12:04 , 12 мая 2021

Турецкоподданный гетман, король-маршал и тишайший царь в борьбе за Украину

Лебедь, рак и щука Восточной Европы 

В начале 1670-х годов в Причерноморье завязался клубок противоречий, разрешить который, по всей видимости, можно было только военным путём. По крайней мере так считали большинство участников конфликта за обладание украинскими землями. Кампания 1672 года наглядно продемонстрировала, что Турция решила всерьёз взяться за этот регион, вхождение которого в состав Порты могло решить целый ворох внутри— и внешнеполитических проблем. Русское царство выступило в неожиданном для себя амплуа союзника Речи Посполитой, собирая войска для захвата Азова и борьбы за Гетманщину. Польша в наименьшей степени оказалась готова к столь резко обострившемуся противостоянию: неудачи сменяли одна другую, так что в октябре 1672 года поляки были вынуждены заключить тяжёлый мир на условиях передачи туркам Подольского воеводства и перехода под турецкое влияние территорий Правобережья. 

Правительство Алексея Михайловича не отказалось от борьбы за земли по ту сторону Днепра несмотря на то, что Порта была могучим и опасным противником. Попытка захвата прикрывавших Азов крепостей оказалась неудачной, также как рейд запорожцев на Крым, однако русское командование вовсю готовилось к нарастанию интенсивности военных действий. Своевольный гетман Игнатович, прозванный современниками Многогрешным, был свергнут собственной старшиной, после чего обвинён в связях с османами и отправлен в Сибирь. Его место занял молодой генеральный судья Иван Самойлович. Избрание Самойловича было подкреплено большим русским корпусом, расположившимся недалеко от Конотопа, где проходила Рада, так что новый гетман должен был хорошо запомнить, кому он обязан своим положением. 

Оправившись от новостей о стремительном разгроме Польши русское правительство посчитало себя более не связанным обязательствами Андрусовского перемирия и отныне открыто претендовало на Правобережье. Стратегический расчёт был верным: чтобы не дать возможности Турции закрепиться в регионе нужно было действовать как можно скорее, ведь в противном случае последствия могли быть самыми серьёзными. Традиционно турецкое могущество в Северном Черноморье базировалось на сети прибрежных крепостей и крымских ханах, которых султаны могли по своему усмотрению натравить на неугодных врагов. Однако прямое включение земель Подолья в состав Порты меняло баланс сил, порождая кризис. Одного расчёта, впрочем, оказалось недостаточно.

Рис.1 
Карта польско-турецкой войны 

При попытке организации операций против Азова русское правительство столкнулось с проблемами, аналогичными тем, что встретит на своём пути молодой царь Пётр, но на сей раз дело осложнялось тем, что командование стремилось удержать инициативу сразу на трёх стратегических направлениях. Неожиданно для Москвы и ещё и менее предсказуемо для Стамбула польский сейм отказался утверждать унизительные условия мира, подписанного в Бучаче. Более того, осознав серьёзность положения, депутаты решили выделить средства на сбор внушительного войска, командование которыми вновь доверили Собескому — способному полководцу и блестящему тактику. Ян Собеский полностью оправдал доверие шляхты и 10-11 ноября 1673 года наголову разбил армию силийстрийского бейлербея под Хотином. Победа была столь впечатляющей, что буквально на плечах оставшихся в живых османов Собескому удалось вторгнуться в Молдавию и занять её на некоторое время. Впрочем, дальнейшие успехи поляков оказались под вопросом. 

Новая Переяславская Рада и турецкий ответ 

Дело в том, что пока Собеский громил турок король Михаил Корибут скончался во Львове, а значит осуществление важнейших государственных задач было отложено до выбора нового короля. Затишьем решили воспользоваться русские воеводы и вторгнуться за Днепр, пока гетман Дорошенко остался без поддержки своего сюзерена. Дорошенко, осознавая тяжесть своего положения, заперся в Чигирине — своей главной резиденции, ожидая подхода турок. Воеводе Ромодановскому и гетману Самойловичу удалось в короткий срок захватить Черкассы и заставить сдаться Канев. За примером последнего последовали ещё несколько полков, так что на открывшейся 17 марта 1674 года объединённой Раде, большинство правобережных полковников выступили за признание русского подданства. 

Гетманом обеих сторон был ожидаемо избран Самойлович, в руках Дорошенко к тому моменту оставался лишь Чигиринский полк со столицей и часть Поволоцкого полка. Впрочем, обманываться не стоило — как только дела пойдут по наклонной правобережные полковники найдут себе нового повелителя, как уже случалось не раз. А в это время как раз завершились выборы нового короля. Стоит сказать, что Алексей Михайлович, как почти сто лет назад Иван Васильевич, даже претендовал на польско-литовскую корону, однако его кандидатуре предпочли Яна Собеского. Удачливый полководец был солидарен с большей частью шляхты и не только не собирался отдавать русским Правобережье, но ставил своей целью возвращение Киева и Заднепровья. И если у Собеского сил на то, чтобы отбить полки правого берега пока не доставало, то султан Мехмед IV всерьёз собирался вторгнуться с войсками в регион и решительно подчинить его своей власти. 

Читать текст полностью 

Смотрите также: 

Русско-турецкие войны: украинский гамбит 

Вторая осада Вены, 1683


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире