30-летию Великой августовской демократической революции 1991 года посвящается
(фрагменты будущей книги «От Ельцина до Путина. И обратно»)

КС (короткое сообщение) 34. Ельцин – христианский Президент

1989 год. Я заехал в ельцинский штаб по выборам в народные депутаты. Штаб помещался в здании Госстроя (ныне там находится Совет Федерации). К своему удивлению, увидел там высокого иерарха Русской православной церкви в облачении. Удивил меня и разговор, который там вёлся. Высокий иерарх говорил, что в церкви внимательно наблюдают за деятельностью Бориса Николаевича, немало есть прихожан, симпатизирующих ему как политику. Иерарх дал неожиданный совет Ельцину: «Если вы вспомните в своих предвыборных речах про три христианских добродетели «Вера, Надежда, Любовь», это может принести Вам огромную симпатию людей. Многие ждут. Многие устали от казенных речей».

Борис Николаевич с необыкновенным интересом отнёсся к идее. Он произносил эти высокие и в то же время самые простые слова в своих выступлениях. Думаю, московская интеллигенция прочитала сигнал. Не будем забывать, что времена ещё были коммунистические. Любой уход от бюрократической риторики воспринимался тогда как доказательство смелости и независимости оратора. Потом как-то Ельцин сказал мне, что тот разговор с духовным лицом состоялся с ведома тогдашнего Патриарха Пимена, который уже тяжело болел.

Ельцин не был религиозным человеком в прямом смысле слова. В советские времен икон в доме не держали. В новую эпоху иконы часто ему дарили. Их ставили на полку как обычные, «светские» подарки, но не культовые предметы. Или относили в специально организованную на президентской даче комнату для подарков.

Разумеется, у Ельцина не было и духовника. С Патриархом Алексием Вторым он в качестве Президента поддерживал очень ровные, уважительные отношения. Но, полагаю, в рамках протокола. Никаких сверхдоверительных отношений не устанавливал и не пытался. Вообще, задушевная доверительность – не свойство Бориса Николаевича. В свой внутренний мир он никого не пускал. И потребности в человеке с функциями духовника – формальными или неформальными – не испытывал.

Но и атеистом в полном, классическом смысле Борис Николаевич точно не был. Религиозные чувства людей уважал. Готов был помогать церкви. Гордился, что при его правлении людей не преследовали за религиозные убеждения. Гордился, что не закрывали религиозные организации, даже самые экзотические. Государство прекратило лезть человеку в душу – это тоже верный признак эпохи Ельцина.

Шеф службы безопасности Президента Александр Коржаков «погрузился» в православие гораздо больше. У него был близкий священник в храме на Юго-Западе столицы, который, кстати, по просьбе Александра Васильевича крестил и меня с сыном. Вполне возможно, что Коржаков стал религиозным не только по зову души и сердца, но и в силу своих далеко идущих политических планов. Коржаков, на самом деле, мужик совсем не простой и не линейный. Я думаю, не без его участия Русская православная церковь получила льготы при импорте табачной и алкогольной продукции. Мне кажется, что Коржаков искренне желал помочь церкви. Ведь к Ельцину и к Коржакову постоянно обращались с просьбами дать денег на храмы. А из чего давать? Из государственного бюджета нельзя. Да и тощий тогда был бюджет – на самое необходимое не хватало. Внебюджетных денег тоже не было. И тогда решили помочь через льготы.

Ничего криминального в этом замысле не было. Но часто добрые намерения в России превращаются в скандалы. Пресса раздула этот скандал. Буквально через несколько месяцев после отставки Коржакова проект окончательно утопили.

Заработал ли лично на этом Коржаков? Уверен, что нет. Я думаю, что у него кружилась голова от мысли, что ему, простому русскому парню из деревни, выпала миссия помочь возрождению православия, восстановлению храмов на святой Руси. Могли ли зайти в этот проект какие-нибудь нечестные коммерсанты? Наверное, могли. Но разве это подрывает масштаб замысла? Каждый день в мире крадут тысячи автомобилей, но разве виноваты в этом автомобилестроители?! Или конструкторы автомобилей?

Самое неправильное в этой истории, что организаторы скандала обвиняли во всех смертных грехах церковь, хотя решение о льготах принимали государственные органы, а ввоз осуществляли конкретные фирмы. Бороться следовало бы с жуликами, а не с церковью. Но писать о безымянных жуликах неинтересно. Другое дело – громкие имена. Стояли, конечно, за прессой и определённые политические силы.

Вспоминается ещё один эпизод. Ельцину-депутату приходили мешки писем. Разбирала их и читала, как правило, Наина Иосифовна. Однажды она нашла письмо, в котором Ельцину напомнили о том, как во времена своей работы в Свердловске он закрыл еврейскую религиозную школу. Автор обвинял его в антисемитизме. Ни больше, ни меньше. Борису Николаевичу рассказали об этом письме. Он был неприятно удивлён. С трудом вспомнил об этой ситуации. Действительно, закрыли. Но занимался этим секретарь по идеологии обкома партии. Ельцин как первый секретарь был просто поставлен в известность. С позиций руководителя области, где полно гигантских заводов, закрытие какой-то маленькой воскресной школы – вообще не событие. Он даже не обратил внимание. Но для кого-то это оказалось трагедией. И люди связали эту трагедию с его именем. И потом вспоминали ему это не раз. Так в политике прилетают бумеранги. Никакого антисемитизма у него, конечно, не было. Он вообще как истинно советский человек не делил людей по национальности и религиозной принадлежности.

В 1997 году к празднику 850-летия столицы московские власти решили построить храм-часовню Бориса и Глеба на Арбатской площади в Москве. Её построили чуть дальше от того места, где стоял снесённый когда-то храм. Внуков Бориса Николаевича от дочери Татьяны зовут Борис и Глеб. Совпадение? Не думаю (как говорит теперь один известный телеведущий). Построили быстро, за несколько месяцев. Храм освятил Патриарх Алексий. Ельцин как раз вернулся после длительной болезни к работе. Он восстановился после операции на сердце. Проезжая мимо часовни, каждый раз я вспоминаю тестя. Для меня этот скромный храм – память о нем.

Стал ли Ельцин более глубоко воспринимать религию в самые последние годы жизни, уже на пенсии? Первый год после отставки (тогда я жил ещё с ним под одной крышей) я особых изменений не увидел. Потом – не знаю.

Но вопрос ведь не в формальной принадлежности к церкви. Первый президент России был воспитан советскими временами, и нарочитая религиозность для него была бы лицемерием, чего Ельцин категорически не любил. Другое дело, что именно при нём в Россию пришла настоящая, подлинная свобода совести. С этой точки зрения его вполне можно считать христианским лидером.

Отпевали его в Храме Христа Спасителя по православному обряду. Некрещёного. Хотя его мама, помню, что-то говорила о тайном крещении в детстве. Гражданской панихиды с надгробными речами не было. Ни одному человеку не было позволено сказать о нем прощальное слово. Даже самым близким. В какой-то степени мои заметки – это речь на его похоронах. Несостоявшаяся речь. Простите, если слишком длинная речь…

Продолжение следует



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире