Представьте, что во время интервью какому-нибудь рейтинговому СМИ претендент на высокий государственный пост поделился бы сокровенной мыслью: развитие здравоохранения, де-мол, должно оптимизировать, исходя, прежде всего, из насущных практических интересов государства. Другими словами, главное – обеспечить работоспособность организма до достижения индивидом пенсионного возраста. При этом у работников физического труда следует пуще глаза холить и лелеять опорно-двигательный аппарат, у корректоров – зрение, а у дегустаторов пищевых продуктов – вкусовые рецепторы и печень. Прочее – по мере возможностей и за собственный счет страдальцев.

Абсурд? Конечно, абсурд, и такого политика взашей погонят к ближайшему психоаналитику. Потому что здоровье – это и есть одна из главнейших задач социального государства.

А теперь представим, что интервьюируемый отвечает на вопрос о развитии человека – только не о физическом, а об умственном и духовном. И в процессе ответа говорит, что необходимо положить конец абсурдной ситуации, при которой народному хозяйству нужны кадры со средним специальным образованием на 80%, и высшим – на 20%, а в существующей образовательной системе, аж, 80% отводится как раз высшему. Поэтому нужно срочно сократить непродуктивные расходы и освободиться от обузы и непозволительной роскоши.

Оказывается, физическое здоровье признается за абсолютную человеческую ценность, а в отношении интеллектуального развития индивиду достаточно соответствовать потребностям правителей. Оказывается, образование нужно для того, чтобы индивид имел возможность выполнять некий набор функций на работе, то есть там, где его труд пополняет невосполняемый – в совокупности – валовый продукт, а совсем не для его самореализации и, как это теперь пишут, «улучшения качеств человеческого капитала».

Но позвольте, так можно говорить о ремесле, а не об образовании. Это не только две большие разницы, это существующие в разных пространствах несравнимые понятия. И на риторический вопрос: «Зачем скрипачу физика, а плотнику – философия?» – существует простой ответ: «Чтобы мир открылся им во всем своем многообразии. Стал понятнее, и они не ощущали бы себя придатком к своему рабочему инструменту. Чтобы у них всегда был бы широкий выбор, а значит на несколько степеней свободы больше». Они имеют право отказаться от всей палитры возможностей, но никто не имеет право искусственно ограничивать их число и нравоучать, рядясь в одежды радетеля за Отечества.

И дело не в ЕГЭ, экзаменах и рейтингах. Дело в предоставлении права не только на получение набора навыков и умений, а на об-ра-зо-ва-ни-е. И успех не измеряется миллиардами. Не «не всегда измеряется миллиардами», а никогда ими не меряется.

Вот так я в понедельник вечером послушал Михаила Дмитриевича Прохорова на любимом «Эхе». Вы вправе спросить: «Что ты к нему пристал? Его речи ничем не хуже заявлений нынешних правителей». Отвечу: «Да, точнее – ничем не отличается. Вот именно это я и хотел сказать».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире