«Неприятной новостью» назвал итоги последнего голосования в Совбезе ООН по российскому проекту резолюции/Сирия председатель комитета Сената по международным делам Константин Косачев. Речь идет о том, что Казахстан, до конца нынешнего года являющийся непостоянным членом Совбеза, при голосовании воздержался. «Не ожидал», сокрушенно молвит сенатор.

А почему «неприятно», почему «неожиданно»?

Понятно, что в Москве очень бы хотели такой же союзнической поддержки от своих, какую получают США от Англии, Франции и, вообще, Запада.
Но что делать, если вот уже почти 10 лет российские союзники по ОДКБ в лучшем случае лишь принимают к сведению все внешнеполитические и военные действия Кремля, но отказываются идти вслед за ним в юридическом признании итогов этих действий.

Так было после пятидневной августовской войны 2008 года на Кавказе, когда ни один из членов СНГ так и не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, как это сделала Россия.

Так было и в 2014-м, когда в союзных Москве столицах признали лишь де-факто, что Крым стал частью России.

Точно так же большинство российских союзников с опаской и настороженностью восприняли откровенное потакание Кремля вооруженному восстанию сепаратистов на юго-востоке Украины и агрессивной риторике адептов «русского мира», грозивших вернуть «исконные русские земли» в Казахстане.

Очевидно, что сегодня Казахстан, будучи суверенным государством, имеет свою внешнеполитическую концепцию, не встраивающуюся в кремлевское видение совместного будущего. Если Россия все больше погружается в состояние автаркии, противопоставляя себя остальному миру и формулируя словами своего лидера апокалиптическое визионерство, — мол, зачем нужен этот мир, если в нем не будет России — то в Казахстане, напротив, провозглашают открытость внешнему миру, стремятся стать его частью.

Возвращаюсь к «сирийскому» голосованию. Заметим, что накануне удара западной коалиции, когда в Совбезе ООН голосовались как американский, так и российский проект резолюции, Казахстан и в том и в другом случае голосовал «за», что на первый взгляд может показаться странным. Ну, а если это было не больше, чем стремлением Астаны поскорее определиться с механизмом проверки факта химической атаки в Восточной Гуте…

Но когда оба проекта были заблокированы и по Сирии были произведены удары еще до подтверждения данных о применении химического оружия сторонниками Асада, Казахстан решил равноудалиться от тех, кто pro— и contra— Асада.

Постпред Казахстана в ООН Кайрат Умаров выразил «беспокойство отсутствием единства среди членов СБ ООН», подчеркнув, что его страна «осуждает применение химоружия и считает необходимым провести расследование».

Таким образом, выразив поддержку и западной, и российской позициям, Казахстан попытался сохранить свой миротворческий ресурс в качестве хозяина Астанинского процесса по урегулированию в Сирии.

Что тут «неожиданного» мог найти российский сенатор и бывший дипломат?

Наоборот, бывший идеолог российской «мягкой силы», каким не столь недавно выступал г-н Косачев, мог бы приветствовать столь независимую позицию ближайшего союзника, демонстрируя, что в Москве не принуждают их к единству командой «к ноге»...

Но, похоже, в России депутаты нужны только, чтобы озвучивать недовольство либо инициативы Кремля. о которых сами там говорить избегают. А если получится неудачно, то назовут это кремлевские «пургой».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире