13:55 , 19 апреля 2012

О решении Страсбургского суда по иску родственников расстрелянных поляков

16 апреля Европейский суд по правам человека (Страсбург) публично огласил и опубликовал на своем сайте решение по иску родственников 12 расстрелянных польских офицеров. Краткое и вместе с тем исчерпывающее изложение решения и его обоснования дал юрист Олег Анищик: http://europeancourt.ru/2012/04/16/10011/

Подробное официальное обоснование решения суда (на английском языке):
http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/view.asp?action=html&documentId=906163&portal=hbkm&source=externalbydocnumber&table=F69A27FD8FB86142BF01C1166DEA398649

Позволю себе прокомментировать принятое решение и его возможные последствия.

1) Суть решения такова (следуя изложению Анищика):

Своим Постановлением Палата из 7 Судей Европейского Суда по правам человека 5 голосами против 2 (Судей от России и Чехии) решила, что по отношению к 10 заявителям, родившимся до 1940 года и имевшим эмоциональную связь со своими родственниками — жертвами Катынского расстрела, российские власти проявили бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также единогласно  решила, что в отношении остальных 5 заявителей статья 3 Конвенции нарушена не была.

Также Палата 4 голосами Судей  против 3 постановила, что Россия нарушила свои обязательства сотрудничать с Европейским Судом по правам человека, вытекающие из статьи 38 Конвенции, в связи с отказом предоставить копию вынесенного в 2004 году постановления о прекращении уголовного дела.

Наконец, 4 голосами Судей (от России, Украины, Чехии и Словении) против 3 Палата согласилась с утверждениями российских властей о том, что Страсбургский Суд не имеет права рассматривать по существу жалобу на нарушение статьи 2 Конвенции в связи с предполагаемой неэффективностью расследования обстоятельств Катынского расстрела, т.к. подавляющее большинство процессуальных действий в рамках расследования имели место до 5 мая 1998 года (дата вступления Конвенции в силу для РФ),  а после указанной даты не было получено никаких доказательств, которые свидетельствовали бы о необходимости проведения нового расследования в рамках процессуальных обязательств России.

2) В решении суда самым положительным мне представляется то, что Катынь была названа военным преступлениемне превышением власти рядом высокопоставленных должностных лиц СССР при наличии отягчающих обстоятельств, как квалифицировала Главная военная прокуратура России в 2004 году, но и не геноцидом, как считали и считают некоторые польские специалисты). А самым отрицательным – то, что в этом же абзаце решения суд отметил, что не видит оснований для того, чтобы возложить на Россию обязанность возобновить прекращенное в 2004 году расследование. По-моему, оснований для возобновления расследования, начиная с отмены постановления о его прекращении, достаточно. Во-первых, чтобы переквалифицировать преступление с уголовщины на военное. Во-вторых, расследование вообще не касалось судеб примерно 7300 арестованных из тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии, расстрелянных по тому же решению ПБ ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, что и военнопленные из трех лагерей — Козельска, Старобельска и Осташкова. Катынское расследование, которое велось ГВП СССР-России с 1990 года, надо было расширить на арестованных из тюрем еще в 1992 году, когда было обнаружено решение ПБ о расстреле. Украинский список арестованных (3435 человек) был обнародован Службой безопасности Украины в 1994 году, а белорусский (3870 человек) не известен до сих пор. В-третьих, в дело необходимо добавить материалы польских раскопок 1994-1996 годов в Катыни, Харькове и Медном.  Кроме того (может быть, прежде всего, как в интервью радио «Свобода» подчеркнул Александр Гурьянов из общества «Мемориал»), возобновление расследования требуется просто для того, чтобы признать ближайших родственников катынских жертв потерпевшими и тем самым предоставить им доступ к материалам следствия.

3) По-моему, российская сторона не будет обжаловать решение Палаты Страсбургского суда.
Польская сторона, возможно, будет, но вовсе не уверен, что эта просьба будет принята к рассмотрению Большой Палатой, в состав которой входят 17 судей. Точно так же до нынешнего решения я неоднократно скептически высказывался в отношении однозначно оптимистичных ожиданий польской стороны. На это указывали, по-моему, те факты, что вопросы на открытых слушаниях в Страсбурге в октябре 2011 года (очень грамотные вопросы) задавал только российский судья и что за все заседание ни разу не прозвучало слово «геноцид».  Кстати, в своем частном определении к решению по статье 2 Конвенции российский судья Анатолий Ковлер вместе с Ганной Юдкивской с Украины отметили, что «как и большинство, мы считаем катынское убийство ужасным военным преступлением, совершенным советским тоталитарным режимом».

4) Не исключаю, что решение Страсбургского суда поможет все-таки рассекретить остающиеся 35 томов советско-российского расследования. На сегодняшний день рассекречены и переданы полякам 148 томов из 183, то есть более 80 процентов. Примечательный факт — в 2005 году ГВП сообщила, что из 183 томов дела 36 имеют гриф «совершенно секретно», а это означает, что по меньшей мере один совсекретный том уже был-таки рассекречен и передан полякам. Однако, насколько мне известно, ни один из переданных 148 томов (очень оперативно переведенных поляками в электронный вид) не доступен никому кроме польского Института национальной памяти, который ведет свое расследование по Катыни. Первая порция материалов – 67 томов – в итоге поступила не только в ИНП (вместе с бумажной версией), но и в два государственных архива, однако доступ к ним, как и к остальным томам, до завершения польского следствия закрыт. Если российская сторона передаст полякам все материалы, то претензии в отношении их недоступности — как для родственников жертв, так и для других инстанций — могут быть переадресованы польской стороне.  Возможно, эти мои рассуждения  (и рассуждения о необходимости возобновить российское расследование, чтобы вскоре его завершить надлежащим образом, с квалификацией преступления как военного) чересчур романтичны,  если не сказать наивны.

5) Страсбургский суд, по-моему, вообще снял с повестки дня — в том числе, на будущее, — вопрос о каких-либо финансовых компенсациях семьям катынских жертв — компенсациях, которые должна была бы выплатить Россия по его решениям. В представленных исках два заявителя выставили суммы по 50 тысяч евро, один — миллион евро. Остальные – символически по 1 евро, но потом сменили свои требования,  отдав решение вопроса о размере компенсаций на волю суда. В итоге, суд обязал Россию выплатить заявителям в общей сложности 6500 евро для частичного покрытия транспортных и т.п. затрат.

6)  В заключение, цитата из заметки в газете «Ведомости» от 17 апреля: Определение ЕСПЧ по искам, поданным еще в 2007-2009 гг. – не антироссийское. Это отложенный штраф отечественной бюрократии и судам, которые прикрывали государственными интересами и секретностью волокиту и издевательство над близкими погибших. «Суд полагает, что открытое расследование преступлений тоталитарного режима не может нанести вреда национально безопасности сегодняшней демократической России (...) Суд поражен очевидными попытками российских властей замалчивать убийства в Катыни».

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире