13:42 , 27 мая 2015

О связывании детей в психиатрии. Ответ П. Астахову

Несколько дней назад детский омбудсмен Павел Астахов обнародовал в СМИ информацию о привязывании детей в психиатрической больнице. Он рассказал, что ему уже давно известны случаи необоснованного помещения детей-сирот в психиатрические больницы с целью наказания.

Решение же проблемы принудительного связывания детей в  психиатрических больницах, которое озвучил Астахов — применение психофармакологии!

Господин Астахов. прежде чем выдавать подобные «решения», настоятельно рекомендую ознакомиться с тем, что такое психофармакология.

Главная задача психиатрии — сделать человека тихим, послушным, и не важно по какой причине человек возбуждён. У психиатрии нет задачи вылечить человека, у психиатрии нет задачи решить его проблемы. В психиатрии здоровый пациент — это тихий и послушный пациент. Я знаю. Я по образованию психиатр и работала в психиатрической больнице.

Так вот, как величайшее решение этой проблемы была открыта лоботомия. Человеку сквозь глазничные впадины вставляли шило для колки льда, и разрывали мозговую ткань. Люди после этого действительно становились тихими. Победа! За это «открытие» была вручена Нобелевская премия психиатру Эгашу Моницу. Однако, когда количество операций перевалило за миллион, выяснилось, что от такого «лечения» люди не просто становятся тихими и послушными, они превращаются в овощей, а потом умирают. От лоботомии пришлось отказаться.

Однако, проблема как сделать человека тихим и послушным осталась.

И тут на помощь пришло открытие вещества торазин, ныне аминазин. Это вещество — отрава для паразитов, как выяснилось, обладало эффектом, сходным с лоботомией, но мозги резать уже не надо. Его так и стали называть — химическая лоботомия. И по планете зашагала психофармакология.

Сейчас она насчитывает огромное количество веществ, единственный смысл которых — отравить человека до  такой степени, чтобы он стал тихим и  послушным.

Господин Астахов, если бы  Вы действительно, как Вы говорите, занимались этим вопросом, Вы бы поговорили с детьми, которых привязывали и накалывали психофармакологией в психушке. Они говорят, что лучше привязывание, чем укол. Страдание, боль, обида, невозможность ответить во время привязывания не идет ни в какое сравнение с теми муками, которые испытывает человек, тем более ребенок, после накалывания психофармакологией: тело разрывает на  части от боли, судороги такие, что кажется, что тело разорвется, каждый звук, каждое движение, вызывает боль. Человек начинает галлюцинировать, ему видятся страшилища, но кричать он не может, так как тело на малейшее движение отзывается смертельной болью.

После начинается неусидчивость. Господин Астахов, представьте себе, что Вы сутками не можете присесть. Вы  не можете ни сидеть, ни стоять, ни лежать спокойно. Ваше тело ходит ходуном постоянно, днями, изматывая Вас в конец. И самое страшное — Вы больше не можете думать. Человек осознает смерть своего разума.

И, конечно, после такого, что угодно, только не укол. Что угодно: работать, слушаться, не сопротивляться насилию, позволять делать с собой что угодно, ТОЛЬКО НЕ УКОЛ!

Именно это решение, господин Астахов, Вы и предлагаете как альтернативу связыванию.

Я предлагаю Вам как специалисту в  области прав человека, смотреть в корень проблемы. Не существует обоснованного помещения ребенка в психбольницу. По  той простой причине, что психиатрия не  имеет субстрата заболевания. Душа — не орган человеческого тела.

Детям нужны грамотные, терпеливые педагоги и воспитатели.

Тот персонал, кто уличен в  психо садизме должен быть уволен. На  смену ненавидящим детей «воспитателям» должны прийти педагоги, воспитатели, священнослужители, кто добрым словом, умением понять ребенка и направить его в созидательное русло, может воспитывать человека, а не травить неугодного и  надоевшего воспитанника.

Проблема действительно неадекватного поведения решается единственным способом: установление объективного физического страдания ребенка. Если у сироты аллергия, чесотка, воспаление какого-то органа, что его хоть зауговаривайся. Больной ребенок капризен и неуправляем.

В детские дома нужно нанимать учителей физкультуры. Неуемную энергию детей нужно направлять в спорт, а не давить психофармакологией.

И применение психофармакологии на детях до 18 лет нужно запретить! Никаких связываний, никакой психиатрии как решения проблем детства. Это должно быть признано преступлением. Психиатры же  обязаны снова стать врачами, потому что в психиатрии есть только два «лекарства» — либо связать, либо отравить.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире