09:55 , 16 февраля 2018

Все за одного или все против одного?

Хотел сначала озаглавить текст примерно так: «Ограничение прав неопределенного круга лиц в интересах одного», но потом одумался и понял, что не диссертацию пишу. Хотя, тема достойная.

Итак. Усть-Лабинский районный суд запретил доступ к информации, размещенной на информационных ресурсах в сети «Интернет» и в СМИ, всем лицам, находящимся в сфере действия рунета, до рассмотрения по существу гражданского спора господина Дерипаски с предметом его страсти.

Романтика.

При этом доблестный Роскомнадзор, ничтоже сумнящеся, применил к данному случаю п. 2 ч. 5 ст. 15.1 Федерального закона № 149-ФЗ, согласно которой основаниями для включения в реестр сведений о доменных именах и (или) указателях страниц сайтов в сети «Интернет», сетевых адресах, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащих информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, является вступившее в законную силу решение суда о признании информации, распространяемой посредством сети «Интернет», информацией, распространение которой в Российской Федерации запрещено. Тут, правда, есть, как говорится, нюанс, который нас отсылает к п.п. «в» п. 4 Правил, применяемых в отношении отдельных видов информации, которые утверждены Постановлением Правительства РФ от 26.10.2012 № 1101, но, при внимательном прочтении, там мы тоже узнаем, что решение Роскомнадзора может быть основано лишь на судебном решении, которым информация была признана запрещенной к распространению.

То есть, не существует в Российской Федерации нормы права, устанавливающей возможность ограничения доступа к информации в качестве обеспечительной меры, поскольку обеспечительная мера применяется на основании определения суда, а это, как говорил профессор Преображенский, не «окончательная бумажка».

Что есть решение суда?

У него двойственная природа. Это одновременно документ и действие.
Действие — которое совершается судом по завершении судебного процесса.
Документ — письменный правовой акт органа государственной власти, создающий, изменяющий или отменяющий права и обязанности одного лица или группы лиц, в том числе, неопределенного круга.

Теперь обратимся к документу, при упоминании которого морщатся и выходят из себя большинство судей судов любой юрисдикции на территории России.

Имя этому документу — Конституция Российской Федерации.
Не знаю по какой причине, но упоминание в зале суда этого документа вызывает у суда нескрываемое раздражение.

В соответствии с ч. 4 ст. 29 сего неприятного для суда документа, имеющего прямое действие, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Подразумевается, что указанные действия могут совершаться любым субъектом гражданских правоотношений (гражданином, организацией, публичным органом) на территории России беспрепятственно, если отсутствует прямо установленный законом или судебным решением запрет на осуществление этих действий.

Указанные действия относятся к неотъемлемым правам гражданина Российской Федерации и могут быть ограничены только (применительно к данному случаю) в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (ч.3 ст.55 Конституции).

Теперь вернемся к началу нашего не любимого судами документа и выясним установленный Конституцией порядок ограничения конституционных прав граждан.

Ответ на этот вопрос содержится в статье 15 Конституции.

Прежде всего узнаем, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты (т.е., и судебные решения), принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Это часть первая.

А вот в части 3 содержится самое интересное: Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Если акт органа государственной власти, коим в силу ст.ст. 10 и 11 Конституции РФ является суд, затрагивает права и обязанности неопределенного круга лиц и рассчитан на неоднократное применение, то это уже не просто «правовой акт», а нормативный правовой акт, согласно разъяснениям Пленума Высшего арбитражного суда № 58 от 30.07.2013.
Такова логика закона.

Отсюда следует, что в случае, когда суд принимает решение, которое непосредственно затрагивает права и обязанности неопределенного круга лиц (в частности, запрет на получение и распространение информации), то данное решение не может применяться, если оно не опубликовано для всеобщего сведения.

А если в этом решении не указано, что оно подлежит немедленному исполнению, то оно не может применяться ранее истечения десяти дней с даты обнародования.

Сегодня я потратил несколько часов ради собственного удовольствия, чтобы узнать, располагает ли кто-либо (Минкомсвязи, Рокомнадзор, провайдер МГТС/МТС) текстом судебного решения (в принципе, я просил что угодно, меня устроил бы любой судебный акт), на основании которого мне был ограничен доступ к информации, размещенной на интернет-ресурсе с адресом www.navalny.com. Мне было даже не очень принципиально узнать, содержится ли в искомом документе указание на запрет какой-либо информации к распространению на территории России, т.к. я понимаю, что дело-то еще даже не начинало рассматриваться.
В качестве незначительной ремарки скажу честно: я не фанат Алексея Анатольевича. Но я с уважением отношусь как к нему и его деятельности, так и к себе. Как к его правам и свободам, так и к своим.

И мне было интересно узнать, имеют ли указанные лица и государственные органы сам по себе текст судьбоносного документа.

Вывод, к которому я вынужденно пришел, таков: ни в Минкомсвязи, ни в Роскомнадзоре, ни у провайдера, который, к слову, несет передо мной договорные обязательства и любое отклонение от условий договора обязан документально обосновать, указанного текста не имеют в принципе, что позволяет усомниться в его существовании.

Усть-Лабинский районный суд также не исполняет требования Федерального закона № 262-ФЗ и не опубликовал до настоящего времени столь значимый судебный акт на своем сайте.

И я вынужденно пришел к неутешительному выводу.
В Российской Федерации примерно 87 миллионов пользователей интернета по состоянию на 2017 год. И все эти миллионы граждан фактически являются стороной (третьими лицами) в семейных разборках господина Дерипаски и страстной девушки с пониженной социальной ответственностью, поскольку конкретно этим спором непосредственно затронуты и ущемлены их (миллионов) права.

Что делать дальше — каждый пусть решает для себя сам.
Но в заключение я напомню содержание еще одной статьи неприятного для слуха судей документа прямого действия:
Часть 3 статьи 17 Конституции РФ гласит: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Вы слышите, господин Дерипаска?
Вы вольны защищать свои права и свободы любым не запрещенным законом способом. Но, пожалуйста, выбирайте для этого методы, которые не будут ущемлять права и свободы остальных граждан России, вне зависимости от Вашего личного к ним отношения.
















Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире