15:36 , 11 марта 2020

Новое время: военные секреты объединения Германии

Генеральный штаб – мозг армии 

Уже в античные времена военачальникам стало ясно, что на войне важно не только руководство войсками на поле боя и не только обеспечение армии пропитанием и припасами, но и планирование кампаний и операций, знание мобилизационного потенциала противника и районов его сосредоточения, организация логистики и маршей. Так появились штабные службы, прототипы современных штабов имелись в вооружённых силах Персии и Рима, а круг лиц, на которых возложены штабные функции от эпохе к эпохе неуклонно разрастался.

В Новом времени именно создание разветвлённой, продуманной системы ведения войны и управления войсками стали залогом превосходства новой системы над старой: швейцарские пикинеры уступили место ландскнехтам и испанцам, а средневековая по сути испанская система – голландской. Просчёты штабов дорого обходились той или иной стороне ещё до эпохи тотальных войн – при Аустерлице союзная армия, превосходящая Наполеона на 10 000 штыков и сабель, находясь в значительно лучшей стратегической ситуации, не только вступила в бой, но потерпела поражение прежде всего из-за плохого штабного планирования операции и отсутствия взаимодействия между штабными структурами австрийской и русской армиями. 

Один из создателей Генерального штаба – генерал Шарнхорст

Подготовленность штабных кадров приводила к обратным результатам — в начале Войны пятой коалиции в 1809 году именно работа штабов корпусов и Великой армии позволили французам перехватить инициативу в кратчайшие сроки и нанести противнику тяжёлые потери уже на начальном этапе войны. В ходе знаменитой пятидневной операции 19-23 апреля 1809 года австрийцы потеряли около 40 000 человек, столько же сколько при Ваграме – генеральном сражении той войны. Развал в армии сказывался, прежде всего, на штабных инструментах в армии – работа штабов нарушалась, что влекло за собой ещё более быструю деградацию армии как института.

Прусская армия в 1846 году

С определённого момента штабная организация так глубоко въелась в армейский организм, что сегодня невозможно представить вооружённые силы без этой системы, пронизывающей всё и вся сверху донизу. Но как Генеральный штаб стал самой влиятельной организацией армии и стал определять облик войны?

Датско-прусская война – борьба за существование Германии

После назначения в 1857 году начальником Большого Генерального штаба Гельмута фон Мольтке в прусской армии начали происходить изменения, которые поначалу мало кто замечал, однако, именно методичная и упорная работа нового шефа превратили Генеральный штаб из третьестепенного военного учреждения в место, где определялась прусская и немецкая, а значит и мировая политика на десятилетия вперёд.

Авторитет, заработанный Мольтке в предыдущие годы, и близость к престолу делали шефа генштаба влиятельной фигурой при дворе и решении политических вопросов, что не соответствовало той должности, которую он занимал. В 1859 году впервые начальник Генерального штаба присутствовал на чрезвычайном совещании, где решался вопрос о вмешательстве в австро-сардино-французскую войну, что позволило бы Пруссии заявить о себе как о лидере германских государств и защитнице их интересов, даже если речь идёт о Австрии — извечной сопернице Гогенцоллернов. Однако нерешительность короля Вильгельма не привела к желаемым результатам: армия была отмобилизована, однако Австрия, разбитая при Маженто и Сольферино, от помощи отказалась, потеряв волю к сопротивлению. Издержки казны были значительны, а никаких политических дивидендов извлечь не удалось. Только через несколько лет у Пруссии появилась возможность усилить своё влияние в регионе за счёт другого соседа — Дании.

Продолжение читайте на сайте Diletant.media.
Читайте также:
«Рассказ о семи повешенных», или мистическое искусство в СССР
Конституция России: развязка политического кризиса 1993 года
Сталинградская битва – перелом в Великой Отечественной войне
Царская гимназия: как бы ты учился в ней?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире