10:33 , 15 января 2020

Римская империя: великая осада Античности

Персидская война: шахиншах Шапур в Месопотамии 


После начала очередной войны с Римом персидский шахиншах Шапур II решил поквитаться с врагами за унижения прошлых лет и вернуть земли, отторгнутые при Диоклетиане и Галерии. В поход 359 года царь собрал многочисленную и боеготовую армию, противопоставить которой силам римского диоцеза Восток было нечего. Шапур намеревался вторгнуться во внутренние области империи, но остановился у пограничной крепости Амида, гарнизон которой отказался капитулировать, несмотря на подавляющее превосходство противника и отсутствие надежды на помощь извне.


Рис.1

Укрепления Амиды Источник: pinterest.com  


Несколько дней после похорон сына союзника Шапура — царя хионитов Грумбата — убитого защитниками города, сасаниды готовились к штурму, блокировав город и распределив воинов по нескольким направлениям. По свидетельству участника обороны римского офицера Аммиана Марцеллина «город был окружен пятью линиями щитов...на рассвете третьего дня конные воины в сверкавших на солнце доспехах заполнили все окрестности, сколько хватало глаз, и, медленно продвигаясь вперед, заняли предназначенные им позиции». На тринадцатый день после появления персов под стенами Амиды последовал штурм, который должен был стать последним для её защитников.  


Крепость Амида — римский Минас-Тирит 


Вечером летнего дня 359 года отряды Шапура под предводительством Грумбата бросились на приступ крепости. Римляне поражали неприятелей градом снарядов из скорпионов и баллист, развернутых на крепостных стенах, персы отвечали градом стрел и снарядами из машин, захваченных за несколько лет до этого в римской Сингаре. Воины шахиншаха атаковали со всей яростью, особенно, должно быть, отличились хиониты, стремившиеся отомстить за павшего царевича, однако римляне бились отчаянно — защитники не думали о своём спасении, но лишь о том, как подороже продать собственную жизнь: «мы оставили всякую надежду на спасение и думали только о славной смерти, которая была уже для всех нас желанной» — пишет Аммиан. Очевидно, что в этом была заслуга руководившего обороной комита Элиана. 


О коменданте Амиды мы знаем немного, но, судя по ходу осады, он был блестящим офицером, грамотным тактиком и авторитетным командиром. Последнее было особенно важно в эпоху, когда харизма командующего значила больше чем идея защиты бесконечно далёкой метрополии. Элиан сумел эффективно использовать имеющиеся у него силы — 7 легионов, укрывшихся в стенах крепости, небольшой гарнизон, разрозненные отряды из других подразделений и ополчение местных жителей — всего, по сообщению Аммиана Марцеллина, около 20 000 человек, значительная часть которых была слабо подготовлена. Нужно подчеркнуть, что легион в это время был далёк от штатов времён Цезаря и обычно насчитывал немногим более тысячи солдат. Персидская армия, осадившая город, многократно превосходила римлян числом, но Элиан и не думал о сдаче.


Рис.2

Сасаниды Источник: Nicolle, D. Sassanian Armies 


Первый штурм продолжался два дня и дорого стоил обеим сторонам — после неудачного приступа в первый день, персы снова бросились на стены, но были отбиты. «С раннего утра и до наступления темноты ни с той, ни с другой стороны не было отступления, и мы бились с остервенением, но без какого-либо плана. Раздавались крики падающих и нападавших, и в ожесточении боя едва ли кто-нибудь мог спастись от ран...Сцены смерти одна за другой тянулись до самого конца дня, и ночной мрак не положил им конца, так как с обеих сторон сражались с величайшим упорством» — пишет Аммиан. 

После неудачного приступа персы на некоторое время отказались от решительных действий, зализывая раны и рассчитывая взять город иначе. Защитники готовились к отражению нового нападения, но случилось непредвиденное. Отбитый приступ так дорого обошёлся защитникам, что тела павших не успевали хоронить, что и привело к вспышке чумы, как называет эту болезнь сам Аммиан, на десятый день после первого штурма. Тут и могла закончиться героическая оборона города, уничтоженного мором изнутри, но, на счастье осаждённых, на следующий день прошёл дождь и с болезнью удалось справиться. Однако не так просто было сладить с персидской армией, стоявшей у стен города. Спустя несколько дней персы, прибегнув к хитрости, едва не ворвались в город.


  Рис.3 

Онагр — римская метательная машина Источник: Банников А.В. Морозов М.А. Византийская армия (IV-XII вв.)  


Злой город — внезапный приступ Амиды 


Пока осаждающие возводили осадные валы и готовились к новому штурму, в лагерь Шапура прибыл перебежчик из Амиды, который предложил провести персов в город по тайному ходу, высеченному в скале для того, чтобы обороняющиеся могли добывать воду, спускаясь к Тигру. В условленный день через ход в город вошёл отборный отряд персидских лучников-гвардейцев, занявших одну из башен крепости и вывесивших пурпурное полотнище — сигнал войскам шахиншаха для начала приступа. 


Читать текст полностью 


Смотрите также: 


Великая персидская война 


Великое переселение: кельты в Азии, слоны в Сирии 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире