Предыстория. Вчера я получил отписку от главы аппарата бизнес-омбудсмена Бориса Титова о деле моей тети – бывшей владелицы микропредприятия ООО «Сектор 2А», которую подозревают вместе со мной по уголовной статье. Я обратился к Титову в фейсбуке, и тот опубликовал ответ, который меня сильно удивил, мягко говоря.

Борис Титов, главный защитник интересов бизнеса, написал, что в преследовании моей тёти «с юридической и фактической стороны — все по закону». Позволю себе рассказать бизнес-омбудсмену в чем заключается дело, в которое он не захотел вникнуть, и почему оно как прецедент грозит десяткам миллионов россиян.

С 2005 по 2015 год моя тетя, Ирина Ермилова, арендовала подвал на Таганке. 187 кв.м. по 3,5 тысячи за метр. Планировала в свое время сделать в нем учебный центр, провела ремонт: брала с земляными полами – отдала как полноценный офис. Все эти годы ставка аренды была льготной, так как бизнес был именно микро-.

В 2015 году арендная ставка была повышена Департаментом имущества Москвы в 3 раза, до 9052 рублей. Почти на 300%. На словах тете объяснили, что таков порядок – сначала повышают, а потом, по обращению фирмы, возвращают к прежним показателям. На письмо, однако, межведомственные комиссии отреагировали отказом. Пока они реагировали, тетя платила аренду по прежней ставке, так как подвал по цене в три раза больше был ей совершенно не по карману. Она имела право на льготы – и это вопрос омбудсмена.

В итоге после длительной переписки и споров по ставке арендной платы подвал был возвращён городу. Департамент имущества оспорил долг в арбитражном суде, и так как активов и доходов у фирмы не было, то подал на процедуру упрощенного банкротства. Таких случаев только в Москве — десятки тысяч в год.

Важно подчеркнуть (надеюсь, все же не для Бориса Титова – он должен разбираться в таких вещах): Департамент ведет предпринимательскую деятельность, и этот якобы долг – его предпринимательский риск. Он не может быть поводом для уголовного преследования, о чем говорит, в частности, Уголовный Кодекс, многочисленные постановления Верховного суда и судебная практика.

Моя тетя не допустила никакого обмана и не злоупотребляла ничьим доверием (Определение КС РФ от 25 апреля 2019 г. N 1176-О, Постановление Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. N 48). Речь идет о неисполнении договорных обязанностей в связи с объективной невозможностью их исполнить. Обязанностей по договору, который она добросовестно исполняла в течение почти 10 лет. И это при том, что сам договор предусматривает возможность одностороннего расторжения (!) со стороны ДГИ в случае двукратной неоплаты по договору, т.е. простой и удобный способ быстро прекратить нарушение по договору.

Но только подошли выборы в Госдуму, МВД забирает документы из арбитража и заводит уголовное дело о причинении имущественного ущерба путем злоупотребления доверием или обмана. Что это за статья? Допустим, мой приятель взял у меня ключи от квартиры и, без моего ведома, устроил в ней свингер-клуб. Вот это – злоупотребление доверием. Должен быть умысел, намеренный обман. Где обман в описанной выше ситуации, знают, видимо, только 12 следователей ГСУ МВД по особо важным делам, 200 человек, проводившие у моей семьи 15 обысков, и 1 бизнес-омбудсмен.

Сейчас силовики ищут следы «причастности» семьи Гудковых к преступлению века и допрашивают человека, у которого 15 лет назад Ермилова купила ООО «Сектор 2А». Их интересует ущерб, нанесенный ДГИ? Серьезно?

Почему я говорю, что это дело – прецедент, который может коснуться десятков миллионов человек? Потому что теперь любой долг может быть объявлен уголовным преступлением. Вы задолжали по ЖКХ или потребкредиту. Вывод следствия: вы злоупотребили доверием коммунальщиков или магазина. В тюрьму. Туда же и ваших родственников, просто так. (Напомню, что я не имею никакого отношения к пресловутому подвалу.) Десятки миллионов подобных споров в стране – на 3 ГУЛАГа.

Опасный абсурд ситуации видят в Совете Федерации и в аппарате обычного, а не бизнес-омбудсмена Татьяны Москальковой. Не видит его почему-то только Борис Титов, который призван первым реагировать на проблемы, возникающие у российского бизнеса. Не удивляюсь. Потому что, когда я говорил об отписке, я уже имел на руках точно такой же текст ответа его аппарата, но по другому (не моему) делу. У бизнес-омбудсмена просто есть готовые шаблоны ответов, которые он рассылает, не желая вникать в проблемы бизнеса. Именно так действуют в судах прокуроры, не вникая в дела, а пользуясь готовыми шаблонами.

Борис Титов, который взялся защищать права бизнеса, искренне считает, что взыскание долга по спору, разрешенному арбитражным судом, возможно путем возбуждения уголовного дела по тому же спору. Защитник бизнеса полагает законным решение споров, вытекающих из договоров, уголовно-правовым путем. Это чудесным образом дословно совпадает с позицией российских силовиков, которые в массе своей вообще не понимают, что такое бизнес и что такое договорное право, и каждый бизнесмен для них априори жулик, просто еще не пойманный, а честные люди носят форму и работают на государство.

Искренне надеюсь, что бизнес-омбудсмен не ограничится еще одной отпиской, а, раз уж вступил в публичный диалог в преддверии выборов, где участвует его партия, прокомментирует странные совпадения в его ответах разным людям и ситуацию, которую я описал выше.

Как человек неглупый, Борис, я уверен, что вы понимаете — сегодня пришли за моими родственниками, а завтра придут за вашими. Репрессивная машина не умеет тормозить.

Сканы документов прилагаются.

3514074

3514076

3514078

3514080

3514082

3514084

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире