dgudkov

Дмитрий Гудков

18 апреля 2019

F

3083261 За последние годы в России сократился средний класс – Сбербанк сегодня сообщил об этом миру. То есть людей, способных что-то отложить на черный день, куда-то съездить и иногда поесть не дома, стало меньше. Что называется – неужели?!

Если год за годом вводить новые налоги и поборы, уничтожать частный бизнес, портить отношения со всем миром, поставить всю экономику на службу тем самым 3% населения, которые владеют практически всеми богатствами страны, – то да, средний класс не увеличится.

И то, что он в целом по России сократился с 60 до 47% говорит только о нашем оптимизме. Потому что обидно назвать себя бедным. Но если даже сами люди признают, что перестали быть средним классом, то действительное его сокращение легко можно умножать на два.

Не буду говорить, что власти это выгодно. Именно средний класс нуждается в представительстве и участии в политической жизни страны.

Важно другое: действия власти привели к сокращению среднего класса. К ухудшению жизни. И никаких изменений не планируется. Дальше будет хуже и хуже, а от нас отделаются все той же фразой: попросят «отнестись с пониманием». И правда, все же понятно.

Оригинал

Из головы все не идут «росгвардейцы», которые сначала охраняли Путина от Болотной, а теперь их выставили из квартир. Такие бравые, такие в форме – а уже пенсионеры.

Нет, их ни разу не жалко, хотя не люблю злорадство. Шестаков все отлично написал: «Люди знамя Победы креаклам в жопу водружали, а их на улицу. У каждого по три офицерских чести и медали «За взятие без ордера», а им говорят: освободите помещение, оно теперь нежилое. Разве хорошо это — доить сук, на которых едешь?»

Но я бы еще вот, что добавил. До них – которые знамя Победы водружали – стало доходить. Что Путин-то себя не обидит, его друзья наворуют, Чемезов, например, и даже какой-нибудь их товарищ генерал. А их – забудет. И, при случае, посадит. Денег в стране меньше, а тут еще особняки достраивать – не до вас, служивые.

Это раньше волки были сыты, а овцы целы. Ну и бараны, да, бараны верили в мудрых волков. А теперь – да что же это, святые рожки, они же нас, как бы это так сказать, мммееее…. Едят!

Вот съездил я в Казань: а там мусоросжигательный завод строят рядом с домами местных эшников. В Коломне свалку впендюрили прямо к санаторию ФСБ. Ну а про ингушскую полицию, которая отказалась разгонять своих родственников и знакомых, вы и сами слышали.

Нет, вся эта конструкция еще проскрипит. Не на совесть, а на страх работает. На карьерную выгоду, на надежду выслужиться и сбежать. Но когда тряхнет всерьез, первыми, кто испарится, как сон, как утренний туман, будут именно они – бравые борцы с экстремизмом, отважные «сотрудники». Раньше у них была холодная голова, а теперь ощутимо мерзнут и нос с пятками. Скоро холодок и по спине побежит.

Мой телеграм

Из двух десятков заявок, поданных на 14 апреля, день рождения Воробьева, для протестов против мусора, согласована одна, в Клину. От 6 городов мы пока ждем ответа, в трех согласовано формально – либо пикетом (чтобы никто не увидел), либо где-нибудь так далеко, чтобы никто не доехал.

В Коломне вместо центральных площадей нам предлагают помитинговать в соседней деревне – ну а что, все по закону! Ведь на самой площади перед администрацией полтора инвалида будут изображать перекладку одной трубы.

В связи с этим я настоятельно предлагаю администрации Коломны согласовать вторую половину площади. Где никаких труб нет. Думайте, господа, думайте, песок бежит быстро.

А вот, по каким причинам запрещены митинги по всему остальному Подмосковью:

– в Наро-Фоминске прямо на улице пройдет первенство по вольной борьбе и регби;
– в Чехове народ будут развлекать «весенним квестом»;
– в Серпухове – фестивалем «Поехали» (головой);
 — в Волоколамске отказали просто так: мол, уведомление подали не вовремя, хотя все было в срок;
 — в Долгопрудном с придумыванием фестивалей заморачиваться не стали и заявили, что подавать обращения в общественную приемную по закону нельзя;
 — в Егорьевске объяснили, что устали от слишком частых митингов;
– в Шатуре отказали из-за неправильного оформления бумаги;
– в Видном – из-за отсутствия у подававшего заявку документа о том, что он на это уполномочен;
– в Жуковском из-за Дня космонавтики;
– в Кашире по случаю юбилея Московской области;
– ну а в Люберцах просто пройдут «ранее запланированные мероприятия».

Как видите, никто не повторился, молодцы. Будут ли все эти трусы-чиновники такими же молодцами, когда, зажимая из-за вони носы, будут на койках умирать от рака? Это мы имеем все шансы узнать в не таком уж отдаленном будущем.

Оригинал

3076473

Хостелов в России больше не будет. Не будет посуточных квартир. Развивали туризм, платили налоги, ездили по России, а не по Европе? – Ну ннате под дых. И еще ногой по ребрам. И контрольный в голову.

Дума окончательно приняла закон о запрете хостелов. С октября – все. Никаких гостиниц в жилых домах. Причем закон написан так иезуитски, что под него попадают не только гостиницы, не только арендное жилье: под него может попасть любой владелец квартиры, пустивший к себе переночевать друзей.

410 голосов за, один воздержался – практически единогласное голосование за две вещи.

Первая – это уничтожение туризма. Я знаю мало людей, которые, приезжая. Допустим, в Петербург, останавливались бы в каком-нибудь «Англетере». Огромное большинство – как раз в хостелах, гостиницах, переоборудованных из квартир. Естественно, что они никуда не исчезнут. Просто перестанут платить налоги государству, а станут платить взятки господам полицейским.

Вторая – в очередной раз власть продемонстрировала, что в России нельзя вести бизнес и нельзя рассчитывать на частную собственность. Нет никаких долгосрочных правил, нет никаких гарантий, в любой момент вас выкинут из собственного жилья, запретят им пользоваться, снесут дом. И неважно, в чеченском Центорое вы живете или в Петербурге.

Конечно, мне сейчас будут возражать: мол, хостелы мешали соседям. Ну так все же можно было решить! Добиться, например, отчислений с хостелов на благоустройство подъезда, ввести правила для постояльцев или делиться заработком хостелов с соседними квартирами. Но власти наплевать на людей. Она им не верит, она не оставляет выбора никому: за вас все решили, вам все запретили.

А знаете, почему? Не из-за гостиничного лобби, нет. А потому что ни один депутат никогда не останавливался ни в каком хостеле. Эти мистеры твистеры – они за бюджетный счет живут исключительно в «Англетере».

Оригинал

А ведь смотреть нужно было не за украинскими, а за турецкими выборами.

Что с Украиной – понятно. Там президенты меняются, их смена непредсказуема, второй тур – норма. В общем, все так, как и должно быть. Нам остается только сублимировать, завидуя наличию настоящей политики при полном отсутствии своей. Путин во втором туре? Путин, которому грозит поражение? В этом случае стране грозят расстрелы. И здесь Украина совершенно не похожа на нас.

А вот Турция – тут ситуация совсем другая. Такой же авторитарный Эрдоган. Кстати, по-турецки он, вообще-то, Эрдоан. Такой же, даже лучше, экономический кризис, такая же война на границе. В общем, турецкое зеркало для нас куда прямее украинского.

И вот – выборы глав городов и районов. По числу побед лидерство за партией власти, но по важности – она сдала позиции впервые за 17 лет. Анкара – у оппозиции. Измир – у оппозиции. Стамбул – уже почти у оппозиции. Когда ночью стало понятно, что власть теряет Стамбул (осталось подсчитать доли процента), обновление цифр остановилось, информация перестала поступать. Как знакомо. Но в итоге Эрдоан, судя по всему, решил делать хорошую мину при плохой игре и говорить о своей победе за вычетом отдельных моментов. То есть крупнейших городов страны.

Применительно к России – представьте, что Собянин и Беглов проиграли свои выборы. Вот это в Турции и произошло.

Путин, конечно, предусмотрителен: ни к Беглову, ни к Собянину, ни на любые другие выборы оппозицию не пустят и на пушечный выстрел через разные фильтры. Но это просто означает, что крышка, когда ее сорвет, взлетит на пару метров выше, потому что стравливать пар заранее никто не собирается.

А Зеленский – что Зеленский? Все та же усталость от старых, во всех смыслах, лиц. Перемен ждут не только в России.

Оригинал

Здравствуйте, сенатор Клишас и депутат Толстой. Это я, Дмитрий Гудков, а это мой иск на ваш закон об оскорблении величества, то есть о неуважении к государству.

Я честно звал сенатора Клишаса на дебаты. Он струсил и спрятался. Толстого я никуда не звал, но он среди подписантов закона наиболее статусный – целый вице-спикер Госдумы. Конечно, с ними все понятно, как и с тем государством, которое они защищают. Это не государство, а олигархическая шайка, задача которой – удержать власть до смерти (желательно – нашей, а не своей).
Тем не менее даже внутри такого государства еще нельзя творить совсем уж все, что захочется. Есть написанные на бумаге законы, есть независимые СМИ, есть суд, иногда вынужденный соблюдать хоть какие-то правила. Вот этим мы – я и юрист Юлия Федотова – сейчас и постараемся воспользоваться.

Закон о неуважении к государству, по которому нельзя плохо говорить о нем, вступает в силу сегодня. Поэтому сегодня я и подаю иск. Не нужно объяснять, что закон нарушает базовое право на свободу слова. Но доказать это, не увязнув в судебной полемике, будет трудно, поэтому в иске мы сосредоточились на конкретных вещах: элементарной юридической безграмотности авторов документа. Текст по ссылке.

Изложу основные тезисы:

1. Закон сформулирован безграмотно и нарушает принцип правовой определенности. Он наказывает за выражение явного неуважения к государству (то есть тихо презирать его не возбраняется) в «неприличной форме». Что такое «неприличная», закон ответа не дает.
2. Также «неприличная форма» должна оскорблять человеческое достоинство и общественную нравственность. Как может форма оскорбить абстрактные категории – тем более непонятно. Это беллетристика, а не юриспруденция.
3. Как можно проявить «явное неуважение» к государству? Уважать можно человека за его качества. Как можно уважать или не уважать абстрактный институт?
4. Для ответственности по новому закону не нужно наступления никаких негативных последствий. Просто оскорбил – и все. Никакого вреда – одно наказание.
5. Непонятно, за какое именно распространение оскорбления будут наказывать: в ограниченных (закрытых) группах, просто в Сети? Все та же правовая неопределенность.
6. По новому закону невозможно будет даже провести административное расследование «оскорбления», значит, невозможна будет экспертиза. Как следствие – решать, оскорбили вы государство или нет будет полиция и суд. Мы уверены, что у какого-нибудь лейтенанта без профильного образования хватит необходимых навыков?

И напомню: по закону с такими формулировками физических лиц будут наказывать штрафами до 100 тысяч рублей, а при «повторном неуважении» (звучит-то как!) – до двухсот тысяч или арестом до 15 суток.

Но хватит слов – встретимся в суде.



Оригинал
28 марта 2019

Город Ад

Прошу не любить и не жаловать: Алексей Добашин, глава концерна КРОСТ.

Это он застраивает Москву 60-этажными человейниками, хотя его семья предпочитает итальянские поместья.

Это его фирма обещает покупателям школы и парки, а вместо них впихивает новые башни.

Сегодня вы живёте в тихом дворе, а завтра между выросшими там небоскрёбами не проедет даже скорая. А пожарные не дотянутся даже до середины «жилья бизнес-класса».

Почему Добашину можно уродовать город? — Потому что он доверенное лицо Путина и Собянина. Потому что он поставщик той самой плитки.

Героев нужно знать в доверенное лицо. Смотрите и показывайте друзьям и соседям, как хорошо может жить человек, испортивший жизнь десяткам тысяч других.

И помните, что выборы в Мосгордуму в этом сентябре.

Оригинал

Про Абызова прочитал интересное: оказывается, это уже вторая посадка под день рождения Дворковича. В прошлом году Зиявудин Магомедов («Сумма», однокашник Медведева), в этом – экс-министр без портфеля, зато с итальянским поместьем.

И у меня есть одна версия, за что же так зло поступают с Дмитрием Анатольевичем, этим безобидным тосканским виноделом. Почему он терпит пинки от каждого первого Бастрыкина.

Абызов – это не сигнал, не намек, а прямо целое заказное письмо сторонникам будущего преемника. 2024-й год близко, как зима.

И тогда, когда Москву переименуют во Владимир, а Владимир – во Владимирович, ни у кого не должно возникнуть даже мысли переметнуться к тому, кому Путин даст погреть трон. Все четко должны помнить: Симеон Бекбулатович – это потешный царь. Он может играть хоть в айфончик, хоть в хуавейчик, но считать, что это всерьез и надолго, смертельно опасно. Кто так посчитает – сядет. Это если уйдет живым, потому как запасов «новичка» и всяких удивительных изотопов у нас на всех хватит.

Поняли, молодые технократы? Поняли, не дураки, не зря вас в пропасть кидали да под танк клали.

Это поняли – не поняли другого. За счет ареста Абызова усилился… сам Медведев. Потому что сейчас у него в команде не осталось по-настоящему сильных помощников (Магомедов и Абызов – они из 90-х, деньги добывали с боем и умели это делать, а Дворкович – извините, только в шахматы решительно играет). Раз теперь Медведев остался без группы поддержки – он вновь становится идеальным преемником. Лоялен? – Абсолютно. Опереться не на кого, свою игру вести не сможет, даже если захочет. А к трону приучен.

Так и вижу кампанию Дмитрия Анатольевича под слоганом «При мне будет, как при Медведеве!»

Так-то.

Оригинал

Об этом я случайно узнал сегодня. Да, теперь в России бывает и так. 19 марта телеграм-помойка «Кремлевская прачка» написала, что Коломенский горсуд оштрафовал Геннадия Гудкова по ч. 5 ст. 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга). Заметили мы это не сразу, удивились (никакого уведомления о суде не приходило), сегодня забрали документ в суде – и удивились второй раз. Оказывается, завтра за то же самое будут судить и меня:

То же самое – это «митинг» у суда в Коломне 13 декабря прошлого года. Там, напомню, нас судили за другой «митинг» в селе Непецино. В действительности в село мы приехали снимать строящуюся свалку, к нам вышли люди – и полиция сочла это «несанкционированным мероприятием». Когда же я позвал на суд по «сельскому митингу» людей, меня, как оказалось, и решили оштрафовать вторично. Подчеркну: теперь не нужно больше соблюдать даже видимость закона. Захотел снять ролик – штраф за митинг. Людей не пустили в суд, выгнав на улицу – штраф за митинг. Законы вновь стали ненужной вещью. Был бы человек – а статья найдется.

К завтрашнему суду я бы отнесся легко – пусть подавятся 15 тысячами – если бы не одно «но». 13 декабря за участие в «митинге» был задержан экоактивист Вячеслав Егоров. Так он получил третий за полгода административный протокол «за митинг» и стал вторым в истории страны арестованным по уголовной статье 212.1 – за неоднократное нарушение правил проведения митингов. Раньше по этой статье был осужден единственный человек – Ильдар Дадин, который добился своего оправдания только через Конституционный и Верховный суды.

Никаких иллюзий я не питаю. Я прекрасно понимаю, что третий административный протокол для меня и Геннадия Гудкова не заставит себя долго ждать. Учитывая анонсированный 14 апреля митинг в Подмосковье, сфабриковать его будет очень просто. Подмосковные власти и «Ростех», которые пилят как минимум 150 миллиардов рублей на строительстве ядовитых мусоросжигательных заводов и свалок пойдут на все, чтобы им никто не мешал. Протестировали тему на Вячеславе – желающих вступиться за него почти не нашлось – теперь можно взяться и за других людей.

И уж конечно, суд не будет смущен тем, что у меня не было повестки на это заседание: все претензии к почте, это она не доставила телеграмму. Суд не остановит и тот факт, что никакого митинга 13 декабря не было. Он не поморщится от того, что нужно будет доказывать, как я его «организовывал». Все это неважно, когда нужно устранить политика, слишком громко предупреждающего об угрозе жизни и здоровью миллионов человек. Напомню, что ядовитые выбросы от сжигаемого мусора накрывают радиус в 100 километров: это касается не только Подмосковья, но и Казани, где в 25 километрах от центра города строится такой же завод. Сейчас я могу сделать самое главное: призвать вас распространять вот этот пост: доклад экспертов ОНФ и ОГФ о том, чем грозит нам строительство в мусоросжигательных заводо Кроме нас, нас никто не защитит. Убивать людей я временщикам не дам.

Мой телеграм

Оригинал

Гигантские ядовитые печки по всей России – вот, что хочет построить «Ростех» под видом мусоросжигательных заводов. Экспертное заключение об этом я опубликовал вчера. Реакция была самой разной.

В соцсетях разошлось хорошо: люди прекрасно понимают прямую и явную угрозу жизни и здоровью. Вот этот мой пост. А это блог на «Эхе Москвы».

Анонимные телеграм-каналы по указке стали кидаться грязью. Когда нечего возразить по сути, а сребреники отрабатывать надо, приходится просто говорить гадости.

Но больше всего меня удивили СМИ. О ситуации из крупных написали «Эхо Москвы» и «Радио «Свобода», «МБХ-Медиа», «Росбалт», готовит статью «Дэйли Шторм». Из региональных – томское ТВ2 (ядовитую мусорную золу повезут в Томск). Из небольших – «Новый день», «Инфокс» и Free News Volga. Все. Поправьте меня, если я кого-то пропустил.

То есть СМИ у нас работают по принципу полиции: когда убьют – тогда и приходите. Хорошо. Можно не верить мне. Можно не верить документам экспертов. Но проверить-то нужно. Вместо этого журналисты в поте лица пишут про Порошенко, «Нафтогаз» и Пушкова (это сегодняшний топ «Яндекса»). Когда вы – вот именно вы, в своих редакциях, – заболеете онкологией, то будет поздно жалеть, что в свое время не написали об угрозе.

Конечно, тут все понятно. Я ударил сразу в две болевых точки: «Ростех» и власти Подмосковья. Они платят множеству СМИ за молчание, сколько раз я слышал «извини, но о таком мы не пишем, у нас контракт». Контракт важнее инстинкта самосохранения.

И тут меня очень сильно удивил Александр Минкин, который на «Эхе» ревниво сообщил, что я «проснулся» с темой мусоросжигательных заводов только сейчас, когда он писал о ней еще три года назад.
Писал, не спорю. Только можно один вопрос?

Я уже полгода говорю об этой теме. С именами. С цифрами. Записываю видео, выступаю на любой доступной площадке, собираю профильные форумы. За это время подмосковные власти успели посадить под арест по дадинской статье сотрудничавшего со мной экоактивиста Вячеслава Егорова, оштрафовать меня самого за съемку ролика про свалки и развернуть кампанию по моей дискредитации. Александр, о чем из этого написала газета «Московский комсомолец»? С огромными тиражами, с популярным сайтом? Что вы можете показать кроме двух давних статей, в которых нет ни цифр, ни имен? И почему даже в вашей нынешней упрекающей меня заметке нет словосочетания «Московская область»? Может быть, потому что нельзя?

К сожалению, именно нельзя, я знаю это точно. Я был бы только рад, если вы, ваша редакция помогли бы в борьбе с мусорной мафией и их бизнесом на нашем здоровье. Но ведь не помогут. Потому что молчание щедро оплачено.

Это очень простой водораздел. Одни берут деньги за молчание, а другие нет. Первые все понимают и надеются на вторых. Вот только рак в такие тонкости не вникает.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире