dovzhik

Семен Довжик, журналист, блогер

19 августа 2014

F

В Британии набирает обороты фестиваль «Свободу Газе». По всей стране проходят массовые манифестации, развешивание палестинских флагов, срывы выступлений израильских творческих коллективов и тому подобное. На днях фестиваль перешел в более активную фазу – борцы за свободу Газы приступили к зачистке британских продуктовых сетей от товаров израильского производства. В субботу около полудня протестующие устроили самый настоящий погром в супермаркете сети Tesco в Бирмингеме. Толпа сметала на пол все кошерные продукты. «Кошерный погром» закончился дракой с полицией и арестом нескольких наиболее активных протестующих. Лучше всего это запечатлено на видео.  Что характерно – Tesco была первой торговой сетью в Великобритании, официально отказавшейся распространять товары, производимые на Западном берегу реки Иордан.  

http://birminghamupdates.com

 

 

 

Бирмингемский погром получил  несколько неожиданное  продолжение в Лондоне. Руководство крупного супермаркета из сети  Sainsbury's,  расположенного в центральной районе Лондона Holborn, решило сыграть на опережение. Дабы обезопасить себя от посягательств борцов за свободу Газы, сотрудники супермаркета самостоятельно убрали с полок все кошерные продукты. Так выглядело кошерное изобилие в центре Лондона до зачистки.1408297091076_wps_14_image001_png (1)А вот уже в прямом смысле очищенные полки.

1408297090285_Image_galleryImage_Kosher_goods_removed_from 

Когда возмущенные покупатели обратились к сотрудникам супермаркета , те честно ответили, что поддерживают борьбу за свободу Газы. Скандал разразился нешуточный. Великобритания пока еще не та страна, где любой сотрудник магазина может изьят из продажы товары, и тем более кошерные. Руководство крупной торговой сети тут же списало инцидент на «перегибы на местах», и заверила возмущенную общественность, что подобное больше не повторится. Тут требуется некоторое разъяснение. Как житель Лондона, постоянно употребляющий кошерные продукты, должен заметить, что товары эти производятся не только и не столько в Израиле. В Tesco и Sainsbury's среди кошерной еды  немало товаров польского, французского и британского производства. Так что дело тут не в Израиле, а в евреях. И  борцы на свободу Газы (от кого?), что под предлогом борьбы с Израилем вламываются в магашин и громят все кошерное, это самые что ни на есть пещерные антисемиты. Судя по тому, как отреагировала на случившееся британская пресса, это понимание понемногу начинать приходить и к обычным британцам. Но очень медленно.

Оригинал

В субботу после полудня, оказавшись на Oxford street, неожиданно для себя я попал в самую  гущу событий. По центру Лондона шли 150 тыс. человек, объединенные в своем стремлении выразить протест израильской оккупации и потребовать свободу Палестины.

Митинг начался возле здания Би-Би-Си, где, в отличие от предыдущих лет, демонстранты выразили свой протест против необъективного, с их точки зрения, освещения конфликта на Ближнем Востоке.

 

 

Затем демонстранты прошли по центральным улицам Лондона, мимо американского посольства, откуда  направились в Гайд Парк.

@bbcnews
@bbcnews

Из того, что я успел увидел: демонстранты делились примерно поровну. Половина состояла из выходцев стран Ближнего Востока, вторую половину составляли коренные британцы, участники антивоенных организаций и т.п.

www.breitbart.com

Согласно Evening Standard, манифестация прошла мирно. Однако издание отмечает, что вышедшие на демонстрацию английские евреи,  также пожелавшие выразить свой протест против действий Израиля, были шокированы  антисемитской риторикой демонстрантов, и быстро ретировались,  почувствовав угрозу жизни.

Интересный репортаж Би-Би-Си, где в кадр попадает девушка из России, пришедшая, по ее словам, выразить свой протест против «израильского вторжения в Газу».

А вот несколько фотографий, не попавших в традиционные СМИ.

Флаг террористической организации Хезболла у одного из демонстрантов.

http://www.breitbart.com/

Или вот еще весьма интересный перформенс.

А в это время — в еврейском районе Голдерс Грин на севере Лондона задержали подозреваемого в распостранении антисемитских наклеек.

Оригинал

07 августа 2014

Война видеоклипов

Если на Ближнем Востоке и воцарилось шаткое перемирие, то в Интернете война ХАМАСа и Израиля продолжается с прежним упорством. Это война за силу и духа и стойкость. И уж здесь израильтяне одержали полную и безоговорочную победу.

Какое-то время назад ХАМАСвуд даже снял специальный клип о том, как он собирается убивать сионистов и уничтожать Израиль. Очевидно, рассчитывали, что насмотревшись подобных ужасов, израильтяне разбегутся кто куда или попрячутся по бомбоубежищам.

Но израильтяне, люди с чувством юмора, сняли ответку под ту же песенку. Все-таки восточная музыка очень популярна по обе стороны фронта.

Оригинал

Террор вернулся на улицы моего любимого города. Позавчера — два теракта в один день. Сначала палестинец, сидевший за рулем экскаватора, сбил пешехода и перевернул пассажирский автобус. Подоспевшие полицейские застрелили террориста. Один убитый и трое раненных.

Спустя несколько часов на автобусной остановке у университета на горе Скопус, где я учился, мотоциклист открыл стрельбу и тяжело ранил солдата.

Дальше видео и много фото. Аккуратно, там тела и кровь. За подлинность всех фотографий ручаться не могу, они взяты из социальных сетей.

BuM-GpNIQAEKkY5
кабина экскаватора

BuMaQL9IEAAkhoR

перевернутый автобус

BuMEqqOCEAAEjs7

BuMW2ctCIAAiJkU

Палестнинцы, как обычно это бывает в таких случаях, заявили, что это была обычная авария, и евреи хладнокровно убили их родственника.

BuMuAuGCcAAmI4P (1)

Расстояние между местом первого и второго теракта

BuMy5LMCMAEKQPa (1)

Машина скорой помощи увозит тяжелораненного солдата

машина скорой помощи увозит раненного солдата

Сколько статей и исследований будут еще написаны об этой Первой войне в секторе Газа, и о том, как сражения и обстрелы планомерно переместились и в социальные сети. Там тоже все шло по по всем правилам ведения военных действий: бомбежки, атаки, точечные ликвидации и и т.д. Там сражались не на жизнь, а на смерть, там не брали в плен, а тех, кто был заподозрен в измене родины, уничтожали по законам военного времени. И даже те, кто волею судьбы оказались непосредственно на линии фронта, параллельно продолжали сражаться и в Интернете. Вот еще один клип, который израильские солдаты-резервисты сняли, смонтировали и  выложили в сеть.

 

 

Оригинал

 

MafiaState1
Эта была моя четвертая попытка попасть на встречу с Люком Хардингом. Предыдущие порывы пообщаться с автором книги «Mafia State» и  единственным западным журналистом, выдворенным из России после окончания холодной войны, мифическим образом увенчались неудачей.

Я умудрился упустить и знаменитое обсуждение книги в британском парламенте со скандальным выступлением представителя российского посольства, и дискуссию в журналистском  клубе Frontline, и первое выступление Люка в Пушкинском Доме в Лондоне. Будь я автором «Mafia State», я обязательно бы учуял в этом происки ФСБ. Но поскольку я всего лишь заинтересованный читатель этой книги, я все же предпринял еще одну попытку пообщаться с автором.

 

Признаться, я чуть было не упустил и этом шанс. Явившись за 5 минут до начала встречи, я с удивлением услышал от организаторов, что мест в зале уже нет, и мне предлагается отправляться восвояси. Оптимизм мне внушил лишь тот факт, что за моей спиной выстроилась целая очередь подобных нерадивых читателей, и мы просто отказались расходиться. В конце концов нам позволили пройти в зал, предварительно заручившись согласием слушать Лука Хардинга стоя. Но и это и оказалось не так просто – даже   встать в зале было практически некуда. Еле протиснувшись в небольшую комнатку, где и проходила встреча, я быстро оценил собственное везение: пришедшие после меня слушали Люка, стоя уже в коридоре. Нечего и говорить – настоящий аншлаг. Люк, как истинный английский джентльмен, свой стул уступил женщине.

Публика подобралась весьма характерная. Среди сидящих легко можно было различить несколько молодых людей из России. Возле меня с диктофоном в руке пристроилась миловидная блондинка. Второй рукой она крепко сжимала журналистское  удостоверение журнала «Офицеры». Но большинство мест в зале занимали британцы пенсионного возраста. Встреча происходила, разумеется, на английском. Было видно, что это далеко не первое общение Люка с публикой на тему своей последней книги. Стоя за кафедрой, он держал в руках пухлую стопку бумаг с набранным крупным шрифтом текстом. Судя по пометкам, которыми были заполнены все поля, текст выступления был подготовлен довольно давно, и в него пришлось вносить диктуемые жизнью коррективы. Для тех, кто не в курсе – выступление по бумажке считается в Англии правилом хорошего тона,  а не наоборот.

Рецензии на Mafia State необходимо посвятить отдельный пост. Могу лишь сказать, что книга эта, на мой взгляд,  должна входить в список обязательного чтения для любого, кто интересуется журналистикой. Небезинтересно будет ее прочесть и тем, кого интересует, какой предстает современная Россия перед людьми западной цивилизации. Что касается Люка Хардинга как журналиста, его статьи вызывают самые разнообразные профессиональные отклики. Думаю, что и моя рецензия на книгу будет гораздо более критичной и острой, недели дух этого поста. Однако нельзя забывать, что Люк – типичный представитель английской левой интеллигенции, если выражаться высокопарно – плоть от плоти той публики, что является традиционным читателем Guardian. Его пассажи в адрес Дэвида Кэмерона,  Уильяма Хэйга и британского истеблишмента ни на секунду не позволяют сомневаться в отклонении от традиционного курса Guardian – не любить власть вообще, где бы и какой бы она ни была. Я даже угадал, как будет одет Хардинг. Твидовый пиджак, джинсы, кроссовки – практически униформа лондонского интеллектуала.

Вместе с тем Люк Хардинг моментально подкупает аудиторию. Его удивительно красочная манера описания,  отточенная многолетней журналисткой практикой  способность  подмечать детали, и совершенно неподдельная искренность заставляют улыбаться, даже если ты совершенно не согласен с высказанным мнением. Люк – душка, и я легко могу представить его сидящим на чьей-то московской кухне, обсуждая долгими зимними ночами все насущные проблемы мироздания.

Текст выступления Люка тезисно повторял содержание книги. Преемственность корреспондентов Guardian в России, вызов на допрос в Лефортово, критика в адрес западных коллег, прогибающихся под неуставными  правилами цензуры, дифирамбы в адрес тех немногих российских СМИ, что пишут и говорят то, что думают. Специфика работа западного журналиста в России, взломы квартиры, офиса, электронной почты, прослушивание телефонных разговоров.  Российско-грузинская война, поездки на Северный Кавказ, интервью с лидерами оппозиции и правозащитниками. И как кульминация – аннулирование аккредитации в России и сюрреалистичная церемония депортации.

В лице талантливого журналиста Люка Хардинга Британия потеряла великолепного артиста разговорного жанра. Люк блестяще разыгрывает свой последний диалог с российским пограничником Николаем, а воспроизведению Хардингом русского акцента позавидует любой актер  голливудского блокбастера времен холодной войны.

— Господин Хардинг – Россия для Вас закрыта!

— Почему?

— Я не знаю… Вы что-то сделали?

Диалог этот  Хардинг произнес по-русски. Аудитория  расхохоталась. Из кого состояла публика – отставников британского МИДа, пенсионеров-советологов или еще кого, оставалась только гадать, но русским языком они владели безукоризненно. И не только языком. Когда, после завершения выступления, начались вопросы, я  оценил уровень осведомленности присутствующих в нюансах современной российской политики. Обстоятельства отставки Суркова, закулисные кремлевские войны, взлеты и падения отдельных олигархов – мне нечасто приходилось встречать на Западе столь подготовленную аудиторию.

После завершения встречи началась традиционная раздача автографов. Разгоряченные пенсионеры, вооружившись экземплярами книги, по-английски образцово выстроились в очередь к Люку. Девушка с диктофоном и аккредитацией что-то записывала на бумажку. Я также тешил себя иллюзией перекинуться парой слов с автором. Но сжалился, видя, насколько он  изможден интенсивным  полуторачасовым общением . Эмоциональный человек, Люк  выложился полностью. Кроме того, в зале попросту нечем было дышать. Отстояв свою очередь, и украсив подписью Люка свой исчерканный карандашными пометками экземпляр книги, я лишь пообещал Люку рецензию. Обязуюсь выполнить это обещание в ближайшее время.



Оригинал
Массовые беспорядки, прошедшие несколько недель назад в Лондоне и других городах Англии, продолжают оставаться в центре общественного внимания в Великобритании. Только в Лондоне полиция в настоящий момент расследует более 3300 преступлений, связанных с недавними беспорядками.

Большинство наблюдателей подчеркивает ту роль, которую сыграли социальные сети и современные сотовые технологии в организации беспорядков. Хулиганы широко использовали Facebook, Twitter, а также систему мгновенного обмена сообщениями смартфона Blackberry как для призывов к погромам, так и для координирования своих действий. Отслеживая социальные сети, стражам порядка удалось предотвратить нападение на Олимпийскую деревню и центральную улицу Лондона Оксфорд-Стрит.

Серьезность влияния соцсетей подтверждает и тот факт, что 21-летний Джордан Блэкшоу и 22-летний Перри Сатклиф-Кинан, жители английского графства Чешир, активно призывавшие к участию в беспорядка на своих страничках в Facebook, получили одни из  самых суровых приговоров, вынесенных судами погромщикам – 4 года тюремного заключения каждому. Судя по всему, это не последний приговор, вынесенный пользователям.



Глава правительства Великобритании Дэвида Камерона в своей речи по следам беспорядков недвусмысленно высказался о возможности частичного блокирования социальных сетей в ситуации, когда эти платформы используются для планирования актов насилия, беспорядков и уголовных преступлений. Английские интернет-пользователи уже окрестили эту меру «комендантским часом в социальных сетях».

Тема использования социальных сетей будет обсуждаться и на специальном заседании, созываемом 25 августа по инициативе министра внутренних дел Великобритании Терезы Мэй. Официальные письма с приглашением к участию в этой встрече были высланы руководству Facebook, Twitter и Blackberry. Первым свое участие официально подтвердили представители Facebook.

Представители Twitter также сообщили о своем готовности участвовать в заседании, однако отказались давать какие-то дальнейшие комментарии на эту тему. «Research in Motion» – компания, распространяющая смартфоны Blackberry, и вовсе ограничилась пресс-релизом, в котором подтвердила намерение предоставить правительству Великобритании необходимую информацию по вопросам использования коммуникационных технологий.

Тем временем среди специалистов в области связей с общественностью в Англии развернулась острая дискуссия относительно необходимой меры сотрудничества с властями со стороны соцсетей. PR-консультанты отмечают, что руководство социальных сетей оказалось в непростой ситуации. С одной стороны, соцсети обязаны показать, что делают абсолютно все от них зависящее, чтобы помочь найти и наказать всех, кто преступил закон. С другой стороны, им необходимо быть крайне осторожными в отношении любых попыток правительства наложить цензуру.

Так или иначе, результатом дальнейшего расследование беспорядков в Англии, и влияния, которые оказали социальных сетей на ход событий, должны стать четкие критерии, согласно которым государство имеет или не имеет право регулировать работу социальных сетей. Необходима формула, позволяющая соблюдать свободу слова и права пользователей, и одновременно не позволяющая превращать социальные сети в инструмент связи для преступников.

Оригинал


Включив вчера вечером телевизор, я не придал особого значения новостям о беспорядках в Тоттенхэме.
В Лондоне столкновения с полицией происходят достаточно часто: то студенты в центре погромы учинят, то протестующие против сокращений госбюджета с полицией схлестнутся, то антиглобалисты на улицы выйдут.

Но сегодня утром пошли письма, смски: что там у вас в северном Лондоне происходит?
Все ли у тебя в порядке?



Я, хоть и живу на севере Лондона, но довольно далеко от места событий.
Совершенно случайно разговорился сегодня утром с продавщицей бутика на рынке Камден Маркет. Уроженка Тольятти Ксения как раз живет в Тоттехэме, ее рассказ – это свидетельство очевидца.

«Кошмар какой-то: вчера вечером не могла попасть домой, а сегодня утром опоздала на работу.
Выглядело все как конец света. Из окна автобуса я увидела толпы людей на улице, они что-то кричали, скандировали. Вначале подумала, что это фанаты, у нас в районе такое часто бывает (неподалеку расположен стадион). А потом увидела, что полиция перекрыла все улицы, и автобусы направляются в объезд. Сегодня утром проезд еще был закрыл, что-то догорало – потому что стоял запах гари».



Тоттенхем – район неблагополучный, с большой концентрацией малоимущего населения.
Крупномасштабные стычки с полицией последний раз происходили там в 1985 году. 5 августа в перестрелке с полицией погиб местный житель. Классический случай: полицейские застрелили жителя района бедноты, после чего вспыхнули беспорядки. Не нужно быть крупным специалистом в сфере общественной безопасности, чтобы спрогнозировать развитие ситуации именно по этому сценарию. Однако лондонская полиция в очередной раз проявила удивительный непрофессионализм.

По сообщению новостных агентств, толпа начала собираться у полицейского участка в Тоттенхэме уже в 5 вечера, а беспорядки начались лишь в начале девятого.
Было достаточно времени, чтобы подтянуть дополнительные силы полиции и взять ситуацию под контроль. Несмотря на заверения в СМИ местных активистов, что эта акция изначально носила мирный характер, была понятно, как поведет себя толпа разгоряченных хулиганов.



Я давно уже заметил, что лондонские силы правопорядки проявляют чрезвычайно толерантное отношение к демонстрантам.
Дубинки стараются пускать в ход лишь в крайнем случае. Когда в январе 2009 года в центре Лондона пропалестинские демонстранты начали громить витрины, их практически не задерживали. Побушуют и разойдутся. Однако в Тоттенхэме не разошлись. Результат – 26 раненных полицейских, сожженные магазины, здания, автобусы, машины.

«Нужно срочно переезжать оттуда, говорит моя собеседница Ксения. Я и раньше чувствовала там себя некомфортно, а теперь просто боюсь возвращаться домой».

Фотографии из блога

Оригинал
На днях мир осчастливили очередной социальной новинкой, и  вот уже моя электронная почта ломится от приглашений быть в первых рядах пользователей. Многие из  моих друзей всерьёз очень обеспокоены тем, что до сих пор не стали счастливыми обладателями очередного Интернет-аккаунта. Я долго думал, что могло бы побудить меня воспользоваться этой новинкой, но ответа так и не нашел.

Действительно – зачем? Что могу я найти в новой социальной сети, чего не нашел в уже существующих? Лет 8 назад, открыв для себя Живой Журнал, я окунулся в совершенной новый и незнакомый мир.

Именно Живому Журналу я обязан огромным количеством интересных людей, с кем я познакомился сначала в виртуальной, а потом и в реальной жизни.

Потом были Одноклассники, где можно было найти всех и каждого. Самое главное – тогда, в самом начале, очень многих еще хотелось найти. Затем были «ВКонтакте», Facebook, потом еще и еще. Одноклассники я уже давно удалил. «ВКонтакте» не пользуюсь, и мой профиль там до сих пор существует лишь благодаря тому факту, что я просто не знаю, как его удалить.

Но самое смешное — во всех соцсетях у меня в друзьях практически одни и те же люди. Мой круг общения не расширяется с появлением очередного интернет-эксперимента.

Есть те, кто считает абсолютно необходимым дружить со мной абсолютно на всех просторах всемирной паутины. Но вот какая штука – общение наше зачастую заканчивается в тот момент, когда я запускаю функцию «добавить в друзья», и большинство из них не  удосуживается даже нажать на кнопку поздравления с днем рождения, не говоря уже о каком-то регулярном общении. Наверное, этим виртуальная дружба и отличается от реальной.

Любая социальная сеть внимательно отслеживает и анализирует мой круг общения, постоянно предлагая мне добавить в друзья кого-то из тех, с кем я имел счастье или несчастье учиться, работать, или просто быть в одно время в одном и том же месте.

Я чрезвычайно благодарен разработчикам сетей за заботу о моем круге общения, но я не нуждаюсь в подобной заботе. Если я захочу кого-то хочу найти, моих знаний пользователя вполне достаточно, чтобы найти его самостоятельно.

В конце концов, я могу воспользоваться функцией поиска друзей с помощью контактов. Но я абсолютно не нуждаюсь в функциях подсказки и советов по вопросам виртуальной дружбы.

Разработчики правы — есть немало людей, с кем я где-то общался или знакомился. Но они не учли один нюанс  — с определенной частью этих людей у меня нет ни малейшего желания возобновлять общение. И если я когда-нибудь окончательно исчезну из виртуального мира, скорее всего это произойдет в результате очередной неудачной подсказки.

Facebook, Твиттер, Живой Журнал – все предлагают мне поделиться с миром моим местонахождением. Но я не великий путешественник, и мои перемещения в пространстве довольно размеренны. Хотя, любопытства ради и подавшись общей волне, какое-то время я даже присутствовал в сервисе Four Square. Исправно занося в Интернет все места, где мне случалось оказаться, я тщетно пытался понять смысл сего новшества. Не осилив этой задачи, я взял самоотвод.

Я искренне рад за первопроходцев Интернета и энтузиастов социальных сетей. Я счастлив за тех, кому социальные сети помогают скрасить часы досуга. Те же, кто сумел монетизировать неуемную виртуальную страсть отдельных Интернет-индивидуумов, вызывают у меня искреннее и неподдельное уважение. Что касается меня, я решил взять тайм-аут в этой бесконечной виртуальной гонке.

Не ожидал, что буду смотреть фильм о русской мафии именно в Лондоне.
Но оказавшись в зале, где в рамках фестиваля Open City London демонстрировался фильм «Воры в законе», я не пожалел об этом ни одной минуты.

С режиссером фильма Александром Гентелевым мы знакомы давно.



Когда-то мне даже посчастливилось оказать ему посильную помощь в съемках другого его фильма, «Елки-палки» – одна из сцен снималась на кухне моей московской квартиры.
Саша собирался прилететь на фестивальный просмотр фильма в Лондон, но, к сожалению, в последнюю минуту вынужден был отменить свое участие.

Зал был набит до отказа.
Пожалуй, зрителей можно было поделить на три категории: интересующиеся Россией, интересующие организованной преступностью, и интересующиеся документальным кино. Последних, очевидно, было большинство, ведь только их имя Александра Гентелева, режиссера легендарных «Олигархов», могло заставить выйти из дома в лондонский холод и проливной дождь.

Зрителей ждало серьезное испытание.
На протяжении всего фильма в голове крутился один вопрос: неужели этот фильм документальный? Невозможно поверить в том, что удалось сделать Гентелеву – разговорить перед камерой трех титулованных представителей российского преступного мира, людей, столь привыкших к камере тюремной, но отнюдь не кинематографической. Герои фильма, один из которых находится в российском розыске, а другой – розыске Интерпола, говорят с Гентелевым о своей жизни.



Как это удалось режиссеру – остается только догадываться.
Возможно, героям фильма просто-напросто захотелось славы – все остальное они уже давно себе купили. Возможно, сыграла свою роль «дилемма арестантов» – согласившиеся сниматься испугались, что кто-то другой согласится раньше них, а они останутся за бортом. На самом деле персонажи фильма не сказали ничего, о чем не знает любой российский зритель. Исключительность в том, как они это говорили.

Эти сцены и лица невозможно придумать или срежиссировать.
Стеклянные глаза человека, хладнокровно рассказывающего, как он убивал. Сцены из зоны, куда бандиты привозят деньги на содержание зеков, поскольку государство не в состоянии прокормить заключенных. Кадры из России, Франции, Израиля. Взгляд в другой мир по ту сторону камеры, со своими законами о добре и зле, о порядочности, чести, честности, дружбе.

Манера Гентелева – полное погружение.
Он снимает то, чем фанатично увлечен, и фанатично увлекает за собой своего зрителя. При определенных сценах по телу ходят мурашки – можно только представить себе, что испытал во время съемок режиссер и его съемочная группа.

Разочарованных отсутствием Гентелева зрителей ждал сюрприз – Миша Гленни.



Бывший репортер BBC, заставший годы развала СССР и балканские войны, стал легендой благодаря своим книгам об организованной преступности.
Уровень детализации, с которым Гленни комментировал «Воров в законе», поражает. Но в голосе Гленни чувствовалось и восхищение: кто, как не он, понимал, насколько это уникальный фильм – «Воры в законе».

Как рассказал мне впоследствии сам Гентелев, они с Гленни встречались лет 5 назад в Израиле, когда Гленни брал у него интервью для для своей книги о мафии.
«Забудь об этой идее, сказал тогда Гленни, эти люди никогда не будут с тобой разговаривать».
«Посмотрим», ответил Саша.

5 лет спустя я, как и весь зал, затаив дыхание, смотрел этот фильм.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире