В четверг и пятницу я провел несколько часов в Симоновском суде на процессе по продлению содержания под стражей Даниилу Константинову. И Союз солидарности с политзаключенными, и ПЦ «Мемориал» уже давно признали Даниила политзаключенным, поэтому когда Илья Константинов, отец Даниила, предложил мне выступить поручителем для изменения меры пресечения, я, конечно, счел это честью для себя. Как выяснилось, в этот раз кроме меня поручителями выступали Гарри Каспаров и В.Милов из Демвыбора.
  Я никогда до сих пор не попадал заседания по продлению меры пресечения, но, конечно, не испытывал иллюзий по поводу предопределенности результата. Тем не менее растянувшееся на двое суток заседание (оба дня я не смог досидеть до конца из-за ранее назначенных дел) само по себе создает иллюзию содержательности процесса. Эта иллюзия еще в большей степени создавалась серьезной аргументацией четырех адвокатов и многочисленностью их разумных и обоснованных ходатайств, и укреплялась вопросами судьи Назаренко к следователю. Ни на один вопрос следователь и прокурор не смогли дать сколько-нибудь внятных ответов, несколько раз следователь Алтынников был пойман на лжи. Но как только доходило до решений судьи по поданным ходатайствам защиты, иллюзия правосудия развеивалась как дым.
 Особенно вопиющая ситуация сложилась в пятницу, на второй день заседания. Судья вопреки очевидным принципам судопроизводства, ознакомившись с некими материалами, выдававшимися следователем за  уголовное дело, отказал в ознакомлении с ними защите. Подробнее об этом написано у адвоката Зацепина .
  Впечатление от такого заседания, где судья прилагает усилия, чтобы иллюзией правосудия подкрепить заранее определенное согласие с позицией следствия и прокурора по любому вопросу, было бы тяжелым, даже если бы я не был уверен в невиновности Даниила Константинова. Но даже сведения, которые прозвучали в ходе двухдневного процесса не оставляли возможностей для сомнения в невиновности Даниила.
  О деле многое написано, но напомню основное. Константинов обвиняется в убийстве некоего Темникова на почве неожиданно возникшей неприязни. Нет мотива. Нет никаких доказательств по делу кроме показаний одного свидетеля, который, дважды поменяв их, все равно, даже в последней надиктованной следователем их редакции не утверждает, что видел убийство. Этот свидетель, взятый следствием под защиту, Софронов, уже после дачи показаний успел совершить шесть краж и получить за них условный срок. У Константинова есть алиби, но следствие его фактически игнорирует. Между тем, еще 6 декабря в ОВД «Тверской» к Даниилу приходил некий сотрудник ЦПЭ, заявивший, что он — тот, кто вывозил в Латвию Линдермана, и угрожал фабрикацией уголовного дела в случае отказа от сотрудничества.
 Более того, как рассказали на суде Даниил и защитники, руководитель следственной группы, ведущей расследование по делу, Агаджанян, говорил ему, что уже посадил за убийство одного человека, которого не смог посадить «за Манежку». Как выяснилось, речь об  И.Кубракове, дело которого расследовал тот же следователь, и который осужден за такое же убийство ударом ножа в сердце, как и то, за которое пытаются сейчас посадить Константинова.
 Следствие, помимо основного обвинения по ст.105 УК, обвиняет Даниила еще и по ст. 296 УК — якобы на первом же допросе он угрожал убийством следователю. Только вот почему-то возбудить дело по факту угроз следствие решилось только спустя несколько месяцев после якобы имевших место угроз. Одно это уже  избавляет нас от необходимости всерьез относиться к этому обвинению.
 
  И вот при такой «обоснованности» обвинений Даниил с марта сидит в СИЗО. С момента предыдущего продления содержания под стражей с ним не проводилось ни одного следственного действия. Правда , в суде следователь обещал, что 6 ноября Д.Константинову уже будет предъявлено обвинение в окончательной редакции, т.е. расследование будет завершено,  но они и раньше это обещали.
 Хочу  пожелать Даниилу и его семье мужества ( в пятницу из зала суда были удалены и родители, и жена Даниила), а судье Назаренко, следователю Алтынникову и прочим — не уйти от неотвратимого наказания, а пока не забывать об этом.

P.S. А здесь впечатления о судебных заседаниях члена ОНК Москвы Анны Каретниковой, которая тоже провела эти два дня в Симоновском суде.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире