История успеха — это одна из самых популярных тем, которая прекрасно продается и великолепно потребляется. Тысячи авторов в разных соц. сетях рассказывают о своих «секретах» успеха, продают разные инфокурсы со «знаниями, ведущими на новую ступень жизни» и вообще они суперэффективные и мегапозитивные ребята. И я тут подумал: а чем я хуже? Сегодня, дорогие подписчики, я вам расскажу о том, как добился признания и уважения своих арабских коллег. Добро пожаловать в мою историю успеха! (на этом моменте вы должны включить вот этот трек: Here Comes The Money).

Иногда на работе мне приходится сталкиваться с арабами из других стран. Чаще всего, после нескольких минут общения становится понятно, на каком языке мы будем разговаривать: либо на английском, либо на приемлемом для нас обоих диалекте арабского. Не буду врать, даже несмотря на то, что я суперкоммуникабельный, успешный, уверенный в себе и дьявольски красивый юноша, который безупречно говорит на всех возможных диалектах арабского языка (хочешь стать таким же крутым — спроси меня как), обычно на понятный мне диалект переходят именно гости из других частей арабского мира. И система работала как швейцарские часы до тех пор, пока к нам не пожаловал житель солнечной иракской деревни.

Парень подошёл к одному из арабов и в лучших традициях жанра начал говорить на махровом иракском диалекте. Чтобы вы понимали, иракский диалект содержит в себе не только особое произношение отдельных слов, но и свою грамматику, лексику и даже буквы и звуки, которых нет ни в литературном арабском, ни в других диалектах (для самых любознательных: звуки «ч» и «в»).

В течение 10 минут общение двух арабов скатилось от вербального к невербальному — они почти перестали говорить и просто стали изображать свои мысли пантомимой. Как же им повезло, что я оказался рядом (кстати, как вы уже поняли — я очень скромный).

В самом начале суперуспешной карьеры я попал в Ирак. Я понял, что именно «попал», когда попытался заговорить с кем-нибудь на литературном языке, который учил в институте. Не буду описывать все мои разочарования, скажу только, что максимальным прогрессом на первой неделе стало то, что я адекватно мог отреагировать на вопрос: «Как дела?». Постепенно я «нахватался» диалектизмов, понял в чем системно отличается арабский из института, от арабского в Ираке, и дело пошло.

Слушая говор иракского товарища, я уловил суть того, что он хотел. Буквально за пару мгновений, я смог донести информацию до своего арабского коллеги. Эмиратец сразу объявил меня «устазом» («профессор» на арабском) и удалился в неизвестном направлении «на 5 минут». Через 30 минут иракец подошёл ко мне и вкрадчиво, как и полагается спрашивать у «устаза», поинтересовался, куда делся его собеседник, на что я философски ответил: «Чан, чан уа ма чан» («Был, да сплыл» на иракском диалекте). После этого вопросы у гостя отпали, и он терпеливо ждал своего собеседника.

Теперь на нашей работе я почти официально вхожу в клуб знатоков арабского языка, а слава о моем профессионализме бежит впереди меня. А это, безусловно, тешит мое раздутое самолюбие.

P.S. Ну, а главный секрет успеха — нужно быть в нужное время в нужном месте. Ну, или в Ирак езжайте в начале карьеры — тоже может «выстрелить».

Оригинал
Telegeam-канал Dubai live



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире