10:05 , 01 декабря 2017

Что скрывается за дрифтом в Шереметьево?

Широкий общественный резонанс вызвало видео, опубликованное депутатом Максимом Ивановым на своей страничке в Facebook. Ожидая своего рейса, член Единой России заснял дрифтующего на спецтехнике сотрудника, как тогда все подумали, аэропорта Шереметьево. Электромобиль, как выяснилось, вполне удачно подходит для дрифта — задний привод, тяговитый электродвигатель, еще бы блокировку дифференциала (не знаю, предусмотрена она на этой спецтехнике, или нет) — и готов отличный болид для покорения вершин искусства управляемого заноса.

Ролик быстро пробрался в СМИ и вызвал ажиотаж. Практически сразу появился комментарий от Шереметьево о том, что водитель — не работник аэропорта.

В итоге выяснилось что водитель работал в ПАО «Аэрофлот», и, разумеется, после такого общественного шума он был уволен. Наша старая традиция — если промелькнул в новостях, то извини — даже расследования проводить не будут (а за один день служебное расследование — если это именно полноценное выявление причин, а не простая отписка по указанию руководства — не проводят), не надо было попадаться в объектив камеры. Понимаете, служебное расследование — это не посмотреть по камерам, кто именно уселся за руль, вычислить его фамилию и уволить. Это большой комплекс работы, который должен выявить все детали, и предусмотреть механизм для того, чтобы нарушение не повторилось. Впрочем, об этом будет далее.

Ну пошумели и забыли вроде бы. Но лично мне эта история покоя не дает, и хочется в ней разобраться чуть глубже.

Что не так в этом видео? Я пересмотрел его множество раз и понял, что на нем присутствуют некоторые несостыковки. Прежде всего, как всем известно (и уж людям, работающим в аэропорту, и подавно), аэропорт — место, где видеокамеры контролируют каждый участок перрона. Камеры сейчас делают хорошие, с высоким разрешением, проследить за нарушениями требований безопасности по таким камерам — раз плюнуть.

И вот ты работаешь в аэропорту, знаешь все про эти камеры, и тут вдруг ни с того ни с сего решаешь повыделывать такие трюки. Какие тут могут быть оправдательные варианты?

Первый — ты пьян или находишься под воздействием наркотиков. Тогда возникает вопрос — а как ты вообще попал в запретную зону, на территорию аэродрома, да еще и получил спецтехнику? К слову, если нарушителя не увольнять тут же, а проводить полноценное расследование, то объемный и полноценный медицинский анализ на наркотики делается обязательно — теперь же, как я понимаю, делать его уже не с кого, а жаль — в случае положительных результатов это повлекло бы уже совсем другие выводы о виновниках и работе системы допуска сотрудников к спецтехнике и на территорию аэродрома (видите, почему необходимо проводить полное расследование таких инцидентов без спешки?).

Второй — ты знаешь, что хоть камеры формально и есть, контроль с их помощью никто особенно не осуществляет, их смотрят только по факту происшествий. Это уже совершенно иные выводы и другой круг обвиняемых. Прорабатывалась ли такая версия в столь сжатый срок расследования, проводимого, судя по всему, «Аэрофлотом» без привлечения «Шереметьево»? Очень сомневаюсь.

Версия третья, которая мне очень любопытна. Посмотрите на окружающих — кипит жизнь и, как заметил депутат, никто не собирается останавливать гонщика. Откуда такое безразличие? Может быть, для окружающих в этой сцене нет ничего предосудительного?

Кстати, заметили второго человека, пассажира в электромобиле? Если присмотреться, то его можно увидеть в кабине. Знаете, возникло ощущение, будто это была демонстрация контраварийных приемов вождения от опытного сотрудника к молодому. Своего рода элемент стажировки, подготовка нового человека к тем трудностям, с которыми он неминуемо столкнется в будущей работе на аэродроме.

А что? Посмотрите, стоянка, на которой производится обслуживание воздушного судна, вся занесена снегом, там лед, скользко. Вообще то, в таких условиях работать с самолетом нельзя — опасно, есть риск повредить судно. Стоянка воздушного судна, в соответствии с законодательством, должна быть «очищена от мусора, грязи, песка, снега, осколков льда и посторонних предметов». Это утвержденные нормы, которые игнорировать нельзя, для этого и нужна администрация аэропорта. Есть специальная техника, которая должна своевременно все убирать. Тогда и дрифтить возле самолетов будет невозможно.

К слову о специальной технике — на видео мне в глаза бросился небольшой электромеханизм, который тянет за собой несколько телег. Если честно, он выглядит достаточно странно — маленькие колеса, открытая всем ветрам кабина (в принципе, кабины то и нет — на сиденье сидит закутавшийся в пуховик человек, который явно не в восторге от перспективы работать на таком кабриолете в России в конце ноября) — скорее всего это техника для складской механизации, предназначение которой — работать в теплом помещении с ровными полами. И если я прав — то что она делает на заснеженном обледеневшем перроне (а если я не прав, то это вообще фашизм — заставлять людей зимой работать на такой технике без кабины. Закупите нормальную, у нас не Карибы!)? Не хватает техники? Или ее неправильно применяют?

Если не так — то почему, и правда, никто не остановил водителя? Есть же инспекция по безопасности полетов, есть диспетчер по организации обслуживания Аэрофлота, есть иные контролирующие лица, есть международные, к слову, требования, в которых прописана обязанность работников незамедлительно реагировать на любые отклонения, не проходить мимо. Слишком уж высока цена ошибки в авиации. Где это все? Не был бы снят видеоролик депутатом — никто бы ничего не узнал? Это тоже, между прочим, целый комплекс отдельных вопросов для расследования.

К слову, безопасность в Шереметьево обеспечивает куча компаний, не только работники самого аэропорта. Есть компания «АэроМАШ», есть множество ЧОПов — где их реакция? В ответ можно услышать что сфера ответственности этих организаций лежит в другом поле — например, в досмотре багажа на предмет взрывчатки. Но послушайте, безопасность — это ведь комплексное понятие! Какая мне, как пассажиру, разница — пронесут на борт взрывчатку, или на поле перед взлетающим самолетом заедет очередной любитель выполнения фигур высшего пилотажа на аэродромной спецтехнике…

Идем дальше. Есть такая штука, которая называется аттестацией, для работников аэродрома она обязательна. Требования к аттестуемому — огромная кипа бумаг, это и документация по транспортной безопасности, и авиационная безопасность, безопасность полетов, охрана труда и техника безопасности — ворох всего. Когда происходит внештатная ситуация, показывающая, что этот ворох бумаг при действующей системе аттестации бесполезен, туда добавляют еще макулатуры. Порочность данной системы в том, что по отклонению начинаются ужесточения в плане формализации, требования накладываются друг на друга, иногда вообще противоречат, но эффект остается тот же самый. Это к вопросу о государственном реагировании на происшествия, и о его эффективности.

Дальше — еще один вопрос. Даже если ты уверен, что тебя не вычислят, все равно ты должен понимать, что исполнять подобный трюк возле самолета — это совершенно реальный риск увольнения. Значит, человек вполне был готов к потере работы? Знаете, когда нас все устраивает с зарплатой и условиями, мы, как правило, держимся за свое место всеми силами, и уж по крайней мере не совершаем на ровном месте глупостей, за которые нас могут уволить. Получается, что тут человек заранее особо не расстраивался возможному увольнению. И вот тут я как раз не удивлен — отзывы о работе в Шереметьево и в Аэрофлоте поступают разные, неоднократно приходилось слушать про текучку кадров, про несвоевременные выплаты… Наверное, все слышали, какая война разразилась между Аэрофлотом и его профсоюзом, про проблемы с летчиками, про лоббирование закона о приеме на работу иностранных пилотов. К сожалению, ситуации, при которых у работника нет никакой мотивации держаться за свое рабочее место, работать качественнее и лучше, у нас не редки.

Получается, что по хорошему в рамках служебного расследования необходимо оценить и то, насколько удовлетворен работник условиями труда. Может быть имеются незаконные переработки, и человек, испытывая усталость, начинает вести себя неадекватно. А возможно, что в целом климат в коллективе такой, что подобное отношение к авиационной безопасности поощряется. Это все нужно внимательнейшим образом исследовать, а не увольнять человека сразу же через несколько часов после выхода сюжета новостей на телеканале, дабы побыстрее отчитаться перед начальством и ровным счетом ничего не менять в самой системе!

Система. Вот ключевое слово. Когда основная цель системы управления на предприятии — сохранение текущего уровня работы при максимальном снижении затрат (пусть по телевизору говорят что угодно про планы, истинное отношение к работе прекрасно видно именно по таким случаям), рано или поздно она прийдет к хаосу. Система должна быть настроена на объективный анализ и самосовершенствование. Да, можно просто уволить водителя, но тогда придется ждать, пока это повторится вновь — ведь причины так и не устранены.

Давайте в качестве примера влезем в особенности перрона Шереметьево глубже, чем обычный обыватель, не специалист. Возьмем, к примеру, стоянки, на которых обслуживают воздушные суда — это зоны в форме восьмиугольников, которые выделены красным цветом (на видео их, естественно, не видно — все в снегу). Такая зона — своего рода сакральное место для любого специалиста, туда даже въехать без разрешения нельзя, каждое движение, каждый жест в такой зоне регламентированы. Специалисты давно уже говорят, что эти зоны при современной работе аэропорта слишком малы — за последние годы значительно возросло количество техники, используемой при обслуживании воздушных судов. В результате возникают проблемы с отстоем техники, с разъездом спецтехники — с каждым годом это все больше напоминает игру «Тетрис». За последние пять лет было два или три ремонта перрона, но увеличением площади стоянок никто не озаботился — потому что отсутствует система объективного сбора данных и совершенствования деятельности. Можно попробовать  по другому, и ввести в аэропорту систему, основанную на автоматизированном анализе распределения ресурсов, когда спецтехника не ждет под бортом по полчаса, потому что у водителя нет точных сведений о начале его части работы с воздушным судном. Подобная система могла бы автоматически распределять ресурсы, высчитывать необходимое время, количество техники, уровень загруженности (исходя из анализа и плана полетов), предупреждать об «узких местах», контролировать усталость работников… Утопия? Нет, с современными технологиями это все вполне возможно!

Но вместо этого порт идет по другой дороге, максимально ограничивая пребывание спецтехники на аэродроме. Более простой путь, который на самом деле ведет в никуда…

Надо не затыкать рты профсоюзам, не лоббировать законы, не монополизировать сферу работы, выдавливая из аэропорта всех, у кого в собственниках нет олигархов, а развивать, модернизировать, анализировать, внедрять. Нужно работать, а не гневно декларировать о человеческом факторе, пряча за спиной шкафы со множеством скелетов. Тайное все равно становится явным, а ружье на стене, как мы знаем, обязательно выстрелит.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире