13:28 , 19 февраля 2020

Пунические войны — как спартанец спас Карфаген от разрушения

Римская республика — покорение Италии, победа над Пирром и сицилийский вопрос 

III век до нашей эры является, пожалуй, важнейшим для Средиземноморья и во многом определяющим для всей мировой истории. В начале столетия взоры всей ойкумены были обращены на восток, где преемники и потомки Александра Македонского боролись за власть, сражаясь друг с другом. В конце века набравшая силу Римская республика затмила собой все остальные государства того времени и одержала верх над своим главным врагом — Карфагеном. Но так ли безальтернативна была победа Рима над своим африканским соседом? 


В конце 275 года до н.э. могучий противник римлян — царь Пирр покинул Италию, так и не сумев сломить волю и дух римской армии и основать новую империю на западе. Война с Пирром многому научила римлян — даже знаменитый римский лагерь «каструм» был заимствован ими от царя. Более того, именно Пирр первым познакомил уроженцев Лация с «танками древности» — боевыми слонами.


Рис.1

Карта Западного Средиземноморья накануне Первой Пунической войны wikimedia.org 


Успехи в борьбе с великим полководцем привели окончательному покорению римлянами апеннинской части Великой Греции — плеяды греческих городов-колоний, выведенных эллинами ещё в VII-V веках. Амбиции Рима росли, и в сенате с жадностью поглядывали на Сицилию с её многочисленными городами и плодородными полями. Дело осложнялось тем, что на острове уже присутствовали две силы — Сиракузы, только что с отстоявшие свою независимость с помощью Пирра, и Карфаген, ведущий активную экспансию по всему Средиземноморью и едва не покоривший Сицилию целиком. Ни расклад сил на острове, ни тот факт, что пунийцы буквально ещё несколько лет назад были союзниками Рима в борьбе с Пирром, не смутили ни римский сенат, ни римский народ. Оставалось лишь найти повод к вторжению. 


Предлогом для начала войны послужило обращение разбойников-марметинцев, не один год террорезировавших Сицилию, но разгромленных Пирром и сиракузянами, принять их в качестве союзников под крыло Рима. Итог был закономерен — пунийцы потребовали римлян отказаться от своих намерений, а наткнувшись на глухоту патрициев в 264 году до н.э. объявили италикам войну. Иронично, что несколькими годами ранее покидая Сицилию Пирр по преданию воскликнул: «Какое поле боя мы оставляем римлянам и карфагенянам!» И был прав.


Рис.2 


Римские воины pinterest.ru 


Первая Пуническая война — столкновение гегемонов 


Карфаген был мощным торговым государством Западного Средиземноморья: удачное расположение, традиции финикийских мореплавателей и талант руководителей позволили ему добиться больших успехов, поставив под контроль значительную часть товарооборота всей ойкумены. К началу войны с Римом город не имел армии в собственно эллинистическом понимании — войско формировалось из наёмников, набираемых на время кампании, влияние полководцев на принятие политических решений было минимальным, как и участие простых карфагенян в жизни армии. Пунийцы были, прежде всего, мореходами, а воевали за них те,чьи услуги они были готовы оплачивать. 


Разумеется, что такая армия не отличалась ни традициями, ни высоким боевым духом и подходила для небольших военных акций и борьбы с заведомо более слабым противником, но никак не с римлянами, чья армия состояла из граждан, возглавляемых политиками с широкими полномочиями не только военного, но и политического характера. И очень скоро карфагенские военачальники поняли это на собственном опыте.


Рис.3

Карфагенская армия pinterest.ru 


Первая крупная операция войны, развернувшаяся под сицилийской Мессаной, продемонстрировала всё несовершенство карфагенской военной организации — несмотря на частные успехи, пунийцам не только не удалось одолеть неприятеля, но, более того, в решающем сражении карфагенская пехота не выдержала атаки римлян и бежала с поля боя. Ни последующий бой при Акраганте в 262 году, ни попытки пунийцев высадиться в Италии не принесли им удачи — даже хвалёные слоны, с которыми карфагенян познакомил всё тот же Пирр, не помогали — не имея опытных стратегов, в карфагенской армии попросту не знали, как правильно применять элефантерию, чтобы одержать верх над тяжёлой пехотой противника. В Риме, тем временем, созрел дерзкий план — ударить в самое сердце неприятеля и высадившись в Африке принудить Карфагенян к миру на условиях римлян, в руках которых уже оказалась большая часть Сицилии. 


Римские легионы, новый флот и высадка в Африке 


В 256 году на восточном берегу Тунисского залива высадилась большая римская армия во главе с консулами Марком Атилием Регулом и Луцием Манлием Вольсоном. Это было большим успехом Республики — ещё несколько лет назад превосходство карфагенян на море было столь неоспоримым, что Пирр для успешной экспедиции в Африку намеревался построить в Сиракузах, имевших богатый опыт кораблестроения, не менее двухсот кораблей. 


Читать полностью 


Смотрите также: 


Римская тяжелая конница: всадники в сверкающей броне 


Слоны, слоны! Гераклея, 280 г. до н.э.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире