16:06 , 13 июля 2016

Люди земли: как осваивают первые бесплатные гектары на Дальнем Востоке

Оригинал текста на DV.land



1 июня на Дальнем Востоке стартовала программа по получению жителями региона бесплатного гектара. Кто-то уже осваивает землю, предоставленную в безвозмездное пользование, кто-то — только планирует, как облагородить полученную территорию. Жители Приморского края рассказали корреспонденту DV, как они распорядятся землей и поделились первыми результатами своей работы.

«Люди здесь не живут, а выживают»

«Точёк занят. 1 га», — высится яркая табличка при входе на гектар пчеловода Виктора Баранова. На его участке, недалеко от села Первомайское, стоит около 130 ульев — большую пасеку Баранов держит не один, а вместе с четырьмя товарищами. Виктор Баранов на пенсии с 2007 года, и, по его словам, пасека для него — это совсем небольшой источник дохода, скорее, занятие для души. Расширяться пчеловод пока не планирует — говорит, что подумает над перспективами, если появится организованная система сдачи мёда.

От его дома в посёлке Новокачалинск до пасеки примерно 20 километров. Пока едем до места, Баранов рассказывает, что посёлок совсем опустел — остались только «старики и алкоголики». «Раньше тут бильярдная была, концертный зал, пекарня своя была, выращивали овец, свиней, коров, — с грустью рассказывает пасечник. — Люди здесь сейчас не живут, а выживают».

Ханкайский район, который стал пилотным в программе по раздаче гектаров, — это примерно 250 километров от Владивостока. Его поля в основном возделывают китайцы: выращивают рис, сою; в Ханкайском районе находятся и склады, где хранят овощи для экспорта в Китай.

Сейчас у Баранова 26 двухкорпусных ульев, скоро будет 27. На том месте, где пчеловоду официально дали землю, пасеку он держит уже второй год. До этого ульи Баранова стояли на участке возле его дома. Пчёл бывший сотрудник местного РОВД завёл ещё в 1999 году.

На территории Баранова с «улейками», как ласково называет их хозяин, помимо него стоят еще 4 человека — у каждого в среднем 25−30 ульев.


«Это делается для того, чтобы одному не стоять. Ведь это караулить надо. Одному не устоишь, надо и домой съездить. А так мы по очереди дежурим», — добавляет пчеловод. Виктор Анатольевич большую часть времени проводит на пасеке — уезжает на пару дней проведать семью, а потом обратно.

«Ульи надо и от медведей защищать. Порой придешь, смотришь, а медведь улеек унес или разбомбил. Это бывает, когда им нечего есть. Например, в прошлом году желудя не было, они голодали. Поэтому у нас там собаки, костер постоянно горит», — объясняет Баранов.

Впрочем русский охотничий спаниель Джек, который охраняет ульи, страх не внушает — наоборот, собака ластится и постоянно трётся об ноги. На полученном Барановым гектаре целый городок: кто в будках живёт, кто — в палатках, кухня есть. Рядом с кухней бидоны с медовухой, ингредиентов в которой всего ничего: мёд, кипяченная вода и буквально ложечка дрожжей.

Баранов рассказывает, как раньше работал на государственной пасеке, по 300−500 ульев. «К нам в сёла приезжали, чтобы подзаработать. На пасеке всегда работа найдётся — рамку подержать, на медогонке поработать. Ну, а чего? Пацаны же», — вспоминает Виктор Анатольевич.

«Раньше заводские конторы были. Они приезжали, спрашивали, сколько можем сдать меда. Обычно бидонов 10−20. Главное, чтобы влажности большой не было, иначе мёд забродит. Качество же. Так они закупили и поехали, — объясняет советскую схему сбыта мёда пчеловод. — А сейчас видите как? Сейчас нет этого. Сейчас перекупщики по дешёвке скупают его, бодяжут. В общем, делают непонятно что».

По словам Баранова, в Приморье ценится башкирский мед. «Я решил попробовать, что он себя представляет, купил майонезную баночку. Думаю, сдам на анализ, посмотрю, что там за мёд. Через какое-то время приходят результаты: «В вашем мёде мёда нет». Вот такой и везут в Москву, они ж там не знают, какой должен быть мёд», — сетует Виктор Анатольевич.

Количество вырабатываемого в день мёда измеряют, ежедневно ставя ульи на весы — утром и вечером. «Например, утром он может весить 65 килограмм, а вечером — уже 67. Значит, принос есть. Но 2 килограмма за день — это плохо. Хорошо, когда с одного улья будет хотя бы килограммов 5», — поясняет Виктор Анатольевич.



Продолжение текста и истории других героев ищите на DV.land

Подписывайтесь на нас в соцсетях:   
ВКонтакте   
Facebook   
Twitter



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире