В комнате у Олега Шеина около тридцати человек. 22 из них — объявили голодовку. Сегодня — 23 день.
 Это шаг отчаяния, так как все просьбы, жалобы и обращения или остаются без ответа или возвращаются к голодающим по бюрократическому кругу.
Душно, запах голода — его не спутаешь ни с чем — ощущается уже в коридоре.
Голодающие многословны сначала, но их сил хватает не надолго. У всех — восковая бледность, особенно видная на лице и руках самого Шеина. Люди экономят свои силы подспудно, рассчитывая движения, позу, в которой находятся. Опираются на стол или прислоняются к стене, когда говорят. Это механизм сбережения энергии, включённый организмом.
С первого взгляда вы не определите всех, кто нуждается в помощи, каждого приходящего люди встречают охотно, с очередной надеждой быть услышанными. Через час видно, насколько тяжело людям даётся любое общение.
Пожилая женщина лежит на полу. Мужчина средних лет спит у входа, не слыша входящих и не реагируя на камеры и вопросы немногочисленных журналистов. Парень, лет двадцати, смертельно бледный , стоит у стены и говорит, что все обращения не имеют ровно никакого значения, а беспредел терпеть немыслимо.

Парфёнов и Шкуматов внимательно слушали и смотрели нарушения, записанные на видео, листали бесконечные запросы и отказы на эти запросы, собранные одним из наблюдателей в картонную папку. Не знаю, удастся ли им донести этого до тех, кто принимает решения.

С большим трудом удалось договориться о выходе пяти женщин и бледного парня из голодовки.
Остальные  — теперь это, за исключением одной журналистки Елены — мужчины. Насколько хватит их сил — я тоже не знаю.

В день нашего приезда бывший мэр Астрахани, ныне губернатор Волгоградской обл. г-н Боженов уехал праздновать свой день рождения. Об этом написал Андрей Мальгин. http://avmalgin.livejournal.com/3017284.html#comments


«У нас нет выхода» — говорят оставшиеся голодающие.
 Я их понимаю.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире