diletant_ru

Diletant.media

22 июля 2018

F
Высшая мера наказания в СССР не являлась чем-то из ряда вон выходящим. Но в послесталинскую историю Советского государства лишь три раза подобный приговор, именно приведенный в исполнение, выносили женщинам. В 1979 году расстреляли нацистского палача Антонину Макарову, в 1983 – Берту Бородкину за хищение социалистической собственности. И вот спустя четыре года список пополнила школьная посудомойка из Киева. Ее отнесли к числу самых страшных и безжалостных преступников Советского Союза за циничные отравления взрослых и детей.   
 
Странное заболевание

В одну из больниц Киева в течение двух дней доставили несколько учеников и работников школы №16. И все как один были с признаками пищевого отравления. Вскоре два ребенка и два взрослых умерли. Еще девять человек находились в реанимации в тяжелом состоянии. Врачи терялись в догадках. Сначала у них были подозрения на неизвестный штамм гриппа, затем на некую кишечную инфекцию. Но неожиданно больные начали лысеть… Подобный симптом уже нельзя было списать ни на грипп, ни на инфекцию.

А следственная группа тем временем начала разбирательство по поводу гибели школьников и взрослых. Вскоре удалось выяснить, что все они накануне попадания в больницу обедали в школьной столовой. Причем ели гречневую кашу и печенку. Следователи намеревались встретиться со специалистом, который контролирует качество еды, но… медицинская сестра-диетолог Наталья Кухаренко к тому времени была уже мертва. По официальной версии, женщина умерла от сердечно-сосудистого заболевания. А не стало ее за пару недель до инцидента в школе. Поэтому было принято решение об эксгумации тела. После проведения экспертизы выяснилось, что в тканях тела диетолога присутствуют следы таллия.

 
Школа № 16 в Киеве. Источник: woman.ru   
 
Начались допросы всех людей, которые имели доступ к школьной столовой. Затем последовали обыски в их домах. И следователям повезло. Во время обыска у посудомойки Тамары Иванютиной они обнаружили странную баночку. Она была небольшой, но при этом довольно тяжелой. Заинтересованные следователи отправили ее на экспертизу. Вскоре они получили ответ. В баночке находилась жидкость Клеричи — это высокотоксичный раствор на основе таллия. Его обычно использовали геологи. Иванютину тут же арестовали. Женщина запаниковала и призналась, что именно она отравила взрослых и детей в школе.

Матерая отравительница

На допросе Тамара Антоновна заявила, что шестиклассников отравила намеренно, желая «наказать их». Оказалось, дети то ли забыли, то ли не захотели расставить столы и стулья в столовой. Правда, вскоре Иванютина от своих показаний отказалась, списав их на давление стражей порядка. Но дело расследовалось дальше.

Удалось выяснить, что Иванютина, ее родная сестра и их родители на протяжении нескольких лет использовали жидкость Клеричи. Причем убийства они совершали не только ради наживы, но просто из-за личной неприязни. А таллий они брали у своей знакомой, работавшей в геологическом институте. На допросе женщина призналась, что на протяжении нескольких лет снабжала Иванютину и ее семью ядом. Они просили его, прикрываясь легендой о крысах, которых необходимо отравить.

 
Таллий. Источник: himiya.gosstandart.info   
 
Следствие продолжалось. Стражам порядка удалось установить, что Иванютина с помощью жидкости Клеричи отправила на тот свет своего первого мужа. Цель – квартира. Вдовой Тамара Антоновна пробыла недолго. Но когда она вышла замуж во второй раз, то отравила новоиспеченных свекров. Затем принялась за мужа. И чтобы не вызывать подозрений, Иванютина давала ему небольшое количества яда. По ее подсчетам, сказался бы «накопительный эффект». Тамара Антоновна хотела от него избавиться, чтобы стать единоличной хозяйкой дома с земельным участком. Однако она и так распоряжалась им по своему усмотрению, занимаясь там разведением свиней и кур.

Нехватка денег вынудила ее в 1986 году устроиться на работу в школьную столовую. А поскольку у нее уже была судимость, Иванютина использовала поддельную трудовую книжку. Благодаря работе она получила доступ к пищевым отходам. И проблема с нехваткой еды для свиней отпал.  

Если кто-то вставал на пути у Иванютиной, она, не раздумывая, от него избавлялась. Ну или пыталась. Повезло учителю химии. Он выжил после сильного отравления. Педагог пытался помешать Тамаре Антоновне воровать продукты. Пыталась посудомойка отравить и двух школьников. Их вина была в том, что они попросили у нее отдать ей котлеты для своих питомцев.

Семья отравителей

Следствие выяснило, что Нина Мацибора, старшая сестра Иванютиной, также отравила своего мужа, чтобы стать единоличной хозяйкой его квартиры. А научили сестер их родители. Супруги Масленко расправились со своим соседом по коммуналке, а также некоторыми родственниками. Причем одна из них проживала в Туле. Мария Масленко рассказывала: «Чтобы добиться желаемого, нужно не жалобы писать, а дружить со всеми, угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд».


Лукьяновский СИЗО в Киеве. Здесь исполнялись смертные приговоры. Источник: life.ru   
 
Родители и две сестры предстали перед судом. Следствию удалось доказать, что они, в общей сложности, сорок раз применяли таллий. В тринадцати случаях жертвы погибали. Причем чаще всех жидкость Клеричи использовала именно Иванютина. Судебный процесс длился около года. В конце концов, отец и мать получили десять и тринадцать лет (учитывая их преклонный возраст, до освобождения они не дожили), Нину Мацибору приговорили к пятнадцати годам лишения свободы. А Иванютину решили расстрелять. Женщина спокойно приняла решение суда. Она заявила, что мечтала купить себе «Волгу» и ни в чем не раскаивается, поскольку у нее «не то воспитание».

Кстати, известно, что она пыталась подкупить одного из следователей, обещая ему «много золота». Уловка не сработала, и в 1987 году бывшую школьную посудомойку расстреляли.

Источники:

Документальный фильм «Ядовитая школа». Из цикла передач «Следствие вели…»
Fakty.ua
Отравление века. «Бульвар Гордона», № 4 (352), 2012.

Автор: Павел Жуков

Оригинал

Читайте также:

Писарро-метр
Каторга Mitsubishi и Батаанский марш смерти
«Всякий желающий стать мастером в этом цехе должен иметь законную жену»
Процесс. Джек-потрошитель (18+)

В  середине 19 века Лондон столкнулся с проблемой перенаселения и, как следствие, с высокой загруженностью кладбищ. Жителей хоронили в черте города, однако порой приходилось освобождать старые могилы, чтобы расчистить место для новых захоронений. В 1850-х несколько бизнесменов решили выкупить большой участок земли под кладбище за городом и провести к нему железную дорогу исключительно  для перевозки покойных. Маршрут, у которого была всего одна остановка, просуществовал до 1941 года.

За  50 лет, с 1801 по 1851, население британской столицы выросло с чуть менее миллиона до практически 2,5 миллионов жителей. Проблема кладбищ встала остро: территория, отведенная под захоронения, оставалась неизменной в размерах и  составляла около 300 акров — эту площадь делили между собой примерно 200 мелких кладбищ. Помимо банальной нехватки места высокая плотность захоронения привела к тому, что разлагающиеся тела отравляли почву и воду, и город страдал от  вспышек заболеваний вроде холеры, оспы, тифа и кори. Правительственная комиссия, состоявшаяся в 1842 году, выявила: «перенаселенность» кладбищ была столь велика, что невозможно было вырыть новую могилу, не повредив при этом уже существующее захоронение.

В то же время, смертность в Викторианскую эпоху была достаточно высока: антисанитария, низкий уровень медицины, бедность и огромное количество эпидемиологических заболеваний делали свое дело. Правительство постановило, что отныне в черте города запрещено создавать новые захоронения, и открыло несколько больших кладбищ в удалении от центра Лондона. Одним из них стало Бруквудское кладбище, расположенное в 37 км на юго-запад от столицы. Компания Лондонский Некрополь, образованная в 1852 году, выкупила большой участок земли площадью в 2200 акров, часть из которых отвели под железную дорогу, а  оставшиеся 400 акров должны были стать тем самым новым, вместительным кладбищем.

Идея перевозить покойных с помощью поездов была неоднозначно принята владельцами железнодорожной компании London and South Western Railway. Акционеры беспокоились, что «поезд мертвых» ударит по их репутации и нарушит привычную схему движения транспорта. Кроме того, поднимался и этический вопрос: как убедить семьи покойных из разных слоев общества делить один поезд. Предполагалось, что помимо самых тел в путь отправятся также и сопровождающие: скорбящие друзья и родственники. С одной стороны, отчего не воспользоваться столь технологичным изобретением, как железная дорога, в случае, если предстоит вот такое путешествие в один конец — это быстро и удобно, к тому же, дешевле извозчика. С другой — что подумают семьи «праведных» покойников о соседстве их почивших близких с представителями низов и всяческим «отребьем». Тем не менее, практичность взяла верх: в 1854 году железнодорожная линия Лондонского Некрополя была открыта.

Вход на станцию в Лондоне

Путешествие начиналось со станции Ватерлоо, где тела покойных в гробах выгружались с  катафалка и помещались либо сразу в поезд, либо в специальное хранилище, выкупленное под эти цели. Там же находились комнаты ожидания, где располагались семьи, провожающие своих любимых в последний путь. Компания предусмотрительно разделила их по классовому принципу: помещения для «привилегированных» сопровождающих не пересекались с комнатами для пассажиров третьего класса. В  поезде также было разделение по классам, как для живых, так и для мертвых.

Тарифы на проезд регулировались специальным парламентским актом и не менялись в  течение 87 лет оперирования железнодорожной линии. Билет туда-обратно в первый класс для сопровождающих стоил 6 шиллингов (около 25 фунтов на настоящий момент), третий класс обошелся бы в 2 шиллинга (8 фунтов); что касается перевозки покойных, то место в первом классе можно было приобрести за 1 фунт, а  в третьем — за 2 шиллинга и 6 пенсов.

Участок железнодорожной линии Лондонского Некрополя

По  прибытии на кладбище сопровождающие сходили на Южной или Северной станции, они разделялись по принципу захоронений для англикан и нонконформистов соответственно. Поезд отправлялся только 1 раз в день, в 11:35 утра. Путь занимал около 40 минут. Обратный поезд прибывал в Лондон в 15:30. Предполагалось, что за это время успеют провести обряд погребения и даже  помянуть покойного в специальном буфете на станции, где предлагались сэндвичи и  пирожные.

Дорога до кладбища пролегала сквозь красивейшие ландшафты — это должно было как-то скрасить путешествие для сопровождающих. В 1904 году Железнодорожный Журнал назвал кладбищенскую станцию Бруквуда «возможно, самой умиротворенной, но, в то же время, самой печальной станцией на островах».

Разбомбленный участок той самой дороги, 1941 год

Владельцы компании рассчитывали, что клиентов будет значительно больше, чем вышло на  деле. Лондонский Некрополь предполагал перевозить от 10 до 50 тысяч тел в год, однако средний показатель составил всего 2300. За 87 лет существования дорога перевезла чуть больше 200 тысяч покойных. Предприятие оказалось не таким выгодным, как думали акционеры. Кого-то не устраивала идея хоронить близких в  таком удалении от города, некоторым было просто неудобно подстраиваться под расписание, которое предлагало только 1 поезд в день, да и тот — в рабочие часы. Так или иначе, «поезд мертвых» прекратил существование в 1941 году — в  результате бомбежки участка той самой железной дороги.


Читайте также: 

Клодий против Цицерона: два оратора разожгли в Риме политический кризис

Тьмы Тамерлана: как полководец построил безупречную военную машину

История одного шедевра: «Американская готика» Вуда

Монеты: хорошо ли ты в них разбираешься?

18 марта 1916 года началась Нарочская наступательная операция русской армии, закончившаяся неудачно, но сыгравшая в кампании 1916 года значительную роль для Антанты в целом. По итогам в очередной раз подтвердилась мрачная поговорка о том, что маршал Фош готов воевать до последней капли русской крови. 

В кампании 1916 года основные силы Германии были сконцентрированы на Западном фронте, где развернулась грандиозная верденская мясорубка. Крайне неблагоприятно складывалась ситуация для Антанты и на Итальянском фронте, где попытки итальянских войск воевать в Альпах без зимнего обмундирования обошлись союзникам России в 10 тыс. убитых, 30 тыс. пленных и 300 тыс. обмороженных. 

На Восточном фронте германское командование, боясь выйти из густой сети железных дорог и потерять мобильность, что при войне на два фронта было более чем рискованным, не планировало крупных наступательных действий. России эта пауза была нужна для укрепления позиций, усиления войск и выигрыша времени, которое работало против Германии и ее союзников. Но, как и в 1914 г., в марте 1916 г. настоятельные требования Антанты вынудили российское политическое руководство вести наступательные действия в неблагоприятных для себя условиях и с весьма призрачными собственными стратегическими выгодами.

Для наступательной операции было выбрано Белорусское Поозерье у озера Нарочь. Почему же операция готовилась в таком неудобном для масштабного наступления районе, изобиловавшем лесами, болотами и озерами, в условиях уже начавшейся весенней распутицы? Дело в том, что Антанте наступление нужно было «здесь и сейчас». Сейчас – так как «горел» Верден и сыпался фронт в Альпах. А в Белоруссии – поскольку тут русским войскам противостояли наиболее боеспособные германские части, которые нужно было сковать и по возможности сюда же притягивать резервы противника. 

 
Схема расположения войск к началу Нарочской операции 1916 г. Источник: preslib.org.by

Двух недель, в теории достаточных для подготовки операции, в реальности оказалось мало в силу плохого управления и слабо развитых коммуникаций. Наступать можно было, полагаясь лишь на пятикратный численный перевес русских войск в пехоте. Преимущество в артиллерии не было столь значительным, и на километр фронта на участках прорыва было сосредоточено до 25 орудий, в то время как на Западном фронте в таком случае «работали» не менее 75 пушек крупного калибра. Главной ударной силой предстояло стать 2-й русской армии, уже спасавшей союзников ценой своей гибели в Восточной Пруссии в сентябре 1914 г. Теперь бывшей армии генерала Самсонова надлежало, утопая в снегу, в лоб атаковать немецкие позиции. 

Операция началась 18 марта 1916 г. массированными атаками русской пехоты, которые были встречены шквальным артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем противника. За день, несмотря на огромные потери, достигнуть успеха не удалось ни на одном участке прорыва. Дальнейшие бои свелись к неоднократным попыткам русских войск взломать германскую оборону. Наибольший успех был достигнут 21 марта, когда был взят город Поставы и в плен попало до 1000 германских солдат. Но дальше вновь последовала полоса неудач. К 30 марта русские атаки были прекращены. В тактическом отношении сказывалось слабое взаимодействие пехоты и артиллерии, крайне скверно работала связь, а главное — в полной мере сказался кризис управления в высшем командном звене. 

 
Эверт Алексей Ермолаевич (1857-1918). Командующий Западным фронтом русской армии в период Нарочской операции. Источник: ria1914.info

Итоги операции были неутешительны. Русская армия потеряла убитыми, ранеными и обмороженными почти 78 тыс. человек. Немецкие войска понесли вдвое меньшие потери, которые определяются от 30 тыс. до 40 тыс. убитыми и ранеными и около 1200 чел. пленными. Зато для Антанты это было событие чрезвычайной важности — упуская время, немецкие войска на две недели прекратили наступление на Верден. Вместо Западного и Итальянского фронтов составы с германскими резервами потянулись на Восток. 

Самое интересное, что жертва русской армии в Белорусском Поозерье была «не замечена» союзниками. Так, маршал Петен, досконально описавший события под Верденом, отмечал, что значительная помощь французам, защищавшим Верден, была оказана лишь в мае 1916 г. итальянскими войсками, когда «ген. Кадорна упорным сопротивлением своих войск оказал первую помощь французской армии, которая в течение трех месяцев одна (!!!) вела бой против главных сил противника». Кстати, самих итальянцев после их «упорного сопротивления» пришлось вновь спасать — на этот раз уже войскам Брусилова. 

 
Озеро Нарочь, современный снимок. Источник: puti-dorogi-nn.ru

В очередной раз в марте 1916 г. подтвердилась мрачная поговорка о том, что маршал Фош готов воевать до последней капли русской крови. Примечательно, что  любое масштабное наступление русской армии на Восточном фронте — будь то победы, как Гумбиннен, Галицийская битва, Брусиловский прорыв, или поражения, как Нарочь и Барановичи, — всегда были скорее на руку союзникам по Антанте, а русской армии сулили появление новых немецких дивизий, срочно переброшенных противником с Западного фронта.

Литература:

Битва у Нарочи, 1916. Немецкие источники о русском весеннем наступлении. Брест, 2016.
История первой мировой войны 1914-1918 гг. Под редакцией И.И. Ростунова. Т.2.  М., 1975.
Подорожный Н. Е. Нарочская операция в марте 1916 года. М., 1938.

Автор: Юрий Старшов

Оригинал

Читайте также:

5 православных сект прошлого
«Зараза этого суеверия охватила не только города, но и села и поля»
Самые непопулярные правители
Русско-персидские «власовцы»

Какой «портрет» Владимира Ильича рисуют первые комсомольцы? Какие советы вождь пролетариата давал молодым слушателям? В государственном архиве Оренбургской области хранится запись интервью с оренбуржцами, которым довелось услышать выступление Ленина.

Журналист. Это было в грозные годы революции и гражданской войны. В те незабываемые дни, когда в пламени битв, в  трудных испытаниях рождалось первое в мире государство Советов. В октябрьских боях, в сражениях за советскую власть участвовали тысячи коммунистов Оренбуржья. С Лениным в сердце шли они на белогвардейские окопы, штурмовали голод и  разруху, строили социализм. Некоторым из них выпало счастье видеть Владимира Ильича, слышать его выступления. Мы попросили оренбуржцев Николая Петровича Маркова и Анну Васильевну Курилову поделиться своими воспоминаниями. У нашего микрофона Николай Петрович Марков.

Н.П.Марков. Я имел счастье в свои молодые годы несколько раз видеть Владимира Ильича Ленина и слушать его вдохновенные выступления. В особенности запечатлелось в памяти выступление Ленина в Центральной школе партийной и советской работы с лекцией о  государстве. Это было давно, в июле 1919 года. Мне тогда было 19 лет. По  командировке Рыбинского горкома партии я учился в только что созданной по предложению Ленина Центральной школе партийной и советской работы. Особенно знаменательным днем в нашей курсантской жизни был день 11 июля 1919 года. В этот день по нашей просьбе обещал к нам приехать Владимир Ильич Ленин. Конечно, в этот день с самого утра мы были чрезвычайно взволнованы. Задолго до 10 часов утра собрались в  своем лекционном зале и с минуту на минуту ожидали приезда Ильича. Ровно в 10 часов вошел в зал Владимир Ильич Ленин. Вам трудно представить себе, с каким восторгом, с каким ликованиям мы встретили Ильича. Он торопливо вдоль стены продвигался к трибуне, которой был, по сути дела, простой стол. Успокаивая нас, Ильич пристально всматривался в наши ряды. Он увидел, что его приветствует разноликая, пестрая аудитория. Ему нетрудно было определить, что революционного энтузиазма у нас было более чем достаточно, а вот знаний до крайности мало. Ведь большинство из нас впервые дорвались до серьезной учебы.


Вот начало выступления Владимира Ильича; вопрос о государстве, говорил Ильич, самый запутанный: «Не смущайтесь, если сразу кое-что будет непонятным. Имейте в виду, что никогда не  следует ждать, чтобы можно было в короткой беседе за один раз достигнуть полного выяснения вопроса. Поэтому следует после первой беседы отметить неясные для вас места, чтобы вернуться к ним второй, третий, четвертый раз, чтобы то, что осталось непонятным, дополнить, выяснить дальше впоследствии». Во  вступительных словах лекции Владимир Ильич  не только посоветовал нам, как лучше ее  усвоить, но и особо подчеркнул, как нужно будет использовать усвоение темы о  государстве в своей практической работе.

«Самое главное, чтобы в  результате ваших чтений, бесед, лекций о государстве, вы вынесли бы умение подходить к этому вопросу самостоятельно. Этот вопрос будет перед вами встречаться по самым разнообразным поводам в самых разнообразных сочетаниях, в  беседах, в спорах с противником. Только тогда, если вы научитесь самостоятельно разбираться в этом вопросе, только тогда вы сможете считать себя достаточно твердыми в своих убеждениях и достаточно успешно отстаивать их перед кем угодно и когда угодно», — говорил Ильич. Этот замечательный совет о том, как овладевать знаниями, важен и в наше время.

Другие еще вопросы он  излагал удивительно просто, приводил много убедительных пояснительных примеров. Как скромно Ильич начал лекцию, так скромно он ее и закончил. Конечно, мы были очень благодарны Ильичу за эту лекцию. Он помог нам как нельзя лучше усвоить самые злободневные для того времени вопросы по классу и природе государства, по  сущности диктатуры пролетариата, о буржуазной и пролетарской демократии.

В особенности обстоятельно разоблачил американскую лжедемократию, показав, что нигде власть капитала, власть кучки миллиардеров над всем обществом не проявляется так грубо, с таким открытым подкупом, как в Америке. Все вопросы, поднятые Владимиром Ильичом Лениным в лекции, не только расширили наш теоретический кругозор; они имели исключительно большое практическое значение. Все мудрые ленинские советы вооружали нас боевой программой действий к предстоящей работе после учебы. Владимир Ильич не удовлетворился во время посещения наших курсов только прочтением лекции, он в беседе с ректором курсов, председателем партячейки интересовался нашим житьем-бытьем: как питаемся, как с одеждой, как с обувью. В этом проявилась характерная черта Ильича, его исключительная чуткость и  внимательность к людям. Прошло много времени с того дня, когда я имел счастье слушать Владимира Ильича, но обаятельный образ великого мыслителя, вождя и в то  же время простого, скромного, задушевного человека, каким был Ильич, навсегда в  моей памяти.

Журналист. А теперь слово Анне Васильевне Куриловой.  

А.В.Курилова. Наше поколение коммунистов, начавшее свою сознательную жизнь при Владимире Ильиче Ленине, беззаветно любило его — создателя нашей коммунистической партии и первого в  мире государства трудящихся, вождя трудового народа всего мира. Мы любили его не только за его величие, но особенно за его чуткость и человечность, за исключительную простоту, скромность и принципиальность. Книг Владимира Ильича тогда не  печатали, он не разрешал, но мы знали, как живет наш Ильич, и глубоко верили ему, вместе с ним верили в лучшую жизнь и вместе с ним боролись за нее. Мне, простой девушке, выпало счастье видеть и слышать Владимира Ильича Ленина.

Трудно было нашей партии строить новое государство, бороться с врагами, с разрухой. Кругом фронты, народное хозяйство разрушено, не было предметов самой первой необходимости — ситца, мыла, керосина, спичек, а в ряде районов и хлеба. Нас, 5 девушек-комсомолок, отправили в июле 1919 года в Москву на шестинедельные курсы по охране материнства и младенчества. Но мы опоздали, так как ехали от  Оренбурга до Москвы больше 6 недель. И нас оставили на 9-месячные курсы.

Наша партия с первых дней существования советского государства вела специальную большую работу среди женщин. В каждой партийной организации были женорганизаторы, по всей стране проводились женские собрания; работающих женщин -  на работе, домашних хозяек — по месту жительства. И вот на одном из таких собраний делегатов города Москвы в Колонном зале Союзов, на котором я была делегаткой от курсов, осенью 1919 года выступил Владимир Ильич Ленин, выбравший, несмотря на исключительную занятость, время для беседы с женщинами. Слушали его с огромным вниманием. В своей речи Владимир Ильич сказал, что сделала советская власть для женщин. Дал оценку домашнего женского труда, ничего не дающего для развития женщины, и сказал, что одной из  важнейших задач партии и правительства является максимальное освобождение женщин от домашнего труда путем организации женских учреждений, общественного питания, прачечных и других бытовых предприятий, облегчающих жизнь женщин. Особенно поразительно было предвидение Владимира Ильича. В то труднейшее для страны он говорил нам о строительстве социализма, он не скрывал трудностей, переживаемых народом, и призвал нас и всех женщин к активному участию в  общественной жизни и в хозяйственном строительстве. Он прямо сказал, что дело социалистического строительства будет упрочено, когда миллионы и миллионы женщин наравне с мужчинами примут участие в хозяйственном строительстве.

Сказанное тогда Ильичом осуществлено в нашей стране. Огромные у нас достижения в промышленности, сельском хозяйстве, в области науки, техники и культуры, у нас всеобщее среднее образование, неузнаваемо изменились наши города, села люди и вся жизнь. Действительно, миллионы женщин работают на самых разных участках народного хозяйства. Любая профессия доступна женщинам. Молодежь нашего поколения Владимир Ильич призвал учиться, так как без знаний нового общественного строя не создать, социализма не построить. И мы учились и строили новую жизнь. Социализм в нашей стране построен. Партия и народ строят сейчас новое светлое коммунистическое, осуществив заветы Владимира Ильича Ленина, любимого вождя, учителя и друга трудящихся.

Оригинал 

Читайте также: 

«Я хорошо отомстил за слезы, которые заставило меня пролить кокетство m-ll». Из письма Лермонтова 

Айвазовский или нет? Определи авторство морского пейзажа! 

Русско-персидские «власовцы» 

Изображения: magisteria.ru, livejournal.com 


После победы над Наполеоном тысячи русских солдат не вернулись на родину – они предпочли 25-летней армейской службе вольную и сытую жизнь во Франции и других европейских странах. Это крупномасштабное дезертирство случилось уже в мирное время, однако история России  знает случаи массового бегства солдат во время военных действий и даже перехода их на сторону врага.

В начале XIX века в Закавказье было неспокойно. России, покровительствовавшей христианскому населению Грузии и  Армении, приходилось постоянно конфликтовать из-за этого с Турцией и Персией. Частые стычки на территории современного Азербайджана порой перерастали в  полномасштабные войны.

Непривычные к горам и южному зною русские солдаты терпели лишения. Частенько не хватало продовольствия, недоставало отдыха: солдаты не могли ни на минуту расслабиться, всегда ожидая внезапного нападения. Некоторые отцы-командиры усугубляли солдатские невзгоды. Если одни, как генерал Котляревский, делили вместе со своими подчиненными все тяготы и  лишения, то другие, вроде князя Александра Дадиани, превращали представителей нижних чинов практически в своих рабов, заставляя их в свободное от караулов время трудиться на княжеских полях и виноградниках. В войсках свирепствовали неизвестные в России болезни, против которых были бессильны немногочисленные полковые лекари.

Эпизод Русско-персидской войны: осада крепости Гянджи, 1804 год. Источник: wikipedia.org

Всё это заставляло некоторых воинов подумывать о побеге со службы, конца и края которой не наблюдалось. Выбор направлений для дезертирства был небогат: кругом горы, позади, на пути к родным местам, многочисленные заставы и гарнизоны. Оставалось одно: бежать к врагу. И многие русские выбирали этот маршрут, перебегая на персидскую сторону. Подобные случаи были не единичны. Только в июне 1805 года и только из 17-го егерского полка к  персам переметнулись 53 рядовых егеря и мушкетера, четыре унтер-офицера и  30-летний поручик Емельян Лисенко.

Персидское правительство принимало перебежчиков с радостью. Инструкторами в тамошней армии служили англичане, но  паши прекрасно понимали, что воевать им предстоит с русскими, и привечали всех, кто был осведомлен о боевых порядках в армии северного соседа. Тон этому задал наследный принц Аббас-мирза: «Русские — соседи и враги наши; рано или поздно война с ними неизбежна, а потому нам (следует) ближе знакомиться с их боевым учением, чем с учением англичан».

Уже в 1806 году в персидской армии сформировалась рота русских инструкторов под командованием Лисенко. Насладиться зрелищем бывших соотечественников смог майор Степанов, адъютант главнокомандующего войсками в Грузии и Дагестане генерала Гудовича: «Посмотрел на Лисенко и наших солдат, в ружье стоявших, до ста человек, в тонких мундирах. Шах-зада [Аббас-мирза] невероятно хорошо их содержит и любуется ими».

Портрет Аббас-мирзы. Источник: wikipedia.org

Персы действительно очень заботились о русских дезертирах. Рядовые получали огромное, по российским меркам, жалованье — примерно 15 рублей в месяц. В свободное от службы время они могли жить в  собственных домах и жениться. Для сватовства к девушке христианского вероисповедания не существовало вообще никаких преград, а вот если русскому хотелось стать мужем мусульманки, приходилось принимать ислам. Срок службы в  персидской армии составлял смешные для русских дезертиров 5 лет. Причем и в этот период, и уж тем более после него солдат считался лично свободным человеком.

Слухи о безбедной жизни у персов легко просачивались сквозь границы и линии фронтов. Они способствовали росту дезертирства из русской армии. Персы всячески поддерживали эти слухи и  доброжелательно встречали беглецов. «17-го егерского полка бежавший в Персию офицер Лисенко в Нахичеване персов обучает регулярству; почему шах-задэ приказал Хусейн-хану Эриванскому склонять солдат к побегу и доставлять к нему дезертированных», — докладывал генералу Гудовичу генерал-майор Несветаев  4 ноября 1807 года. Английские инструкторы также отмечали, что их «коллегам-дезертирам» «велено муштровать персидские войска, набранные и экипированные на русский манер».

Аббас-мирза лично покровительствовал русским специалистам и многих из них знал по именам. Благодаря приятельским отношениям с наследником некоторые перебежчики сделали в Персии отличную карьеру. Штаб-трубач Нижегородского драгунского полка вахмистр Самсон Макинцев дезертировал в 1802 году.  22-х летний музыкант бежал к персам, прихватив с собой два десятка серебряных мундштуков от  полковых горнов. Что именно он наиграл на трубе Аббас-мирзе, неизвестно, но  вскоре тот даровал русскому чин наиба (то есть поручика), а через пару лет и  явера (то есть майора) Эриванского полка. В русской армии о таких званиях никакой рядовой трубач не мог и мечтать. Через несколько лет при формировании отдельного подразделения из русских дезертиров им командовал уже серхенг (полковник) Самсон-хан.

Макинцев дослужился до генерала персидской армии. Ему довелось командовать русским полком в русско-персидской войне 1826-1828 годов, причем, естественно, сражался он против недавних соотечественников, а затем воевать с афганцами. При штурме Герата в 1838 году он был ранен. В 1849 году Самсон-хан покорил крепость Мешхет, а вскоре скончался. Его похоронили в Сургюле под алтарем построенной Макинцевым православной церкви.

Бежали в Персию не только рядовые и младшие офицеры, но и обладатели солидных чинов. В 1808 году укреплением оборонительных сооружений Эриваньской крепости занимался дезертировавший подполковник Кочнев. При штурме возведенных им укреплений, полегло немало недавних сослуживцев Кочнева. К персам также переметнулись около десятка офицеров польского происхождения.

Ополченец, барабанщик и пехотинец персидской армии

В 1808 году активизировались боевые действия в  ходе русско-персидской кампании. Сразу же возрос поток русских дезертиров. Например, из 17-го егерского/7-го карабинерного полка утекало к неприятелю около 30 человек в год. Из 20-й артиллерийской бригады – до 15 человек в год. В  1809-ом численность дезертиров достигла половины личного состава персидского Эриванского полка. Тогда Аббас-мирза перевел всех русских беглецов в Тавриз, добавил к ним образцовую роту Лисенко и назвал получившуюся боевую единицу батальоном Багадеран, то есть богатырским, или гренадерским батальоном. К 1811 году Багадеран по численности приблизился к полку, но во время неудачной для персов кампании 1812 года понес большие потери. Восполнить их удалось после победы над русскими войсками при Султан-Буде 1 февраля 1812 года. Тогда в руки персов попало большое количество пленных, многие из которых согласились перейти на иранскую службу.

Подписание Гюлистанского мира 12 октября 1813 года не положило конец  русским частям в  персидской армии. В мирном договоре имелся пункт об обмене пленными, но он был чреват для тех, кто обратил оружие против своей бывшей родины. В 1813 году командующий на Кавказе князь Ртищев заявил: «Со стороны российских офицеров и  солдат в Персии находящихся, я могу принять только тех, кои отказались вступить в службу персидского правительства. Бежавших же в Персию или по другим каким постыдным причинам сдавшихся персиянам я ни одного не соглашусь принять. Их  ждёт казнь». Эти слова подкреплялись делом. В августе 1812 года батальон Багадеран понес большие потери в битве при крепости Аркиван. Около 400 человек погибли, примерно полсотни попали в русский плен. Все они были повешены или переколоты штыками. Та же участь постигла и 28 багадеранцев, плененных русскими при Асландузе.

В 1819 году секретарь русской миссии в Персии Александр Грибоедов предпринял попытку добиться возвращения дезертиров на  родину. Его дипломатия потерпела крах. Аббас-мирза предложил Грибоедову вести переговоры с Самсон-ханом, отчего русский поэт наотрез отказался: «Не только  стыдно должно бы быть иметь этого шельму между своими окружающими, но ещё стыднее показывать его благородному русскому офицеру… Хоть будь он вашим генералом, для меня он подлец, каналья, и я не должен его видеть». Грибоедов посулами и обещаниями полного прощения уговорил вернуться 158 багадеранцев. Месяц спустя выяснилось, что Александр Сергеевич своего слова не сдержал. По  прибытии в Тифлис 80 возвращенцев были примерно наказаны, судьба остальных неизвестна. Всё это сильно напугало оставшихся в Иране дезертиров. Опасаясь выдачи в Россию, некоторые приняли ислам, правда, как вспоминают очевидцы, входя в мечеть, они по привычке крестились. Однако большинство перебежчиков сохраняли православную веру.

Багадеранцы в Персии

В 1821 году русское правительство оценивало численность бывших подданных, ныне служивших Персии, в две тысячи человек. Батальон Багадеран вырос до полка. В мирное время он состоял из четырех рот, по  4 взвода в каждой. В них служили холостые дезертиры. Все они жили на специально выделенном обширном участке земли, на котором стояли дома двух сотен женатых русских перебежчиков. Семейные дезертиры предоставляли кров холостым соплеменникам, а в военное время составляли пятую роту Багадерана.

Английский лейтенант Джон Александер оставил описание багадеранцев, увиденных им в 1826 году: «Корпус из 300 русских, выстроенных напротив шатра посланника, чтобы приветствовать его. Они одеты в  зелёные куртки с красной отделкой; обычные овчинные шапки и широкие белые шаровары, поверх которых надеты черные сапоги. Выглядят они весьма внушительно, их возглавляет майор – выглядящий благородно грузин. Рядовые получают томан в  месяц, ежедневную порцию хлеба с мясом и спиртное в небольшом объеме». Тот же  Александер восхищался лучшим оркестром в персидской армии, состоявшим из  тридцати русских музыкантов.

Униформа багадеранцев

Надвигалась очередная русско-персидская война и многие солдаты Багадерана вновь стали инструкторами. Английский очевидец описывал персидские соединения, «которые организованы на европейский военный лад русскими дезертирами, 57 человек из числа которых ныне находятся в городе». По свидетельству других европейцев в большинстве персидских частей, расквартированных на севере Ирана, находились инструктора из числа русских дезертиров.

Полк Багадеран принимал активное участие в  войне с Россией 1826-1828 годов. Он понес большие потери в битве при Елизаветполе в октябре 1826-го. Тогда им командовал иранец Касум-хан. Позже, командиром полка был вновь назначен русский: Евстафий Скрыплев, бывший унтер-офицер Нашебургского пехотного полка, дезертировавший в 1804 году, и  сделавший в Персии карьеру, женившись на дочери Самсон-хана. Благодаря постоянному притоку новых дезертиров и пленных, Багадеран быстро восстановил штатный состав, и считался одним из самых боеспособных подразделений Ирана.

«Поражение персиян при Елисаветполе» Литография Г. Беггрова по оригиналу В. Машкова. Источник: wikipedia.org

В начале 1830-х годов багадеранцы участвовали в войнах на территории Афганистана, Хорасана и Туркменистана. Их противники были столь поражены воинским умением русских персов, что верили, будто у тех патроны растут прямо из пальцев. Афганцы всегда начинали обыск трупов багадеранцев с осмотра их рук: искали подтверждение этому чуду. К середине 1830-х годов значение Багадерана естественным путем начало ослабевать: войн с  Россией больше не было, и поток дезертиров иссяк. Русские ветераны доживали свой век на землях, пожалованных им за боевые заслуги их новой родиной.

Коллекционные миниатюры, изображающие солдат батальона Багадеран

В 1837 году император Николай I путешествовал по Кавказу. Там он встретился с соседом, наследным принцем Ирана Насер-эд-дин-мирзой. В ходе этой встречи на высшем уровне была достигнута договоренность о возвращении русских перебежчиков на родину. Николай объявил амнистию для всех дезертиров, чьи руки не были обагрены кровью русских солдат. В декабре 1838 года более тысячи мучимых ностальгией багадеранцев и членов их  семей вышли из Тегерана, и двинулись в сторону Тифлиса, куда прибыли через месяц. Вернуться в Россию осмелились 597 солдат, 206 женщин и 281 ребенок. Это составляло примерно треть русской колонии в Иране. Император сдержал слово: возвращенцы не понесли никакого наказания. Мало того, годы, проведенные в  Багадеране, им засчитали как выслугу лет в русской армии. Тридцать ветеранов, оттянувших 25-летний срок, уволили вчистую, а остальных зачислили в линейные казаки, или отправили дослуживать в Финляндию и в Архангельск. Персидский полковник Евстафий Скрыплев в России стал казацким сотником, но сумел дослужиться до атамана. Православная церковь милостиво отнеслась к тем, кто на чужбине принял ислам: им назначили специальное покаяние, как вероотступникам поневоле. Жен-мусульманок насильно крестить никто не заставлял. Вчерашние багадеранцы растворились на бескрайних российских просторах.

Спустя более сотни лет, во время Второй Мировой войны в немецкой армии служили около восьмисот тысяч бывших советских граждан. Они составляли армию генерала Власова, разнообразные казачьи подразделения. Десятки тысяч русских «хиви» выполняли вспомогательные работы в  частях Вермахта. Историки ищут причины столь массового коллаборационизма в  политических и идеологических противоречиях, разделявших граждан СССР. Но, как видно, служба неприятелю, в том числе с оружием в руках, имеет глубокие исторические корни.

Читайте также: 

Первый генерал Тавриды: граф Михаил Каховский – завоеватель Крыма и талантливый губернатор

Жестокие развлечения Луция Коммода: как римский император стал «врагом Отечества»

Невинность, нож и ванна: убийство Марата – расплата за террор и шедевр искусства

КНДР: смог бы ты выжить в этой стране?

Улицы этих городов из золота, дома украшены изумрудами, а их жители носят бархатные одежды. Где находятся эти города? В Средневековье считали, что к западу от Пиренейского полуострова в Атлантическом океане, а в эпоху Великих географических открытий – что в Новом Свете. Пик распространения легенды о семи золотых городах приходится на первую половину XVI века. Немало конкистадоров разрушили свои судьбы в поисках сказочных земель в глубине североамериканского континента. 

Средневековая легенда 

Первый вариант легенды о семи золотых городах относится к завоеванию арабами Пиренейского полуострова в VIII веке. Спасаясь от мусульман, архиепископ Порту и шесть других благочестивых епископов вместе со своими прихожанами сели на корабль и поспешно покинули континент. Вскоре они наткнулись на остров, где основали семь великих городов. В легендах он назывался Антилией, что можно трактовать как «Ante-Ilha», то есть в переводе с португальского «Остров Напротив» или «Остров Других». 

В других версиях мифа поселенцами острова стали семь испанских епископов, сбежавших из Мериды во время завоевания города маврами в 1150 году. Добравшись до побережья Атлантики, они со всеми своими бесчисленными сокровищами загрузились на судно. Впереди их ждало «море тьмы», а затем счастливое спасение на острове, где каждый епископ основал собственный город. Дороги в них были вымощены золотом, дома сделаны из серебра и декорированы рубинами и изумрудами. 

 
Антиллия (большой красный прямоугольник) на карте Джованни Пиццигано 1424 года. Источник: en.wikipedia.org

Остров семи городов искали много столетий. Венецианский картограф Джованни Пиццигано нанес его на карту в 1424 году. Он придал острову прямоугольную форму и указал на нем семь бухт. Об Антилии было известно Колумбу. Испанский мореплаватель собирался посетить ее на пути в Индию. В начале XVI века остров переместился на картах в Вест-Индию, к востоку от Бермудских островов, а затем и вовсе исчез. 

Семь городов «возрождаются» в Новом Свете   

Однако сама легенда о семи золотых городах получила новое развитие во времена испанского завоевания Америки. Встреча европейцев с туземными народами привнесла в ее сюжет индейский колорит. Теперь сказочные богатства окружал не океан, но каменистые плато, и владели ими не христиане, а язычники. 

Первыми распространять слухи о семи сказочно богатых городах, лежащих где-то на севере Новой Испании (северная часть современной Мексики и юго-западная часть США), начали члены экспедиции испанского конкистадора Панфило де Нарваэса. Под своими знаменами он собрал 600 человек и намеревался основать колониальные поселения и военные гарнизоны на территории Флориды. Однако с самого начала участникам экспедиции не везло. Выйдя из порта Санлукар-де-Баррамеда в апреле 1528 года, флот угодил в жуткий шторм. Потеряв два корабля, эскадра с трудом добралась до берегов Флориды. Потом под ноги Нарваэсу попалась золотая безделушка. Он решил, что напал на след индейских сокровищ и отдал приказ продвигаться вглубь материка. Продолжая свой поход, люди Нарваэса страдали от голода, болезней и нападений индейцев. 

В сентябре 1528 года они предприняли попытку добраться на самодельных лодках из Флориды в Мехико, но разбились на территории современного Техаса, дойдя до устья Миссисипи. Большинство выживших оказались в рабстве у местных индейских племен. И только четверо участников этого авантюрного путешествия сумели спастись и добрести до Мехико после восьми лет скитаний и приключений. Никаких несметных богатств они не встречали, но повсеместно рассказывали легенды о золотых городах индейцев, живущих к северо-западу от Мехико, добавляя и добавляя в старые испанские мифы новые фантастические подробности. 

Эти рассказы находили множество благодарных слушателей, которые готовы были тут же сорваться с места и отправиться на поиски мифических царств. Золото и драгоценности, захваченные конкистадорами Кортеса при завоевании империй ацтеков и инков, заставляли их верить, что и они смогут сделать себе состояние в Новом Свете. 



Идеализированный портрет Васкеса де Коронадо. Источник: en.wikipedia.org

Одним из тех, кто жадно ловил каждое слово членов команды Нарваэса, был Васкес де Коронадо. Этот выходец из Саламанки, которому ничего не светило на родине, приплыл в Новую Испанию в 1535 году, надеясь затмить славу Эрнана Кортеса и Франсиско Писарро. Через три года Коронадо стал губернатором Новой Галисии и завел дружеские отношения с первым вице-королем Новой Испании Антонио де Медосой. Его тоже впечатлили истории о золотых городах, и в 1539 году он отправил на разведку северных земель небольшой отряд. Возглавлял его уцелевший в походе Нарваэса францисканский монах Маркос де Нис. Вернулся святой отец с рассказом о том, что нашел сказочные земли, которые индейцы называют Сиболой. В само поселение он не попал, но лицезрел его с горы, и взгляд его был ослеплен представшим перед ним великолепием. По его словам, город был больше Теночтитлана и источал лучезарный свет, так как крыши его домов покрыты золотом. Коронадо пришел в восторг и попросил вице-короля позволения возглавить экспедицию на поиски семи городов Сиболы. 

Коронадо находит Сиболу 

Весной 1540 года отряды Коронадо выдвинулись в путь, стараясь следовать дороге, уже пройденной францисканцем. В июле они наткнулись на индейцев зуни, которые подтвердили, что отряд движется в правильном направлении и всего через несколько дней сможет достигнуть Сиболы. Путешествие продолжилось и вскоре, как и предрекали индейцы, перед путниками предстали очертания города. Когда же они подошли к его стенам вплотную, то увидели, что это бедная деревушка индейцев-скотоводов. Участники экспедиции начали поносить отца Маркоса и наверняка растерзали бы его, если бы не заступничество Коронадо. 

Всю дорогу конкистадор представлял себе, что встретит дворцы с золотыми крышами, идолов с изумрудами вместо глаз, но нашел только невзрачные дома и грязные улицы. Единственное, чем обладали индейцы, — запасы еды, которые измотанные походом испанцы поспешили у них отобрать. Коронадо подвергал зуни пыткам, требуя от них рассказать, где они прячут золото, о котором сложено столько легенд, однако несчастные индейцы не понимали, чего от них добиваются. 

 
Карта экспедиции Коронадо (1540 — 1542). Источник: www.nps.gov

Коронадо захватил город и сделал из него базу для последующих исследований региона. Через некоторое время отряды конкистодора решили двинуться дальше, надеясь, что еще отыщут несметные богатства. В погоне за призрачной мечтой они открыли Большой каньон, первыми среди европейцев увидели русло реки Колорадо, но ни золота, ни сокровищ, так и не нашли. 

Значительно расширив испанские владения на территории Северной Америки, Коронадо в 1542 году вернулся в Новую Галисию. Дальний и безуспешный поход разорил его. Его судили за безответственность и авантюризм, но в итоге оправдали. В 1554 году Коронадо умер. Вместе с ним умерла и легенда о семи золотых городах, найдя свое почетное место среди Эльдорадо, Сагенее и других чудесных землях, существующих только на картах человеческого воображения. 

Источники:

Corle E. The Gila River of the Southwest
Bolton, Herbert E. Coronado, Knight of Pueblos and Plains
Т. Дмитричев. В погоне за сокровищами и специями. Великие географические открытия XVI века
Alexandra L. Spanish Colonies in America

Автор: Алексей Сурин

Оригинал

Читайте также: 

Арктическая одиссея Мартина Фробишера

«Кому на Руси жить хорошо»

Маршал Блюхер по прозвищу «Вперед»

Предание о смерти императрицы Елизаветы Алексеевны
«Напиши обо всём что ты видел, скажи им всю правду! Напиши, что мы не были предателями!» – так говорил печально известный генерал Власов своему офицеру связи Сергею Фрёлиху, русскому эмигранту и деятелю антисоветского движения. Спустя почти 40 лет Сергей Бернгардович Фрёлих написал мемуары, в которых попытался оправдать власовское движение и описал только ему известные детали этой истории. 

Конечно, для эмигранта из Прибалтики Фрёлиха, инженера, фирму отца которого национализировала в 1940 г. советская власть, установленный Сталиным политический режим был совершенно неприемлемым. Систематическим террором и сильнейшим давлением государства на умы людей Фрёлих объяснял, почему «многие тысячи советских граждан во время Второй мировой войны решились в немецкой форме, то есть в форме врага, вести борьбу против сталинского режима с оружием в руках, даже против своих братьев и друзей». Путь власовцев для всех этих людей казался «последней, решающей надеждой». Позже многие, как, например, власовский пропагандист Л. Самутин, открыто признавали, что этот путь был ошибочен, но в разгар войны они оказывались в ситуации, когда только Власов давал им возможность выжить и повернуться против Сталина.  


Генерал А. Власов. Источник: repin.info

Власов

Власов был одним из способных советских генералов: упорно сражался летом 1941 г. и получил орден Ленина, успешно участвовал в обороне Москвы (о нем, как и о Жукове, писали центральные газеты). Затем было неудачное наступление вверенной Власову 2-й ударной армии в болотах под Ленинградом, окружение и, наконец, плен в июле 1942 г. Власов был сыном кулака, у которого отняли хозяйство. Он был одним из многих советских людей с «двойным дном» — внешне лояльный, внутренне готовый поддержать любые антисталинские начинания. Когда немцы сделали предложение стать главой русского антикоммунистического движения, он согласился. В этом Власов видел способ создать вооруженную русскую армию, которая сражалась бы против Сталина. «А как мы позже освободимся от Гитлера, — рассуждал Власов, — это станет нашей заботой только после победы над Сталиным». 


Источник: cont.ws

Фрёлих начал свою службу в штабе Власова в Берлине как связист и переводчик. Он сопровождал Власова почти до самого конца в 1945 г., был свидетелем всех его действий и объяснял мотивацию генерала, изменившего своей стране. 

Лишь средство пропаганды

Весной 1943 г. Власов призвал русских присоединиться к его движению за освобождение России. Однако Гитлер использовал его прежде всего в целях пропаганды, но не для серьезных боевых действий. Власову поступали тысячи заявлений на прием в РОА (Русскую освободительную армию), из русских формировали отдельные незначительные соединения, но к формированию армии приступить не позволяли. Власов понимал, что его используют. Так что он ждал перемен и целыми днями просто томился от скуки: гулял по саду своей берлинский виллы, слушал доклады и сидел над военными картами. Фрёлих вспоминал, что «обычный порядок дня усложнялся обильными возлияниями в любое время, но особенно по вечерам при игре в преферанс, одной из самых популярных карточных игр в России, похожей на бридж. Когда я не хотел пить, Власов каждый раз говорил: «Как ты больше не хочешь! Ты обязан пить за наше дело…».


Источник: ru.krymr.com

Власов не верил в то, что Германия действительно сможет победить в войне с СССР, по крайней мере, не привлекая миллионы русских на свою сторону. Но он и его последователи рассчитывали, что западные союзники, когда Германия капитулирует, начнут борьбу против советов, и тогда русская антисоветская армия пригодится.  

РОА

Только в ноябре 1944 г. началось формирование дивизий РОА под единым командованием Власова. Все контролировалось СС и лично его главой Г. Гиммлером.  Быстро сформировали Первую дивизию в 20 тыс. человек и в январе 1945 г. начали формировать вторую. Чтобы оправдать формирование русской армии и показать, что это было не ошибкой, 9 февраля 1945 г. «Гиммлер послал в бой особую боевую группу добровольцев из состава сторожевого батальона Власова, как первого подразделения РОА. […] Эта маленькая часть [в 150 человек] была послана для выполнения боевого задания на фронт, который уже тогда находился на Одере, то есть во время, когда война была уже потеряна. Бойцы оправдали себя во всех отношениях. Советские танки были подбиты и взяты пленные. Весть о присутствии власовской части на фронте распространилась на советской стороне с быстротой ветра и смутила красноармейцев. Появились перебежчики, которые искали власовскую часть. И это в феврале 1945 года!».  

Лидеры Комитета освобождения народов России. Берлин, 1945 г. Источник: waralbum.ru

До середины апреля РОА принимала участие в боях к востоку от Берлина. Когда в середине апреля фронт развалился, командир дивизии генерал Буняченко повел ее в Чехию к остальным частям РОА. Штаб армии заранее эвакуировался из Берлина в Карлсбад. Власов сокрушался, что немцы так поздно дали ему делать хоть что-то: «При таком ведении войны теряется всякая надежда. […] Если бы мы победили, мы стали бы героями, тогда мы были бы патриотами. Но поскольку мы станем побежденными, то нас отметят как изменников, и нас ожидает злая судьба». Работать штаб продолжал только в ошибочном расчете на то, что РОА пригодится союзникам. В конце апреля стало понятно, что поражение Германии наступит со дня на день, и руководство армии решило пробиваться на запад для сдачи в плен союзникам. 

Бегство

Более половины служащих РОА союзники передали затем в СССР. Когда 11 мая 1945 г. Власов распустил свои части, позволив солдатам и офицерам спасаться самим, «многие застрелились в соседнем лесу, другие сдавались советчикам в надежде, что это не кончится так страшно. Немногим удалось пробраться на запад через американские линии и местность, заполненную чешскими партизанами, и скрыться». Многие из тех, кто сумел пробиться к американцам, были ими выданы в СССР. 12 мая 1945 г. самого Власова и ближайших офицеров штаба арестовал СМЕРШ. Он и еще 5 офицеров были повешены в 1946 г. во дворе Бутырской тюрьмы. 


В советском плену. Источник: factruz.ru

С. Фрёлих с еще несколькими офицерами бежал в оккупационную зону союзников и сделал себе документы немецкого беженца. Затем жил в Мюнхене, где продолжал держать свою фирму, которая ранее была в Риге. Фрёлих до конца сохранял веру в то, что РОА была правым делом, попыткой третьего пути, восстания против двух «величайших тиранов этого столетия, Сталина и Гитлера», что Власов пошел против Сталина не ради только лишь собственного спасения, а сознавая цену этого шага. В январе 1945 г. Фрёлих записал пророческое высказывание генерала Власова: «Побежденный всегда виноват, победитель всегда прав! Если мы будем побеждены в бою (а это весьма вероятно), то меня и моих сотрудников объявят изменниками, наемниками фашизма и палачами собственного народа. Наши имена можно будет найти повсюду на досках позора. Нами будут пугать детей… А на самом деле все могло бы быть по-другому. У меня чувство, что мы бьемся лбом о стену непонимания и тупости. Мне часто снится, что я нахожусь в Москве и меня притягивают к ответу. Я должен сознаться, что я просыпаюсь в отчаянии и в поту от страха и только медленно прихожу в себя, пока не пойму, что я все еще нахожусь в Берлине…». 

Источник: 

Фрёлих С.Б. Генерал Власов. Русские и немцы между Гитлером и Сталиным. / с пред. А. Хиллгрубера; пер. с нем. Ю.К. Мейера при участии Д.А. Левицкого. Кёльн, 1990. 

Автор: Константин Котельников 

Оригинал

Читайте также: 

Украденные поколения

Васко да Гама античного мира

Что, если бы на ЧМ по футболу изначально были видеоповторы

Ледник Сиачен

Индо-пакистанский конфликт разгорелся давно. Он начался в 1947 году во время раздела Британской Индии. Тогда правитель Кашмира, нарушив договор, объявил свои владения полностью независимыми. Ни Индию, ни Пакистан подобный поворот событий не обрадовал. Сначала в Кашмир вторглись пакистанцы, а чуть позже туда заявились и индийцы. Началось кровопролитное противостояние. А про стратегическую важность ледника Сиачен враждующие стороны догадались лишь в 1984 году.

Цель превыше всего

Пару слов о леднике. Сиачен представляет собой нагромождение льда и камней в горах Каракорума. Как раз в том месте, где сходятся границы сразу трех государств: Китая, Индии и Пакистана. И если китайцы не имеют явных претензий к тому участку (или делают вид), то для индийцев и пакистанцев Сиачен стал настоящим «яблоком раздора». Ледник сползает с высоты порядка 6 тысяч метров над уровнем моря. В нем есть лишь пять перевалов, которые считаются проходимыми. Причем довольно условно. Дело в том, что те узкие горные долины в любой момент может накрыть лавина. Эти «сюрпризы», кстати, унесли куда больше жизней пакистанских и индийских солдат, нежели пули.

Непосвященному человеку может показаться, что страны губят своих людей понапрасну, поскольку Сиачен абсолютно бесполезен с экономической точки зрения. Но есть один нюанс. Высоты ледника дают полный контроль не только за пограничной долиной. Они позволяют взять в руки хозяину торговые пути из Китая в Пакистан. И это коренным образом изменило отношение к коварному леднику.

Фото База индийской армии на леднике Сиачен/ Источник: gingertea.ru

В 1984 году индийская разведка проявила свои лучшие качества. Шпионы узнали, что Пакистан неожиданно сделал большую закупку снаряжения для скалолазания. Затем появилась новость, что пакистанские солдаты стали массово получать сертификаты альпинистов. К тому же резко возросло количество патрулей в районе Сиачена. Все индийскому командованию было предельно понятно. Поэтому они решили сыграть на опережение.

Вскоре на Сиачен было отправлено два пехотных батальона Кумаонского полка при поддержке отряда скаутов, артиллерии и вертолетов. Трагизм ситуации заключался в том, что многие из индийских солдат тогда впервые в жизни увидели альпинистское снаряжение. И 11 апреля того же года солдаты Индии высадились на леднике. Своих противников они опередили на пару недель. Но в штабе ничего об этом не было известно, поскольку началась сильная снежная буря. Десант оказался отрезанным от внешнего мира. Начались первые потери от обморожения. Температура на Сиачене держалась в районе минус 50 градусов, а порывы ветра достигали скорости порядка 100 км/ч.

Но индийцы, однако, сумели не только разбить палаточный лагерь, расчистить площадку для вертолета, но и возвести каменные оборонительные редуты.

Место героизма

Пакистанцы появились на леднике 25 апреля. Неожиданно их на Сиачене встретили не только мороз и ветер, а еще и вражеский огонь. Началось сражение, растянувшееся на два года. Погибших было много и с той, и с другой стороны. Но главным виновником в смертях была именно погода. На десяток застреленных солдат приходилась чуть ли не сотня замерзших.

Индийские солдаты. Источник:pixanews.com

Но все-таки пакистанцы оказались более удачливыми. В апреле уже 1987 года они сумели закрепиться на главной вершине ледника (6440 метров над уровнем моря). Солдаты возвели там укрепленный блок-пост Каид. Теперь именно пакистанцы оказались в более выигрышном положении. Два раза индусы пытались взять Каид штурмом, но их доблесть не принесла нужного результата. Пакистанцы радовались победам, однако, как оказалось, преждевременно…

В конце июня 1987 года за дело взялась штурмовая группа под командованием младшего лейтенанта Бана Сингха. Сингх и его солдаты, воспользовавшись сильной метелью, сумели обойти пакистанцев с тыла. Для этого маневра они поднялись по ледяной стеле высотой 450 метров. Причем до этого подвига индийцев она считалась неприступной. Пакистанцы, конечно, оказались застигнутыми врасплох. Гостей они не ждали. Индийцы перебили всех врагов и подняли флаг своей страны. За блестяще проведенную спецоперацию Бана Сингх удостоился высшей награды Индии – медали Парам Вир Чакра (переводится как «Колеса Предельной Доблести»). А блокпост «Каид» был переименован в честь индийского командира.

Бана Сингх получает благодарность от премьер-министра Индии Раджива Ганди. Источник: was.imgix.net


Когда новость о триумфе Индии достигла Пакистана, премьер-министр страны Беназир Бхутто жестко отреагировала. Она даже предложила президенту страны Мухаммеду Зия-уль-Хаку ходить в парандже.

Но на этом конфликт себя не исчерпал. Пакистанцы до конца 90-х годов предпринимали попытки отвоевать потерянную высоту, но индийцы раз за разом выходили победителями. В одном из сражений Пакистан потеряли сразу несколько командиров. А в 1992 году погиб командующий операцией Масуд Анвари. В 1999 году, когда разгорелся Каргильский пограничный конфликт, индийцы снова отбили атаки неприятеля.

***

За все время конфликта Сиачен унес жизни около тысячи индийских солдат. Потери пакистанцев несколько больше. Причем в подавляющей массе люди погибли из-за сильных морозов, а не из-за вражеских пуль.

Источник: pixanews.com


В 2003 году Индия и Пакистан все же сумели договориться о шатком перемирии. Обе стороны держат на Сиачене внушительные военные силы. Индийцы контролируют саму вершину и четыре ее перевала. За пакистанцами лишь один перевал. Зато они возвели множество блокпостов на подступах. Так что расклад сил примерно равный.

Источники:

Kunal Verma. «Long Road to Siachen: the Question Why»

Pervez Musharraf. «In the Line of Fire: A Memoir»

Narinder Kumar. «Soldier Mountaineer: The Colonel who got Siachen Glacier for India»


Оригинал


Читайте также: 


«Я знаю веселые сказки таинственных стран»: пестрая африканская жизнь в воспоминаниях Николая Гумилева 


«Я сам там был, мед и пиво пил. Что ели в допетровской Руси? 


Древнеиндийский домострой: Камасутра как трактат о быте и обществе 


13 июля 1827 года части Отдельного Кавказского корпуса начали осаду крепости Аббас-Абад. О причинах, ходе и итогах последней русско-персидской войны – в обзорном военно-историческом экскурсе.

Середина 1820-х связана с нарастанием напряженности в  русско-персидских отношениях. В значительной степени это было вызвано стремлением Тегерана пересмотреть условия Гюлистанского мира 1813 года. С  1823-го Тегеран, заручившись поддержкой Англии и Турции, приступает к  систематической подготовке войны с Россией. Но постоянные донесения российского наместника на Кавказе А.П. Ермолова о неизбежности военного столкновения с  Персией всерьез российским Министерством иностранных дел не рассматривались. Скорее наоборот, боясь спровоцировать конфликт с южным соседом, Петербург всячески стремился ограничить военные приготовление в Закавказье.

Шамхорское сражение. 3 сентября 1826 г.

Цена этой ошибки оказалась весьма значительной: 29 июля 1826 года войска эриванского сардаря без объявления войны перешли российскую границу, а спустя два дня персидская армия наследного принца Аббаса-Мирзы вторглась в Карабах. Персидские войска заняли Ленкорань, Елизаветполь (совр. Гянджа), осадили русский гарнизон в Баку, разорили богатые Сальянские рыбные промыслы на Куре, а отдельные отряды прорвались даже в район Тифлиса.

Наступление персидских войск было остановлено мужественным сопротивлением гарнизона крепости Шуша в Карабахе, которая на 48 дней сковала основные силы противника. Это дало возможность русскому командованию выиграть время и подготовить контрудар. 15 сентября 1826 года авангард русской армии под командованием В.Г. Мадатова разбил крупный отряд противника в Шамхорском сражении и через два дня освободил Елизаветполь. А 25 сентября на равнине под Елизаветполем состоялось генеральное сражение, где персидская армия была разбита и в беспорядке отступила за Аракс. Вскоре из-за неблагоприятных погодных условий активные действия были прекращены до весны следующего года.

Денис Васильевич Давыдов (1784−1839)

Новую кампанию Кавказский корпус начал уже без Ермолова, замененного более лояльным императору и дипломатичным И.Ф. Паскевичем. Помимо очень непростых отношений между бывшим «проконсулом Кавказа» и Николаем I смена командования может объясняться желанием Петербурга скорейшим образом завершить войну, не доводя до полного разгрома противника, к чему медленно и методично вел Ермолов. Денис Давыдов вспоминал, что впоследствии Николай I заявил одному из персидских вельмож: «Благодарите Бога, что моими войсками предводительствовал в последнюю войну не Ермолов; они были бы непременно в  Тегеране».

В середине апреля 1827 года военные действия были возобновлены. Основные события развернулись на территории Эриванского и  Нахичеванского ханств.  В июле 1827 г. русские войска заняли Нахичевань и разбили персидскую армию при Джеван-Булаке, а после взятия в октябре Эривани (совр. Ереван) и Тавриза (совр. Тебриз) Тегеран был вынужден начать переговоры о мире. Россия также была заинтересована в скорейшем прекращении боевых действий, так как после Наваринского морского сражения перспектива новой русско-турецкой войны приняла вполне реальные очертания.

Стремясь выиграть время для усиления армии и дожидаясь вступления в войну Османской империи, персидская сторона всячески затягивала подписание договора, предлагая длительное 10-месячное перемирие. Неблагоприятным фактором для русских дипломатов было и посредническое участие в  переговорах представителей Англии, стремившейся усилить свои позиции в регионе. В результате Персия аннулировала все достигнутые ранее договоренности. В ответ русские войска возобновили наступление и, не встречая серьезного сопротивления, заняли Урмию и Ардебель, вынудив противоположную сторону после коротких переговоров в ночь с 21-го на 22 февраля в селении Туркманчай подписать мирный договор, положивший конец последней русско-персидской войне.

Аббас-Мирза (1789−1833)

Предварительные переговоры и выработку условий провел начальник дипломатической канцелярии наместника на Кавказе А.С. Грибоедов. На  замечания Аббаса-Мирзы по поводу жестких требований российской стороны Грибоедов ответил: «При окончании каждой войны, несправедливо начатой с нами, мы отдаляем наши пределы и вместе с тем неприятеля, который отважился переступить их. Вот от чего в настоящем случае требуется уступка областей Эриванской и Нахичеванской. Деньги — также род оружия, без которого нельзя вести войну. Это не торг, ваше высочество, даже не вознаграждение за  претерпенные убытки: требуя денег, мы лишаем неприятеля способов вредить нам на  долгое время».

Медаль «За Персидскую войну»

Согласно условиям Туркаманчайского мира: отменялись условия Гюлистанского договора (статья II), Персия уступала Российской империи Нахичеванское и Эриванское ханства (статья III), Тегеран выплачивал контрибуцию в 20 млн рублей серебром (статья VI), подтверждалось исключительное право России иметь военный флот на Каспийском море (статья VIII), разрешен в течение года переход жителей Азербайджана из персидского в российское подданство (статья XV). Договор дополнялся рядом секретных статей, связанных с размещением российских войск на севере персидского Азербайджана до выплаты Тегераном всей суммы контрибуции. В случае невыполнения порядка и сроков внесения контрибуции эти территории присоединялись к Российской империи. 

Туркманчайский мир ознаменовал вхождение в состав Российской империи Восточной Армении и Северного Азербайджана; укрепил российские позиции в Закавказье и его условия стали основой русско-персидских отношений вплоть до  1917 г. В тоже время успешное окончание русско-персидской войны позволило России активизировать свои действия против Османской империи, вылившиеся в  войну 1828-1829 гг.  Отметим, что в  целом, весьма продолжительные (около полутора лет) военные действия характеризовались небольшим числом крупных сражений. За весь период войны русская армия потеряла 35 офицеров и 1495 нижних чинов убитыми; противник – более 6 тыс. человек. Гораздо большие потери обе стороны понесли от болезней в  условиях сильной жары и в результате нехватки воды и продовольствия.

Автор: Юрий Старшов

Оригинал

Читайте также:

До ига. Кем бы ты был в феодальной Руси?

Восстание в Туркестане в 1916 году

Падение Гранады

Григорий Петрович Коблов, будучи курсантом, охранял Кремль и отвечал за безопасность Владимира Ильича Ленина. Ему неоднократно приходилось стоять на посту № 27, у квартиры вождя. Он с трепетом вспоминал их беседу. 27 января 1924 года, в день похорон Ленина, Коблов был первым часовым почетного караула на посту у Мавзолея. «Все, что я рассказываю сейчас о Владимире Ильиче Ленине, хранится в моем сердце как самое дорогое, что я видел и слышал», ¬— говорил генерал Коблов.  


Запись воспоминаний Коблова хранится в Государственном архиве Оренбургской области.


Лид+соцсети


Траурные дни января 1924 года навсегда оставили у меня в сердце горький и никогда ни с чем не сравнимый отпечаток глубокой скорби. Кругом, не стесняясь своих слез, плакали люди, переживая тяжелую утрату. В день похорон все улицы и площади Москвы были переполнены народом. Стояли холодные дни и ночи – всюду стояли костры, около которых люди обогревались. 


Для сопровождения гроба с телом Владимира Ильича и несения как у гроба, так и у мавзолея почетной вахты был назначен почетный караул. В этом караул был и я. Когда гроб с телом Владимира Ильича был поднят с помоста и понесли его в мавзолей, то в этот момент в Москве и во всей нашей стране все остановилось и замерло. Только слышен был на Красной площади был слышан бой часов на Спасской башне Кремля и исполнявших партийный гимн интернационал. И все, кто присутствовал в это время на Красной площади и ее окрестностях, пели старую революционную песню, которую любил Ленин, — «Вы жертвой пали в борьбе роковой». Затем прозвучали артиллерийские залпы, отдавая последний салют родному Ильичу. 



Вот так народ Советского Союза и трудящиеся со всего мира провожали в последний путь своего любимого, дорогого, мудрого вождя, учителя и друга – великого Ленина. В 16 часов 27 января 1924 года гроб с телом Владимира Ильича с помоста на Красной площади был перенесен на вечное захоронение в мавзолей. Именно в эти минуты курсант Кашкин, я стояли на помосте у гроба с телом Владимира Ильича. Все, что я рассказываю сейчас о Владимире Ильиче Ленине, хранится в моем сердце как самое дорогое, что я видел и слышал, и что пережито мной в годы моей молодости. Я стоял у мавзолея Владимира Ильича Ленина в почетном карауле первым часовым. 


<…>  


Когда разводящий поставил меня на этот пост, кажется, моему волнению вовсе не было границ. Вдруг Владимир Ильич спросит меня о чем-нибудь, а я не смогу ему ответить. Волновался я еще и потому, что хотел как можно лучше выполнить свои обязанности на этом важном и особо ответственном посту и оправдать доверие, которое было оказано мне нашей родной коммунистической партией. 



Я стоял и ждал с минуты на минуту появления Ленина. И вот он. Открывается дверь, и из квартиры выходит Владимир Ильич Ленин. «Здравствуйте, товарищ часовой!», — сказал он мне. «Здравствуйте, товарищ Председатель Совета Народных Комиссаров!», — сказал я. А сам замер на посту, словно окаменел. Я даже забыл, что мне надо подать соответствующие сигналы о выходе Ленина из квартиры. О том, что он направляется в рабочий кабинет. Видя мое окаменение, он спросил меня: «Вы, товарищ часовой, очевидно первый раз стоите на этом посту?». – «Да, первый раз, товарищ Председатель Совета Народных Комиссаров», — по-военному ответил я. Потом Владимир Ильич стал меня спрашивать, коммунист ли я или беспартийный». Я сказал, да, коммунист с 1920 года.  — А откуда вы прибыли?  — Из Оренбурга.  — А вы участвовали в Гражданской войне?  — Участвовал.  — А откуда вы родом?  — Уроженец Саратовской губернии.  — Значит, вы из Заволжья. Знаете, что сейчас там большой голод? Кто же у вас там живет? Если есть, кто, имеете ли вы с ним письменную связь? Что они вам пишут?  — Да, Владимир Ильич, я из Заволжья и знаю, что там сейчас большой голод. Там живут отец и мать, братья, сестры. Недавно получил письмо из дома, где они пишут, что хлеба там нет, люди едят траву. Люди голодают, от голода некоторые умирают. Моя мать лежит больная, просит, чтобы я приехал и повидался с ней. Владимир Ильич все пристальнее смотрел на меня и очень внимательно слушал, затем сказал:  — Да, они вам правильно пишут. 


Только много позже я понял, почему я стал объектом внимания Владимира Ильича. Страшный голод, охвативший все Поволжье, волновал Ленина. Ему хотелось больше, точнее, из первых рук узнать о размерах бедствия, постигшего 34 губернии. 


 — Советское правительство принимает самые энергичные меры, чтобы обеспечить народ этого района необходимым продовольствием. И в самое ближайшее время оно это сделает. А что касается просьбы вашей матери, то рекомендую обратиться к своим командирам об отпуске, и вас пустят. А повидаться с больной матерью надо обязательно. Затем Владимир Ильич поинтересовался, тепло ли у нас в казарме. Я ответил, что в среднем у нас в казарме 8-10 градусов и мы буквально замерзаем.  — Да, это ненормально. А как вы питаетесь?  — Нам в сутки положено: хлеба 400 граммов, из них 200 граммов мы отчисляем в пользу детей и голодающих.  — Это вы делаете хорошее дело!  — А 200 граммов нам выдают к обеду.  — Это голодновато. Надо потерпеть и пережить это. Этим вопросом наше правительство так же занимается и в самом ближайшем времени для курсантов будут созданы более нормальные условия как с отоплением, так и с питанием. А как у вас обстоит дело с дисциплиной, службой и учебой?  — Дисциплина и служба у нас на самом высоком уровне. Мы хотим учиться и стараемся, но нам трудно, так как основная часть курсантов малограмотна, с образованием от 1 до 3 классов. А чтобы хорошо усвоить программу, наше командование организовало для нас вечерние курсы повышения общей грамотности, где мы занимаемся по 4 часа ежедневно.  — Совершенно правильно, что вы посещаете общеобразовательные курсы. Командир нашей рабоче-крестьянской Красной армии должен быть грамотным во всех отношениях.  


Уходя и как бы торопясь, Владимир Ильич пожелал всем нам, курсантам, не только окончить эту школу, но в дальнейшем окончить военные академии. От себя и своих товарищей я сердечно поблагодарил Владимира Ильича и тут же заверил, что его добрые пожелания нами, курсантами, будут выполнены с честью. В дальнейшем мне приходилось стоять на посту номер 27 неоднократно и видеть Ленина. 


Обычно Владимир Ильич допоздна, а иногда и до утра работал в своем кабинете. Идя из рабочего кабинета и подходя к квартире, он всегда здоровался с часовым, заем аккуратно доставал пропуск из кармана, улыбаясь, предъявлял его часовому и тут же что-нибудь спрашивал, либо говорил ему несколько ободряющих слов. Короткая задушевная беседа с Лениным, о которой я вспоминаю сейчас, на всю жизнь осталась в моем сердце. Я почувствовал, что Владимир Ильич Ленин не только вождь для трудящихся, он близкий товарищ и друг каждого трудового человека. 


С тех пор я испытываю крепкую и безграничную любовь к Владимиру Ильичу Ленину. Это первая памятная встреча на посту номер 27, его короткая беседа со мной и минуты встреч на этом же посту в дальнейшем, а также мое участие с Владимиром Ильичом на субботнике мне очень дороги. Это были самые лучший и радостные моменты в моей жизни и остаются и теперь светлейшими страницами памяти. И сколько раз, будучи на фронте с врагами в Великой Отечественной Войне, и в самые тяжелые минуты жизни, вспоминалось мне доброе отеческое, по-настоящему родное лицо дорогого и любимого Владимира Ильича. Его улыбка, его несколько торопливая манера говорить, его пытливые, острые, с каким-то огоньком и блеском глаза. Да, я говорю сейчас о своем счастье. Я видел, я помню живой облик по-настоящему великого человека, идеями которого озарен наш путь в борьбе за коммунизм. 


Оригинал 


Читайте также: 


«Наряду с молодежью за партами сидели и убеленные сединами студенты» 


Дорога в небо 


«Ну, надо сказать, полет это был небольшой»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире