06:29 , 26 июля 2015

«Каждый костер когда-то догорит»

В данном случае речь, скорее, не о костре, а о фитиле.
Посему последствия «догорания» будут иными. Догоревший костер оставит золу, которую, как следует из той же песни, «ветер развеет без следа». Догоревший фитиль приводит к другому. Обычно — к взрыву.

Не стихают бурные обсуждения относительно платы за капитальный ремонт. «Отрадно», что остро вопрос встал лишь после того, как указанная графа появилась в платежных документах жителей столицы нашей героической Родины.
С одной стороны — понятно. 15 рублей с квадратного метра — не баран начихал, особенно с учетом тарифов на содержание и текущий ремонт, которые в той же столице в полтора — два раза ниже, чем, к примеру, в соседней Московской области. Т.е. арифметика простенькая: при тарифе на содержание в 25 руб./кв.м дополнительные 15 рублей с того же квадратного метра увеличивают плату за содержание имущества в полтора раза, а общую сумму коммунальных платежей — примерно на 25-30%. В Московской области (беру этот регион ввиду того, что мне тут все известно в деталях) пропорции иные: тариф на содержание — 32 руб./кв.м. (это в среднем до 1 июля), ставка за капитальный ремонт (действующая) 7,80 руб./кв.м. Согласитесь, не в полтора раза больше, а всего-то на 24%. А общий рост коммунального платежа и вовсе «незначителен» — процентов 10 всего. Терпеть можно, казалось бы.

Вот в этой-то арифметике вся суть взрывоопасной смеси. Недальновидно было в городе, где проживает почти 10% населения страны, так существенно увеличивать расходы этого населения. Чревато. Хотя объяснимо. Жилищный фонд Москвы, который надо было ремонтировать не вчера, а лет 30 назад, огромен. А денег на это нет даже в московских масштабах. Шутка ли, только МКАД 25 лет строим и все никак не закончим. Деньги же не мыши, сами не размножаются.

Собственно, на этом можно было бы и закончить, предварительно сделав прогноз, что тариф на кап. ремонт сейчас быстренько приведут к общему знаменателю с общефедеральным средним значением и вся смута рассосется. Типо, вырвут фитиль из этой бомбы.

Так-то оно так, да не все настолько просто.

Основная проблема в том, что до сих пор мало кто вообще понимает, что такое эти платежи и как к ним относиться. С чисто юридической точки зрения.

Попробуем максимально просто и сжато рассмотреть вопрос под этим углом зрения. И только в части содержания имущества, т.е. без коммунальных услуг (воды, газа, отопления, etc.)

Известно, что собственник обязан нести расходы по содержанию своего имущества.
Суды у нас считают, что это обязательные платежи. Кто им это подсказал — не знаю, лично мое мнение — им так проще рассматривать споры. На самом же деле, обязанность нести расходы по содержанию имущества, это всего лишь обязанность приобретать услуги и работы по содержанию, либо своими силами и за свой счет производить эти услуги и работы.

Обязательные платежи — это налоги, сборы и платежи в бюджет в соответствии с требованиями закона. А оплата приобретенных услуг — это расчеты по договору возмедного оказания услуг.

Разница крошечная.
В первом случае взыскатель не обязан обосновывать взыскиваемую сумму документально, достаточно сослаться на нормативный акт. А вот во втором случае надо бы представить документальное подтверждение того, что: а) услуги оказаны; б) работы произведены и приняты; в) в этой связи взыскателем понесены расходы; г) у него есть основанное на законе и договоре право требования.
Перечень не полный, но это основное.

Так вот, уже давно в суды по спорам связанным с ЖКУ никто никаких документов не приносит. Что превращает плату за услуги в обязательный платеж в адрес частного лица (т.е., не в пользу государства). Иными словами — в оброк или дань.

Это, что касается содержания текущего.
С капитальным ремонтом — вообще интересно.
Гражданский кодекс, который регулирует, в том числе, имущественные отношения граждан и государства, говорит о том, что имущество (вещь) может быть: а) недвижимым (дом, квартира, земля и т.п.); б) движимым (все остальное, в т.ч. деньги). Еще Гражданский кодекс говорит о том, что если вещи соединены таким образом, что их раздельное использование невозможно, то они представляют в правовом отношении единую сложную вещь. Со всеми вытекающими последствиями.
Так как в отсутствие недвижимого имущества невозможно возникновение обязанности по оплате его содержания, то искомое имущество (дом, квартира и т.п.) и средства, затрачиваемые на его содержание, являются сложной вещью и не могут существовать отдельно.

Отсюда следует простенький вывод: деньги, которые граждане затратят на содержание своего имущества, перейдут к другому собственнику только после того, как граждане получат что-либо взамен (работу, услугу, иное равноценное имущество). Если же предполагается, что оплаченная услуга или работа будет оказана в будущем, то перехода права собственности на деньги не происходит.
Говоря словами классика: «Утром деньги — вечером стулья, вечером деньги — утром стулья». Все прочее — аванс.
То есть, те средства, которые гражданин заплатил в фонд капитального ремонта, продолжают оставаться его собственностью ровно до того момента, пока он не получил равноценное возмещение. А распоряжаться собственностью согласно ст. 35 Конституции РФ имеет право только собственник. Либо самостоятельно, либо совместно с другими лицами. Чтобы кто-то получил право распоряжаться чужой собственностью, этот кто-то должен располагать полномочиями, которые возникают у него не в силу закона, а в силу волеизъявления собственника. А право на такое волеизъявление у нас, казалось бы, должно охраняться законом.

И вот тут начинается самое интересное.

Если деньги в фонд капитального ремонта собираются на специальном счете, который открыт для конкретного дома — все в порядке. Эти деньги никто, кроме собственников, потратить не может. Ни при каких условиях. Они являются их общей долевой собственностью, на них начисляются проценты в соответствии с договором банковского счета, которые тоже идут в доход собственников.
Более того, если гражданин решит продать квартиру, то сумма, заплаченная им в фонд капитального ремонта, при условии, что эти деньги никак не расходовались, подлежит включению в стоимость продаваемой квартиры в размере, пропорциональном его доле в общей собственности. Потому как закон говорит о том, что право собственности на средства фонда следует праву собственности на недвижимое имущество.
Если совсем просто: продавая квартиру, гражданин продает и средства, накопленные в фонде капитального ремонта. Цена, ясное дело, договорная.
Вот тут как никогда уместно говорить о штрафах, пенях и прочих мерах принуждения. Если все платят, а один (два, три, пять) нет, это причиняет вред тем, кто платит и подлежит возмещению. Потому как то, что заплачено каждым собственником, пропорционально распределяется между всеми, имеет свое численное выражение и может быть реализовано (продано). Ничего не потратить, но получить имущество и возможность его продажи — это не правильно.

Совсем другой компот, если деньги собирает уполномоченная органами власти структура — региональный оператор. Тот самый пресловутый «общий котел».

Для начала неплохо было бы понять, кто и каким образом уполномочил эту структуру на управление чужим имуществом? Я не слышал о том, чтобы кому-то предлагали рассмотреть условия договора доверительного управления. Полагаю, что никто не слышал. И даже знаю почему.

Потому, что в силу п. 2 ч. 1 ст. 179 Жилищного кодекса РФ  имущество регионального оператора формируется за счет платежей собственников помещений в многоквартирных домах, формирующих фонды капитального ремонта на счете, счетах регионального оператора.

Вот тебе и раз!

Граждане еще ничего не получили, но право собственности на свое имущество уже утратили, т.к. это уже не их имущество, а имущество некоего фонда, учрежденного органами государственной (региональной) власти. А коль скоро это не их имущество, то и распоряжаться им они не имеют права. Не могут получать доход от размещения своих средств на счете в банке. Не имеют права распорядиться этими средствами по своему усмотрению. Продать тоже не могут.
Зато фонд пресловутый — может распоряжаться, хочет и распоряжается. Как ему заблагорассудится.

Вы мне возразите: как, мол, так? Не как хочет, а как в законе написано.

Опять согласен. Но в законе о пенсионном фонде тоже много чего написано, а распоряжаются им, как захотят.

Давайте опять заглянем в наш любимый Основной закон. В ту же 35 его статью, в часть третью.
Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Имущества уже лишили и без всяких решений суда. Нужды, для которых лишили, ясное дело, государственные, т.к. тратятся эти деньги на те обязательства, которые забыло исполнить государство. О предварительном возмещении говорить не стоит, наверное. Будет глупо. О равноценности возмещения можно помечтать. Но я бы у такого мечтателя попросил бы справку о его психическом здоровье.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире