В самом конце 2014 года в Государственную Думу Российской Федерации был внесен законопроект, получивший номер 647829-6 и скучное канцелярское название, в котором выделялась строчка «в связи с совершенствованием мер противодействия незаконным действиям при проведении приватизации». Судьба этого казалось бы невыразительного (так и не принятого) документа особенно примечательна своей пояснительной запиской, которая на самом деле оказалась… отчасти пророческой.

На первой же странице записки содержится перечень государственных (на тот момент) компаний, процесс приватизации которых необходимо защитить от возможных злоупотреблений. И с одним из них — с аэропортом Шереметьево — в итоге произошло все то, о чем предупреждал документ. Но давайте по порядку.

Пояснительная записка говорит нам о том, что средства от приватизации государственного имущества планируется направить на финансирование дефицита федерального бюджета, и «недостаточное поступление этих средств в результате их продажи по существенно заниженной вследствие применения различного рода коррупционных и иных противоправных схем нарушит баланс бюджета, повлечет за собой его дефицит».

А теперь посмотрим, сколько получил бюджет от приватизации Шереметьево… Секундочку… Да, вот эта цифра — ноль рублей.

Вы не ослышались, процедура передачи аэропорта подразумевала обязанность частного собственника вложить деньги в свой собственный аэропорт, а не выкупить долю государства, пополнив бюджет. Является ли этот случай недостаточным поступлением средств? Не то слово. Идем дальше.

Автор законопроекта предполагает, что проблема действующих механизмов приватизации в недостаточном обеспечении конкуренции. Мол, без конкурентных механизмов государство опять же недополучит денег, да и активы достанутся не самому достойному, а самому ушлому. В случае с Шереметьево никакой конкуренции по факту не было и быть не могло, ведь подконтрольные будущим частным собственникам должностные лица заняли свои кресла заместителей генерального директора аэропорта еще в 2012 году, предопределив будущего частного собственника аэропорта. Насколько это законно — пусть решают следственные органы. Насколько это правильно и справедливо — я для себя вывод сделал, предлагаю то же сделать и вам.

Далее, пожалуй, самый важный момент — законопроект предполагал ограничить право на участие в приватизации для «юридических лиц, зарегистрированных в пределах государств и территорий, не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций, физических лиц, являющихся гражданами этих государств и территорий, а также юридических лиц, учрежденных в пределах Российской Федерации, в уставном (складочном) капитале которых прямо и (или) косвенно участвуют такие физические или юридические лица». В переводе на русский — для оффшоров и созданных ими юридических лиц. Причем отдельно отмечалось, что эта мера была обозначена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 13 декабря 2013 года «в качестве одного из направлений деофшоризации российской экономики».

Угадайте теперь, через кого производилась приватизация Шереметьево… Вуаля — через специально созданную компанию «Шереметьево Холдинг», 100% которой принадлежит кипрскому оффшору «TPS Avia». Вот такая деофшоризация… 

Впрочем, как я уже говорил, законопроект не был принят, а значит вроде бы все прошло законно… Так ведь? Только почему законопроект так и не приняли? По какой причине?

Сайт Государственной Думы говорит нам о том, что законопроект № 647829-6 не рассматривался, так как его отозвал сам автор, депутат И.Е. Костунов. Почему же он, как поется в известной песне, «сдал назад»?

Не потому ли, что депутат Костунов, согласно данным с официального сайта законодательного органа, входил в Группу депутата О.И. Аршба? В группу, в которой вместе с ним находился другой депутат «Единой России», некий Александр Скоробогатько, который и стал в итоге одним из трех частных владельцев аэропорта Шереметьево?

Александр Скоробогатько уже не депутат.

Через какое-то время после завершения приватизации аэропорта Шереметьево он написал заявление о выходе из состава Государственной Думы, и многие тогда связывали это с жесткими нововведениями по повышению посещаемости заседаний очень уж занятыми депутатами, которым свой бизнес интереснее каких-то избирательных округов, голосований и партий. Но не в случае с Александром Скоробогатько, старожилом Думы, имевшем в свое время отношение и к КПРФ, и к «Справедливой», и уж тем более к «Единой России». Слишком серьезная фигура.

Просто, по всей видимости, исчезла необходимость. Аэропорт Шереметьево уже в оффшоре, и никто этого не изменит.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире