dgudkov

Дмитрий Гудков

10 декабря 2018

F

В целях борьбы с коррупцией правительство запретит учителям и врачам принимать любые подарки, кроме цветов. В Госдуму уже внесен соответствующий законопроект.

То есть принесли вы любимой учительнице книгу – лучший подарок, – и она садится за заявление в полицию о склонении к даче взятки. Что будет, если вы захотели угостить ту же учительницу тортом, лучше и вовсе не думать.

Каждый раз власть безошибочно находит болевые точки. Кто у нас главный коррупционер в стране? Ну конечно, Марья Ивановна из 5 «А», это же у нее валюта в обувных коробках не помещается.

Впрочем, в Минтруда гуманны и на первое время за конфеты предлагают ограничиваться выговорами. Ах, какой просто для Вовочек: подложить коробку в стол дорогой учительнице и сразу вызывать полицию: Андрюха, у нас «Коркунов», возможно, темный шоколад. По коням!

А параллельно мы узнаем, что средняя пенсия в России – в районе 14 тысяч рублей. Это вот они, врачи и учителя, себе наворовали. А ведь Сечину не хватает, как вам не стыдно!

Мой телеграм-канал

Оригинал

Для меня она не только легендарная правозащитница и основательница Московской Хельсинкской группы, но еще и человек, которого я знал лично, который поддерживал меня в политике и которого теперь будет очень не хватать.

А еще… Еще я вспоминаю, как к ней на день рождения приезжал Путин, дарил цветы, что-то лгал в камеру, желая отмыть свою репутацию за счет ее. А за несколько лет перед этим Людмилу Михайловну под Новый год винтил ОМОН на Триумфальной.

И вот сейчас, когда Людмила Алексеева умерла, а Лев Пономарев в тюрьме, Путин наверняка скажет какие-нибудь бездушные, написанные референтом слова на похоронах, случайно забыв про холодную площадь.

Я надеюсь, что вскоре настанет тот Новый год, который, как Людмила Михайловна и хотела, мы сможем провести вместе, на площади, и без фальшивых, как соболезнования, поздравлений.

Оригинал

Я не дождался итога апелляции Льва Пономарева: уехал на эфир «Эха». Но итог — 16 суток. Гуманизм: вместо 25. Для человека 77 лет. Для помощника Сахарова.

Полсотни человек 5 часов в коридоре. СПЧ, партии — какая разница, если сорвало последнюю резьбу, и хочется поиздеваться.

Я каждый раз после таких приговоров говорю: суда нет. Ну что, снова: в России нет суда. Зачем тут судья, если все очевидно: садисту нужно мучить, а разрешит это судья или манекен в мантии — без разницы.

Эту судью так прятали, что всех нас отгородили даже в коридоре деоещными стульями. Не дай бог, разорвется, молотком не отобьется.

Не верить, не бояться, не просить. Сопротивляться и поддерживать друг друга. Пришло 50 человек — 16 суток. Пришло бы 5 тысяч — извините, ошибочка вышла.

А так — что имеем. Кому принадлежим.

Оригинал

Сегодня в Думе экологические слушания, позвали непарламентские партии. Увидев меня в списках, Совет Думы решил не давать мне слова. Ну что ж, раз они не хотели видеть меня на их трибуне — пусть смотрят в нашем интернете.
И да, давненько в Думе не звучали такие простые слова: «Мусор — это друзья Путина».

13 декабря, 10.00, Коломенский городской суд: будут обвинять в организации несанкционированного митинга. Повестка еще не дошла, но из суда уже звонили и предупредили.

«Митинг» – это наша с Геннадием Гудковым (у него суд в 11.30) съемка жителей села Непецино в Коломенском районе, которые протестуют против строительства гигантской мусорной свалки в селе Мячково. Сначала я планировал снять 2-3 человек у местной школы, но информация разошлась сарафанным радио, и пришло в сто раз больше. Такой вот «митинг».

Но раз они хотят митинг – он будет. И далеко не на 300 человек. Мусорная мафия идет на обострение? – Огласку я ей обеспечу, спасибо ей за эту возможность.

Так что в суд приглашаю всех, особенно СМИ. Детали – у моего пресс-секретаря Алексея Обухова (телеграм: @azlet).

Оригинал

Может быть, все-таки хватит? Хватит единомышленникам выяснять отношения друг с другом, срываясь на крик и переходя на оскорбления? Вот какие у нас проблемы? Война? Санкции? Нет. У нас проблемы – распять Антона Долина или только побить камнями. Обсудить, святая была Лиза Глинка или не очень. И пока мы не выясним эти ключевые вопросы русской революции – не подходите, а то сами получите по зубам. А уж как выясним… Как выясним… То настанет наконец-то пора Украины: на или в?!

Васька меж тем слушает да ест. То есть войны идут, санкции множатся, пенсионный возраст растет наперегонки с ценами – а умные и прекрасные люди (ведь на самом деле такие) продолжают догрызать соратников.

Хорошо, давайте совсем наглядно, на пальцах. Вот возьмем любую парламентскую партию, можно даже не «Единую Россию». Вы слышали, чтобы там шли бои не на жизнь, а на смерть? Нет. Они, конечно, идут, но никогда не доходят до конца. По одной простой причине: вся власть согласна в главном – людей надо есть. И вопрос «как есть» не столь важен по сравнению с базовым принципом. ЕР – сырыми. КПРФ – сначала сварить, до покраснения. ЛДПР – под водочку. Но за частностями не теряется главное.

А мы, прекрасные демократы? Людей, конечно, есть нельзя – но кого же тогда? Говядину? Креветки? Овощи? И за каждый хрящик и кочерыжку перегрызем друг другу горло, будучи по-прежнему убеждены, что людей как раз трогать нельзя ни при каком раскладе.

Если мы хотим (а ведь хотим же) добиться какой-никакой демократии, то надо уметь терпеть друг друга. Уважать право другого на его выбор и мнение. Ошибочное, неправильное, но не людоедское. Голосовать или бойкотировать выборы? Выступил Антон Долин с рецензией у Урганта, собрала Евгения Альбац деньги на штраф – и что? Они на Донбасс поехали? В Керченском проливе стрельбами занялись?

Будьте просто спокойнее. Терпимее. Хотите поругаться – напишите аккуратный вопрос. Можно даже в личку, благо все знакомы со всеми и узок круг этих революционеров. Размежеваться мы всегда успеем – еще в расстрельных бараках успеем свои углы обустроить. Один из них был левым уклонистом, другой, как оказалось, ни при чем.

Демократия – это уважение к мнению другого, форма дискуссии важнее ее предмета. А иначе мы так и будем менять национального лидера на великого демократа и обратно.

Всем спасибо, дальше тишина (надеюсь).

Оригинал

– Мохнаткина? А кто это такой? – спросит огромное большинство – тех, кто «не интересуется политикой» и кто однажды, как он сам, попадет в эту тюрьму, потому что не вовремя пройдет по очень холодной площади, когда там омоновец будет бить женщину.

И потом, единожды попав в тюрьму, выйти уже не будет возможности, потому что задача там – сломать человека. Если не получается морально (а Сергея – не получается, несмотря ни на что), то физически – несколько раз позвоночник. Перед окончанием очередного срока завести фиктивные уголовные дела и держать до самой смерти: в 65 лет в тюрьме она уже близко.

Беда в том, что надеяться не на кого. Ну не на суд же – на отсутствующий в России институт. Кто верит, что суд может проявить беспристрастность, справедливость, гуманность? Кто верит, что хотя бы одно из громких дел закончится по справедливости? «Новое величие», «Седьмая студия», издевательство над Мохнаткиным…

Когда нет суда, единственный способ добиться справедливости – создать общественное давление. Но оно как резиновая игрушка: в одном месте нажал – увеличилась с другой стороны. Отпустил – сразу сдулась. А надуть сразу в нескольких местах рук не хватает.

Каждый раз, когда я вижу такую слепую жестокость, как в случае с Мохнаткиным, то думаю: что сделать? Кого дернуть, кому позвонить? И, как правило, понимаю: некому. Во главе страны не осталось людей, которые готовы отойти в сторонку и хотя бы на минуту снять накладные клыки.

Мы возмущаемся тем, что они отказываются чувствовать себя частью народа и жить на те деньги, на которые живут их подданные. Но куда страшнее то, что они отказываются просто быть людьми.

Оригинал

Теперь они пришли за детским спортом. Пока за баскетболом. Вроде и мелочь, что там на фоне дела «Нового величия» или войны с Украиной, – но мне как пусть и в прошлом, но профессиональному баскетболисту, не хочется молча проходить мимо.

А история очень простая. В Москве было около десяти баскетбольных спортшкол. Четыре основных – моя «Тринта», Фрунзенская (сейчас «Глория»), Тимирязевская и ЦСКА, а также несколько клубов послабее типа «Куйбышевской».

С гордостью скажу, что «Тринта» была, да и сейчас остаётся одной из лучших спортшкол – с прекрасными залами, круглогодичной загородной базой на Пахре, сплоченным тренерским коллективом. Я провел в этой школе прекрасные 10 лет тренировок, сборов и соревнований, стал кандидатом в мастера спорта и, если бы не моя травма колена, гордиться бы ей сейчас еще одним чемпионом.

С нами всегда конкурировали «Тимирязевская», «Фрунзенская» (ныне «Глория»), куда, кстати, пару лет ходил мой старший сын. Сейчас хорошие команды у ЦСКА. Так что система подготовки баскетболистов и рейтинги школ мне известны не понаслышке – ну да ладно, не о том речь.

А совсем о другом. Московский департамент спорта принялся за оптимизацию баскетбольных школ Москвы. И слил все их в одну, поставив во главе Татьяну Попову, директора самой слабой, без особых спортивных успехов, проигрывающей и по прочим показателям, – СДЮСШОР 56, «Куйбышевской». Все школы были лишены самостоятельности, счетов, спонсоров, всю спортивную базу сделали общей, а тренеров заставили ходить строем и с песней.

В итоге за полгода «оптимизации» новую структуру покинули уже больше 30 лучших тренеров и сотрудников, многочисленные жалобы упали в разные долгие ящики, спонсоры разбежались (прощайте, выезды, экипировка, питание), а в юношеском московском баскетболе умерла конкуренция.

Родители и педагоги бьют тревогу: гробится отечественный баскетбольный резерв, скоро в российские команды будут вынуждены набирать спортсменов за рубежом, чтобы хоть как-то сохранить уровень игры. Решение департамента спорта, сломавшего отлаженную десятилетиями систему детского и юношеского баскетбола в Москве, с точки зрения логики и здравого смысла невозможно объяснить. Вот почему в баскетбольной среде ширятся слухи об «особых отношениях» руководства департамента и нового директора. Впрочем, скорее всего, должностные лица в мэрии хотят управлять всеми финансовыми потоками, как бюджетными, так и спонсорскими.

Я понимаю, что сходным образом «оптимизация» шла и в обычных московских школах, и в поликлиниках – но надеялся, что чиновникам хватит ума не гробить хотя бы детский баскетбол (и все это под вечную шарманку о том, как Россия должна быть впереди планеты всей по медалям). Увы, но вслед за баскетболом, очевидно, придет пора и других видов спорта.

Впрочем, чего еще можно было ждать? Снявши голову, по волосам не плачут. Но баскетбол в Москве (и в России в целом), мою школу, мне очень жалко.

3010267

3010269

3010271

3010273

Оригинал

За ночь стало понятно, что новой войны прямо сейчас не будет. И можно спокойно посмотреть и понять, насколько исчерпаны у власти приемы повышения рейтинга.

В Москве выселяют людей из собственных квартир? Подмосковье готовы загадить мусором? Курс доллара растет? Спутники отваливаются? Санкции-санкции-санкции? Государство просит не рожать, а питаться на 3500 на фоне повышения пенсионного возраста?

 — Забудьте, на нас напал украинский моторный катер! К оружию! Священная Корсунь в опасности! Всем срочно укрыться в телевизор, спасение только там!

Других предложений нет. И отступать некуда: пресс-конференция Путина уже через месяц.

Но обманывать бесконечно нельзя. Этот Петя так заполошно и регулярно кричит «волки, волки!», что все уже поняли связь. Пропала новая овца — Петя кричит — и вокруг только его следы. Вы и стащили-с.

Так что, думаю, рейтинг не вырастет, нет. Зато пользователей интернета прибавится. Я ведь вижу, как на любой протестной акции, например, в Кунцево, люди не верят «Вестям». Те гарантированно наврут хоть про ситуацию с ПИКом, хоть про что. И логические связи выстраиваются жёстко.

А с Украиной нам нужен мир — и это будет одной из главных задач новой власти.

ПИК снесет 37 домов в Кунцево, застроит его своими башнями, а люди – что люди, кто тут о них думает? У застройщика есть деньги, у мэрии есть власть, москвичей в этой схеме нет.

Больше того: ПИК нарушил наше соглашение и выставил имущественные претензии задержанным: от 1000 до 150 000 рублей! Вот, чего стоят все их подписи и честные слова.

Как говорили моим знакомым чиновники, пытаясь оправдаться: «Ну а что мы можем сделать? ПИК не может найти деньги, чтобы сразу расселять дома. Тогда проект станет убыточным. Это же (тут чиновники делали большие глаза) миллиард рублей на три пятиэтажки».

Ну хорошо, пусть миллиард. На личный пиар С.С.Собянина мэрия тратит 19 миллиардов рублей в год. На новогоднее освещение – 7 миллиардов (в карман Ротенбергу). Что же никто не освещает события на улице Ивана Франко?

У мэрии есть очень простой выбор. Или сейчас она вмешивается в ситуацию – или завтра Кунцево будет в каждом районе Москвы. И не только потому, что везде придет алчный застройщик – а потому что везде выйдут жители.

Сегодня вечером, например, жители Марьиной рощи слушают о том, как под ТПУ будут сносить половину их района. Вот вам и следующее Кунцево. В Филевском парке идёт борьба с точечной застройкой. И так будет везде, я ни разу не преувеличиваю. Ведь впереди реновация, забыли?!

Однако еще можно изменить ситуацию. Вариантов много. Найти пресловутый миллиард, озолотить жителей домов, во дворе которых строит свою башню ПИК. Вариант плохой, но он хотя бы покажет, что в городе есть власть, и эта власть – не застройщика.

Вариант второй: выгнать ПИК и выплатить компенсации. В свое время мэрии не понадобились никакие законы, чтобы сносить торговые павильоны. «Бумажки о собственности», – заявил Собянин. Чем они отличаются от бумажек ПИКа?

Третий вариант: хотя бы просто прийти к жителям. Это должны делать не только Дмитрий Гудков, Сергей Митрохин и независимые мундепы: во дворе на Ивана Франко должны дневать ночевать руководство мэрии, лично общаться с мордоворотами в плащ-палатках и трястись в автозаках до ближайшего ОВД.

«Их там нет»? Мэрии в Москве не существует?

Чувствую, бороться с «реконструкцией» и подступающей реновацией придётся всем нам.



Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире