18:39 , 17 мая 2018

«Рыболовный крючок» для армии Конфедерации. Геттисберг, 1863

Пенсильванскую кампанию генерала Ли и последовавшее в ходе неё Геттисбергское сражение справедливо называют переломным моментом Гражданской войны в США. Именно события июля 1863 года позволили северянам перехватить инициативу в войне и довести её до победного конца. Кровавое трёхдневное сражение на холмах Пенсильвании и последовавшее за ним отступление Северовиргинской армии развеяли миф о непобедимости «короля Артура Юга» – генерала Роберта Ли. Каким было самое кровопролитное сражение на территории США?

Юг переходит в наступление

После не самого удачного опыта ведения боевых действий на  территории неприятеля (осенью 1862 года армия конфедератов вторглась в Мэриленд, но была отброшена северянами при Энтитеме) командующий Северовиргинской армии Роберт Ли предпринял ещё одну попытку перенести войну на территорию Союза. К  лету 1863 года для этого сложилась оптимальная стратегическая ситуация. Потомакская армия (главные силы северян) была деморализована и обескровлена двумя крупными поражениями: при Фредериксберге (декабрь 1862-го) и  Чанселорсвилле (апрель-май 1863-го), так что командующий Хукер всерьёз опасался, что следующее сражение может стать для северян последним – Ли в очередной раз разгромит войска Союза, после чего будет открыта дорога на  Вашингтон, со взятием которого война и закончится.

С другой стороны, сам генерал Ли понимал, что ресурсы Конфедерации на исходе (очередное вторжение северян грозило голодом, в армию скоро придётся призывать 15-летних мальчишек), а положение на западе внушало всё большие опасения – там энергичный генерал Грант обложил Виксберг и грозил рассечь Конфедерацию надвое, захватив всё течение Миссисипи. Командующему южан ничего не оставалось, кроме как организовать вторжение на земли Союза, надеясь, что это сделает Линкольна более сговорчивым, и заставит европейских союзников КША выступить на их стороне.

В конце мая Северовиргинская армия выступила в поход. Для наступления генерал Ли выбрал не кратчайшее направление, ведущее на Вашингтон, но прикрытое основными силами неприятеля, а кружной путь на Пенсильванию и  Нью-Йорк, что позволило бы навязать неприятелю сражение в наиболее благоприятных условиях и отвлечь северян от Виргинии. Кроме того, сторонники Конфедерации должны были в решающий момент поднять восстание в тылу северян с  требованием прекращения войны и скорейшего заключения мира.

Солдаты воюющих сторон: слева — «Пенсильванский зуав» (солдат 76-го пехотного полка волонтёров Пенсильвании) справа — солдат 53-го пехотного полка Джорджии. 

При себе Ли имел три пехотных корпуса и одну отдельную кавдивизию Стюарта – всего 69 тысяч человек, в то время как у Хукера под командованием было 7 пехотных (корпуса северян были примерно в два раза меньше неприятельских) и один кавалерийский корпус – всего около 110 тысяч человек. Кроме того, Вашингтон защищал 50-тысячный гарнизон, а в Пенсильвании, после появления южан, стали формироваться милицейские части.

Марш в Пенсильванию

Отказавшись от лобовой атаки, Ли был принужден искусно скрывать свои действия и тайно перебрасывать войска на запад, откуда он  двинулся на север в Пенсильванию, прикрываясь небольшими горными цепями. Армия южан растянулась на десятки километров и пока передовые части на всех парах неслись к границе Пенсильвании, тыловые полки ещё прикрывали Виргинию от  возможного вторжения северян. Армия Союза двигалась параллельным курсом, отрезая для мятежников дорогу на Вашингтон и Балтимор. Хукер планировал ударить по  сообщениям южан, что было только на руку Ли, ведь чем дальше он продвинется, тем серьёзнее будут последствия для Линкольна и его правительства. На случай потери сообщения с Виргинией Ли отправил одну из кавбригад реквизировать припасы и провиант, оплачивая их ничего не стоящими ассигнациями КША.

К 24 июня армия южан расположилась на линии Чембергберг-Хагерстаун и была готова двигаться дальше на Гаррисберг и Нью-Йорк, однако Ли имел лишь приблизительные сведения о расположении неприятеля, долгое время пребывая в уверенности, что Хукер значительно южнее, чем он в действительности был. Положение для Ли было необычным: как правило он  действовал на своей территории, где местные жители активно помогали южанам и  поставляли актуальные сведения о противнике. Ко всему прочему, во время марша в  Пенсильванию Ли оказался лишён своих «глаз» – кавдивизия генерала Стюарта обычно охватывала основную часть армии как бы завесой, не позволяя противнику узнать намерения Ли и подробности его передвижений. Сам же Стюарт со своими всадниками был незаменим в разведке и запутывании следов.

Пенсильванская кампания

Однако на этот раз при армии Стюарта не оказалось – лихой кавалерист, он решил сочетать приказ Ли двигаться на Йорк (город в Пенсильвании севернее Балтимора, один из дорожных узлов) с масштабным конным рейдом по тылам северян. Вместо того, чтобы двигаться между главными силами и армией Хукера, он  пронёсся в тылу у Потомакской армии, сея панику в предместьях Вашингтона и Балтимора. Тем не менее, отсутствие Стюарта под рукой сыграло ключевую роль в дальнейшем развитии событий: лишённый сведений о местоположении противника, Ли был вынужден действовать вслепую, в то время как северяне и их новый командующий Мид были значительно лучше осведомлены о положении дел и численности неприятеля.

Цель – Геттисберг

Как только Ли стало известно, что главные силы северян уже переправились через реку Потомак и теперь сосредоточенно наступают на север, то  он решил изменить конечную цель операции. Вместо наступления на Йорк и  Гаррисберг теперь корпусам предписывалось двигаться на Геттисберг – небольшой пенсильванский город, не имевший особенного военного значения, однако бывший крупным дорожным узлом: отсюда шла дорога на Балтимор или дальше на северо-восток.

Командующие: генерал Роберт Эдвард Ли и генерал Джордж Гордон Мид 

Дело осложнялось тем, что корпус Юэлла уже наступал на  Гаррисберг, а от Стюарта всё ещё не было вестей. Однако Ли решил рискнуть, ведь, если бы его войскам удалось занять Геттисберг раньше неприятеля, то он мог навязать Миду ещё одно оборонительное сражение и повторить успех Фредериксберга. Тем более, что генерал Мид только принял командование и Ли надеялся, что какое-то время у него уйдёт на то, чтобы принять дела и  ознакомиться с обстановкой. Однако Линкольн, как раз на такой случай, снабдил Мида недвусмысленными инструкциями: сразу же по принятию командования ему надлежало энергично наступать, атаковать и разбить армию южан, а не угрожать их  коммуникациям. 30 июня армии вошли в контакт в окрестностях Геттисберга.

Начало сражения

Около полудня 30 июня передовые части конницы северян подошли к Геттисбергу, который спешно очистили конфедераты. Вскоре, однако, командиры южан поняли свою ошибку и решили выбить из города неприятеля – разведка посчитала, что это части местной милиции или небольшой разведотряд. Тем не менее, атака была назначена только на следующее утро. С рассветом 1 июля 1863 года части южан двинулись в атаку, намереваясь занять город. Началось Геттисбергское сражение.

Несмотря на то, что город был занят лишь небольшим кавалерийским отрядом (4 000 человек), а южане наступали силами нескольких пехотных бригад, кавалеристы генерала Бафора сражались отчаянно. Вооружившись скорострельными казнозарядными карабинами и заняв отличные оборонительные позиции, они несколько часов сдерживали наступление южан. Тем не менее, силы были неравны и войска Бафора постепенно откатывались назад, не забывая изматывать противника перестрелками за каждый куст или дерево. Только подход частей I корпуса помог северянам ещё какое-то время удерживать город, невзирая на то, что очень скоро они оказались охвачены ещё и с севера.

Карта сражения на 1 июля 1863 года

К 16:30 южане усилились настолько, что сумели выбить войска Союза из города и захватить Геттисберг, однако, это совсем не означало, что сражение подошло к концу. Северяне дрались отчаянно и в конце концов остановили наступление неприятеля, закрепившись на Кладбищенском холме к востоку от  города. Ли не рискнул продолжать бой в тот день – части Лонгстрита (ком. I  корпусом южан) только подходили, войска Юэлла (II корпус) подошли, но были измотаны форсированным маршем и для атаки не годились. Кроме того, до сих пор не было никаких вестей от Стюарта, который мог бы подкрепить левый фланг южан.

В первый день сражения верх одержали южане, которым удалось вытеснить противника из Геттисберга, однако, разгромить и рассеять армию Союза у них не получилось. Несмотря на тяжелые потери (из строя выбыло более 8 000 солдат и офицеров, включая командира I корпуса Потомакской армии), северяне закрепились на Кладбищенском холме и только продолжали наращивать силы. Мид, осознав, что сражение разгорелось в самом Геттисберге, спешно отправлял все наличные силы на помощь I и XI корпусам – уже в 18 часов к Кладбищенскому холму стали прибывать свежие части из соседних корпусов.

Уличные бои в Геттисберге

К концу дня 1 июля для Ли остро стал вопрос: атаковать ли на следующий день? Генерал южан надеялся дать где-то в Пенсильвании оборонительное сражение, в котором янки пришлось бы самим лезть вперёд и атаковать укрепления его солдат. Получалось же с точностью до наоборот: к исходу 1 июля для самих конфедератов назрела перспектива атаковать отлично подходящие для обороны вершины Кладбищенского холма. Командующие корпусов считали позиции северян слишком сильными и рекомендовали воздержаться от штурма, однако, в этом случае Ли рисковал потерять стратегическую инициативу и провалить кампанию в  Пенсильвании. Нужно было одержать верх во что бы то ни стало. Всё должно было решиться на следующее утро.

День второй

На следующий день Ли решил провести полномасштабную атаку по  всем направлениям, стараясь перехватить фланги северян. Наступление было запланировано на 8 утра, однако, солдаты, подошедшие накануне так устали, что командиры решили повременить с развёртыванием. Движение вперёд замедляли снайперы северян, чей меткий огонь мешал развернуться линиям конфедератов. Только к 15 часам войска выстроились для атаки, которая началась час спустя.

Карта сражения на 2 июля 1863 года

Весь вечер южане предпринимали атаки на позиции армии Мида. Солдаты прошли пшеничное поле и обрушились на ключевую позицию армии северян – Литл Раунд Топ. Четыре полка армии Союза стояли насмерть, обороняя высоту, пока конфедераты не были отброшены. Лучшие солдаты Юга погибали в атаках на  укрепления янки. В одном месте бои были столь упорными и хаотичными, что его прозвали Долиной смерти. На другом участке южане ходили в атаку не менее двадцати раз и каждый раз их отбрасывали. Дошло до того, что северяне, ободрённые ходом боя, сами бросились в контратаку и заставили солдат Ли  отступить к Семинарскому гребню, занятому накануне. На другом фланге дела у  Потомакской армии шли не так весело: корпусу Юэлла удалось вклиниться в оборону северян с востока, так что наметилась возможность охвата армии Мида с  дальнейшим окружением.

Командующий Мид был хорошо осведомлён о положении вещей. Конечно, будь у южан достаточно нарезной артиллерии, то хватило бы нескольких часов, чтоб втоптать армию Союза в землю (ширина фронта, обращённого на север едва достигала 2 км), как это происходило во время Франко-прусской войны, но  тут Мид мог не беспокоиться: у конфедератов ощущалась нехватка снарядов даже  для своей гладкоствольной артиллерии.

К исходу второго дня противники оказались на тех же  позициях, что за день до этого. Отчаянные атаки южан в сумерках результата так и не дали – во всех пунктах мятежники были отражены, а Ли так и не добился своего в этот день. Вечером второго июля перед обоими командующими остро встал вопрос: готовы ли они рискнуть и продолжить сражение на следующий день? Для Ли риск выглядел куда как менее оправданным: резервов почти не осталось, солдаты были измотаны маршами и боями, боеприпасы были на исходе. С другой стороны, командующий Мид также подумывал об отступлении, ведь его бойцы были менее опытными и стойкими чем головорезы Ли и могли не выдержать отчаянной атаки  мятежников на следующий день.

В итоге Мид решил положиться на прекрасные оборонительные позиции, которые остались в руках юнионистов на Кладбищенском холме, и на заверения своих командиров корпусов, убедивших его в том, что солдаты будут биться до конца. Ли тоже решил не отходить и рискнуть всем, чтобы переломить хребет армии Союза – ведь его виргинцы не знали поражений! Командующий был готов рискнуть, чтобы здесь и сейчас закончить войну и заставить северян признать право Конфедерации на существование. Для этого нужно было во что бы то ни стало прикончить янки на следующий же день.

День третий

3 июля Ли снова был принужден атаковать – северяне занимали отличные позиции, были на своей земле и не собирались бросаться вперёд. План южан состоял в том, чтобы, сосредоточив как можно больше сил против центра северян, проломить оборону Потомакской армии и разрубить её надвое. Фланкирующий манёвр осуществлял Стюарт с подошедшими накануне кавбригадами. Атаку в центре должна была провести элитная дивизия Пикета из корпуса Лонгстрита, которая только вечером 2 июля подошла к полю боя.

В 13 часов 160 орудий конфедератов обрушили свой огонь на  центр неприятеля. Более часа продолжалась артподготовка, было похоже будто южанам удалось подавить батареи северян. После небольшой заминки в атаку двинулись части Лонгстрита (всего около 15 000 пехотинцев), ядро которых составляла дивизия Пикета. Едва солдаты вышли из-под прикрытия деревьев и стали приближаться к Кладбищенскому холму, как они попали под ураганный огонь с  окрестных высот. Артиллерия, которая казалась подавленной, выскочила на картечь и в упор била по плотным линиям конфедератов. Самые удачливые и стойкие отряды добирались до самих позиций северян, но там их уже поджидали штыки янки. В 16 часов Пикет приказал своим полкам выходить из боя. За 15 минут атаки на поле боя осталось лежать 6 500 солдат Конфедерации, потери южан доходили до 1 500. Солдаты были потрясены, а Пикет заявил Ли: «генерал, моей дивизии больше нет».

Мид, впрочем, так и не атаковал потрясённых и обескровленных южан. В этот день северяне ограничились обороной (Стюарт на севере также был отброшен). Ли использовал свой шанс закончить войну и не достиг успеха. Генерал отдал приказ к отступлению. Армия Северной Виргинии была разбита, а точнее сама разбилась за три дня атак на позиции северян. В боях на холмах Геттисберга пали лучшие сыны Конфедерации, закалённые и смелые воины, которые сражались за свою землю и своего военачальника до последнего. Но этого оказалось мало. Тактический гений Ли дал сбой против хитрого и умелого Мида.

Последствия

Потери северян в сражении оцениваются в 23 тысячи человек (3 200 убитых) из 95 тысяч, принявших участие в сражении, потери армии Ли 20 500 человек (2 600 убитых) из 65 тысяч. И хотя потери южан были ниже, в процентном соотношении армия Конфедерации пострадала куда как сильнее. Кроме того, Ли  пришлось отступить на следующий день и оставить на милость победителя тяжелораненых солдат.

Генерал Ли упустил свой шанс перенести войну на территорию противника и закончить её в кратчайшие сроки. Вместо очередного триумфа непобедимого генерала армия захлебнулась в крови. Теперь предстояло отступать, оставляя янки возможность для нового вторжения. А на западе генерал Грант уже вовсю готовился «задушить» Конфедерацию, лишив её главной дороги – реки Миссисипи. Одновременно с новостями о поражении при Геттисберге с западного театра пришла ещё более страшная весть: последний крупный оплот южан на реке – крепость Виксберг – пал. Поражение конфедерации всё больше становилось делом времени. Ли проиграл.

В военном искусстве

Видный военный теоретик А. А. Свечин одним из главных слагаемых в неудаче южан видит отрыв конницы Стюарта от остальной армии, из-за чего Ли был лишён средств манёвра и разведки. Отсутствие налаженной связи между частями армии и последовавшая за этим оперативная ошибка по сосредоточению у  Геттисберга дорого стоили Ли, которому пришлось изменить своим привычкам давать оборонительные сражения, что лишило его всех преимуществ обороны в эпоху, когда оружие уже стало скорострельным и дальнобойным, а вот тактика применения подобного оружия выработана ещё не была. Во многом именно этим объяснялись успехи южан в предыдущих битвах.

Южанам не хватало современных образцов вооружения, ведь  дальнобойная нарезная артиллерия могла бы попросту разнести армию северян, зажатую на Кладбищенском холме, как это делали грозные крупповские пушки во  время Франко-прусской войны, но у Конфедерации попросту не было промышленных возможностей обслуживать и снабжать столь современные артсистемы. Итог закономерен – южане терпят поражение и утрачивают инициативу в войне. А  заморские военные специалисты (среди которых и великий Мольтке-старший) делают каждый свои выводы о произошедшем. Кто-то о необходимости сражаться только  оборонительно (французы), а кто-то о большей свободе для кавдивизий и чётком контроле за действиями каждого корпуса (немцы). А в истории США сражение при Геттисберге осталось как самое кровопролитное и одно из самых почитаемых сражений Гражданской войны.

Автор: Владимир Шишов

Оригинал

Читайте также:

Личное оружие. Сможешь ли ты распознать по экипировке ее владельца?

Ссылки Лермонтова на Кавказ — в письмах литератора

Вольтер в Бастилии

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

oldpartizan 18 мая 2018 | 00:19

интересно. спасибо.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире