13:07 , 13 марта 2020

Между Гитлером и Сталиным: «третий путь» эмиграции

Бывшие белогвардейцы, что пришли с вермахтом, не нашли ни старой России, ни «третьего пути», лишь горечь бессилия. Об этом – роман эмигранта Евгения Гагарина.

Третий путь

22 июня 1941 г. в русской эмиграции произошел очередной раскол: в разразившейся войне одни увидели надежду на крушение коммунизма, другие категорически не принимали видение войны как путь к свободе России. Часть эмигрантов выступила против Германии, а несколько тысяч человек впоследствии бились против Гитлера. Но многие белые, 20 лет ждавшие возможности вернуться в Россию, поддались соблазну взять реванш с помощью нацистов, провозгласивших себя борцами против мирового еврейского большевизма. В битве СССР и Рейха такие эмигранты, как и власовцы, искали «третий путь». Кто-то работал в русских националистических группах внутри Третьего Рейха, кто-то служил в коллаборационистских частях, другие отправлялись на Восточный фронт в качестве переводчиков. По разным оценкам, их было от 15 до 20 тыс. — больше, чем русских участников движения Сопротивления в разных странах.

Русский охранный корпус, 1941, Югославия

Почему такое количество людей сделало выбор в пользу немцев — один из главных вопросов истории эмиграции в годы Второй мировой войны. Германофильские настроения не были настолько распространены. Сильнее опасений перед гитлеровской агрессией была ненависть к коммунизму. Как и все коллаборанты, эмигранты не считали себя предателями (часто совершенно искренне). Выступление в рядах германской армии они воспринимали как единственный доступный метод борьбы за освобождение России от большевизма. Желаемое при этом выдавалось за действительное — в начале войны казалось, что с Германией получится договориться или же спасенная Россия сможет дать победителям-немцам отпор. Прежде чем этот мираж русско-немецкого антибольшевистского союза растаял, он успел увлечь немало людей. 

Несмотря на все надежды, заблуждения и иллюзии, перед эмигрантами, вставшими под знамена Рейха, всегда вставал тяжелейший моральный выбор. Малоизвестный и недооцененный эмигрантский писатель Евгений Гагарин написал об этом свой главный роман — «Возвращение корнета».

Издание 1953 г.

Евгений Гагарин — корнет Подберезкин?

Внук успешного архангельского купца Евгений Гагарин ненавидел коммунистов и желал их падения как никто. Молодой статистик треста «Севстрой» жил во «внутренней эмиграции» — внешне мирился с социальным и политическим строем Советской России, но тянулся к противникам советской власти. Гагарин женился на репрессированной дочери известного философа и эмигранта Н.С. Арсеньева, а в 1933 г. тесть выкупил их у властей СССР (за право выезда требовали огромные пошлины). Гагарины поселились в Германии.

Евгений Гагарин c художницей В. Дражевской

Несмотря на укрепление гитлеровского тоталитарного режима, те немногие русские, что еще оставались в этой стране, находили возможность уклоняться от службы на нацистов. Гагарин учился в Лесной академии в Эберсвельде, а затем работал в международной организации по изучению лесов. До конца своей короткой жизни (1905 — 1948 гг.) он писал о России и эмиграции. В 1948 г. Гагарин попал под колеса грузовика в Мюнхене и погиб. Незадолго до этого он успел закончить «Возвращение корнета» — единственный в русской литературе роман об эмигранте, который с немцами пришел в СССР.

История этой книги туманна. Сам Гагарин, судя по всему, с вермахтом в России все же не был (подробности его биографии почти неизвестны). Очевидно, в Мюнхене, где жили многие бывшие коллаборационисты, Гагарин с ними сталкивался и слушал их рассказы; едва ли он мог иначе в деталях узнать о деяниях вермахта на Востоке. И если уж этот роман и не автобиографичный, то во всяком случае он — автопсихологический. Писатель разделил все переживания, мифы, несбыточные надежды и выбор эмиграции.

Читать далее

Автор: Константин Котельников

Читайте также:

Тест. Твоя зарплата до революции

Древний Рим: жизнь в инсуле



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире