольда.  Эрдоган поддержал Баку. А Иран затаился и сидит тихо, как мышь. Видимо, не хочет привлекать особое внимание к своей роли в этих событиях. 

Суть вооружённого конфликта вокруг Карабаха в антиэрдогановской интриге, затеянной США при поддержке России. Ильхам Алиев и Реджеп Эрдоган съездили на ядерный саммит, пообщались друг с другом и с Бараком Обамой. Последний явно их обнадёжил в плане Карабаха. Штаты это делают легко. В своё время Саддам Хусейн запрашивал мнение Буша старшего по поводу Кувейта. «Берите, сколько влезет», последовал ответ. «Это ваши разборки». Как только Саддам, поверив, взял 19 провинцию Ирака под контроль, он из друга США стал осью зла, и кончил так, как кончил. 

Штаты врут, как дышат! В данном случае ничто так не важно для Америки, как нейтрализация нынешнего турецкого режима. Ведь это реальный корень перспективного политического Ислама, который уже опирается на легитимную базу. Это не инициатива аутсайдеров, а признанное государство с исторической традицией, член НАТО. Это и страшно: политический Ислам, опираясь на Турцию, может действительно приобрести контуры мирового игрока и вернуться на историческую сцену. Ставка для США очень высока. 
Что касается России, то её причины участвовать в свержении Эрдогана идут гораздо глубже сбитого СУ-24. Вывести из строя нынешнюю Турцию — это лишить окна на запад КНР. В этом случае Китай будет насильно привязан к сотрудничеству с РФ, которого он хотел избежать. А поскольку Россия, как очевидно всем, в тандеме с США, КНР попадает в полную геополитическую зависимость от Вашингтона. 
Как Нагорный Карабах связан с умыслом против Анкары? Да просто! Если Турция поможет Баку, то Россия получает повод защитить члена ОДКБ согласно двухсторонним договорам. Это будет агрессией НАТО против члена СНГ. При этом, не исключено, что США, возможно устами Керри, дали гарантии, что позволят Москве это сделать. Если же Эрдоган оставит Баку в одиночестве, вне зависимости от хода боевых действий, это может стать серьёзнейшим подрывом его позиций дома. Кроме того, уход Алиева обернётся для Турции с 99% гарантией приходом антитурецкого пророссийского режима в Азербайджане. 
Тогда Турция, даже сохраняя «нейтралитет», получит против себя потенциальный каспийский фронт в добавление к черноморскому и сирийскому. В этой связи понятно, почему Россия так активно наращивала Каспийскую группировку ВМФ. На тот момент казалось, что у неё нет противника. Теперь с началом боевых действий в Карабахе ясно, что противник — Азербайджан. 
Но вернёмся к Ирану. Понятно, что Иран практически является гарантом выживания Армении всю последнюю четверть века. Более того, как не смешно это покажется в свете бакинских великодержавных замыслов касательно «Южного Азербайджана», правда состоит в противоположном. Именно Иран рассматривает и бывшее Иреванское ханство и современный Азербайджан, как свои временно утраченные территории. 
Устроит ли Москву попадание Азербайджана и Армении под контроль Тегерана? Ещё как устроит! Такое «восстановление» Персидской империи, настолько её ослабит за счёт внутренней смуты, что она попадёт в полную зависимость от России. Приращение Ирана десятью миллионами светских постсоветских азербайджанцев и тремя миллионами ненавидящих тюрок армян, это всё равно, как акуле проглотить гранату. 
Дальнейшее уже будет определяться доброй волей Москвы: карать или миловать? Издержки присоединения Крыма покажутся кражей кошелька на фоне такого «азернаша». Однако хитрый Иран вряд ли будет делать резкие жесты, пока есть хотя бы малейшая угроза беспроблемному существованию ахундов. Поддерживая Армению, Тегеран обеспечил долгосрочную дестабилизацию между Турцией, Азербайджаном и Россией, которую персы считают в дальней перспективе работающей на них. 
Само по себе их молчание многозначительно. Они не хотят высказываться против Азербайджана в поддержку Армении, потому что это вызовет взрыв возмущения среди азербайджанцев Ирана. Они не хотят высказываться против Армении в поддержку Азербайджана, поскольку это будет вопреки всей их политике на Южном Кавказе. Они не хотят также повторять банальности Москвы и Вашингтона, поскольку это «ниже их достоинства». Остаётся только молчать.
Негативная сторона происходящего в том, что режим Эрдогана страдает, как в случае вмешательства, так и в случае невмешательства в текущие события. Конечно, вопрос решился бы сам собой, если бы азербайджанская армия смогла молодецким блицкригом вернуть Карабах самостоятельно. При этом, армяне должны ещё «смириться» с таким результатом. Однако наиболее вероятен сценарий затяжных действий, а это не в пользу Баку. Народ будет недоволен, а «мировое сообщество» сделает азербайджанцев крайними. 
Короче, закулиса разыграла очень ядовитую многоходовку в регионе.

Оригинал
Сейчас между сторонниками военной кампании в Сирии  и её противниками высокого разбора идут ожесточённые споры: кто выиграл? То есть, кто стал бенефициаром так называемого «перемирия» в Сирии? Первые, конечно же, утверждают, что Россия получила что хотела: Асад красавчик, Эрдоган, встав на задние лапки, верещит загнанный в угол.
Особо рафинированные считают, что очень крупно поднялся Иран. Разговор довольно бессмысленный, потому что, с одной стороны, Асад действительно не устранён, с другой, асадитов во многих местах попёрли с их позиций. КСИР уже не воюет, воюет шиитское ополчение из разных стран под приглядом Хизбуллы. Есть ощущение, что ливанцы стали задаваться вопросами об адекватности всего сценария с точки зрения их интересов. В Иране же просто идёт прямая критика Рухани. Иранский истеблишмент недоволен, что они стали сателлитами Москвы. Им бы хотелось быть напрямую американскими «партнёрами».

С другой стороны, в России зреет недовольство тем, что Иран (как бы проснувшись) тянет одеяло на себя. На каждом шагу оказывается, что Тегеран исходит из сугубо своих интересов. Какая неожиданность! Какой удар в спину! Я-то лично убеждён, что первый тур в многоходовке гражданской войны окончился в пользу политического Ислама.

Проиграли все. Имеются в виду привычные субъекты «большой шахматной доски».
Начать с того, что проиграли США. Гражданская война в Сирии стала пиком кризиса империи, в который она вошла после башен-близнецов. Убив и покалечив несколько миллионов гражданских лиц, США утратили статус сакрального арбитра мирового порядка. Даже Вьетнам и левая волна 60-70-х годов прошлого века не наносили такой ущерб «Новой Атлантиде».
Кто не верит, пусть задумается — возможен ли был феномен Трампа раньше? Были фрики, но они отсеивались рано и не поднимали такой волны. Трамп прямое следствие внутреннего политического коллапса. Конечно, для всех оппонентов империи замечательно, если он придёт. Это прямая дорога ко второй гражданской войне.
Итак, США потерпели политическое поражение в регионе. Но не потому, что они хотели свалить Асада, а он не ушёл. США хотели сохранить Асада, делая вид для всего мира, и в первую очередь для мусульман, что требуют его ухода.
Позиция США по Асаду, как ослиные уши, вылезала на каждом шагу. Особенно скандально это проявилось в эпизоде с химоружием. Иран попросил Россию замолвить словцо перед Обамой: не надо бить по Сирии, решим дело полюбовно! В действительности это был шулерский розыгрыш трёх партнёров, где инициатором выступали США, заказавшие «просьбу» в свой адрес.
Так вот, США проиграли, несмотря на сохранение Асада, потому что сохранился и Эрдоган. Вот кого они хотели убрать! Ненависть к Эрдогану у американцев зоологическая. У них едва хватает выдержки это скрывать во имя сохранения НАТО и дипломатических приличий.

Позиция Эрдогана срывает давно расписанный американцами план. Он состоит в том, чтобы ликвидировать крупных госсубъектов в суннитском пространстве, пассионарную «улицу» заставить воевать друг с другом. И оставить на хозяйстве Иран.
Шиитский Иран должен по западному замыслу стать главной и единственной страной исламского мира. Остальное пространство должно быть маргинализовано. Если Тегеран становится единственным игроком, обладающим организацией, оружием, ресурсами, то миллиардная суннитская умма фактически нейтрализована. А сегодня именно она является единственной силой, ставящей под вопрос существование глобальной Системы.

Ликвидация эрдогановского режима открывает дорогу к тому, чтобы быстро отвернуть голову и условным союзникам в лице КСА и Пакистана. Нейтрализовать Пакистан очень важно. Это обладающий ядерным оружием союзник Китая, прикрывающий его с востока. Снятие с доски Пакистана хаотизирует всё пространство Центральной Азии. Единственным его куратором опять-таки должен быть Иран.

Последний ни о чём лучшем и не мечтал. Задолго до Рухани и ядерных переговоров иранцы ловили и передавали ЦРУ суннитских радикалов. Но эти планы пока что зависли. Анкара стоит твёрдо.

Далее, проигравшей стороной является Россия. Она влезла в Сирию, чтобы продемонстрировать Западу свою способность защищать его интересы против туземцев. Перемирие свидетельствует, что вопрос не решён. Также как «Минск» — нерешение вопроса Новороссии. Украинская тема не только не забыта, она возвращается с лихвой: Порошенко в Анкаре.
Проиграл Иран, потому что он провалил данные Москве обещания лихо замолотить оппозиционеров в наземной операции. Под эти обещания не в последнюю очередь планировалось воздушное прикрытие асадитов. Иран доказал и Москве и Вашингтону, что его наземный потенциал крайне преувеличен. Мифологизированный КСИР из пугающего Икс обернулся известной величиной. И величина эта оказалась не существенной. Теперь надо навёрстывать имиджевые потери, стреляя ракетами с одного конца Ирана в другой.
Проиграла Саудовская Аравия. Не добившись успеха на йеменском направлении, она продемонстрировала неспособность к решительным организованным действиям в Сирии. Собранная ей коалиция оказалась фикцией, не способной даже отчасти повлиять на баланс сил. Саудовские демарши «задружиться» с Анкарой выглядят как подозрительная провокация, очередная попытка создать проблемы для Эрдогана.
Ну, а почему политический Ислам в выигрыше? Потому что, несмотря на все усилия Ирана, шиитских ополчений, курдов, Хизбуллы, западных и российских инструкторов, самолётов американской коалиции из 64 стран и авиации российской группировки ВКС — мусульманские формирования, противостоящие Системе, продолжают вести войну с минимальными ресурсами, выигрывают у противника. И привлекают к себе новых и новых пассионариев из всех стран.

Фактически это означает, что глобальная Система не является неумолимым джаггернаутом, противостояние с которым однозначно обречено. Можно и сегодня быть Давидом в противостоянии с Голиафом наших дней. И помнить о том, что пастух с пращёй стал царём!

Источник
Общество поразила история в буквальном смысле макабрическая. Няня в чёрном хиджабе (!) бесновалась на улице Народного ополчения с отрезанной головой её подопечной. По национальности — узбечка. Родственников уже допрашивают в Самарканде. По Первому/Второму каналам ничего не показывают, чем нагнетают эмоции и интерес. В итоге макабр этот занял гораздо больше объёма в головах, чем было бы с помощью ТВ.


Что же это всё такое? Няня три года была в прекрасных отношениях с нанимавшей её семьёй. Работала и до этого. Рекомендаций — комар носу не подточит. Сейчас психиатр шьёт ей шизу. То есть три года семья не видела, что у них работает шизофреничка? Да не просто, а такая крутая, в последней фазе улёта из реальности…


Поверить в это очень сложно. Гораздо проще поверить в лизергиновую кислоту (ЛСД) или нечто подобное из психотропных наркотиков. Эти препараты как раз и дают необходимую степень невменяемости. Сама она, конечно, эту кислоту вряд ли нашла и приняла. Няне помогли.
На это указывает и то, что квартира, после её ухода с головой младенца, сгорела с невероятной скоростью, минуты за три. Значит, была подготовлена к огню профессиональной рукой.

Ещё одна важная деталь. Няня спокойно расхаживала с головой девочки возле станции метро «Октябрьское поле» около 50 минут. Интернет вовсю обсуждал уже отснятое кем-то видео, а она на тот момент так и не была задержана.

Зачем нужна была эта скандальная постановка?

Именно за тем, чтобы исключить вопросы о Сирии! О сирийском перемирии поразительно мало говорят. Произошло грандиозное событие: иранцы убрались восвояси, российские самолёты не бомбят (!), а вместо того, чтобы интерпретировать этот факт — все говорят о сумасшедшей узбечке.

Налицо очередное поражение России, а мы тут смотрим «Danse macabre» (Пляску смерти).

Возмущает то, как легко ведётся население на любые вбросы.
Характерно, что официальные СМИ заявили будто число участников шествия памяти Немцова в семь раз меньше заявленного. Почему в семь, а не в десять, например? Пришло будто бы 7,5 тыс. Точность удивительная. Я прошёл от начала до конца, и по моим личным оценкам количество участников было не менее 30 тыс.

Ведь главное в шествии и митинге это не номинальная цифра, а самоощущение пришедших. Чувствуют они себя силой или нет? На махачкалинском митинге в память Камалова, где было не более 4000, ощущение было как от московского митинга в 400000. Никто не пискнул, что почтить Камалова пришло, дескать, мало. Наоборот, рычали издали и со страхом фотографировали.

Я был на зюгановском митинге, собиравшем 5000 (времена Болотной), и там ощущение было кислое, хотя выступали Настя Удальцова и Илья Пономарёв. А вот на субботнем марше самоощущение идущих было восходящим и политически оптимистичным. Не удивлюсь, если реально рамки зафиксировали заявленное число прошедших.
Шествие чётко показало, что заморозки, начавшиеся с разгрома Болотной и перешедшие в космический вакуум после Крыма, завершаются. Вместе с оттепелью на улице началась оттепель и в психике людей. Судя по кричалкам и знамёнам — политическая молодёжь обрела способность к вызову, новую дерзость. И ведь это февраль!

Не последнюю роль в успехе шествия сыграла и так называемое «перемирие в Сирии». За эту неделю общество ещё не осмыслило и не проговорило, что это «перемирие» является «новым Минском». Иными словами, в Сирии Россия потерпела поражение как в Новороссии. Штаты помогли ей спасти лицо, закамуфлировав очевидный провал асадитского проекта.

Наступление на турецкую границу встретило столь жёсткий отпор и столь крупные потери, что «с 27 февраля ВКС РФ в сирийском небе не летают». Пока ещё разговор о поражении России открыто не идёт. Однако это ощущение присутствует в коллективном бессознательном. Несомненно, это сказывается в нервозности администрации, обилии в последние дни юрко носящихся туда-сюда по Москве полицейских.

Но и боевое настроение вышедших в годовщину убийства Немцова, на мой взгляд, тоже несёт на себе тень сирийского провала.

Оригинал
Открыл для себя неожиданно новый термин: «парианозис». Другой вариант — «парианоз». В зависимости от написания меняются смысловые акценты. «Нозис» связан с «гнозисом», то есть знанием. Но есть и «нозос», что значит по-гречески «болезнь». Короче, «парианозис» — это диагноз, который ставится современному менталитету.

Речь идёт о париях, отчаянно пытающихся обрести идентичность в мире, который они не понимают. До них доходят только обрывки сведений из классической картины мира. Поэтому они (парии) из этих обрывков шьют своё видение реальности заново.

В наиболее остром случае получается Фоменко. Но в принципе Фоменко разлит повсюду. Речь не только об истории. Интерпретации текущих событий подавляющим большинством экспертов это «Фоменко лайт».

Метод обретения идентичности для парии состоит в предельном огрублении и опошлении мирового пейзажа. Это образ мусорной свалки, где крысы разных пород дерутся за отбросы. Метод объяснения всего должен быть предельно материалистичен. Борьба за ресурсы, делёж нефти, нехватка питьевой воды — как главный двигатель истории, её содержание.

Гегелевская фраза про «мировой дух, который творит историю, пользуясь частными интересами», бесконечна далека от такого подхода. В контексте духа пария не может найти свою идентичность. Именно потому, что его ситуация есть выведенность за границы духа. Разумеется, в своей картине мира парии обладают центральным положением.

Но, благодаря перевёрнутости его «логики», эта центральность воплощена в обиженности. Обиженность — тот самый «ressentiment», о котором писал Ницше. Это обязательно отражение роли и позиции господина. В мире парий «господа» это неправильные лжепаханы, занявшие своё положение в результате несправедливости. Несправедливость однако для париагнозиса не может быть глобальной и фундаментальной. Тогда это был бы уже радикализм!

Пария не способен к радикализму, вообще боится любых обобщений. Несправедливость всегда возникает в его мире как результат сговора более ловких крыс. Ротшильды подсуетились, Варбурги и Шифы оседлали какие-то ситуации. В итоге «мы» (парии) вынуждены вставать с колен, скользить и опять падать на них, потому что когда-то очень давно нас обманули.

Из этой позиции следует два очень важных политических вывода. Завистливое желание приблизиться к лиге «больших», которые имеют недоступную париям полную картину. Второй же вывод — ненависть к радикалам, которые обладают глобальным пониманием несправедливости, как изначального дефекта бытия. Поэтому пария в поиске идентичности будет всегда предлагать свои жандармские услуги Мировому правительству.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире