14:57 , 02 сентября 2013

О московских выборах и проклятиях в адрес социологов

Вчера были опубликованы результаты предвыборного опроса Левада-Центра, и сразу же в адрес социологов посыпались очередные проклятия. Если обобщить прозвучавшую критику (оставляя за скобками обвинения в ангажированности), то сводится она к тому, что результаты опросов противоречат ощущению изменившейся ситуации. В Москву вернулась политика, а вместе с ней и конкуренция на выборах. Об этом наперебой говорят все — от обывателей до экспертов. Соответственно, и цифры должны быть другие. Социологи же «подсовывают» обществу цифры из «застойных» 2000-х, когда на выборах безраздельно доминировали кандидаты от власти.

Но многое ли изменилось в проведение московской предвыборной кампании по сравнению с предыдущими (федеральными)? Не раз говорилось, что результаты выборов в России складываются задолго до дня голосования. Основными инструментами, обеспечивающими выборы с заранее известным результатом, являются отстранение от предвыборной гонки любых значимых оппонентов власти и государственный контроль за СМИ и прежде всего за крупными федеральными каналами. Безальтернативность (выборов ли, Путина ли) — основной механизм поддержания российского статус-кво.

Посмотрим на московскую кампанию.

Прежде всего ее определили 3 события: досрочное проведение выборов, отказ от участия в гонке Михаила Прохорова (и его сестры) и участие в ней Алексея Навального (напомню, сегодня он занимает второе место после Собянина, за него готовы проголосовать 18% москвичей).

Перенос выборов на сентябрь 2013 года произошел на фоне укрепления рейтинга мэра, значительное число москвичей весной и летом положительно оценивали его инициативы на транспорте и благоустройства города. Кроме того, оппозиция только начинала готовиться к значимой для нее кампании выборов в Мосгордуму в следующем году и по большому счету была дезорганизована. Видимо, смысл переноса в том, чтобы провести выборы в максимально благоприятных условиях для власти, и наименее удобных для ее оппонентов.

При этом большую проблему составлял Михаил Прохоров — за него уже на старте избирательной кампании, по данным июньского опроса Левада-Центра, были готовы отдать свой голос около 20% москвичей (за Собянина — 67%, за Навального — 3%). Активная избирательная кампания с участием других независимых кандидатов, гарантировала бы второй тур, и поэтому была невыгодна власти (не для того выборы переносили). Однако ни Прохоров, ни его сестра, в то время более популярная у москвичей, чем Навльный, не стали избираться. При этом, согласно опросам, лишь небольшая часть голосов миллиардера автоматически перешла Алексею Навальному. Он вынужден был делать свою кампанию практически с ноля (в июне за него готовы были проголосовать 3% избирателей, в начале июля — 8%, в конце августа — 18%).

Не раз отмечалось, что за участием Навального в предвыборной проглядывают интересы власти — в его неожиданном освобождении после оглашения приговора по делу Кировлеса, в передаче ему части голосов муниципальных депутатов от партии власти для прохождения выборного фильтра, и в том, что делу с черногорской фирмой не был дан ход. Участие Навального, начинавшего с трехпроцентной поддержки (и неучастие Прохорова, начинавшего с 20%), вероятно, по замыслу провластных политтехнологов, должно было обеспечить яркую кампанию с запланированной победой Собянина в первом туре.

Контроль за СМИ также сыграл свою роль в обеспечении нужного власти результата, несмотря на то, что в Москве его осуществлять сложнее. Тем не менее 78% столичных жителей узнают о происходящем из телевизионных новостей и только 34% — читая о новостях в интернете. Среди последних (по сравнению с первыми) поддержка Навального почти в 4 раза выше. Характерно и то, что Сергей Собянин неоднократно отказывался от дебатов, а сами они были перенесены на неудобное время. Поэтому манипуляции со СМИ, доминирование в сюжетах телеканалов кандидата от власти не стоит сбрасывать со счетов.

В целом же откровенная демонстрация ручного управления выборным процессом и неослабевающий контроль за СМИ показывают, что выборов, как института (то есть системы безличных и автоматических правил) в Москве не было и нет. Ситуация совсем не новая. В этом смысле московские выборы мэра мало отличаются от предыдущих. И все же.

Опросы, проведенные за неделю перед выборами, показывают, что сегодня от второго тура нас отделяют 8% голосов избирателей (месяц назад было 28%). Есть вероятность, что этот разрыв может сократиться. Рискну предположить, что это ситуация, на которую власть не рассчитывала. Близость второго тура должно мобилизовать участников избирательных штабов каждого из кандидатов. Кроме того, когда счет идет на проценты, еще более важной становится работа независимых наблюдателей. Так что активным гражданам и отдельным политикам сейчас надо не социологов ругать, а надо делом заниматься.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире