По выражению Юрия Гагарина, свою путевку в космос он получил в Оренбурге. Здесь будущий космонавт окончил авиационное училище и стал летчиком. В 1963 году оренбургский инструктор Гагарина – Анатолий Колосов – дал интервью, приуроченное ко второй годовщине полета «Востока». Преподаватель узнал о выходе ученика в космос по радио – услышал знакомую фамилию и не поверил своим ушам, пока его с расспросами не атаковали многочисленные журналисты.

Корреспондент: Внимание, наш микрофон на стартовой площадке. Через несколько секунд состоится запуск. Ракета устремлена в голубое небо, секундная стрелка пробегает последний круг, все замерли в ожидании. Пять, четыре, три, две, секунда, старт! Из сопла ракеты вырывается язык пламени. Вот начался подъем, все быстрее и быстрее, и вот уже только точка видна в голубом небе.

Я беру интервью у главного конструктора. Он называет себя.   Вы  наверно не расслышали, главный конструктор стесняется и говорит очень тихо. Зовут его конечно не Владимир Иванович, а Володя Митряев, он ученик 7А, школы №63. Это мы рассказываем о запуске ракеты, созданной юными оренбургскими ракетостроителями.

Сколько ты уже на своем веку запустил ракет?

В. М.: Трудно сказать сколько. Запусков пятнадцать сделал.

Корреспондент: Рядом стоит главный теоретик. Быть может, он окажется более решительным человеком. Тем более что он, Рафик Ишмаков, учится в 9 классе 23-й школы. Какие были самые интересные запуски у вас?

Р. И.: У нас в основном проводятся экспериментальные запуски: ракеты увеличенного веса с животными, с  белой мышью. Сейчас я вот работаю над третьим экземпляром такой ракеты, которую мы будем запускать в мае.

Корреспондент: И тоже с белой мышью, да? Как мышь себя чувствует?

Р. И.: Да ничего. Первый был запуск неудачный, второй…

Корреспондент: Погибла мышь?

Р. И.: Да, и во втором тоже. Потому что неудачное приземление было. 

Корреспондент: То есть жертвы науки уже были у вас?

Р. И.: Да, в мае запуск наверняка будет удачным. Потому что мы учтем все те ошибки, которые нами были допущены. Все будет хорошо, надеюсь.

Корреспондент: У вас из ребят никто не хочет космонавтами быть, не собирается?

Р. И.: Да наверно в душе каждый хочет!

Корреспондент: А в конструкторы, теоретики?

Р. И.: Да, конечно.

Корреспондент: Да, это особенное поколение. Первое в истории Земли поколение нового космического века. Вот послушайте, что говорит главный конструктор Володя Митряев.

В. М.: Когда еще запустили первый спутник, я не понимал, что это такое.

Корреспондент: Это говорит поколение, которому предстоит освоить Луну и Марс. Поколение новой эры, которое вступило в сознательную жизнь уже после первого спутника. Пройдут годы, и мы с  вами, современники и очевидцы, будем рассказывать новым поколениям об этом дне. Так давайте же вспомним, как это было.

Это было два года назад. Был обычный трудовой день, радио передавало новости, на широких просторах нашей страны начался сев, вступали в строй новые заводы, шахты. И вот: «12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту. Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника «Восток» является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик, майор Гагарин Юрий Алексеевич».

Мы ждали этот день, и все же он пришел как-то неожиданно. Там над нами, на огромной высоте наш советский человек, летчик-космонавт Юрий Алексеевич Гагарин. Вы помните этот день, дорогие товарищи? Весь мир захватил вихрь радостный, весенний. А в космосе прокладывал первую трассу человек, который сказал перед отлетом:

Ю. Г.: Вряд ли стоит говорить о  тех чувствах, которые я испытал, когда мне предложили совершить этот первый в  истории полет. Радость? Нет, это была не только радость. Гордость? Нет, это была не только гордость. Я испытал большое счастье быть первым в космосе, вступить один на один в небывалый поединок с природой – можно ли мечтать о  большем? Но вслед за этим я подумал о той колоссальной ответственности, которая легла на меня: первым совершить то, о чем мечтали поколения людей, первым проложить человечеству дорогу в космос. И если, тем не менее, я решаюсь на этот полет, то только потому что я коммунист, что имею за спиной образцы беспримерного героизма моих соотечественников, советских людей. Я знаю, что соберу всю свою волю для наилучшего выполнения задания. Понимая ответственно задачи, я сделаю все что в моих силах для выполнения задания Коммунистической партии и советского народа.

Корреспондент: А потом, после первого витка Юрия Гагарина, первой борозды на космической целине, были 17 витков Германа Титова, 64 витка Андрияна Николаева, 48 витков Павла Поповича. Готовятся к старту те, имен которых мы еще не знаем. А в тот день мы только  привыкали к этому имени: Юрий Гагарин. Мы жадно хватали первые номера свежих газет с большим портретом на первой полосе. Какой он? Мы впервые видели эти ясные глаза, обаятельную улыбку и конечно же мы, оренбуржцы, еще и еще раз вчитывались в эти строки: «Учился в Оренбургском авиационном училище». Он ходил по улицам нашего города, он летал над нашей степью. Здесь его учил летать на  боевом самолете капитан Анатолий Григорьевич Колосов. Нам удалось встретиться с  ним в этот праздничный день.

Анатолий Григорьевич, во-первых, я хочу поздравить вас с праздником 12 апреля. Это праздник для всех наших советских людей и для вас это праздник вдвойне, потому что именно ваш бывший ученик стал первым в мире космонавтом.

А. К.: Спасибо!              

Корреспондент: Как бы вы ответили на такой вопрос: почему именно Юрий Гагарин стал космонавтом?

А. К.: Это вопрос трудный, ответить на него прямо нельзя. Правильно он сам выступал, да и мы вообще все летчики считаем, что космонавтом может быть человек здоровый, наиболее подготовленный, смелый, волевой, настойчивый. Именно таковым оказался Юрий Алексеевич Гагарин. Мне вспоминается часто, когда он был курсантом в моей группе. С первого взгляда, с первого знакомства отличало его то, что он был настойчивый очень. Отличался высокой дисциплиной, хорошей теоретической подготовкой. Самое главное – это стремление стать летчиком.

Для примера, отмечая его настойчивость: каждому приходится иметь дело со сложными этапами обучения, и  человек, который имеет слабый характер, слабую волю, недостаточно подготовлен к  трудностям – он естественно пасует и не становится летчиком, хорошим летчиком. Даже если он будет летчиком, хорошего летчика из него не получится. А он отличался тем, что настойчивый был, волевой парень – трудяга был, короче говоря. И вот ему трудно давался элемент посадки…

Корреспондент: И как он, переживал, наверно?

А. К.: Вы не найдете такого летчика-курсанта, который холоднокровно бы относился к своим неудачам в полетах. И он то же самое – в том числе был. Переживал страшно. Мы поддерживали его все, говорили, что будешь летать нормально. Бывает же, встречаются такие неудачи. Правильно все проанализировал и в конце концов летал отлично. Вот такой вот случай был, который отличает его как настойчивого парня, волевого. Он туда попал, куда стремился – в космос, повыше.

Корреспондент: Он тогда не  говорил о своей мечте?

А. К.: Я вам скажу даже, что в то время это все фантастикой считали. Правда, недалекое время было.

Корреспондент: А как это было, в  тот день два года назад? Вы не помните?

А. К.: Да нет, это уж я запомнил навсегда. У нас есть КП там. Мы там занятие как раз проводили. Я вышел с КП, а  командир, который с ним обучался, Владимир Михайлович, стоял на улице. Пасмурно было так. Я вышел, и как раз читает диктор, передает: «Гражданин Союза Советских Социалистических Республик, майор Юрий Алексеевич Гагарин…». Он у меня спрашивает: «Слушай, это не твой ли курсант?». Я говорю: «Да ну что ты там. Мало ли Гагариных у нас». Все же такой парень обыкновенный был. Ну, летал нормально так. Учился хорошо, дисциплинированный был, настойчивый. А кто из  летчиков не настойчивый, не дисциплинированный? Ой, там должен человек полететь необыкновенный какой-нибудь, с большими теоретическими знаниями, такой силач и  все прочее… Не прошло и тридцати минут, как понимаешь, машина, звонки… Срочно в  училище, корреспондентов полна комната. Все выжимают из тебя соки: «Давай говори!» Что говорить, я и не знаю.

Корреспондент: Ну конечно, растерялись от неожиданности.

А. К.: Хороший был день, такой праздник. Космонавтика входит в нашу жизнь, в быт уже, обычным словом. Вроде бы  было фантастикой, а сейчас уже обычное слово: космонавтика.

Корреспондент: Вы наверно уже давно работаете в училище?

А. К.: С 55 года. По сей день здесь.

Корреспондент: Так что через ваши руки прошло много курсантов. Вот среди этих курсантов, которые прошли через ваши руки, много таких людей, которые тоже могли бы стать космонавтами? Имели такие задатки, что ли.

А. К.: Знаете, я вам скажу, что этот вопрос задают очень многие. Много наверно. Очень много. Потому что вот  беседую сейчас с курсантами – они так-то и живут космосом. Вот выпустился Гагарин в нашем училище – они дорожат, говорят: «Вот, подожди, может и я космонавтом буду». Их даже учишь, говоришь: «Давай работай, трудись – полетишь, лунатиком станешь или марсианином».

Корреспондент: Как ваша первая встреча прошла?

А. К.: Просто очень прошла так. Приехал такой же парень обыкновенный. Ничего не изменилось. Как было, так все в  нем и осталось. Также улыбается, смеется. Большое дело сделал, большое. Хорошо, что он остался тем же Гагариным.

Корреспондент: Сейчас в классах того училища, где учился Юрий Гагарин, тишина. Идут зачеты. А давайте заглянем в  один из классов. Вот недавно взял билет крепкий парень среднего роста с  голубыми курсантскими погонами. И видно, что знает он хорошо и уже готов отвечать. Вот он встает и как положено докладывает: «курсант Гагарин к ответу готов!»  Подождите, как Гагарин? Оказывается, вместо Юрия Гагарина место за учебным столом занял его однофамилец Владимир Гагарин.

Владимир, я хочу задать вам вот  какой вопрос. Трудно наверно быть однофамильцем первого в мире космонавта?

В. Г.: Однофамильцем быть конечно трудно, но в то же время и почетно. Трудно, потому что накладывает на тебя особые обязанности. В то же время я горжусь тем, что у меня фамилия такая знаменитая, и постараюсь оправдать ее.

Корреспондент: Какая наибольшая высота пока вами покорена?

В. Г.: Пока я был на высоте 4 500 метров. Невысоко конечно.

Корреспондент: Это в пятьдесят раз ниже, чем однофамилец?

В. Г.: Да, конечно. Но в этом году уже до 6 000 метров поднимемся. Мы готовимся к полетам. Через несколько дней мы уезжаем на аэродром. А сейчас сдаем зачет по специальным предметам.

Корреспондент: Как у вас зачеты идут?

В. Г.: Зачеты я сдаю хорошо. Уже сдал два зачета на отлично.

Корреспондент: Здесь у нас в  Оренбурге Юрий Гагарин, как он сам говорит, получил путевку в космос. Он  проложил первую тропку в неизведанное. За ним по этой тропе прошли его товарищи. Придет время, и эта тропа станет большой дорогой – дорогой в небо. Быть может, по ней пойдет кто-то из героев нашего репортажа. А если нет – то  что ж, однофамильцев Гагариных у нас конечно немного, но «гагариных» – людей смелых, знающих, горячо любящих родину не сосчитать. Героями наша страна богата.  

Оригинал

Читайте также:

«Москва слезам не верит». Очень сложный тест

Убийство любовницы графа Аракчеева крепостными

Сними это, Ипполит Байар!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире