13:40 , 09 октября 2019

Самая эффективная победа Наполеона Бонапарта

Четвертая коалиция 

«В Йене Наполеон выиграл сражение, которого не мог проиграть» – так резюмирует битву при Йене известный французский историк Ф. Уртуль. 14 октября 1806 года армия немецкого генерала принца Гогенлоэ была атакована дивизиями корпуса маршала Ланна. Выпавший густой туман мешал верной оценке ситуации, а вести бой приходилось буквально наощупь. И всё-таки этот день стал одним из самых славных в истории Франции. Но обо всём по порядку. 

1805 год. Только что отгремели залпы Аустерлицкого сражения резко изменившего весь расклад сил в Европе и Германии. Впрочем, желанного мира это так и не дало. Не принявшие, несмотря на все просьбы Петербурга и Вены, участия в войне Третьей коалиции пруссаки решились на вмешательство в войну только в конце осени 1805 года, когда положение французского императора виделось крайне невыгодным и даже опасным. Разгром австро-русской армии под Аустерлицем и последовавшие за ним переговоры о мире австрийского императора изменили весь расклад сил. Пруссия оказалась в двусмысленном положении страны, опоздавшей на войну, чем воспользовался Наполеон. И хотя пруссаки так и не вступили в войну, император, пользуясь сосредоточенным положением своих войск у южной границы королевства, вынудил прусского короля Фридриха-Вильгельма III заключить унизительный договор с Францией.

Рис.1 

Карта Германии в 1806 году. (F. Hourtoulle Jena Auerstaedt: The Triumph of the Eagle) 

По новому соглашению от Пруссии в пользу Франции, её союзников и непосредственных подданных Наполеона, отсекалось сразу несколько территорий, все предыдущие договоры с другими странами денонсировались, а против Англии вводились любые санкции какие бы ни придумал французский император. Взамен наследник Фридриха Великого получал мир и вожделенный Ганновер (небольшое государство в Северной Германии долгое время, принадлежавшее английским королям – представителям Ганноверской династии). Заключение соглашения сопровождалось такими унижениями и заискиваниями со стороны берлинского двора, что прусское правительство было окончательно дискредитировано в глазах всей Европы. 

Но, как говорил Черчилль: «если страна, выбирая между войной и позором выбирает позор, получит и войну, и позор. Несомненное усиление Наполеона в Германии шло вразрез с интересами Пруссии. 12 июля 1806 года была распущена Священная Римская Империя Германской нации, а через две недели – 25 июля создан марионеточный Рейнский союз, включивший в себя Баварию, Вюртемберг, Баден и Гессен-Дармштадт и тут же признавший верховенство французского императора. Последней каплей в чаше терпения короля Фридриха-Вильгельма была попытка Наполеона заключить мир с Англией путём возвращения ей…Ганновера! В Англии к предложению корсиканца отнеслись скептически, но вот в Берлине были оскорблены до предела. Партия войны взяла верх.

Рис.2 

Прусский король Фридрих-Вильгельм III. (wikimedia.org) 

Несмотря на доходившие до него слухи Наполеон до конца не верил в то, что пруссаки осмелятся начать войну против Франции, зная о том, что в Южной Германии расквартированы главные силы Великой армии – около 200 тысяч лучших солдат своего времени, уверенных в своем превосходстве и победе над любым неприятелем. И всё-таки очень скоро стало ясно, что немцы всерьёз готовятся к войне, которой Наполеон до последнего планировал избежать. Была сформирована новая антифранцузская коалиция, в которую вошли Пруссия, Англия, Россия и Португалия. 

Фридрих Великий. Наследие 

К началу XIX века Пруссия в военном искусстве оставалась приверженной стратегии и тактике Фридриха Великого. Старый фриц был символом прусской государственности и одним из самых великих полководцев XVIII века. Созданная им военная машина подтвердила свою эффективность в ходе Силезких и Семилетней войн, а за время его правления Пруссия стала одной из самых могущественных и развитых держав Европы. Но время шло и Французская революция и её завоевания грозили свести на нет значение Пруссии, чего правительство в Берлине допустить не могло. Однако, как в случае с Венским кабинетом, королю Вильгельму и его генералам было непросто приспособиться к новым реалиям, что ещё сыграет свою роль в кампании. 

Помимо закостенелой военной машины, прусской армии отчаянно не хватало талантливых вождей – практика создания послушных орудий в руках командира, очевидно, распространилась и на самих командиров, но вот после смерти Фридриха заменить его на посту главнокомандующего оказалось некем, а генералы, остававшиеся в строю ещё с фридриховских времён были не молоды – герцогу Брауншвейгскому шёл 72-й год, Блюхеру было 64, Гогенлоэ – 60 лет. 

Стратегическое развертывание в частности и стратегия вообще были прекрасной иллюстрацией того какой неподготовленной к реалиям современной войны оказалась прусская армия. Полное отсутствие штабной структуры, постоянные органы управления заменялись советами и совещаниями, предлагаемые планы отличались умозрительностью и нежизнеспособностью. И всё это с сознанием своего полного морального и материального превосходства. О, как горько пришлось разочароваться прусским патриотам, мнивших себя сильнейшими воинами Европы!

Рис.3 

Стратегическая ситуация накануне войны. (F. Hourtoulle Jena Auerstaedt: The Triumph of the Eagle) 

Чванливость вместе с удивительной самоуверенностью и почти полное отсутствие единоначалия, привели к тому, что даже сам Наполеон был сбит с толку, подозревая в действиях противника искусно раскинутую ловушку. Но всё было гораздо прозаичнее и страшнее для судеб Пруссии: вожди её армии сами не знали что делать, колеблясь между агрессией и перехватом инициативы и глухой обороной на речных системах Центральной Германии. 


Император французов, прусский король или русский царь? 

Узнав в середине сентября 1806 года о том, что пруссаки заняли Саксонию и силой отмобилизовали её войска, Наполеон окончательно удостоверился, что в Берлине переговорам предпочли войну, причём прусским войскам должны были помочь русские армии, неторопливо собиравшиеся на западных границах империи. Теперь главной задачей Наполеона стал разгром Пруссии до того момента, как русские сумеют оказать ей реальную помощь. В случае, если бы Фридриху-Вильгельму хватило бы решимости оставить территорию королевства без защиты и двинуть войска на соединение с союзником, у немецкой армии были шансы поставить Наполеона в самое непростое положение, но в Берлине об этом и не помышляли, считая ниже своего достоинства отступать перед лицом «корсиканского чудовища». Наполеон только этого и ждал. 

Читать текст полностью 


Смотрите также: 

Победители Наполеона  

Клетка для императора: Наполеон на острове Святой Елены


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире