В библейской Книге Есфирь излагается поучительная история времен V в. до н.э. В правление царя Артаксеркса I, сына великого завоевателя Ксеркса, «царя героев», один из его приближенных, некто Аман, возненавидев еврея Мордехая, занимавшего скромную должность при дворе. Задумав решить проблему комплексно, мстительный Аман добился царского приказа об уничтожении всего рода-племени, к которому принадлежал ненавистный враг: «И посланы были письма через гонцов во все области царя, чтобы убить, погубить и истребить всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день, в тринадцатый день двенадцатого месяца, то есть месяца Адара, и имение их разграбить» (Есф. 3:12). Однако «окончательное решение еврейского вопроса» в очередной раз не состоялось, на этот раз благодаря жене Артаксеркса Есфири, племяннице Мордехая. Та, сильно рискуя, раскрыла царю козни Амана, и тот велел повесить недавнего любимца на приготовленной для его врага виселице, а указ об истреблении евреев заменил другим документом, предоставлявшим им право самообороны, которым они умело воспользовались. Такая вот назидательная история на тему «Не рой другому яму…» (или, ежели угодно, «Евреи всегда выкрутятся», это кому как нравится).


VFL.RU - ваш фотохостинг 

Есфирь раскрывает царю Артаксерксу злодеяния Амана. (wikimedia.org) 


Данному легендарному событию посвящен веселый праздник Пурим, во время которого принято пить вино (по мнению некоторых авторитетов в области традиции и большой части простых людей – очень много вина или иных местных напитков), дарить друг другу сладости и устраивать карнавальные игрища, во время которых следует переодеваться и принимать разные шутовские обличия, чем чуднее – тем лучше. Праздник это не религиозный, а, так сказать, историко-патриотический. В 1827 году в Слонимском уезде Гродненской губернии, краю нищих еврейских местечек, население которых, лишенное права заниматься земледелием, пробавлялось ремеслом и мелкой торговлей, чрезмерно буйное празднование Пурима плохо закончилось для его участников. Отчасти они были виноваты в этом сами, но в немалой степени на печальный итог воздействовало дурное стечение обстоятельств, неприязнь соседей-христиан и курс властей на защиту религиозных чувств. 

VFL.RU - ваш фотохостинг  

Слоним в XIX веке, рыночная площадь. (yandex.net) 


Пурим 1827 года пришелся на 1 марта. В этот день по корчмам в окрестностях деревни Ягнешицы шаталась группа евреев разного возраста общим числом около десятка. Все они были изрядно пьяны и настроены подурачиться. Один из них, Мовша Бердовицкий, гораздый на всяческие выдумки, переоделся священником и нес перед собой самодельный крест. Остальные в меру сил изображали кто солдата, кто казака, кто крестьянина и все они производили изрядный шум. «Ксендз» Бердовицкий, возглашая «Господи, помилуй!», сопровождал эту «мессу» малоприличными комментариями на идиш и других известных ему местных наречиях, как будто специально для того, чтобы у свидетелей не возникло с затруднений с пониманием. К чести местных обывателей, они поначалу отнеслись к загулу с пониманием (ибо сами были бедными трудящимися людьми и разделяли убеждение, что пару раз в год отдохнуть не грех), и у пуримских шалунов был неплохой шанс, протрезвев, вернуться к обычным своим занятиям, однако судьба позаботилась о том, чтобы этот шанс остался нереализованным… 

VFL.RU - ваш фотохостинг

Из цикла «Еврейское счастье» Любарова. (yandex.net) 


Случилось так, что с одного из деревянных крестов, которыми католическое население Польши, Литвы и Беларуси любит украшать перекрестки дорог, была сорвана фигурка Христа. Ее подобрал крестьянин Кучинский, поляк по национальности, и, вместо того, чтобы сразу приделать на место, зачем-то унес домой. Позже, когда разразится скандал и дело начнет приобретать «законный ход», он так же тихо вернет фигурку на крест. 


Тем временем, несколько крестьян рассказали местному священнику Якутовичу о пуримских «гуляниях» и среди прочего заявили, что видели, как во время ночного загула Бердовицкий размахивал деревянным Христом и даже приделал его на свой самодельный крест из дощечек. Священник на всякий случай рассказал местному помещику, тот провел опрос крестьян (большинство историю с фигуркой не подтвердило) и обратился с жалобой в местный суд. Местные старосты (гуляки умудрились задеть и этих: подражая их голосам, они той ночью вызвали нескольких крестьян на следующее утро на барщину) составили рапорт, где описание надругательств над изображением Христа обросло многочисленными подробностями. Было начато следствие. 

Читать полностью 


Смотрите также: 

Смутное время: «всеобщий ропот и непримиримая ненависть»


Мальчики, отданные в «мальчики» 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире