10:44 , 07 декабря 2021

Лия Ахеджакова: Почему звание иноагента присваивается лучшим людям профессии? Лучшим!

Лия Ахеджакова: «Мне вообще много что есть сказать, но уже поздно. В кругу театра можно говорить о сокровенном и почти исповедаться. Какая прелесть театр. Что он мне дал! Эти авторы от Шекспира… Гоголь, Островский, а тут у меня Петрушевская, Люся Улицкая и самый молодой Ренат Ташимов — мой Автор. Автор с такими смыслами, которых я давно ждала.

На каких сценах я играла… Я вообще никто, ничто, стартовала в ТЮЗе. Какие были сцены… Например, Киев, театр Франка. Это такая намоленная сцена, и мой партнер Богдан Ступка. Питер. В Александринке. Всякий раз, когда играла в Александринке мне давали гримерную Нины Ургант, и я гримировалась за ее столом. Мы так с ней подружились, и мы должны были сегодня с ней встретиться, и я так этому радовалась…, но уже там встретимся…

Я играла с Олегом Павловичем Табаковым и в течение десяти лет на сцене Современника объяснялась ему в любви. А БДТ… Когда там играешь и проходишь, и огромный портрет Товстоногова, и каждый раз извиняешься, только бы не опозориться.

Вся Россия от Сахалина и Владивостока и в обратную сторону, вся Прибалтика… Какие сцены и какие потрясающие партнеры. Мы выходим на сцену, чтобы транслировать смыслы, самое главное. И тут пришло время сказать: Быть или не быть? Вот в чем вопрос. Смыслы стали меняться. Теперь надо придерживаться «легенды», иначе товарищ Бастрыкин…

Дальше, патриотизм, какой смысл у этого слова? Великий смысл. Но вдруг оказывается, что группа оскорбленных патриотов, которая называет себя СЕРБ, приходит к театру, не посмотрев спектакль, и требует искоренить ошибки в спектакле. Причем угрожают, что если к ним не прислушаются (а это со мной история), то тогда приходит человек, патриот, приходит в зал и из бутылки разбрызгивает фекалии. Как шампанское. Или, как Олегу Павловичу Табакову на ступени кладется отрезанная голова свиньи.

Или другие патриоты, которые называются «ветераны войны»… Я не могу себе это даже представить. Но «ветераны» пишут доносы на спектакли, которые не видели, потом приходит следователь в театр и меня допрашивает. А я за свой театр и за своих авторов ручаюсь. Я им доверяю. И за те смыслы, которые я несу — я ручаюсь.

А что такое иноагент? Это же шпион? Который тут ходит, на нас доносит, и который разрушает нашу жизнь. Но почему звание иноагента присваивается лучшим людям профессии? Лучшим! Лучшие журналисты, лучшие правозащитники. Мой друг Лев Пономарев* — иноагент, мой любимый «Дождь*», который никогда нас не обманывает — иноагент. И самое главное — наш «Мемориал*».

Ну что же это такое? Мне негде это сказать. Но тут сидят люди театра, и я знаю, что мы понимаем друг друга. То, что «Мемориал*» — иноагент, и то, что петрозаводский глава «Мемориала*» Юрий Дмитриев… То 13 лет ему дают, то 15. За то, что он восстанавливал имена тысяч людей, расстрелянных ни за что во время большого террора. Это герой нашего времени. И мы всей страной смотрим… Это к вопросу о том, и вообще на тему: Быть или не быть! Вот в чем вопрос.
Спасибо».

* «Медуза» — интернет-издание, которое российские власти считают иностранным агентом; Лев Пономарев - физлицо, признанное иностранным агентом. Телеканал Дождь - СМИ, признанное иностранным агентом. "Мемориал" - НКО, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире