Дорогие читатели. Сегодня я хочу представить свой доклад, прочитанный еще в 2006 году. Опубликовать его здесь я решила в связи с трагедией в Волгограде. К сожалению, обвинения снова и снова сыплются в адрес некоторых религиозных групп, представителей некоторых наций — вы всё это знаете лучше меня. Однако, раз за разом истинный виновник остается незамеченным. Сегодня я хочу рассказать о той движущей силе, которая приводит «маховик» в движение.

«В 1976 году русский писатель Александр Солженицын опубликовал статью, которую он назвал «Мир и насилие». Смысл этой статьи, обращенной к гражданам России и к людям Запада, сводился к следующему: если по улицам городов не грохочут танки, а на улицах не звучат выстрелы, это еще не значит, что мы получили «мир». Мир – это не отсутствие войны. Мир – это отсутствие насилия. Эти слова особенно актуальны сегодня, когда политологи грозят нам войной между великими религиями мира.

Хочу подчеркнуть, что долгое поражение религии в ее праве рассматривать человека как духовное существо – это именно то, что делает нашу культуру бессильной перед задачей обуздать разгул террора. Такое бессилие культуры перед идеями террористов имеет источник. Этим источником являются идеи и методы психиатрии.

Сегодня эти идеи и методы остаются столь же бездоказательными, как это было в восемнадцатом веке, когда с легкой руки Пьера Кабаниса в европейской медицинской науке, культуре и философии укоренился тезис о том, что «мозг выделяет мысль также, как печень выделяет желчь». Позднее голландский физиолог Якоб Молешот придал этой идее почечный оттенок: «Мозг вырабатывает мысль, как почка вырабатывает мочу».

И по сей день якобы научная идея о том, что человек – это животное, управляемое страхом, подталкивает самые разные группы к тому, чтобы устрашением добиваться своих целей от противников.

Современная психиатрия – это область широкого и бесконтрольного применения насильственных мер по отношению к индивиду. Психиатрия и психология разрабатывают методики воздействия на людей, в которых применяется электрошок и препараты, изменяющие сознание, изучаются техники гипноза и подчинения людей чужой воле.

Они ушли от идей Пьера Кабаниса о том, что мозг человека выделяет мысли, как печень выделяет желчь. Однако это влияние на современный мир никуда не исчезло. И это доказывает тот ужасающий всплеск насилия, религиозной нетерпимости, преследования людей по национальному признаку, который охватил мир на протяжении последних лет.

Планы расширения влияния психиатрии были озвучены сначала в 1940 году британским психиатром Джоном Ролинг Ризом, соучредителем Всемирной федерации психического здоровья. Он обратился к Национальному совету по гигиене разума: «Со времен последней мировой войны мы многое сделали, чтобы внедриться в различные социальные организации по всей стране…мы осуществили практическую атаку на некоторые профессии. Естественно, легче было с профессией учителя и церковью, всего труднее пришлось с профессией юриста и врача».

Еще один соучредитель ВФПЗ, канадский психиатр Брок Чисхолм дополнил этот план в 1945г. следующим посланием: «Человеческий род не будет спасен до тех пор, пока его не освободят от замешательств и извращенности в эмоциональном и умственном функционировании… Новое толкование и в конечном итоге (именно так) искоренение понятий правильного и неправильного…Если человечество нужно освободить от уродливого бремени понятий добра и зла, именно психиатры должны взять на себя эту ответственность… Сейчас именно психиатры должны решить, каким будет ближайшее будущее человечества, никто другой на это не способен».

В 1948 году на вступительной конференции по поводу создания ВФПЗ психиатры выбрали религию как цель, с которой необходимо работать: « Необходимо осознать, что принятие точки зрения, ориентированной на психическое здоровье…влечет за собой обязанность подвергнуть критическому рассмотрению некоторые учения церкви в свете сегодняшнего понимания того, что кажется необходимым для благоприятного развития личности, а что является пагубным для формирующейся личности ребенка».

Уже год спустя преподобный Лесли Диксон Уэзерхед, священник методистской церкви в Англии, вместе с психиатром Перси Бэкусом начали создавать психиатрические клиники как продолжение приходов, защищая применение электрошока, психотропные, психохирургии как дополнение к христианству.

Утверждение психиатров, что человек всего лишь животное, действующее исключительно на основе раздражительно-ответного механизма, позволил применить психиатрические методики для создания террористов.

Исследование данного вопроса обнаруживает, что практически за каждым терактом – в которых средства массовой информации часто обвиняют те или иные религии – стоит психиатр. Если кто-то попытается просто примерить на себя мировоззрение террориста и попытается представить, что он сейчас привяжет в себе взрывчатку и пойдет в толпу, чтобы взорвать себя, то такой взгляд покажется нереальным. Как такое происходит? Ответ прост – с человеком что-то делают для того, чтобы он отказался даже от инстинкта самосохранения и пошел взрывать себя и своих ближних.

Психиатр Сидни Готлиб разработал «техники», которые позволяли «сокрушить психику человека до такого уровня, что он согласится на что угодно».

Психолог Джордж Эстабрукс описывал гипноз и программирование солдат во время Второй мировой войны, выполняющих приказы без какого— либо согласия. По заявлениям Эстабрукса создание убийц заключалось в «расщеплении» личности или «множественной личности» путем гипноза.

Уильям Саргант, основатель и директор Управления психологической медицины в госпитале Св. Томаса в Лондоне, в подвале которого Саргант создал лабораторию по контролю над разумом. По ряду сообщений, переводы работы Сарганта «Битва за разум» были найдены на тренировочных базах Аль-Каиды в Афганистане.

Гражданская комиссия по правам человека в своем издании «Хаос и террор: порождения психиатрии» указывает на наличие психиатров и психологов в практически каждой крупной террористической группировке или на людей, получавших психиатрическое или психологическое образование.

В группе «Аль-Каида» – Айман Аль Завахири, правая рука Осамы Бин-Ладена, дипломированный психиатр, принимавший участие в подготовке боевиков организации «Исламский джихад» в Египте. Абу – Хафиза – психиатр, руководитель отделения Аль Каиды в Марокко,

Доктор Масамицу Сасаки – президент группы «Аум Синрикё», правая рука лидера группы Сёко Асахары – психиатр, который проводил членам «Аум» психотропные препараты, стимуляторы и галлюциногены, а также проводил электрошок адептам этой группы.

«Карлос–шакал» — Ильич Рамирес Санчес – окончил университет Патриса Лумумбы в Москве, где проходил психологическую подготовку по терроризму.

Доктор Азиз аль–Абуб (он же Ибрагим аль Надир) психиатр, изучавший методы политического перевоспитания, «промывания мозгов» и другие методы психиатрического воздействия в том же университете в Москве в 1980 г. Он допрашивал и пытал заложников, захваченных в столице Ливана Бейруте, давал террористам–смертникам стимуляторы и внушал им идею о великолепии самопожертвования и смерти. Сейчас, по некоторым данным, этот человек работает в пенитенциарной системе Исламской республики Иран.

Франц Фанон – психиатр, который в 1954 году участвовал в войне за независимость ав Алжире, известен следующими словами: «Терроризм подразумевает смерть, но терроризм так же имеет и положительные цели».

В 2000 году Адель Садык, председатель Арабской психиатрической ассоциации заявил по телевидению, что «психология смертника состоит в том, что это человек, любящий жизнь. Это может показаться странным для тех, кто не может понять мотивов смертника, ибо в культурной среде этих людей отсутствуют такие понятия, как самопожертвование и честь». После этого заявления в течение двух лет количество смертей на Ближнем Востоке в результате атак террористов-смертников возросло с 201 до 499.

«Как профессиональный психиатр, я утверждаю, что точка наивысшего блаженства наступает вместе с окончанием обратного отсчета: десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один. А затем ты нажимаешь кнопку, чтобы разнести себя»,— доктор Адель Садык, председатель Арабской психиатрической ассоциации выступил с таким тезисом в докладе о террористах смертниках в 2002 году.

Итак, что же нам делать?

Это сообщение я начала со слов Александра Солженицына о том, что достижение мира возможно только через обуздание насилия. Я думаю, большинство из вас разделяют со мной эту точку зрения.

Сегодня, психиатрические идеи и методы претендуют на статус единственно верных учений о разуме точно также, как и двести лет тому назад. При этом недостаток понимания восполняется откровенным насилием.

Стоит ли удивляться тому, что такие идеи и методы обнаруживаются практически в каждой известной террористической группировке, в каждой идее расового превосходства, в каждой попытке унизить чужую религию обозвав ее экстремистской, сектой, а прихожан — зомби?

Основатель Гражданской комиссии по правам человека доктор Томас Стефен Сас указывает, что точка зрения, согласно которой безумие – это телесная болезнь, была выдвинута как постулат и в таком качестве предложена обществу, и ничего больше.

Когда жесткие научные критерии заболевания, установленные в медицине Рудольфом Вирховом в 1858 году, начинают истолковывать расширительно, как это происходит в психиатрии и клинической психологии, внесенная ложь открывает двери произволу и насилию.

В результате, в обществе растет распространенность психоактивных веществ как средство «лечения», причем не только за счет незаконного оборота.

На Украине, даже вопреки оппозиции СБУ, внедряется метадоновая программа. Я не боюсь еще раз сказать, что применение метадона угрожает безопасности Украины. Метадон в стране не производится, с метадона практически невозможно снять человека и люди описывают невероятные боли при ломках, которые невозможно вытерпеть. Метадон на самом деле в несколько раз сильнее героина и через несколько месяцев у человека вываливаются зубы, волосы, он превращается в старика. Однако, внедрение метадона было одним из условий займа Глобального Фонда для Украины в количестве 151 млн.долларов. Я могу не боясь сказать, что кто-то просто продал народ Украины, а правительство, под угрозой неввоза наркотика в страну пойдет на любой шаг, лишь бы избежать толп наркоманов на улицах. А ведь доклад Комитета по контролю за наркотиками ООН 2007 года, опубликованный в нынешнем году прямо говорит, что за последние 10 лет в 3 раза увеличилось употребление метадона на планете. И у ООН это вызывает обеспокоенность!

Особую тревогу у нас вызывают сегодня попытки группы психиатров легализовать в Российской Федерации широкое применение психоактивных веществ для лечения сомнительных диагностических состояний, таких как синдром дефицита внимания с гиперактивностью.

В этих целях предлагают легализовать препараты ряда амфетаминов, которые пока еще запрещены для продажи в России, поскольку фармакологически многие из них идентичны кокаину. Сторонники этой меры утверждают, что до десяти процентов российских детей охвачены этим заболеванием, и что они нуждаются в современной медикаментозной помощи.

Я считаю уместным говорить об этом в данной аудитории, потому что именно такие вещества применялись террористическим группировками и террористическими диктатурами в разных концах планеты для того, чтобы делать из людей нерассуждающие машины для убийства. Амфетамины используются сегодня палестинскими террористическими группами при подготовке смертников, атакующих израильтян.

Конечно, это лишь один фактор из многих. Но он присутствует.

Именно с этим фактором ряд экспертов связывает недавний всплеск насилия – случаи школьной стрельбы – в школах стран Запада, где постановка школьных психиатрических диагнозов с последующим «лечением» приобрела практически повседневный характер.

По данным расследований, люди, которые употребляют психоактивные вещества, склонны к убийствам и самоубийствам, а психиатрические вещества типа зипрексы, вызывают в человеке бред, галлюцинации, безудержную агрессию.

Когда человек убивает другого человека из пистолета, по пуле можно установить, из какого оружия произведен выстрел, и, возможно, кто стрелял.

Если же человек дал другому человеку вещество, вызывающее приступ агрессии, или внушил ему идею о том, что человек – это животное, и потому насилие над ним уместно и оправдано, установить степень соучастия в преступлении значительно сложнее.

В связи с вышеизложенным, хочу заявить следующее:

1. Религиозным лидерам нужно пересмотреть свое отношение к психиатрии. Невозможно осознавать, что человека является духовным существом и в то же время соглашаться с тем, что человек является животным, только более высокоразвитым, чем свинья, например. Теория Дарвина так и осталась теорией, а социальный дарвинизм сыграл на руку идеологам фашизма. Только религия, сейчас укрепившись в своем понимании человека, следуя священным писаниям, может стать действительной опорой для возрождения общества.

2. Разрушительные психиатрические методики представляют собой смертоносное оружие, сделавшее свой основательный вклад в развитие международного терроризма. Психиатрические методы контроля над разумом и поведением следует разоблачать и объявлять вне закона на правовой основе в любой стране мира.

3. Лиц, применяющих пагубные психиатрические методы для порождения террористов, следует выявлять и объявлять в розыск как наиболее опасных международных террористов. Единственный способ выиграть войну с террором состоит в правовом обуздании этих носителей психиатрических технологий изменения сознания. "


 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире