dobrokhotov

Роман Доброхотов, член Политсовета партии 5 декабря

07 марта 2014

F

В разгаре информационной войны иногда сложно отличить реальные новости от пропагандистских страшилок. Многие мифы об Украине, прочно закрепившиеся в сознании Россиян, сегодня служат основанием для военного вторжения в Крым. Остановимся на 7 наиболее ярких из них.

Миф 1. В Украине не любят русских и запретили русский язык.

Несмотря на все напряжение, возникшее между двумя странами, пока нет примеров нападений на русских на почве национальной розни. Более того, на Майдане во время революции было немало русских, в том числе и россиян с российскими флагами, выражавших поддержку борьбе за демократические перемены. Некоторые россияне выступали и с трибуны Майдана.

Что же касается языка в Украине и по сей день действует принятый в 2012 году закон об основах государственной языковой политики согласно которому русский язык получил статус регионального на территориях, где его считали родным минимум 10% граждан, а именно в 13 из 27 областей. При этом, отметим, в самой России такого закона сегодня нет.

Миф 2. Революцией в Украине заправляют правые радикалы

Из политических лидеров, пришедших к власти  после революции  (Кличко, Тимошенко, Яценюк, Турчинов, Тягнибок, Порошенко) только Тягнибок относится к более-менее радикальным националистам. Электоральный рейтинг у Тягнибока при этом ниже, чем у остальных лидеров. По всей видимости, основными претендентами на пост президента будут Виталий Кличко (который даже на митингах говорит по-русски, а не по-украински), Юлия Тимошенко (которую скорее можно отнести к левым, чем к правым) и Петр Порошенко (занимавший должность министра экономики в правительстве Януковича и в правом радикализме также не замеченный).

Среди «боевого крыла» революционеров, действительно было немало националистов – к которым можно отнести, например, и лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша. Но, во-первых, Ярош не столь радикален в своих взглядах, как ему приписывают (скажем, «обращение к Доку Умарову» от его лица оказалось подделкой), а во-вторых, ни на какие руководящие позиции сегодня ему претендовать не приходится. Из действительно радикальных националистов можно вспомнить разве только Александра Музычко, но у того уже сформировался в Украине образ городского сумасшедшего и унять его требуют даже сами депутаты Верховной рады (видимо, вскоре это и произойдет).

Российские СМИ также активно использовали некие фотографии, на которых молодчики с огнестрельным оружием в масках атакуют полицейских. Сообщалось, что они приехали на автобусах из Львова (и действительно, на одном из автобусов на фото написано «Львов»). Правда, номера у него были почему-то крымские. Затем тот же самый автобус журналист Forbes обнаружил в Крыму — на нем местные развозили «волонтеров».

Следует отметить, что в России националисты во власти представлены куда более существенно. Скажем, националист Дмитрий Рогозин дослужился до должности зампреда правительства. Его экс-соратник по националистической партии «Родина» Сергей Глазьев стал советником Путина, и был, как сообщается, одним из активных сторонников вторжения в Украину. И Глазьев, и Рогозин запомнились по предвыборному ролику, в которых сравнивают приезжих с «грязью», от которой надо «отчистить» Москву.

Миф 3. Революция в Украине привела к кризису и разрухе

Пропаганда может обмануть обывателей, но не инвесторов. Инвесторы люди циничные и прагматичные, они уходят оттуда, где дела плохи, и покупают там, где ожидают рост.

24 февраля, когда сменилась власть в Украине, украинская биржа была вынуждена приостановить торги от резкого роста индекса (более чем на 15% за день). Похоже, бизнес вовсе не увидел катастрофы в революции. Дела у Украины пошли хуже, когда Россия заявила о желании вторгнутся в Крым. Именно Россия, на которую приходится треть торгового оборота Украины, а вовсе не смена власти – причина нынешних экономических проблем незалежной. Впрочем, агрессивная политика Кремля обходится еще дороже самой России. В понедельник на фоне новостей о вторжении в Крым на Московской бирже индекс РТС рухнул до минимума сентября 2009 года. Общие потери капитализации российских компаний за один день составили более 62 млрд. долларов. Это больше, чем весь отток капитала за прошлый год. В тот же день ЦБ потратил 10 млрд долл. на поддержку курса рубля. И если на фондовом рынке еще может произойти небольшой отскок, то 10 млрд. долларов, потраченных Центробанком, уже никто не вернет. А учитывая ввод санкций со стороны США, похоже, что экономический кризис в России только начинается.

Оказались ложью и все сообщения о потоке беженцев из Украины. Российские СМИ заявляли о сотнях тысячах (!) обезумевших от страха украинцев, рванувших за защитой в Россию. В действительности же на границе нет не то что больших, нет вообще никаких очередей. Пока известно лишь о том, что убежище в России получили бойцы «Беркута» опасаясь уголовного преступления, за насилие против демонстрантов на майдане.

Миф 4. «Степан Бандера воевал под фашистскими знаменами против России».

Эти слова принадлежат не кому-нибудь, а представителю России в ООН Виталию Чуркину, и сказал он их не где-нибудь, а на заседании совета безопасности ООН. В действительности же Бандера (при всех его многочисленных недостатках) не только не воевал под нацистским знаменем, но и сам был отправлен нацистами в концлагерь Заксенхаузен.

Остается только напомнить, что СССР, против которого боролся Бандера, всего за два года до его ареста проводил с нацистами совместный парад в Бресте. Город Львов – родной город Бандеры — относился к Польше, которую СССР и Гитлеровская германия захватили сообща, согласно плану Молотова-Риббентропа по разделу Европы.  В 1939 году Львову пришлось оборонятся сначала от нацистов, а затем от большевиков.

Миф 5. Революция угрожает российским интересам.

Революционные события в Украине, как известно, начались с отказа Януковича подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Согласно распространенному заблуждению, Путин надавил тогда на Януковича потому, что это соглашение помешало бы Украине вступить в Таможенный союз. В действительности, никакого противоречия тут нет. Скажем Израиль, который уже с 2000-го года имеет соглашение об ассоциации с ЕС, недавно попросился и в Таможенный союз.

Не было и никакой угрозы для российских военных баз в Крыму. Новые власти Украины обязались исполнять все действующие международные договоры (в том числе и по российским базам).

Таким образом, если украинская революция и угрожает чем-то интересам российской власти, то не более чем любой другой наглядный пример того, как общество может взять власть в свои руки.

Миф 6. Украинская оппозиция нарушила соглашение с Януковичем от 21 февраля.

Когда Янукович понял, что противостоять Майдану он больше не может, он подписал с оппозицией соглашение, которое предусматривало досрочные выборы и возврат к конституции. России было предложено также подписать этот договор, но Кремль отказался. Зато теперь громогласно заявляет о его нарушении. Но было ли оно нарушено?

После того как Рада приняла закон о возвращении Украины к Конституции 2004 года, Янукович, в соответствии с условиями соглашения, имел 24 часа, чтобы подписать этот закон, после чего протестующие должны были освободить ряд правительственных зданий и предпринять другие шаги по снижению напряженности. Однако же вместо подписания Янукович уехал из Киева и исчез. После этого даже партия Януковича, проголосовав за закон об устранении его от должности и утвердила новое правительство. Следует напомнить, что именно Партия регионов, а вовсе не революционеры, имеют сегодня большинство в Раде. И именно эта рада, избранная задолго до революции, сформировала действующее украинское правительство.

Миф 7. Россия в Крыму действует в соответствии с международными договорами.

Соглашение «О дружбе» 1997 года требует от России уважать территориальную целостность Украины. Теперь это соглашение грубо нарушается как самим фактом ввода войск в Крым, так и намерением присоединить Крым к России. Кремль пытается придать легитимность аннексии полуострова, поставив в его главе марионеточное правительство и организовав «референдум». Ничего нового в этой технологии нет, примерно также СССР присоединил в свое время к себе и Прибалтику. Однако же согласно украинской конституции, референдум об отделении не может быть проведен. Примечательно, что хотя Россия в отличие от Украины является федерацией, российская конституция тоже запрещает выносить на референдум вопрос об отделении. Более того, согласно недавно принятому Думой закону, само обсуждение возможности такого референдума может быть приравнено к «экстремизму».

Часто Кремль апеллирует также к тому, что по соглашению от 97-го года Россия имеет право держать в Крыму войска. В действительности же целый ряд вооружений (в том числе боевые вертолеты или бронемашины «Тигр») этим договором не предусмотрены, однако же они были введены в Крым. Ну и конечно же никакие договоры не предусматривают возможности блокирования украинских военных баз. 

В своей последней программе Юлия Латынина выступила за введение виз для мигрантов и привела ряд аргументов, которые, если принять их на веру, выглядят более чем убедительными. А если проверить — не выглядят. Более того, почти вся фактура, высказанная в этой части программы — либо ложная, либо не имеющая отношения к проблеме виз.

1.Аргумент о причинах падения Римской империи.

«В частности, в качестве примера основного можно привести Римскую империю, в которой 40% населения Италии к концу Римской империи составляли рабы. Из населения Рима в 1 миллион человек 50 были рабы. По понятным психологическим причинам рабы исповедовали религию, превосходно превосходящую для рабов, а именно христианство, ценности которого были противоположны ценностям римской культуры. Дело кончилось для Рима плохо»

В эпоху расцвета Римской империи соотношение рабов и свободных людей было, действительно примерно 1 к 2 или 1 к 2,5, то есть рабов было примерно около 30-35%. Но то было в период бурного расцвета Римской империи, между II веком до нашей эры и первой половиной I века нашей эры, когда Рим становился покорителем мира. А вот уже во II веке нашей эры рабство в Римской империи практически исчезло. Какое все это имеет отношение к тому, что для Рима потом все кончилось плохо — совершенно непонятно. Думается, что никакого.

Кстати, в эпоху упадка Римской империи наблюдался демографический кризис и острый дефицит рабочих рук (которого по оригинальному мнению Юлии Латыниной почему-то в природе вообще не бывает). Так что если уж связывать как-то упадок империи с мигрантами, то правильным будет обратный вывод: кризис начался, когда приток рабочей силы прекратился. Потому что после того как это произошло, Римская империя с ее производительностью труда не смогла поддерживать необходимый объем государственных расходов на такой территории.

2.Аргумент о 60% мигрантов в школах.

«Но а как вы думаете, если бы в этой школе французской русских мальчиков было 60%, если бы родители говорили этим русским мальчикам, что они живут среди проклятых католиков и, вот, надо соблюдать русские традиции, а французского учить не надо, и так далее, и так далее, были бы все эти 60% русских мальчиков первыми во французской школе и уважали ли бы их французские учителя?»

Я не знаю, заглядывала ли Юлия Латынина в бирюлевские школы, мне вот доводилось. Детей мигрантов в этих школах меньше половины и большинство из них все-таки знают русский язык и совсем не являются исламскими фундаменталистами. Более того, если, действительно, есть небольшой процент детей, которые испытывают сложности с русским языком, то логичный выход — это не депортировать их вместе с родителями, а устроить в школе бесплатные дополнительные занятия для детей с особыми потребностями. Если нормально следить за порядком и дисциплиной, то факт наличия в классе детей других культур как раз-таки даст детям прививку от ксенофобии, а не наоборот.

3.Аргумент о трудолюбивых студентах

«Но если вы посмотрите на биографии американских миллиардеров, то почти все они в детстве разносили газеты и занимались неквалифицированным трудом. Вот, представьте себе, что вы — работодатель и берете на работу студента. Вы какого студента возьмете на работу? Того, который, будучи бедным студентом, подрабатывал дворником? Или того, который ничего не делал? Скорее вы возьмете более трудолюбивого студента».

Если бы я брал на работу студента, то конечно же при прочих равных я бы выбрал не того студента, который вместо подготовки к занятиям разносил газеты или занимался чем-то еще. И я представляю какие у нас будут хирурги, пилоты, ученые, архитекторы, и т.д. если они будут забивать на пары, чтобы немного подработать. А именно так и будет происходить, если введут визы: экономика рухнет, и всем придется как-то подрабатывать, вспомните начало 90-х.

Среди американских миллиардеров, действительно, есть примеры людей, которые в молодости занимались неквалифицированным трудом и даже тех, кто не закончил высшее образование. Вот только не стоит из этого делать вывод, что для того, чтобы стать миллиардером, надо бросить университет и идти газеты разносить. И не надо забывать, что миллиардерами становятся обычно предприниматели, а не менеджеры, то есть их вполне мог никто на работу и не брать, они сами брали на работу. А вот как раз для квалифицированных специалистов (коих и выпускают университеты) принципиально важно не бегать с метлой, а посвящать свои учебные годы образованию.

4.Аргумент о производительности труда.

" Средняя электростанция в России — на ней работает где-то около 300 человек, из которых множество являются людьми физического труда. В Европе на такой же электростанции приблизительно такого же размера работает 50 человек. Понятно, что есть разница в оборудовании. Но даже если закупить нормальное оборудование, то по требованиям российского Ростехнадзора будет работать минимум 150 человек«.

В России действительно низкая производительность труда. Действительно миллионы лоботрясов работают охранниками, водителями, чиновниками и т.д. Но разве это происходит из-за таджикских дворников. Разве это происходит не из-за того, что государственные корпорации и коррумпированные чиновники исключили возможность какой-либо открытой конкуренции в российской экономике?

Именно недостаток конкуренции, а вовсе не дешевая рабочая сила, подрывает рост производительности труда. В условиях реальной конкуренции компании будут повышать свою производительность труда, даже если вся рабочая сила для них будет абсолютно бесплатной и неограниченной в количестве. Так что если сбудется мечта Юлии Латыниной и после запрета мигрантов их места маляров и дворников займут нынешние шоферы и охранники, то это никак не скажется на росте производительности труда, и непонятно вообще что это нам даст.

5.Аргумент о Японии

«Я хочу напомнить одну простую вещь, что в Японии мигрантов нет. В Японии даже дворники японцы. И, вот, это решено простым способом. Это решено запретом на трудовую миграцию. Потому что неужели вы думаете, что если бы в Японии не было запрета на трудовую миграцию, мигранты позволялись, то дворники были бы японцы?»

Вообще-то это интересный прием — вырвать из всех развитых стран ту одну, в которой нет мигрантов и именно ее привести в пример. В Японии мигрантов, действительно, нет (и не может быть, потому что Япония построена в отличие от России и других стран мира на традиции пожизненного найма), но им приходится дорого за это платить. В самом прямом смысле этого слова, потому что Япония — самая дорогая страна мира, даже дороже, чем Скандинавия. При том, что уровень социальной защиты в Японии сильно слабее скандинавского, не думаю, что японцы очень этому счастливы.

И все-таки Япония может себе это позволить с ее уровнем производительности труда, развитости технологий и конкурентности экономики. А для России такое дорогое удовольствие пока не по карману.

6.Аргумент о преступности

«Когда нам сейчас начальник милиции говорит, что каждое шестое убийство в Москве совершено мигрантом и каждое третье изнасилование совершено мигрантом, я, конечно, не знаю, на чем основаны эти цифры, потому что я боюсь, что все российские цифры основаны… Они взяты с потолка в зависимости от политической необходимости. Но проблема заключается в том, что, например, те убийства и те преступления, которые совершаются на этом дне, они не расследуются вообще внутри диаспор».

Сложно сказать, что за «начальник милиции» сказал Юлии Латыниной о каждом шестом убийстве и каждом третьем изнасиловании, совершенном мигрантом, но вероятность того, что цифра взята с потолка очень велика. Потому что единственная статистика, которая в есть у нас по мигрантам показывает, что все последние годы они совершают 3-3,5% преступлений по России, а по Москве, по последним данным, — около 6,5%. Может эта статистика, конечно, зачем-то злонамеренно искажается МВД ради выгораживания мигрантов, но в любом случае никаких других подтвержденных данных ни Юлия Латынина, ни кто либо другой не приводит.

И вовсе не нужно, чтобы преступления расследовались внутри диаспор, как-никак времена родоплеменного строя уже прошли. Давайте еще у нас преступления совершенные сантехниками будут расследовать сантехники, а совершаемое футболистами — футболисты. Расследованием преступлений должна заниматься полиция, и как сделать полицию эффективной Юлия Латынина отлично знает, потому что изучала грузинский опыт (уж в чем в чем, а в области полиции этот опыт был успешным). И уж совершенно точно не улучшит ситуацию, идея Юлии Латыниной изображать бирюлевского убийцу как портрет типичного мигранта. Так мы получим только в добавок к обычной преступности, преступность расистскую. Чиновникам-то и ментам на латынинские программы, как и на нас на всех плевать с высокой колокольни, а вот Бирюлевские подростки слушают подобные доводы со взятой с потолка статистикой внимательно и делают выводы.

Еще месяц назад, каждый, кто всерьез говорил о возможности второго тура на выборах в Москве, считался сумасшедшим. В июле демократичный Левада-центр давал Собянину аж 78% среди определившихся с голосом. Рейтинг Навального колебался в пределах 10%. И когда я в начале июля говорил о том, что Собянин наберет меньше 50%, а Навальный около 30% все крутили пальцем у виска. Может быть я, конечно, и сумасшедший, но два только что вышедших соцопроса (и, вероятно, это последние результаты до выборов), показывают, что мой июльский прогноз очень похож на правду. Невероятно, но судя по последним опросам, все идет к тому, что второй тур все-таки состоится.

Только что были опубликованы новые данные Левады, а вслед за ними — данные штаба Собянина, и те и другие цифры на удивление близки опросу, проведенного штабом Навального. Поскольку данные из трех принципиально разных источников вряд ли могут случайно совпасть, мы может утверждать, что примерно представляем настроение людей за неделю до голосования.

В этой таблице — голоса тех, кто уже определился и с тем что пойдет голосовать, и с тем, за кого именно.

Левада

Штаб Собянина

Штаб Навального

Собянин

58

56

51

Навальный

18

28

26

Мельников

12

7

8

Митрохин

6

3

Нет данных

Левичев

4

3

Нет данных

Дегтярев

2

2,5

Нет данных

Итак, за 6 недель, согласно данным Левады, Собянин потерял 22% голосов. В последнюю неделю агитация, а вместе с ними и скорость изменения предпочтений, обычно усиливается. Пока нет никаких причин думать, что Собянин сможет переломить тенденцию, поэтому весьма вероятно, что за последнюю неделю он потеряет еще некоторое количество процентов. При этом для первого тура не так важно — за счет кого.

Самая заметная разница в опросах — у Левады Навальный получил заметно меньше (а Мельников — больше). И эта разница объяснима — Левада, в отличие от штабов, проводит опрос не на улице, а по телефону. И хотя Левада пытается делать репрезентативную выборку, все же понятно, что по стационарному телефону проще всего достать домохозяек, которые скорее отдадут голос Собянину или Мельникову, чем Навальному. Не надо забывать и о том, что в недемократических странах люди, голосующие за оппозиционного кандидата, часто отказываются отвечать на опросы, особенно на телефонные (когда респондент понимает, что звонящий знает его номер и, скорее всего, адрес). Поэтому в опросе Левады может быть некоторое искажение в пользу Собянина.

Но, конечно, главный фактор неопределенности — это те люди, которые сомневаются, придут ли они голосовать, или за кого именно они отдадут свой голос. При этом явка пенсионерок (ядерного электората Собянина) относительно стабильна, значит главные сомневающиеся — это как раз те, кто с большей вероятностью проголосует за других кандидатов. Таких, кто уже решил прийти, но пока не знает, за кого голосовать, где-то 17-20% (тут тоже опросы сходятся), а значит, колебания в окончательном результате могут еще быть очень существенными.

Таким образом, второй тур оказывается более чем реальной перспективой и зависит теперь все лишь от одного простого фактора — явки сомневающихся. Время дебатов о программах прошло, все кто хотел что-то обсудить, уже обсудил. В дело вступают «Ночные снайперы» и «Ляпис Трубецкой».

 

Дорогой Эд! Вчера я узнал о том, что тебе удалось все-таки получить в России временное убежище. Поздравляю тебя от лица всей прогрессивной мировой общественности. Теперь ты, наконец, в безопасности. Здесь, в России, никто и не подумает преследовать тебя за какие-то там разоблачения спецслужб, прослушивающих телефоны и читающих чужие письма без решения суда. Ибо у нас, слава богу, правовое государство – российские спецслужбы еще с 2008 года имеют полное законное право прослушивать телефонные разговоры и читать электронную почту, всем это известно и разоблачать нечего. Но пока ты только начинаешь знакомиться со всеми измерениями свободы нашего российского общества, позволь мне дать тебе пару скромных советов – как никак у нас тут в России есть своя специфика и лучше бы тебе знать о ней заранее.

Во-первых, Эд, смело занимайся любимым делом. Это в Америке разоблачать правительство было чревато неприятностями, в нашей же свободной стране ничего такого нет, даже наоборот – люди, разоблачающие американское правительство всячески поощряются и делают прекрасную карьеру. Чего я тебе и желаю. Но только призываю тебя не забывать, с каким именно правительством ты борешься. Ибо если ты в пылу эмоцией тут что-то перепутаешь, тебе придется вернуться в капсульную комнату (причем, скорее всего, даже не в аэропорту).

Во-вторых, старина, сразу бы тебе лучше усвоить, что Россия – это духовная страна. Возможно, в американской школе тебя учили, что российские богатства – это нефть и лес. Так вот это уже давно не так. Всю нефть украл Михаил Ходорковский еще в 2004 году, а намедни и вес лес украл Алексей Навальный, так что главные наши богатства нынче духовные – православие, самодержавие и народность. Православие – это очень либеральная религия, можно пить алкоголь, есть свинину, гонять в подпитии на родстере BMW с дипномерами, как игумен Тимофей – в общем, ни в чем себе не отказывай. Главное – не танцевать. Танцевать нельзя, это уголовка. Но ты же не танцор, что тебе, какая разница. Самодержавие же – это такая традиционная российская форма демократии, очень духовная, тебе понравится. Каждые несколько лет мы выбираем Владимира Путина. Владимир Путин поймал почти самого большого в мире сома. А самого-самого большого поймал Лукашенко. Это все что тебе следует знать о политике в странах СНГ. Если ты не хочешь вернуться в капсульный отель где-нибудь в Краснокаменске. Народность — это национальный дух. Ознакомиться с ним можно посредством песен Стаса Михайлова, но лично мой совет — не знакомься.

В-третьих, ты не подумай ничего такого, мне лично все равно, но все-таки лучше, если ты не гей. А если гей, то из отеля на всякий случай не выходи. А если еврей – то не становись сельским учителем. Дурацкий совет, вроде бы, да? Но я-то знаю, о чем говорю. Просто поверь. 

Я слышал, адвокат Кучерена подарил тебе «Преступление и наказание» — это отличная книга, прочти ее пожалуйста ДО того как познакомишься с одной пожилой женщиной по имени Елена Мизулина. Не делай того, за что бы тебе потом пришлось раскаиваться! Какой бы благородной идеей ты ни руководствовался.

И напоследок, пару дельных советов:  не нарушай правила дорожного движения пока не станешь депутатом, не трать деньги на покупку квартиры (просто познакомься с Рамзаном Кадыровым), учись играть в бадминтон, а если предложат выдвигаться в мэры Москвы – не соглашайся, это разводка! И запомни три простых правила: белого не надевать (по крайней мере не рядом с Болотной площадью), обтягивающего не носить (во всяком случае, слишком обтягивающего и рядом с Госдумой) и не танцевать (по крайней мере рядом с церквями).

Ты не подумай только, что я тебя пугаю. Наоборот же. В остальном-то у нас все можно. Хочешь ври, хочешь – воруй, хоть 13 лет подряд, никаких проблем. Просто помни мои советы. А лучше, что уж там, не выходи из этого отеля своего. Не могу объяснить. Ты не поймешь все равно. Просто – лучше не выходи.

 

На новую революцию в Египте мало кто обратил внимания среди россиян. В России и так не особенно внимательно следят за международными событиями, поэтому и первую-то революцию почти не заметили, а вторая – так это уже, что называется «баян». А между тем, события в Египте имеют самое прямо отношение к нам, сколь бы ни было мало общего между странами. У Египта мало общего и с Грузией, например, и с Киргизией – но, как оказалось, это не мешает этим трем странам наглядно демонстрировать одно общее правило. А правило это заключается в следующем – в современном мире революция перестала быть политической катастрофой, она стала, наоборот, ключевым институтом демократии в развивающихся странах. Куда более важным, чем парламент, суд, СМИ, мировое общественное мнение.

Мы привыкли понимать революцию, как нечто разрывающее тектонические структуры общества, как нечто — как учили в советские времена – сменяющее общественные формации. Такими они когда-то и были, собственно. В эпоху, когда было принято разгонять демонстрации пулями и штыками, революция означала повышение ставок до максимума, «все или ничего». Решиться на такое можно было только в крайнем отчаянии. И хотя, например, в декларации независимости США признается право народа на вооруженное восстание и свержение деспотии, понятно, что это никакое не право, потому что если уж есть деспотия, то какие могут быть права. Куда точнее формулирует Международная декларация о правах человека ООН (которую и Россия, кстати, подписала), где восстание против угнетения признается «последним средством» к которому приходится прибегать, когда права человека «не охраняются властью закона». Но теперь времена изменились. То есть права-то по прежнему не охраняются властью закона во множестве стран, вот только нравы теперь другие. Со времен разогнанной танками демонстрации на площади Таньаньмэнь примеров расстрелов мирных массовых митингов автоматными очередями я не припомню. А вот примеров свергнутых так диктатур за тот же период  – огромное множество. В современных реалиях, пока народ борется мирными способами, власти слишком сложно оправдать насилие против своего населения, им нужен для этого предлог в виде гражданской войны, как в Ливии или Сирии. Поэтому-то мирный протест стал столь эффективным. Но он эффективен именно в смене власти, а как быть после, ведь надо же добиться того, чтобы все не вернулось на круги своя, с новыми лицами у руля? Нельзя же революцию повторять каждый день! На самом деле – можно.

Заезженный аргумент насчет того, что революция, мол, сама по себе ничего не меняет, что, дескать, надо начинать с себя, с малых дел, с гражданского общества, а иначе произойдет просто смена одного диктатора на другого – все это опровергается историей. Причем самой современной. Все очарование теории модернизации через выборы и малые дела рассеивается на глазах. Урлашов за решеткой, Белых ходит на допросы (пока в качестве свидетеля), Навальный ждет приговора. Столько невероятных усилий затрачивается ради маленьких побед, но затем под привычную фонограмму из «анатомии протеста» и прибауточек Владимира Маркина все эти результаты обнуляются, а инициатива оказывается наказуемой.

Конечно, было бы глупо утверждать, что гражданское общество не является условием перемен к лучшему, разумеется является, даже обязательным условием, но все-таки недостаточным. Пока ненасильственная революция не превратится в работающий институт, этих перемен можно ждать долгие-долгие годы. Вот только одна единственная революция, и правда, далеко не всегда срабатывает. Иногда одного раза хватает, как, скажем во времена «бархатных революций» в Восточной Европе, а иногда – нет.  Вот в Египте – не хватило. И Киргизии, в свое время, не хватило, когда один из революционеров — Курманбек Бакиев – оказался ничем не лучше Аскара Акаева.  Второй волной революции вынесло из политики и Бакиева. Грузинскому населению также показалось, что экс-революционеру Саакашвили начинает злоупотреблять своими полномочиями и вышли на улицы. Грузинский президент надеялся сохранить власть своих руках посредством конституционной реформы, но это ему не удалось. Думается, что и в Иране аятоллы не случайно выдвинули президента-реформатора. Повторения «зеленой революции» им явно не хотелось, особенно на фоне «арабской весны».

Конечно у России тысяча отличий от каждой из перечисленных выше стран. В Египте армия и конституционный суд выступают как арбитр – в России этого нет. А про Грузию можно сказать – ну это маленькая страна, там все по-другому. С Киргизией тоже можно какое-нибудь отличие выбрать. Но только все это никак не отменяет общего правила – революция может быть работающим институтом. Институтом она станет тогда, когда политическая элита будет понимать: если требования не будут выполнены после смены власти, все повторится вновь. В развитых странах к этому давно привыкли, миллионные демонстрации – привычное событие для Франции, США, Англии, Германии. В революцию они не выливаются именно потому что система не противостоит этому, а встраивает протест в свою политическую жизнь. Мы же по привычке с изумлением и тревогой смотрим на миллионные толпы на улицах. Мы боимся своих собственных граждан. Не только Путин и собирательный Сечин, но и мы сами с опаской поглядываем на толпу, мало ли кого она вынесет наверх.  И, казалось, первая египетская революция подтверждала опасения – вон, мол, привели к власти братьев-мусульман, поменяли хрен на редьку. Но вот уже и вторая революция и новый диктатор теряет власть, вот уже и в Турции проснулись, и в Бразилии, а в России так ничего и не поняли. Не поняли, что миллион человек на улицах – это единственный серьезный аргумент. Не список Магнитского, не муниципальные депутаты, не сто тысяч ретвитов,  не серия одиночных пикетов, не доклад о коррупции, не разоблачение в «Новой газете», не выборы в координационный совет, не разгон координационного совета, не наблюдение на выборах, не бойкот выборов, не сбор подписей, не разгром администрации Химок – и даже, даже не сама по себе революция, а миллион человек, готовых выходить еще и еще. Первый раз это будет еще революция, второй раз, может быть, тоже, а в остальные дни – привычный и законный способ контролировать действие избранной власти. 

 

Вчера Дмитрий Медведев и глава Минобра Дмитрий Ливанов публично объявили о начале реформы РАН. Уже много лет говорят о том, что реформа Академии назрела, 95% ее членов – люди пенсионного возраста, научными исследованиями большинство из них уже давно не занимается. Академики и сами это понимают и в целом были готовы к дискуссии о переменах. Но никакой дискуссии не случилось. В общем-то, и реформы по сути никакой не озвучена – в том проекте, который депутаты обещают прогнать через Думу уже через две недели, о науке нет ни слова, зато есть об управлении недвижимостью. По словам Ливанова академия станет «сообществом выдающихся ученых» не осуществляющим «управления имущественным комплексом и не имеющим подведомственных научных организаций». Академия больше не вершина научной пирамиды, в основании которой сотни подведомственных НИИ, это уже какой-то кабаре-дуэт, пансионат для престарелых ученых с довольствием 100 тысяч рублей.

В проекте при этом не говорится, кто будет управлять всей системой академических институтов и координировать ее деятельность. Это огромная армия людей: хотя число исследователей в России сокращается, их общее число сегодня превышает 350 тысяч, из них 50 тысяч – непосредственно являются сотрудниками РАН. До сегодняшнего дня НИИ были чем-то вроде нервных клеток, объединенных в одну нервную систему, где РАН вроде бы как должен был выполнять функции мозга. Но поскольку мозг этот давно пребывал в состоянии старческого маразма, предполагалось как-то обновлять, осовременивать РАН. Вместо этого почему-то решили попросту отрубить науке голову, пусть себе живет отдельно, как голова профессора Доуэля. Что теперь будет с остальным организмом?

Никто не спорит, что не только в РАН, но и в ранее подведомственных ему НИИ общий уровень исследований очень низок – больше 30 лет уже в науку не идет серьезных финансовых вливаний, наиболее талантливые кадры уехали на Запад, техническое оснащение убогое, вузы практически не занимаются исследовательскими работам, связь между поколениями в науке местами утрачена, окончательно деградировали научные журналы. Все это надо как-то структурно менять и никто кроме государства это не смог бы сделать. Но вот в этой-то области как раз государство абсолютно ничего не планирует делать.

Ливанов заявил, что в последние годы государство, мол, увеличило ассигнования на фундаментальную науку примерно в 10 раз, но отдачи это не принесло, что видно, по его словам по числу научных публикаций. «Публикаций больше не стало, выходит, стоимость публикаций выросла в 10 раз».

Даже не будем сейчас комментировать странную идею Ливанова связывать объем финансирования с числом научных публикаций, начнем с более простого – финансирование РАН не увеличивается, а сокращается. В 2011 году на РАН из бюджета было выделено 62 млрд. рублей, в 2013 году  — уже только 36 млрд. рублей (на 2014 и 2015 год запланировано по 37 млрд). Для сравнения – это более чем в 10 раз ниже финансирования французской Академии наук в пересчете на число сотрудников. То же касается и других государственных академий наук. И это не только люди, которые просиживают штаны в кабинетах – скажем Онкоцентр на Каширке относится к РАМН, в качестве врачей там работают ординаторы и аспиранты со стипендией в 3 тысячи рублей. Никто из них, равно как и никто из сотрудников РАН об десятикратном увеличении финасирования слыхом не слыхивал. Статистика о расходах на науку состоит в основном из ассигнований на печально знаменитые проекты типа «Сколково». Стоит ли удивляться тому, что главным средством заработка для наших академий стала сдача в аренду подведомственных  зданий и территорий.

Что, собственно, мешало Путину и Минобру провести нормальные консультации с академиками, с международными экспертами, предложить проект концепции развития фундаментальной и прикладной науки? В принципе, все поддержали бы идею реформ как таковых, в том числе и сотрудники РАН. Зачем все делается так топорно, что выглядит как типичная рейдерская операция – нашли «неэффективного собственника», стремительно изменили документы, отжали недвижимость, структуру расформировали.

Сегодня, читая комментарии о происходящем вокруг РАН постоянно наталкиваешься на что-то вроде: «Ну разумеется, при диктатуре не нужны ученые, они только мешают управлять». Но тут хотелось бы напомнить, что знаменитая Французская Академия наук, та самая на которую расходуется в десять раз больше бюджетных средств, чем в России, в свое время возглавлялась Наполеоном Бонапартом. Вот уже диктатор так диктатор. Однако он всеми силами развивал и расширял Академию, а во время египетского похода – взял туда вместе с армией научную экспедицию в составе десятков видных ученых самых разных областей.  Наполеон совсем не был демократом, просто его власть строилась на поддержке аристократии и буржуазии, и мнение современных ученых и мыслителей имело для Наполеона значение. И когда после Ватерлоо конвент восстал против него и Наполеону советовали снова разогнать его, как во время революции, опираясь на поддержку простого народа, где он все еще был популярен – Наполеон отказался. Он не хотел быть «императором крестьян».

Путин же, особенно после декабря 2011 года, явно взял курс на то, чтобы стать «рабоче-крестьянским» президентом. На этом строилась его  последняя избирательная кампания, на этом строится и его нынешний курс. Ученые для него – это все те же люди с «либеральными бороденками», как и все те кто выходил на Болотную площадь. Это не его электорат. Правда, и рабочие с крестьянами, тоже электорат для него не основной, не на них рассчитана «рабоче-крестьянская» риторика. Электорат Путина – 50-летние поклонницы таланта Стаса Михайлова, 19-летние учащиеся заборостроительных институтов, читающие книги про «убийство Сталина», ряженные псевдо-казаки и отсталые в развитии подростки, бросающиеся на геев, всевозможные чиновники и депутаты, заказывающие (по примеру своего президента) липовые диссертации, а также вступающие в РАЕН и всякие масонские ордена. Вот если бы против Путина выступил «академик» Петрик вместе со всей академией РАЕН, вот это было да, проблема. Но там пока все тихо. Ядровой электорат не заметит перемен. 

Чем нам запомнится эта неделя? Что обсуждалось в новостях, в блогах, на кухнях? Недоувольнение Якунина, валютные колебания, закон о пиратстве. Кого-то больше интересуют вести с открытия Московского кинофестиваля, кого-то – с питерского экономического форума. Ну а что еще обсуждать-то?

На днях журналистка Ксения Леонова опубликовала свой репортаж из Чечни . Там о том, как убивают девушек за то, что лишились до свадьбы девственности, как мужья годами не выпускают жен из дома, выбивают им зубы за малейшее непослушание. О том, что в  чеченский вуз теперь не попасть без строгой исламской одежды писали и раньше, как и об особой касте «кадыровцев», наводящих ужас на местных жителей. Репортаж этот обсуждается так же мало, как и вышедшая чуть раньше в «Эсквайре» статья об убийствах чеченских «народных целителей». Ну понятно там, лайки, шэры комменты, дискуссия на пару часов. Такова была бы судьба и любого материала, скажем, о похищениях, убийствах, пытках и коррупции в Чечне. Может это потому что Чечня сама по себе никому не интересна, потому что в общественном сознании она давно от нас отделилась? Но нет же, только что из Грозного вернулась команда главных редакторов российских СМИ. В какую-нибудь Карачаево-Черкессию они бы поехать поленились, а тут целое приключение, посмотреть Грозный, поговорить с Кадыровым. Большая журналистская удача, как отметил потом в своем репортаже президент медиагруппы «Живи!» Николай Усков. Там же он разъяснил: «И как бы ни ужасалась фейсбучная лента по поводу Рамзана Кадырова, — а она ужасалась, только увидела пару моих снимков из Грозного, — мне с фейсбучной лентой обсуждать здесь нечего. Рамзан сказал, Рамзан сделал. В Чечне мир». И это не единственный подобный комментарий. Едва ли не большинство россиян готовы сказать что-то вроде «главное что там наши солдаты не погибают, а уж в остальном пускай себе живут по своему уставу».

Но не надо только себя обманывать. Когда нечто подобное происходит не в Чечне, у россиян все равно  включается та же защитная реакция: не замечать, отрицать, мгновенно вытеснять из памяти. Одновременно с репортажем из Чечни пришла весть из Сочи: местный житель Мартирос Демерчян подрабатывал электриком вместе со своим шурином на олимпийской стройке. Бригаде, в которой они работали, не заплатили и половины обещанной суммы, угрожая в случае протестов навесить на них уголовное дело. Большинство испугались и уехали, а Мартирос Демерчян вместе со своим шурином стали требовать зарплату. Тогда их обоих задержала полиция, шурина просто избили, а Мартиросу выбили зубы и потом засовывали лом в задний проход до тех пор, пока он не подпишет чистый листок бумаги (чтобы потом вписать туда все что нужно). Могу поспорить, что никому из россиян не помешает смотреть олимпиаду тот факт, что местные жители встречают ее с ломом в заднице. Подумаешь, скажет россиянин, да у нас в стране все время кому-то что-то в задницу засовывают – кому полицейские вставят бутылку из-под шампанского, а кому-то местная гопота засунет аж две бутылки, за то что он гей.

И дело здесь не в том, что москвичей, мол, не волнует то что за МКАДом. Дело не в географии вовсе. Юриста Сергея Магнитского избивали в камере Матросской тишины, в Москве, но расследования этого дела требуют почему-то американские сенаторы, живущие в другом полушарии. В Москве по этому поводу было лишь несколько одиночных пикетов. Да и в Сочи успешно не заметят случай с Мартиросом Демерчяном, как в Волгограде не особенно переживали по поводу жестоко убитого гопниками гея. География тут не причем просто так уж устроено сознание современного россиянина. Все равно из какого он города и какого он образования. Какой бы ужасающей ни была новость, Света из Иванова не схватится за сердце перед телеэкраном, а Николай Усков в шоке не опрокинет бокал шабли на макбук. Некоторые россияне уже умеют подражать европейцам в одежде, слушать ту же музыку, говорить без акцента на двух иностранных языках, но и они в чем-то остаются средневековыми эгоистичными дикарями. Признать чью-то проблему своей, сделать из человеческой трагедии федеральную новость, выйти в чью-то поддержку на улицу – о нет, это не про нас. Впрочем, эгоизм тут не самое подходящее слово, ведь эгоист стремится защитить свои интересы, но россияне не замечают и тех новостей, которые вполне могут коснуться их самих. Скажем вот вам вчерашняя публикация в «Новой газете» о том, что больше половины из наших онкобольных (то есть больше 200 тысяч человек) вынуждены умирать в мучительной боли, потому что обезболивающих на них не хватает. Ведь это же касается всех, и рабочие Уралвагнозаводи и хипстеры из Жан-Жака и депутаты «Единой России» сталкиваются потом в одной очереди в онкоцентре, почему же это для нас не новость, почему мы даже не обсуждаем это? Разве это эгоизм? Нет, тут что-то другое.

В психиатрии давно известно, что травмирующие психику события зачастую целиком вытесняются из памяти, а неприятный и тяжелый диагноз часто отрицается пациентом – это нормальная защитная реакция. Нормальная – в смысле типичная, но не в смысле правильная. Вот та пациентка, которую приводила в пример «Новая газета» в статье о нехватке обезболивающих, ветеран войны и узница Освенцима,  вот для нее может быть защитные механизмы вытеснения и отрицания даже и могли быть полезны. Но эти же механизмы в свое время позволили самым обычным людям стать надзирателями в Освенциме и воспринимать это все как должное.

Так, незаметно для себя, мы тоже медленно превращаемся надзирателями в нашем уютном Освенциме, где на соседних с нами улицах изощренными способами пытают в отделениях полиции, годами держат в рабстве гастарбайтеров, жестоко убивают геев, фальсифицируют уголовку на предпринимателей. А мы объезжаем их всех стороной на свежих велодорожках и постепенно привыкаем ко все большей и большей жестокости, как те студенты их стэнфордского тюремного эксперимента , где студенты поделились на «надзирателей и заключенных» и вскоре настолько привыкли к своим ролям, что «надзиратели» стали позволять себе жестокие наказания, а «заключенные» стали терпеть насилие. Тогда эксперимент вовремя прекратили, потому что жена экспериментатора, навестив испытуемых и увидев все со стороны пришла в ужас. Но кто приведет в чувство нас с вами? Россияне привыкли не обращать внимание на мнение мирового сообщества, на правозащитников, на редких журналистов, еще не потерявших способность сопереживать происходящему. Есть ли вообще что-то, что способно вывести население из этого глубокого эмоционального ступора? Я не знаю ответа на этот вопрос, а главное, с ужасом понимаю, что не получив этого ответа этим же вечером забуду обо всем этом  и охотно присоединюсь к дискуссиям о Московском кинофестивале и питерском экономическом форуме.

28 мая 2013

Кто слил ЕГЭ

О том, что ЕГЭ превратился в профанацию и на каждый из тестов школьники заранее закупают вопросы, мне стало известно еще за неделю до экзамена, хотя на тот момент еще эти вопросы даже не были готовы. Все было организовано неплохо: школьники скидывались в среднем от 500 до 3 тысяч рублей (в зависимости от размера группы и договоренностей с продавцом) и получали фотографии с листочками, причем даже ответы на них были проставлены. Кому-то везло больше, ответы доставались бесплатно от друзей и одноклассников. Накануне экзамена, когда были разосланы купленные вопросы, прошел слух, что эти варианты – фальсификат. Все сначала напряглись, наименее подготовленные школьники были близки к панике. Основания для подозрений были –многие вопросы дословно повторяли прошлогодние, просто стояли под другими номерами. Однако же, как выяснилось, вопросы были настоящими, просто Минобр не особо утрудился с их изменением.

Для того чтобы написать тест на 100%, нужно было бы либо обладать хорошей памятью (все-таки в тестах несколько вариантов и запомнить их все не так просто), либо просто спрятать мобильник с закаченными ответами где-нибудь поглубже и во время экзамена выйти в туалет, чтобы освежить память.

Я попытался выяснить, сколько из сдающих экзамен воспользовались подсказками. Как выяснилось – вопросы-ответы были заранее на руках практически у всех. В том числе и у отличников, вполне искренно и серьезно готовившихся к экзаменам. Но как бы вы хорошо ни знали материал, вы же не упустите возможность подстраховать свою память, тем более когда на кону стоит ваша карьера.

То, что произошло с тестом по русскому – не исключение. То же самое будет и на следующих экзаменах. Завтра в моем распоряжении, например, будут тесты по истории. Поступают сведения и из других регионов, что у них со списыванием та же ситуация.

Кому же понадобился этот слив ЕГЭ? Понятно, зачем он нужен школьникам, но почему остальные закрыли на это глаза?

Во-первых, слив ЕГЭ нужен не только школьникам, но и самим школам, ведь каждая из них хочет похвастаться высоким выпускным баллом. Во всяком случае, по информации самих учеников, при сдаче экзамена ГИА в 9 классе (который, в отличие от ЕГЭ, принимается на территории той же школы) учителя сами помогают заполнять правильные ответы, даже когда их об этом не просят. А если школьник вдруг сдает вариант с ошибками, они при нем начинают исправлять ошибочные варианты в тестах, на правильные.

Во-вторых, слив ЕГЭ нужен руководству региональных властей, которые также заинтересованы в хорошей статистике и потому, видимо, с удовольствием закрывают глаза все на утечки.

Казалось бы, единственным очевидным проигравшим тут является руководство Минобра, на которое падает весь удар репутационного ущерба. Но и тут все не так просто.

Для начала, давайте задумываться, какой вывод будет сделан из проваленного эксперимента ЕГЭ? Возвращаться к прежней системе выпускных и вступительных экзаменов никому не хочется, все помнят, насколько она была коррумпирована. Можно просто как-то модернизировать ЕГЭ и заткнуть утечки, но существует ли тут надежный способ предотвратить появление новых сливов (особенно с учетом уровня коррупции в стране в целом и особенно в некоторых регионах?) Тут, конечно, возможны нестандартные решения: например, Минобр накануне ЕГЭ может активно распространять фальшивые вопросы, чтобы дезориентировать скупщиков. Такой подход обсуждался уже, например, при борьбе с торрентами, нарушающими авторские права. Но он тоже будет малоэффективен: как и в случае с торрентами здесь выходом для покупателя становится налаживание контакта с источником, имеющим уже надежную репутацию. А таких источников уже сейчас, судя по всему, предостаточно.

Есть еще и другой выход, более радикальный – реформа по западному образцу. Если взять в качестве примера США (а именно американские университеты лидируют во всех рейтингах), то там большинство вузов ориентируются на одну из двух тестовых систем – SAT или ACT. Обе они негосударственные. Вузы сами определяют для себя какой им нужен тест и какой проходной балл. При этом, если в России главное поступить, а там уже как-нибудь да доучишься, если не совсем идиот, то в престижных американских и британских вузах главный барьер не при поступлении, а в самом процессе учебы, там церемониться никто не будет, не сдаешь экзамены на первом курсе – до свидания.

Получается сразу двойная система конкуренции: частные рейтинговые компании мотивированы на то, чтобы их тестирование максимально достоверно оценивало способности абитуриента, поэтому у них (в отличие от наших чиновников) есть стимул разрабатывать каждый год новые вопросы и следить за списыванием. И кроме того сами вузы тоже конкурируют между собой, поэтому, чтобы славиться своими выпускниками, они мотивированы на то, чтобы отобрать наиболее смышленых абитуриентов. Главная прелесть такой системы двойной мотивации в том, что государство тут никак не задействовано. Оно может играть здесь лишь роль регулятора, например, определяя, что доля платных мест не должна быть в таких-то вузах выше такого-то процента, чтобы вместе с достоинствами американской системы мы не получили и ее недостатки в виде невероятно дорого образования.

Реформа по англо-саксонскому образцу более чем хорошо вписывается в идеологию нынешних реформаторов, но до скандала с ЕГЭ ее реализовать было бы сложно, это вызвало бы скандал, тонны новых обвинений, недопониманий и т.д. Теперь же, когда ЕГЭ и так тотально дискредитирован, такая реформа будет уже выглядеть как единственный разумный выход. Получается, что и Минобразования, также как и все остальные, было заинтересовано в сливе ЕГЭ.

Это, конечно, совсем не означает, что Ливанов сам поручил устроить провокацию в адрес единогогосэкзамена. Но это может объяснить, почему министерство ничего не сделало, чтобы хотя бы минимизировать утечки.

Впрочем, радоваться пока рано. Дискредитация ЕГЭ пришлась на тот период, когда сам Минобр оказался под тяжелой информационной атакой. Сегодня ее жертвой пал замминистра Федюкин, один из идеологов реформ, правая рука Ливанова, и самый активный борец с плагиатом. Если за ним последует Ливанов, то никто уже не может быть уверен, что реформа пойдет по западному образцу, а не, например, вернется к образцам советским.
Посмотрите на фото, оно специально сделано на фоне табло в аэропорту: на часах семь утра.

А на листе — ответы ЕГЭ по русскому языку. Они у меня со вчерашнего дня.

968038

Уже с 11:30 у меня есть подтверждение тому, что вопросы-ответы — подлинные. Тот же мой источник (а это школьник, который сам сдавал ЕГЭ сегодня) утверждает, что ответы были минимум у 8 из 10 сдающих. Кто-то покупал (по 500 р.), кому-то дали бесплатно по дружбе.

Подобная история ожидается и на следующих экзаменах.

По сути, ЕГЭ не имеет никакого смысла. Как вузы будут отбирать студентов в этом году — неясно.

Оригинал
В эти дни в Госдуме лежит проект закона, в котором впервые отдельной строкой бюджета пропишут расходы на НКО, «воспитывающие патриотизм». Я лично думаю, что миллионы рублей лучше было бы потратить на детские приюты, а в рамках «патриотического воспитания» выделить совсем небольшую сумму, на которую напечатать на одной страничке подборку цитат из русских классиков и раздать во всех школах. Ибо воспитанные на русской классике дети будут знать, что нынешний государственный патриотизм — не что иное как признак рабства, лицемерного лакейства и поиска оправданий для отсталости и воровства.

Князь Петр Вяземский «Многие признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что своё. Тюрго называл это лакейским патриотизмом, du patriotisme d’antichambre. У нас можно бы его назвать квасным патриотизмом. Я полагаю, что любовь к отечеству должна быть слепа в пожертвованиях ему, но не в тщеславном самодовольстве; в эту любовь может входить и ненависть. Какой патриот, какому народу ни принадлежал бы он, не хотел бы выдрать несколько страниц из истории отечественной, и не кипел негодованием, видя предрассудки и пороки, свойственные его согражданам? Истинная любовь ревнива и взыскательна».
«Письма из Парижа»

Александр Пушкин «Некоторые люди не заботятся ни о славе, ни о бедствиях отечества, его историю знают только со времени кн. Потемкина, имеют некоторое понятие о статистике только той губернии, в которой находятся их поместия, со всем тем почитают себя патриотами, потому что любят ботвинью и что дети их бегают в красной рубашке».
(Пушкин, «Отрывки из писем, мысли и замечания», 1949, т. 11, с. 56).



Николай Гоголь «Еще падет обвинение на автора со стороны так называемых патриотов, которые спокойно сидят себе по углам и занимаются совершенно посторонними делами, накопляют себе капитальцы, устроивая судьбу свою на счет других; но как только случится что-нибудь, по мненью их, оскорбительное для отечества, появится какая-нибудь книга, в которой скажется иногда горькая правда, они выбегут со всех углов, как пауки, увидевшие, что запуталась в паутину муха, и подымут вдруг крики: «Да хорошо ли выводить это на свет, провозглашать об этом? Ведь это всё, что ни описано здесь, это всё наше, — хорошо ли это? А что скажут иностранцы? Разве весело слышать дурное мнение о себе? Думают, разве это не больно? Думают, разве мы не патриоты?» На такие мудрые замечания, особенно насчет мнения иностранцев, признаюсь, ничего нельзя прибрать в ответ».
Мёртвые души, глава I,

Виссарион Белинский «Любовь к отечеству должна выходить из любви к человечеству, как частное из общего. Любить свою родину значит — пламенно желать видеть в ней осуществление идеала человечества и по мере сил своих споспешествовать этому. В противном случае патриотизм будет китаизмом, который любит свое только за то, что оно свое, и ненавидит все чужое за то только, что оно чужое, и не нарадуется собственным безобразием и уродством»
(Белинский, 1874, «Стихотворения М. Лермонтова»).

Михаил Салтыков-Щедрин «Большинство понимало под словом «патриотизм» что-то врожденное, почти обязательное. Начальство, соглашаясь с этим определением, прибавляло, что наилучшее выражение патриотизма заключается в беспрекословном исполнении начальственных предписаний. <...> Почти на каждом шагу приходится выслушивать суждения вроде следующих: «правда, что N ограбил казну, но зато какой патриот!» или: «правда, что N пустил по миру множество людей, но зато какой христианин!» — и суждения эти не только не убивают нашу совесть, но даже не удивляют нас».
«Признаки времени. Сила событий» 1870

Лев Толстой «Патриотизм, в самом простом, ясном и несомненном значении своем, есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти. Так оно и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм. Патриотизм есть рабство».
Толстой Л.Н.. Полн. собр. соч. В 90 т. М, 1970. Т. 39. С. 65



Антон Чехов «Хорош божий свет. Одно только не хорошо: мы. Как мало в нас справедливости и смирения, как дурно понимаем мы патриотизм! Пьяный, истасканный забулдыга муж любит свою жену и детей, но что толку от этой любви? Мы, говорят в газетах, любим нашу великую родину, но в чем выражается эта любовь? Вместо знаний — нахальство и самомнение паче меры, вместо труда — лень и свинство, справедливости нет, понятие о чести не идет дальше «чести мундира», мундира, который служит обыденным украшением наших скамей для подсудимых. Работать надо, а всё остальное к чёрту. Главное — надо быть справедливым, а остальное всё приложится».

Из письма Суворину от 9 декабря 1890 г.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире