23:14 , 07 июня 2012

«Жулики в законе» или как Единая Россия узаконивает уход от налогов вывоз активов

Вчера депутаты от Единой России провели поправку к законопроекту №500686-5 «О внесении изменений в статьи 76 и 86 части первой Налогового кодекса Российской Федерации». Поправка эта, не имеющая ничего общего с первоначальной концепцией Закона, направлена на освобождение от налогообложения доходов по облигациям, выпущенным компаниями, созданными российскими инвестиционными банками и крупными корпорациями, зарегистрированными в иностранных государствах. Судя по ожесточению, с каким представители Единой России боролись с нами и с Правительством по этой поправке, цена вопроса велика. По заявлению председателя комитета по бюджету Макарова, боровшегося с нами, от 600 млн. до 1 миллиарда долларов.

В чем суть вопроса. Существует довольно распространенная схема размещения внешних заимствований для банков и корпораций не непосредственно, а через специальные юридические лица SPV (Special Purpose Vehicle). Таким способом, во-первых, займы не подпадают под контроль ЦБ и не отражаются в его отчетности. Во-вторых, такая схема дает хорошие возможности выведения активов в форме залогов. И, наконец, в-третьих, такая схема позволяет уйти от налогообложения. Вот как она действует. Российские банки создают на территории иностранных государств, с которыми Российская Федерация заключила договор об избежании двойного налогообложения, дочерние организации – специальные юридические лица или SPV. SPV выпускает облигации, которые размещает среди иностранных инвесторов. Полученный при этом доход SPV переводит в российский банк в виде депозита, процентная ставка по которому равна ставке процента по облигациям.

К предусмотренному сроку банк выплачивает SPV доход в виде процентов, начисленных за размещение депозита. Этот доход SPV перечисляет владельцам облигаций.

Смысл всей схемы в том, что, поскольку SPV находится в государстве, с которым у Российской Федерации заключен договор об избежании двойного налогообложения, банк не обязан удерживать налог по процентам по вкладам в России, а перечисляет SPV всю сумму процентного дохода. Хотя в налоговом кодексе в статье 309 было достаточно четко сказано что процентный доход по облигациям в пользу иностранных организаций облагается у источника выплат, то есть в Российской Федерации, исключение было сделано только для государственных и муниципальных ценных бумаг, которые облагаются по ставке 0. Уход от налога был построен на том, что банки выплачивали SPV процентный доход на вклад, а не на облигации. До недавнего времени эта схема работала.
Министерство финансов справедливо усмотрело в подобной схеме признаки уклонения от уплаты налогов, на что указало в письме №03-08-13/1 от 30 декабря 2011 года. Если прав МинФин, а Правительство на этот раз было право, то подлежали налогообложению все доходы, выплаченные в пользу иностранных организаций через SPV за все время действия этой схемы. Естественно, пользователем этих схем это не понравилось, и они нашли поддержку у депутатов от Единой России из Комитета по бюджету. Для того, чтобы дезавуировать письмо МинФина депутаты внесли поправку в Налоговый кодекс, используя для этих целей совсем другой закон, и решили сделать уход от налогов по этой схеме, а заодно и по другим схемам в пользу иностранных организаций, законной. При этом существовавшая до письма Минфина налоговая дырочка была расширена и превратилась в дырищу.

Из этого обстоятельства можно сделать несколько выводов: политические и экономические. Первый, политический: Единая Россия готова идти против Правительства, защищая интересы различных схем ухода от налогов крупных собственников, стимулируя неконтролируемый рост внешних займов и вывод залоговых активов. Во-вторых, представители Единой России становятся чрезвычайно агрессивны, когда их удается схватить за руку и поймать с поличным в процессе этой работы. В-третьих, к сожалению из-за сложности схемы не все представители оппозиции способны в этом вопросе разобраться, консолидироваться и принять правильное решение. Поэтому этот закон не поддержала и выступала против него только Справедливая Россия.

Выводы экономические:

Во-первых, вместо снижения налогового пресса для всех прежде всего малых, инновационных предприятий и обрабатывающей промышленности (все законы в этой области отклоняются из года в год) Единая Россия так же из года в год принимает решения о снижении налогообложения через различные схемы ухода от налогов.

Во-вторых, принятая поправка льготирует осуществление внешних заимствований на специально созданные в иностранной юрисдикции юридические лица вне контроля Центрального Банка. В результате фактический внешний корпоративный долг, который уже сейчас превышает золотовалютные резервы страны, оказывается еще больше. Как заявил вчера в своем выступлении Председатель Комитета по бюджету и налогам Макаров, подобная схема займов была использована на 116 млрд. долларов.

В-третьих, подобная схема предполагает в качестве обеспечения вывод активов, что также чрезвычайно опасно.
К сожалению, сложность законодательства в этой области не позволило сделать эти вопросы предметом широкого общественного обсуждения. В заключении хотелось бы сказать, что схемы вывода активов и ухода от налогов не так примитивны, как представляются. В нашей стране плохо с технологическими инновациями, а с инновациями в области жульничества и воровства все в порядке.

Предлагаю вашему вниманию стенограммы выступлений председателя комитета по бюджету и налогам А.М.Макарова и моего выступления при обсуждении в Думе этого вопроса.

Дмитриева О.Г. Спасибо, Сергей Евгеньевич. В данный законопроект внесена поправка, мы имеем в виду первоначальную поправку, а не ту, которая сейчас принята, не имеющая ничего общего с его первоначальной концепцией, и направленная на освобождение от налогообложения доходов по еврооблигациям, выпущенным дочерними компаниями российских инвестиционных банков и крупных корпораций, зарегистрированных в иностранных государствах.

В «Единой России» еще не все поняли, почему мы считаем такую схему жульнический.

Какова схема. Российские банки создают на территории иностранных государств специальные юридические лица (SPV), которые выпускают еврооблигации и размещают их иностранным инвесторам. Полученный при этом доход SPV переводит в российский банк, который выплачивает SPV в виде процентов, а затем SPV распределяет этот доход между владельцами еврооблигаций.

МинФин усмотрел в этой схеме признаки уклонения от налогов и был прав. На защиту этой схемы встали депутаты, которые провели поправку, что все это законно и налог у источника выплаты не удерживается.

Во-первых, мы считаем, что эта схема уклонения от уплаты налогов.

Во-вторых, мы считаем, что не нужно льготировать безудержные внешние заимствования, которые увеличивают корпоративный частный долг, о чем нас каждый раз предупреждает Председатель Счетной палаты Степашин.

Поэтому мы не будем поддерживать этот закон из-за той поправки, которую провели депутаты – члены Комитета по бюджету и налогам.

Макаров А.М. Уважаемые коллеги! Спасибо огромное, Сергей Евгеньевич, за возможность выступить с позицией, которую я излагаю от фракции «Единая Россия». На самом деле здесь много сказано, но Оксана Генриховна забыла сказать, сейчас она пытается аргументировать на профессиональном уровне. На самом деле, когда этот законопроект проходил в комитете второе чтение, фракция «Справедливая Россия» была при этом, никто не высказывал мнения против. Правда, потом появился Твиттер, у нас, понимаете, когда у нас обычно делается все обсуждение: одно для зала Думы, второе для Твиттера.

И в Твиттере, я хотел бы сейчас сказать, что написала Оксана Генриховна, потому что это относится к нам ко всем, к трем фракциям, которые поддержали этот законопроект, к тем фракциям, которые, простите, выступили против раскрытия банковской тайны и решения вопроса инвестиционных ресурсов для страны. Так вот чтобы вы знали, мы с вами поддержали жуликов и воров. Вот это то, что написала Оксана Генриховна в своем Твиттере по поводу этого законопроекта.

Теперь на самом деле вопрос о том, понимает ли доктор экономических наук о том, что такое SPV. Она назвала это «слово», это сокращение. Так вот это компания, которая в 98% случаев вообще не имеет никакого отношения к нашим компаниям. Более того, они никак не аффилированы с ними.

А теперь с точки зрения вопроса. Еврооблигации, по которым привлекают деньги у нас в стране, это четверть наших инвестиционных ресурсов, четверть, я подчеркиваю. Это более 116 миллиардов долларов. Если бы мы не приняли эту поправку сегодня, цена этих ресурсов, кстати, вот те месяцы, которые эта поправка висела, непринимавшаяся, уже потери, реальные потери в прямом счете, я не говорю о репутации страны, составили более 1 миллиарда 600 миллионов долларов. Это прямой счет потерь.

Но главное совершенно в другом, что на этом рынке нас все, просто нас вытеснят с этого рынка. Вот сегодня либо доктор экономических наук не понимает, что такое SPV, это неприятно, это говорит о квалификации. Либо понимает. Но тогда то, что она говорит здесь нам, и то, что она говорит избирателям, разнится диаметрально противоположно. Тогда выясняется, что налоговые вопросы, проблемы развития страны, инвестиций, то, что мы хотим сделать, на самом деле волнуют ее гораздо меньше чем бросить обвинение всем нам, видя в нас политических противников.

Я думаю, на самом деле на это способны только политические трупы.

В прошлый раз я сравнил Оксану Генриховну с бабушкой Вангой по способности угадывать цену на нефть. Я беру свои слова обратно. Я не хочу обижать бабушку Вангу, бабушка Ванга была добрая. Уважаемые коллеги, спасибо. Так вот мы этим законопроектом решили две вещи: мы защитили граждан страны и мы защитили инвестиционную привлекательность страны. Спасибо фракциям КПРФ и ЛДПР за совместную работу над этим законопроектом.

КОНЕЦ СТЕНОГРАММЫ

В завершении обращаю еще раз внимание. Оскорбления, хамство и шельмования — повседневный стиль работы Единой России, это уже никого не удивляет. А вот по сути в своем выступлении Председатель бюджетного Комитета Макаров признал:

Первое. Заимствования на 116 миллиардов долларов осуществляются по непрозрачной и непонятной схеме юридическими лицами (SPV), которые не имеют формальных взаимоотношений с материнскими компаниями, которые их создали и снабдили залогами.

Второе. 116 миллиардов долларов – объем заимствований, которые вообще не проходят по отчетности Центрального Банка и еще больше наращивают внешний корпоративный долг страны.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире