15:35 , 12 апреля 2019

Взятие «Северного Гибралтара»

Русско-шведские войны в силу специфики театра боевых действий были всегда борьбой за обладание крепостями или военно-морскими базами. Взятие русскими войсками Свеаборга в мае 1808 г., где оказалась запертой треть шведской армии, во многом предопределило исход противостояния России и Швеции.

После заключения Тильзитского мира Российская империя единственный раз в своей истории вела четыре войны одновременно: на южных рубежах с Персией (1804-1813 гг.) и Турцией (1806-1812 гг.), на море с Англией (1807-1812 гг.) и на севере с Швецией (1808-1809 гг.). В 1809 г. к этому добавиться еще пятая война с Австрией. При этом каждая из  данных кампаний являлась в своем роде уникальной в силу ряда военных и  политических и географических факторов. Так, изначально, театром военных действий с Швецией стала зимняя Финляндия, где крупным воинским частям было просто не развернуться – отсутствовали необходимые для крупных воинских масс коммуникации и опорные пункты, невозможно было в полной мере наладить снабжение войск. Одновременно отсутствовал и сильный противник – Швеция смогла выставить в  Финляндии не более 20-25 тыс человек, способных вести активные боевые действия. При этом Швеция оказалась в состоянии войны с Францией, Пруссией и Данией, что тоже не прибавляло оптимизма Стокгольму. 

9 февраля 1808 г. еще до объявления войны русские войска начали движение в Финляндию. Поэтому в момент фактического начала боевых действий шведское командование могло уповать лишь на непроходимость финских лесов и постоянные обещания военной помощи из Лондона. 19 февраля 1808 г. внезапной атакой русский авангард овладел Гельсинфорсом, отрезав считавшуюся неприступной Свеаборгскую крепость. Правда, как и значительная часть приморских крепостей Свеаборг был прекрасно защищен от нападения с моря, а вот к отражению атаки с суши подготовлен не был. Тем не менее, гарнизон крепости под командованием вице-адмирала Карла Кронстедта численно не уступал блокировавшим ее русским и силам. В таких условиях успех лобового штурма крепости был более чем сомнителен. 

Карта-схема русско-шведской войны 1808-1809 гг.

Другое дело, что значительную часть шведского гарнизона составляли новобранцы, не имевшие боевого опыта. Поэтому, дальнейшие действия русское командование организовало по принципу «кнута и пряника». Кнутом и постоянной тревогой для шведов стали постоянные имитации боевой мощи русского корпуса. Ждать реальных подкреплений не приходилось и в ночное время проводилась имитация подхода к осадному корпусу все новых русских частей. 

Плохо поставленная разведка так и не позволила шведам выяснить, что у стен крепости находятся равные, а в некоторые периоды даже меньшие силы русской армии. Одновременно регулярно цитадель подвергалась артиллерийскому обстрелу, который не приносил значительного ущерба, но постоянно держал шведский гарнизон в напряжении. А  «пряником» стала «работа» с шведскими солдатами и  офицерами, которым разрешалось покидать крепость и бывать в Гельсинфорсе, где их весьма дружественно встречали и поток перебежчиков из крепости хотя и не был значителен, но день за днем расшатывал моральное состояние гарнизона.

Продолжение читайте на сайте Diletnat.media

Читайте также: 

Монетный двор: кому денег, кому наград

Светопись Дмитрия Ермакова: работы тифлисского фотографа

Освобождение Крыма в 1944 году: 35-дневное побоище гитлеровцев

Политические оппоненты: с кем из них ты бы столкнулся?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире