О новых поправках в избирательное законодательство написано очень много. Подробно разобраны юридические аспекты нововведений, высказаны полярные точки зрения. Но большинство из них сводится к простому выводу – электоральная система претерпевает большие изменения. И эти изменения не в пользу избирателей.

Единый день голосования (ЕДГ), который пройдёт 13 сентября 2019 года будет репетицией принятых законов. В сентябре проверят работоспособность и главное, устойчивость новой политической системы, где за наличие уголовных статей средней тяжести нельзя избираться в законодательные и исполнительные органы, выборы проводят всеми доступными способами, начиная от досрочных и заканчивая дистанционными электронными, а требования к подписным листам и бюрократическим закорючкам ценятся выше, чем избирательное право.

Примечательно, что все новшества пытаются обосновать защитой о нашем здоровье, беспокойстве о наших жизнях. Расширение возможностей голосование позиционируется, как демократизация избирательного процесса, расширение его возможных участников и создание дополнительных стимулов для голосования. Так ли это? Давайте вместе посмотрим с политтехнологической точки зрения, что нас ждёт. Для начала восстановим хронологию событий принятия законопроектов:

1) 12 мая принят закон о продлении на 2020 год эксперимента по голосованию на цифровых избирательных участках;
2) 13 мая принят закон о возможности голосования на выборах по почте;
3) 13 мая принят закон о совершенствовании избирательного законодательства;
4) 13 мая в ГД внесен законопроект о расширении полномочий полицейских.

В противовес «майским указам Владимира Путина» у нас появились «майские электоральные поправки (МЭП)». Закрепляются новые и хорошо забытые старые виды голосования: дистанционное электронное, надомное, досрочное, досрочное-выездное и по почте. Предлагаю подробнее остановиться на поправках, которые напрямую затронут избирательные кампании и систему выборов в стране.

Существует несколько видов голосования. Обычное – вы приходите на участок и заполняете бюллетень. Надомное – при наличии уважительных причин (здоровье) в день голосования к вам приходят члены комиссий с запечатанной избирательной урной. Досрочное – голосуете заранее до дня выборов в связи с невозможностью осуществить это в день голосования из-за командировки и других причин.

Новые поправки добавляет в этот перечень ещё несколько: голосование по почте, досрочное выездное голосование и дистанционное электронное голосование. А ещё расширяются возможности других способов отдать свой голос. Раньше члены комиссий брали переносную урну и приходили к тем, кто самостоятельно не мог добраться до участка из-за состояния здоровья. Теперь перечень оснований для надомного голосования расширен. В него добавили «необходимость ухода за другими лицами» и самое интересное – «иные уважительные причины». Какие другие уважительные причины – не уточняется.

Теперь комиссии могут за 7 дней до дня выборов устраивать досрочные выездные избирательные участки. Причём делать это можно, цитирую: «на придомовых территориях, на территориях общего пользования и иных местах». Главный пункт здесь «иных местах», перечень остаётся открытым. Теоретически, возле подъезда вашего дома. Коллеги политтехнологи уже шутят о новом виде избирателя, спустившегося к комиссии в халате, а то и неглиже. Выездное досрочное голосование сложно проконтролировать даже наблюдательскому сообществу. В такой ситуации резко возрастает роль жилищных организаций. Представьте, насколько сложно будет контролировать в большом населённом пункте одновременно столько точек для голосования. Для того, чтобы победить на таких участках, оппозиции необходимо сильно постараться, чтобы построить локальные сообщества или, как это называют специалисты в США – grassroots.

Оппозицию проще не допустить до выборов

Помимо изменений по досрочному голосованию и выборам вне участка, законодатель не ограничился текущими поправками, а пошёл ещё дальше.
Большинство оппозиционных политиков собирают подписи для своего выдвижения, т.к. у них нет возможности выдвинуться от партий. Либо их партии не регистрируют, как в случае с партией Навального. Либо их партии не имеют возможности выдвигать кандидатов без сбора подписей. До текущих поправок процент брака на региональных выборах составлял 10%. Сейчас его снизили до 5%, как на федеральных выборах. Эксперт в области избирательного законодательства Аркадий Любарев говорит, что как минимум у девяти зарегистрированных кандидатов в Мосгордуму на выборах 2019 года процент брака в подписях был между 5% и 10% — новое требование исключило бы их участие в выборах.

В 2019 году я вёл кампанию Романа Юнемана в Московскую Городскую Думу. За 30 дней (а по сути, за 29, т.к. сбор можно начинать на «день, следующий за днём выдвижения») мне надо было собрать 4 795 подписей, с 10% запаса это 5 247 подписей. Мы собрали их с большим запасом и смогли отсеять из них те, которые казались нам спорными. Недействительными были признаны 2,5% (133 подписи). Допустимый порог брака: 10% (479 подписей). Натянуть с 2.5% до 10% для комиссии стало бы непосильной задачей, которая сразу же поставила под сомнение отсутствие у неё политической ангажированности. А теперь представьте, что мы набрали бы 2.5% из 5% допустимого брака. Зарубить ещё 2,5% не составило бы труда проверяющим подписи. Всего 240 подписей, которые не позволили бы выдвигаться в Мосгордуму и представлять свой округ.

Добавьте к этому новые требования по заполнению подписного листа и получите уровень сложности ultra-hard. Теперь избиратель обязан помимо проставления даты и подписи, заполнять графу с ФИО. Почему добавление всего одного пункта так важно? Большинство подписей собираются кандидатом лично или скаутом (агитатором на выборах), у которых есть несколько опций: делать это на улице, при поквартирном обходе в домах жителей или в помещении штаба. Больше всего подписей приходят с улицы и поквартирной агитации. У скаута есть несколько минут, чтобы убедить избирателя оставить подпись и поддержать самовыдвиженца. Делается это чаще всего на ходу, в вечернее время, избиратель спешит с работы домой и ему до лампочки, будет ли ещё один кандидат в бюллетене или нет. Но вот он остановился, оказался сознательным гражданином и решил поддержать кандидата. Раньше ему было достаточно заполнить два поля – подпись и дату. К подписи придраться очень сложно, только в случае выхода её за рамки графы или когда ищут любой повод. К дате в разы проще, семёрка может стать девяткой в написанной от руки дате, и вы получите забракованную подпись. Теперь к этим потенциальным разночтениям добавляются ФИО. Вы когда-нибудь видели, как люди пишут на ходу? Я видел, сам собирал подписи. И если дату и подпись можно попросить написать очень чётко и аккуратно, то даже хорошо написанные ФИО могут вызвать вопросы у проверяющей комиссии. «Катюшкин» или «Катошкин» на письме выглядят примерно идентично и, скорее всего, пойдут в брак по решению комиссии. Теперь очень много подписей могут стать забракованными из-за новых требований к оформлению подписных листов.

Конечно, можно попробовать расценить возможность сбора 50% подписей через портал государственных услуг, как шаг навстречу кандидатам и их предвыборным штабам. Вот только кому именно поможет такая мера? На прошедшей кампании в Мосгордуму-2019 оппозиционных кандидатов и их представителей не допускали до проверки подписей у оппонентов, идущих от мэрии Москвы. При этом, штабам провластных кандидатов приходилось имитировать сбор подписей за мимикрирующих под самовыдвиженцев членов Единой России. Возможность собирать 50% подписей через «Гослуги» облегчит жизнь им, а не всем кандидатам и эта поправка направлена именно на такие случаи.

Дистанционное голосование

Новый законопроект добавляет возможность голосовать через почту и электронное голосование. Ответственный секретарь Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), глава комиссии по избирательным правам Александр Точенов отметил, что наблюдать за таким видом голосования возможно. Будущие выборы – это не использование одного конкретного способа для фальсификаций. Время, когда можно было подменить бюллетени на участках сейчас стало редкостью в крупных городах. Будущее наших выборов – это использование гибридных способов фальсификаций, совокупности всех методов. Где-то удастся переписать итоговой протокол о результатах выборов, где-то поднять голоса на досрочном и дистанционном голосовании, мобилизовав административную сетку, вместе с ними прибавить почтовое и досрочное голосование. При этом покрыть наблюдением сразу все методы голосования очень сложно. Выборов много, кандидатов тоже. Пока вы будете закрывать досрочное голосование, все ресурсы будут направлены на почтовое голосование, подготовитесь к заполнению избирательных участков своими членами комиссий и наблюдателями, сработает бюджетная сетка на дистанционном электронном голосовании.

Ссылки сторонников законопроекта на использование Электронного голосования в других странах нельзя назвать объективными. На портале расследования эксперимента по внедрению дистанционного электронного голосования на выборах в Мосгордуму 2019 evoting.ru подробно разобраны примеры стран, использовавших электронное голосование и тех проблем, с которыми они столкнулись. Франция и Германия отказались от использования ДЭГ. Так почему же Россия должна продолжать идти по этому пути?

Что касается возможности наблюдения на электронном участке голосования, давайте посмотрим, как это было во время эксперимента в сентябре 2019 на выборах в Мосгордуму. Участковая избирательная комиссия дистанционного электронного голосования (УИК ДЭГ) являлась избирательной комиссией лишь номинально ответственной за проведение дистанционного электронного голосования. УИК ДЭГ не рассматривала жалобы избирателей на технические неполадки при проведении дистанционного электронного голосования, поскольку они обрабатывались специальной службой Департамента информационных технологий (ДИТ). УИК ДЭГ не контролировала ход голосования, потому что он проходил на Портале, который управляется ДИТ. УИК ДЭГ не контролировала ход голосования, потому что он проходил на Портале, который управляется Департаментом. Предыдущий эксперимент по ДЭГ показал, что наблюдение за ходом голосования носит иллюзорный характер. Подробнее о том, как проходил этот эксперимент, читайте на портале с расследованием. Ссылка на него указана выше.
Ограничение права на выдвижение в кандидаты

Новые поправки ограничивают пассивное избирательное право, т.е. право избираться и быть избранным. В предыдущей редакции закона уже действовали запреты на избрание людей осуждённых за тяжкие и особо тяжкие преступления. Теперь закон расширяют и до части преступлений средней тяжести, даже условно. Среди новых статей, которые ограничивают право выдвигаться много политических, например, «Дадинская» за многократное нарушение законодательства о митингах. Есть «наркотические» и «предпринимательские» статьи УК РФ, а ещё 282 статья. Всего таких статей 50. Из-за новых ограничение не сможет избираться ближайшие 8 лет политик Егор Жуков.

Что в итоге?

— расширение полномочий полиции;
— увеличение способов голосования, слабо подлежащих контролю и наблюдению со стороны гражданского общества и движения наблюдателей;
— ограничение категорий избирателей в их конституционных правах – пассивном избирательном праве;
— усложнение процедуры сбора подписей для самовыдвиженцев.

Такие поправки принимаются с единственной целью — создать избирательную систему, где оппозиции будет ещё сложнее участвовать в выборах. Успешная избирательная кампания оппозиционных кандидатов в Мосгордуму, популярность предложений Навального «5 шагов для России» и падение рейтингов одобрения власти делают будущих кандидатов в Государственную Думу РФ от округов крупных городов популярнее в глазах избирателей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире