13:26 , 03 марта 2021

Карл Смелый: восставшее Возрождение

Бургундские войны: все против Герцога Запада 


2 марта 1476 года неподалёку от местечка Грансон состоялось одно из самых важных для истории Позднего Средневековья и Раннего Ренессанса и весьма известное в истории войн сражение. Тем удивительнее, что столь прославленная битва бургундской армии Карла Смелого и объединённого ополчения швейцарских кантонов даже по масштабам следующего XVI столетия выглядела скорее как большая стычка, но её значение и последствия подчёркиваются специалистами по сей день. Так что же случилось в начале весны 1476 года и как швейцарцы заслужили славу самых отчаянных рубак во всей Европе? 


Прежде всего, стоит напомнить, что великодержавные устремления бургундских герцогов Филиппа Доброго и его сына Карла Смелого не находили должного сочувствия у большинства их соседей. Более того, по мере восстановления могущества Французского Королевства после Столетней войны с одной стороны и усиления влияния Швейцарской Конфедерации — с другой, тучи вокруг Карла Смелого продолжали сгущаться. Дошло до того, что традиционные соперники решили объединиться только для того, чтобы совместными усилиями одолеть неуёмного герцога, военные предприятия которого утомляли не только его противников, но и собственных подданных. Союз, получивший имя Констанцской лиги (по названию пограничного городка, что в 60 километрах к северо-востоку от Цюриха) был создан в 1474 году и включил в себя едва ли не всех соседей Карла Смелого от Парижа до Вены. Даже такие непримиримые враги как эрцгерцог Австрийский и швейцарские кантоны договорились действовать сообща в интересах общего дела.


рис 1 

Карл Смелый 


Карл Смелый, задумавший войну против Кёльнского епископа, не сразу осознал масштаб проблемы. Когда герцогу стало ясно, что участники Лиги настроены серьёзно и лишь на словах называют свой союз оборонительным, время для активных боевых действий, казалось, было упущено. 9-месячная осада Нейса ничего не дала, а местных людских ресурсов Бургундии для столь масштабной войны было явно недостаточно. Карл начал набирать войска в Италии, попутно вмешавшись в дела североитальянских государств — Савойи и Милана. Желание прервать поток подкреплений, шедший к бургундцу и нарушить его коммуникации с Апеннинами привело к тому, что в борьбу с Карлом активно включились швейцарцы, особенно кантон Берн, который был самым могучим среди остальных и вёл наиболее активную захватническую политику. 


Лето-осень 1475 года прошли в осадах и штурмах: несколько замков было сожжено швейцарцами, другие подверглись разорению и опустошению. Взятие Орба и Эставейера привело к такому грандиозному погрому, что сами швейцарские командиры были шокированы бесчинством их людей. До окончания кампании в ноябре швейцарцам удалось разграбить или покорить большую часть Па-Дэ-Во — региона в западных Альпах, связывавшего Савойю и Франш-Конте. Тем не менее, положение союзников в конце 1475 года стало только хуже. Дело в том, что герцог сумел добиться заключения перемирия и с французским королём и с германским императором, так что силы Лиги оказались в некоторой изоляции. Карл Смелый тут же воспользовался этой ситуацией и вторгся в Лотарингию, аннексировав область в свою пользу. Затем настал черёд горцев расплатиться за свои преступления.

 Рис.2 

Карта кампании в Па-Дэ-Во источник: Курукин А.В. Бургундская война. Сражение при Грансоне, 2 марта 1476 г. 


Швейцарская конфедерация: мужичьё против Средних веков 


К началу февраля 1476 года, когда герцог выступил в поход из Безансона, бургундское войско насчитывало примерно 15-17 тысяч воинов, включая итальянских наёмников, гвардию и артиллерию. Армию Карла Смелого не зря считают наивысшим проявлением военного искусства Средневековья. Герцог, как ни один другой правитель той поры, сумел суммировать всё лучшее, чего достигла эпоха. Ядро его армии составляли копья ордонансовых рот, набираемые по герцогским указам, их поддерживали лучники ордонанса, аркебузиры, страдиоты и пехотинцы городских ополчений. Кроме того, пожалуй, ни один политический организм той поры (за исключением разве что Османской державы), не обладал таким совершенным и многочисленным артиллерийским парком. При всём этом, и психология командиров и подчинённых, и сами способы управления, и даже многие сугубо организационные элементы бургундской армии оставались Средневековыми. 


В противоположность герцогскому — войско швейцарцев было куда более монолитным, и, как кажется, менее эффективным и универсальным. На деле спайка пеших баталий швейцарцев оказалась недостижимым идеалом как для жандармской конницы, так и для пеших коммунальных ополчений, формировавшихся на старый лад. Как показали дальнейшие события — какого бы совершенства не достигали отдельные элементы средневековой военной машины, бороться сомкнутыми построениями пехоты, способной на атакующий порыв, она не в состоянии. Но сам герцог об этом ещё ничего не знал.



Читать текст полностью 



Смотрите также:



Гент против Средневековья 


Лига общественного блага: как Карл стал Смелым 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире