17 ноября в очередной раз политики доказали, что западноевропейские ценности и ориентиры – это не об Украине. Забавно то, что это случилось практически ровно через год после пафосного принятия специально для ЕС антидискриминационной поправки к советскому трудовому кодексу.

Так как безвизовый режим уже практически на пороге, соглашение об ассоциации теперь не зависит от каких-либо законов, а борьба с коррупцией ведется разве что напоказ, можно забыть о назойливой Европе с ее непонятными придирками и вернутся к своим старым лаптям, иконам и крестоцелованию.

Напомню, что на прошлой неделе Верховная Рада решила дать показательный бой сексуальной ориентации и поддержать православные ценности в противовес «западным». Трамплином для мракобесия стали безобидные и нужные законопроекты о противодействии домашнему насилию.

Конечно, на этот раз ни президент лично, ни премьер, ни глава Рады не просили депутатов принять что-то «ради ЕС». Если в прошлом году статья о запрете дискриминации по поводу, в частности, сексуальной ориентации, была фактически продавлена Петром Порошенко под лозунгом «Все для безвизового», то сейчас парламентское большинство решило не играть в европейцев и сделать реверанс в сторону Москвы.

Суть даже не в законопроектах, а в их обсуждении. Лучше всего прочувствовать ту кашу и клерикализм, который существует в украинском парламенте в 2016 году, можно по стенограмме первой половины рабочего дня в Раде 17 ноября.

Практически каждый выступающий цеплялся к слову «гендер» и словосочетанию «сексуальная ориентация» и точно так же каждый выступающий старался показать себя защитником ценностей православной церкви. В итоге из законопроектов были удалены упоминания о противоречивых для депутатов понятиях.

Прогрессивная фейсбучная общественность тут же возмутилась позицией парламента, обвинив его в поддержке «духовных скреп» вместо цивилизованного подхода к решению проблем. Практически вся лента украинского фейсбука была наполнена гневными комментариями о вреде клерикализма, о том, что Рада исповедует «путинские скрепы» и т.д.

В то же время та же самая прогрессивная общественность, те же самые депутаты и тот же самый фейсбук требуют отдать под суд депутата Вадима Новинского, которого обвиняют во вмешательстве во внутрицерковные дела.

Гепрокуратура предъявляет обвинения парламентарию за вмешательство в дела церкви, фактически выступая на стороне одной из группировок Украинской православной церкви Московского патриархата, и защищая интересы именно этой группировки.

Из обвинительных документов, которые легко можно найти в интернете, речь идет о якобы влиянии группы украинских политиков на церковных иерархов с целью достижения своих интересов. То есть, фактически генпрокуратура светского государства Украина становится на сторону определенных иерархов православной церкви для того, чтобы хоть в чем-то обвинить представителей прошлого режима.

И в этой ситуации, в отличии от случая с законопроектами, никто не возмущается клерикализмом правоохранительного органа и нелепостью выдвинутых обвинений. Наоборот, все в один голос кричат, что нужно немедленно лишать неприкосновенности, что депутаты выгораживают своих и не дают свершиться правосудию.

Наверное, для того, чтобы прогрессивная и либеральная общественность увидела схожесть двух ситуаций по сути, нужно, чтобы генпрокурор и представители гособвинения тоже начинали свои выступления с какой-нибудь кодовой фразы. Например, как это делают многие депутаты, Юрий Луценко мог бы начать читать документы ГПУ со слов «Слава Иисусу Христу!». Тогда бы, наверное, общественность вдруг прозрела и тоже возмутилась бы мракобесием и использованием церкви в светских делах.

Но так не произошло. Поэтому два одинаковых по существу случая прогрессивная общественность почему-то воспринимает кардинально по-разному: говорить о традиционных ценностях и защите церкви во время законопроектной работы – это «путинкие скрепы» и мракобесие, а вот заводить уголовное дело и выдвигать обвинения за внутрицерковную активность, основываясь на свидетельствах монахов и церковной казуистике – это как раз очень светская традиция.

Разве это не двойные стандарты и высшей степени лицемерие? Если мы говорим о недопустимости вмешательства церкви в дела государства и наоборот, то как можно аплодировать возникновению обвинений государства за вмешательство в дела церкви?

Я очень сомневаюсь, что все те, кого генпрокуратура обвиняет в церковных преступлениях, безобидные и кристально честные люди. Это значит, что можно найти тысячу других поводов, более светских, для возбуждения уголовных дел, чем какие-то внутрицерковные разборки и передел митрополичьих кафедр. Прогрессивная общественность, вот вы когда читали документы на депутата Новинского, у вас не возникло ощущения абсурда?

Для меня понятия, которыми оперирует прокуратура, вроде «клирик», «престол» и «богослужение» такие же далекие, как для депутатов понятия «гендер» и «сексуальная ориентация». У общественности почему-то вызывает негодование лишь отсылка к православным дебрям в обсуждении законопроектов, но в деле господина Новинского те же самые православные дебри вызывают восторг и поощрение действий светской генпрокуратуры.

Большинство даже прогрессивных активистов упорно отказываются видеть то, что церковь в Украине уже давно не отделена от государства, а используется им. Отношения светской власти и православных иерархов далеки от независимости и конституционных принципов.

В нашей стране взаимоотношения власти и церкви напоминают больше государственную церковь, как в Северной Европе и Британии. Эдакий симбиоз политики и клерикализма, в котором глава государства часто является и главой церкви. И нынешний украинский президент, и прошлый считают себя если не главами, то полноправными хозяевами в православной и греко-католической церквях.

Особенно заметно отношение политиков к церкви во время всяческих церковных празднеств, на которые заявляется зачастую вся верхушка власти. С иерархами политики ведут себя по-свойски, часто даже снисходительно, как с младшими братьями. При этом государство и политиков нельзя упрекнуть в том, что они этих самых младших братьев обделяют.

У церкви есть право открывать свои школы, равноправные с государственными, она освобождена от налогов и сборов, на услуги ЖКХ церковь имеет неприличные в бедной стране льготы, монахам и иерархам часто сходят с рук преступления, за которые обычных граждан садят. Разве все это является признаком независимости церкви от государства?

Фактически, церковь в Украине не то, что не отделена от государства, но является его частью, субсидируемой и используемой в нужные моменты. Поэтому большинству прогрессивных и либеральных общественников сложно быть до конца антиклерикалами и работать в своих прогрессивных и либеральных организациях в православные праздники.

Я, честно, вот не видел ни одной общественной антиклерикальной организации, которая бы работала полный день на Рождество, Пасху или Троицу – нет, в эти «святые дни» ни один ярый борец с церковью не может себе позволить роскошь быть честным. Ведь, как ни крути, это украинская традиция, которая намного глубже укоренилась в сознании, чем борьба за человеческое равенство.

Поэтому мы и живем вот так лицемерно: ругаем одних за «православие головного мозга» и поощряем других за это же. Если мы действительно выступаем за светское государство, тогда пора политикам прекратить пафосно и повсеместно ходить на все церковные праздники, использовать церковь в своих разборках и прикрываться ею в трудное для себя время, спонсировать ее инициативы и требования.

А прогрессивной общественности от себя лично желаю быть непоколебимой в своей борьбе, отказываться от куличей и яиц на Пасху, снять с себя нательные крестики, отказаться от употребления фраз типа «слава Богу». Ведь борьбу со «скрепами» нужно же начинать с самого себя, правда? ;)



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире