dgudkov

Дмитрий Гудков

17 июня 2018

F

18-летнюю москвичку похитили и 4 месяца держат в плену. Похитители требований не  выдвигают, на переговоры не идут, девочка за это время тяжело заболела: температура не падает ниже 38,5, пропали менструации, крошатся зубы.

Вы спросите, где полиция и следователи? А они и есть похитители. Девочка — Аня Павликова — в СИЗО по делу «Нового величия». Слышали о  таком? Я слышал ещё до встречи с ее родителями, знал, что там какая-то мерзкая провокация центра «Э», но теперь вник в детали: мир очень тесен, и у нас с Аней оказались общие знакомые.

Совсем коротко суть: несколько молодых людей (Аня — самая юная) создали политический кружок. В  лидеры в нем быстро выбился провокатор, написавший «устав движения «Новое величие». С точки зрения здорового человека, там нет ничего страшного — наивное народничество, с точки зрения курильщика Уголовного кодекса — это экстремизм. Собственно, под статью устав провокатором и  писался.

В итоге всю молодежь арестовали просто за пару написанных не ими слов: и Аня вот уже 4 месяца является обвиняемой по  делу об экстремизме.

Забрали ее из дома в 5 утра, держали в  подвале, грозили избить, часами таскали по городу в узком ледяном автозаке, совершеннолетие она встретила за решеткой. И никто — ни  следствие (кавычки!), ни суд (кавычки!) — не может объяснить, какую же  угрозу представляет для государства девочка-ветеринар.

О таких делах мы много читали еще в школе: вспомнить хотя бы петрашевцев и  Достоевского, казнь которым отменили в последний момент. И мог ли я раньше подумать, что весь этот двухсотлетней давности ужас случится на  моих, на наших глазах опять?

Говорят, сейчас зашевелились какие-то шестерёнки, несколько депутатов Думы написали запросы по этому делу, родители Ани стучатся во все возможные двери, вплоть до Собянина. Но ведь это не они должны обивать пороги перед закрытыми дверями: это каждый первый человек, и во власти, и просто в обществе должен кричать об этом деле. Потому что в России пытают и мучают детей.

А вместо криков ужаса и негодования — вопли «Гол!». Впрочем, в затылок 80 лет назад тоже стреляли под громкую музыку.

Оригинал

Многие вчера радовались победе сборной. И я тоже. Но при этом трудно не думать «как этим воспользуется пропаганда».

Никакого рецепта противостоять ей в этом нет. Проигнорирует Запад Чемпионат, не проигнорирует — что, коллективный Киселев не обернется это в правильный фантик? Скандал с допингом обернул, а это не сможет?

Поражение, победа, саудиты, уругвайцы — это зрелище интересное, но на нашу жизнь никак не влияющее. Сейчас повод для пропаганды — футбол, завтра — какой-нибудь новый арест, послезавтра — очередные санкции.

Ясно одно: никакой футбол не должен заслонять тридцать третий день голодовки. Заслонять то, что Сенцов в реанимации и что с ним сейчас — неизвестно: украинского омбудсмена в колонию не пустили.

И, безусловно, можно радоваться за победы на стадионе (жизнь, как в фильме, прекрасна), при этом понимая, что параллельно проигрываем мы все: кто-то налоги, кто-то пенсии, а кто-то жизнь.

Оригинал

Посмотрел вчера «Дело Собчака», а потом послушал дискуссию по итогам с участием многих очевидцев тех событий, а также политиками и журналистами. Они, если захотят, расскажут сами: кому-то все показалось художественным фильмом, кому-то документалистикой. Я про другое, про сейчас.

На путинских перевыборах я говорил о том, что не имеет значения, кто на каких баррикадах стоял в 90-х. И это правда: на первые роли вышли те, кто стоял в сторонке от этих баррикад. В этом самом «деле Собчака» развились и окрепли те, кто сейчас с хрустом и аппетитом за обе щеки уминает сегодняшнюю Россию.

Для меня этот фильм совсем не про Собчака или Путина. Он об упущенных возможностях, неудачи демократического проекта в России. А ещё о том, как тогда — под демократическими лозунгами — они воевали с собой нынешними.

Ну вот что далеко ходить: один эпизод. Кремлёвский «звездочёт» в погонах Георгий Рогозин в 95-ом году предсказал, что после Ельцина в Кремль придет человек из Питера. Глупость, кофейная гуща — но стала одним из поводов вражды Ельцина с Собчаком. И что — сейчас в Кремле нет своих астрологов? Ну да, они читают не звёзды, а Библию, зовутся духовниками — но суть не меняется.

Или тот же Путин, возивший (по фильму — спасавший) Собчака в Париж на операцию. А сегодня переставший чувствовать даже такие очевидные вещи, как голодовка Сенцова. (Интересно, уловит параллельно? Посмотрит точно.)

Нет, фильм не нащупывает точку этого перерождения. Там его и не было, думаю, эволюция шла своим чередом. Но он помогает задуматься. Как в финале, где звучат слова Собчака об игре «Царь горы», где важно самому вовремя съехать с горки. И на контрасте — ну да, в лоб, — кортеж Путина в пустой Москве.

В общем, посмотрите. Это кино про те увлекательные времена, когда Собчак и Клинтон ещё были мужского пола. А уж апология ли в фильме, чья и зачем — решайте сами.

Я удержусь от оценок, не желая быть ни кинокритиком, ни моральным ориентиром. У меня после просмотра совсем другие мысли: о соотношении политики и человечности, исключает ли одно другое. По фильму — вроде бы да. Проигравший Собчак там оказывается профессором в белом плаще, а предавший его Яковлев — как раз политиком.

Можно ли совместить? Противостоять вечному дракону и самому не стать им? Хороший вопрос. В России пока не получалось.

Посмотрите фильм, он точно стоит того!

Оригинал

2939754
Я сейчас на митинге на Сахарова, и вот, что хочу сказать: в России, конечно, нет массовых репрессий. Дискриминируются меньшинства, но каждый раз разные, однако из них и состоит большинство. Кто-то гей, кто-то Свидетель Иеговы, кто-то оппозиционер, у кого-то отняли собственность. И в итоге путинского большинства уже нет, есть песчинки на скованном страхом пляже.

Оригинал

Да, двадцать шестой день голодовки Сенцова. Знаете, какая сейчас есть альтернатива? Либо он умрет в тюрьме – либо к нему применят пытки. Потому что насильственное кормление (зонд в желудок) является пытками, решение ЕСПЧ. Значит, те, кто сейчас держит невиновного человека (налетайте, тролли!) в колонии – палачи со всех сторон.

Но не только Сенцов. Фокус общественного внимания очень узок. Оно умеет сосредотачиваться только на пиковых ситуациях. Вспомните, сколько было таких кампаний, которые заканчивались локальной победой – и общим озверением после нее. Освободили Дадина? – И что, что-то изменилось в пыточной Сегеже? Вообще хотя бы в одной колонии?

Сегодня «Медиазона» пишет о Сергее Мохнаткине – ну, кто вспомнит? А он ведь был символом протестом «Стратегии 31». Забыт, осужден по третьему уголовному делу, фиктивному, как и два предыдущих. Перелом позвонков, отсутствие малейшего лечения в дикой архангельской глуши.

Это и есть ГУЛаг, никуда не ушедший – это зоны, затерянные где-то на лютых северах. Это конвоиры с собаками, колючка и глухие заборы, за которые вырваться живым – удача. Эти политзаключенные, у которых просто меняется номер статьи. Была 58.10, а сейчас – любая, не все ли равно.

И что можно сделать? – Говорить. Выйти на митинг 10 на Сахарова. В загон, да. Под надзор, да. Но это отсюда, из Москвы, то немногое, чем мы можем даже не помочь, не поддержать – а просто показать, что мы помним.

Не зря сегодня «Коммерсант» рассказал, как силовики по секрету уничтожили дела на осужденных времен сталинских репрессий. Потому что памяти они боятся. Потому и «Мемориал» – иностранный агент. И репрессии потому и сталинские, что потом были по фамилии каждого следующего правителя.

А сегодня у нас – путинские. Кто не понял – тот поймет.

Оригинал

Мэрия опять тащит. Тибрит. Какие там еще глаголы у нас не подпадают под уголовный кодекс?

Миллиард сто миллионов. На бордюры.

Нет, давайте цифрами, для наглядности. 1 100 000 000. Вот так выглядит сумма, которую закопают в землю, буквально.

И плевать, что эти замечательные гранитные бордюры по рыночной цене стоят в 2 раза дешевле. Не 4 тысячи за погонный метр, а 2 тысячи. https://meduza.io/feature/2018/06/05/moskva-potratit-bolshe-1-6-milliarda-rubley-na-novye-granitnye-bordyury-i-silno-za-nih-pereplatit

И у нас есть два объяснения. Первое: нам некуда девать деньги. Ну вот совсем, вообще.

Второе: воруют.

Знаете, был такой сюжет КВН давным-давно, как одной банановой республике дали гигантский кредит, который не надо возвращать. И вот сидит местный эль президенте с министрами и думает: на что тратить? Ну там золотые унитазы, ну дворцы – но все равно осталось. «А давайте искать нефть? Вышки через каждые сто метров? – Точно! А давайте… Повысим людям зарплаты!» И все такие сразу поворачиваются: «Ты что? Ты знаешь, сколько людей у нас об этом мечтают? Ты хочешь лишить их мечты?!»

Бордюры.

Миллиард.

Занавес.

Оригинал

Что в «Яблоке» с праймериз все будет именно так, я знал еще полгода назад. Сценарии могли меняться, но результат был предрешен: никаких неожиданностей, способных поколебать контроль над партией Григория Явлинского.

Не распадись наша с «Яблоком» коалиция, замани меня в эти праймериз — и у них были бы другие правила. Не 4 тысячи потенциальных выборщиков, а какие-нибудь 2: главное, чтобы результат был предсказуем. Об этом мне под страшным секретом рассказывал помощники самого Явлинского — и в эту ловушку я не пошел.

Я, честно говоря, думал, что выдвижение Митрохина произойдет немного иным образом — его выдвинут на заседании московского отделения «Яблока», проигнорировав результаты праймериз. Но вариантов оформления давно принятых решений много. При этом вся эта история была поводом мешать выдвижению единого кандидата.

Так, собственно, и устроена партийная жизнь сейчас во всей стране. Какая-нибудь «Справедливая Россия», в которой я в полной мере познакомился с этими интригами, ничем не отличается от «Яблока». Просто у каждой партии свое амплуа. Кто-то до сих пор требует «банду Ельцина под суд», кто-то спасает выхухолей и рассказывает о непримиримой борьбе с Медведевым, а кто-то — «старейшая демократическая партия, через годы пронесшая свое доброе имя».

Два года мне разные люди говорили: «Дмитрий, до вас больше 20 лет люди не глупее вас и обладающие гораздо большими политическими и финансовыми ресурсами пытались реформировать «Яблоко», но не получилось». Да, в какой-то момент и я поверил, но потом стало понятно, что мундепкампания была выгодна для президентского старта Явлинского. Так что я признал очевидное: в «Яблоке» ничего изменить не получится. Причиной раскола в нашей команде стало как раз убежденность ее части в том, что это возможно. История нас рассудила.

Я искренне надеюсь, что в той партии, которая сейчас создается при моем участии, мы уйдем от этих вечных бессменных лидеров и от управляемых процедур, в результате которых любое голосование оборачивается своей противоположностью. Ну да тут лучше не обещать, а делать. А всем тем, кто так боролся и горел сейчас, на этих праймериз, я хочу сказать одно: не расстраивайтесь. Это была не ваша игра. В ней вы столкнулись с тем, с чем сталкивается любой оппозиционный политик в России: власть любого уровня и свойства меняет правила игры по ходу и в своих интересах.

Лидеры не создаются в пробирке. Нельзя назначить политиком. Ведь сейчас, в итоге этих праймериз, никому ничего не грозило — а представьте, что ставки были бы выше? Потеря имущества, уголовные дела, убийство: свобода и жизнь стоят на кону в настоящих, а не опереточных историях.

Однако, повторюсь, не расстраивайтесь: такой урок должны получить все — мы же живем в России — и идти дальше, трезво смотря на жизнь и проверяя на зуб каждый красивый лозунг.

Оригинал

Вчера после муниципального конгресса поехал в МГУ своими глазами посмотреть на фанзону, встретиться со студентами и местными депутатами.

Ситуация в университете и вокруг него, конечно, тяжелая – и не только из-за конкретной стройки, но и из-за атмосферы.

Про студента, против которого завели уголовное (!) дело за раскрашенный указатель, вы уже и так знаете. На конгрессе вчера как раз подписался вместе с депутатами против этого и против такой абсурдной трактовки Уголовного кодекса. Как можно «осквернить» указатель?

Но вот, что рассказали студенты. Общежитие, комната одного из борцов с фанзоной. Он выходит – рядом стоит охранник, который передает по рации: «Вышел». Студент спускается на этаж: по рации звучит: «Заходим».

Еще раз: это вуз, а не колония строгого режима.

На недавних выборах главы студсовета ректорат рассылал требования деканам: все студенты должны голосовать только за «правильного кандидата». На самих выборах: «Не выйдете, пока не будет избран именно он». Прививка суверенной демократии со студенческой скамьи.

Студенты боятся. Просят не называть имен. Не готовы показать лица на камеру. Впереди сессия, и им абсолютно ясно объяснили: будешь протестовать – не сдашь.

Из тех же общежитий студентов просто выселяют: чтобы освободились комнаты для полиции, которая приедет охранять болельщиков. Видимо, от студентов.

Фанзона растет – работают подъемные краны, – и все это в трех минутах ходьбы от главного здания. Исторические бордюры после скандала вернули на место (правда, они теперь стоят расколотыми), однако все прелести досрочной сессии студенты испытывают на себе уже сейчас.

И полная тишина от Садовничего – он продолжает прятаться. От Собянина. От Васильевой. О Екатерине Тихоновой я уже молчу, этот серый кардинал вуза держится в густой-густой тени.

Мне очень обидно за мой университет. Я в юности ездил именно в главный корпус играть в баскетбол: десятикратный чемпион МГУ, как-никак. И сейчас видеть, что делают и со зданием, и, главное, с теми, к то в нем живет и учится, мне очень больно.

Мой телеграм: https://t.me/DmitryGudkov

Оригинал

UPDЯ не могу просто так сидеть и читать сейчас ленту, где все прощаются с Аркадием Бабченко. Давайте сделаем хотя бы что-то, символически, бесполезное – но правильное.

Борис Вишневский завтра в Питере в 7 вечера придет со свечой к Соловецкому камню. Я тоже приду – в Москве, на Лубянской площади.

Потому что нельзя убивать журналистов.

Потому что просто нельзя убивать.

Потому что именно об этом всегда писал Аркадий – и получал в ответ сначала проклятья, а теперь и пули в спину.

Оригинал

Аркадий Бабченко убит в Киеве. Он пережил все путинские войны, понял все, предупреждал, был вынужден уехать, критиковал даже оппозицию – и за это его обзывали радикалом. Так кто прав?

Господи, как же я устал узнавать, что моих друзей, знакомых, тех людей, с которыми был знаком, убивают. Подло, в спину.

Аркадий…

Оригинал

Привет, Илья!

Раз ты не смог до меня дозвониться и записал целое видео, отвечаю тебе тоже публично.

Ты ставишь мне ультиматум: или я до среды соглашаюсь идти с тобой на  праймериз, или… Не знаю, что «или», но выглядишь ты грозно.

Я  согласен! И схему тебе предложил уже давно: три тура, максимальное привлечение всех заинтересованных сторон, а не одного Навального. Ты  почему-то позабыл об этом и теперь на всех площадках рассказываешь, что я  от праймериз отказался, а ты готов и поддержишь победителя.

Знаешь, я поддержал твою команду на муниципальных выборах. Помогал в  декабре, когда согласился подать заявку на митинг на Сахарова, чтобы поддержать тебя с твоим «праздником».

Слушал и в феврале, когда ты обещал, в том числе в частных разговорах, не идти против меня на  выборах. Но обстоятельства каждый раз оказывались сильнее тебя.

Так что с моим предложением ты знаком, жду твоего ответа с нетерпением. Если не успеешь до среды, я не обижусь и подожду до четверга.

И  обращаю твое внимание, что праймериз имеют смысл, только если в них участвуют все кандидаты с нашего фланга. Я предупреждал, что твой формат изначально неприемлем для Яблока. А праймерз ради праймериз людям не  очень интересны: в «Яблоке» сейчас на них голосуют даже не тысячи, а  сотни человек.

Остаюсь твоим кандидатом, Илья.

Дмитрий Гудков

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире