15:52 , 13 января 2021

Отечественная война. Вяземский капкан для Великой армии

Сражение под Вязьмой, разразившееся осенью 1812 года на Смоленской дороге, стало поворотным для всей Великой армии, чьё отступление превратилось в бегство.

Великая армия: от Малоярославца до Вязьмы

После оставления Москвы французская армия оказалась в затруднительном положении, так как продолжать войну с каждым днём становилось всё сложнее. Произошедшее вскоре Малоярославское сражение явно продемонстрировало, что сил Великой армии недостаточно для того, чтобы удерживать инициативу и вести наступление в столь желанном для Наполеона и его маршалов направлении. От идеи зимовки на житном юге России пришлось отказаться, и корпуса были вынуждены вернуться в Можайск, через который они победоносно проходили всего пару месяцев назад. «Мы приблизились к Можайску, куда и прибыли поздней ночью 28 октября, когда погода переменилась, стало холодно и пошел снег. Запах стоял отвратительный; пахло частью горелыми домами, частью разлагающимися телами павших животных» — вспоминал Генрих Ульрих Роос — врач, участник похода 1812 года. Армия, в которой осталось лишь 60-65 тыс. пехотинцев и 15 тыс. всадников, на которых приходилось лишь 5 тыс. лошадей, была вынуждена вернуться на Старую смоленскую дорогу.

Марш по разорённой, ограбленной французами земле тяжело давался вчерашним триумфаторам. Те деревни, селения и отдельные дома, что уцелели летом, теперь подверглись совершенному разорению и разрушению. «В ночь на 26 октября мы подошли к Уваровскому и были удивлены, увидав село все в огне… Нам сказали, что был отдан приказ сжигать все находившееся на нашей дороге. В этом селе был деревянный дом, напоминавший по своей величине и великолепию самые красивые дворцы Италии. Богатство его отделки и меблировка соответствовали красоте его архитектуры… все эти богатства не пощадили, и мы узнали на следующий день, что наши солдаты не захотели просто поджечь дом, находя этот способ чересчур медленным, а предпочли подложить в нижний этаж бомбы с порохом и взорвали его. Теперь мы видели горящими все села, в домах которых мы несколько дней тому назад отдыхали. Их теплый ещё пепел, разносимый ветром, прикрывал трупы солдат и крестьян». Прибывавшие вслед за авангардом полки видели зарево пожаров и пепелища, сжигая то немногое, что не успели уничтожить передовые части, так что арьергард, на который постоянно наседали русские, терпел холод и голод.

Сближение армий под Вязьмой

28 октября, когда большая часть Великой армии уже ступила на Смоленскую дорогу, главные силы русских войск ещё оставались между Калугой и Малоярославцем. Не имея точных сведений о неприятеле, Кутузов развернул преследование, ожидая, что французы будут отступать по линии Гжатск (совр. Гагарин) — Сычёвка — Белый на северо-запад к Двине. В действительности же Наполеон двигался на запад к Вязьме на Смоленск. 31 октября Милорадович и Платов вступили в контакт с неприятелем: у Колоцкого монастыря (в 25 км к западу от Можайска), где находились французские раненые и большой отряд пехоты, был сильный бой. Здесь, по признанию Цезаря Ложье — офицера гвардии Евгения Богарне, «в первый раз разбили и бросили пушки», два батальона пехоты были разгромлены, захвачены два знамени. Однако худшее было ещё впереди. Как только русскому командованию стало ясно направление движения неприятеля, Кутузов предписал главным силам двигаться по кратчайшей дороге на Вязьму, намереваясь перехватить сильно растянутые порядки французов. Платов должен был следовать за противником по Смоленской дороге, Милорадович держаться ближе, сохраняя сообщение с основной армией.

Маршал Даву: спаситель империи?

Моральное воздействие постоянно наседавших русских отрядов было таково, что французы более не помышляли о каких-то наступательных действиях или удержании позиций. Отныне единственной заботой стало отступление. При всём этом не стоит думать, что Великая армия больше не представляла собой сколько-нибудь значимой силы: разложение войск ещё не было необратимым, многие полки и батальоны сохраняли боеспособность даже в таких тяжёлых обстоятельствах, а отдельные части армии продолжали худо-бедно выполнять свои функции. 31 октября Наполеон со штабом прибыл в Вязьму, где принялся диктовать приказы и рассылать депеши, стремясь выжать из своего положения максимум. Император не терял надежды устроиться на зимовку между Днепром и Двиной, для чего требовалось хоть немного стабилизировать фронт и дать людям и лошадям отдых. В прессе начинающееся бегство было объявлено всего лишь стратегическим манёвром, целью которого было сблизить части армии, разбросанные по всей России. Для этого требовалось задержать русских в Вязьме, обойти которую, оставив у себя в тылу сильный французский отряд, было бы затруднительно. Как это обычно бывает, самая тяжёлая задача выпала на долю войск арьергарда, возглавляемых Даву. Маршал, совершивший столько подвигов на поле сражений, должен был добиться настоящего чуда, чтобы дать армии возможность отступить.

Читать далее

Автор: Владимир Шишов

Читайте также:

Тест. Старый Новый год

Рыбный соус, воспетый поэтами: гарум и римская кухня



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире