20:12 , 06 октября 2016

Смоленская авиакатастрофа 2010 года. Открытое письмо Президенту Польши Анджею Дуде

В мае 2016 года Павел Артымович, один из наиболее компетентных иссследователей Смоленской авиакатастрофы 2010 года с точки зрения физики и аэродинамики, написал открытое письмо Президенту Польши Анджею Дуде – призыв, как можно разрешить «смоленский конфликт» (фактически, раскол польского общества на противников и сторонников теории заговора, активно насаждаемой нынешним министром обороны Антони Мачеревичем и созданной им парламентской группой, преобразованной после победы правых на парламентских выборах в конце 2015 года в подкомиссию при министерстве обороны, которая затем в полном составе вошла в Комиссию по исследованию авиапроисшествий). Президент до сих пор не ответил на это письмо, а в СМИ письмо осталось почти незамеченным. Однако, оно сохраняет свою актуальность, тем более, что совсем недавно руководитель Международного авиационного комитета (МАК) генерал Татьяна Анодина пригласила представителей комиссии Мачеревича в Москву. Добавлю еще, что в Рунете также ведутся обсуждения Смоленской авиакатастрофы с позиции теории заговора. Рассуждают преимущественно люди, не имеющие отношения ни к физике, ни к математическому моделированию аэродинамических процессов. Впрочем, из таких же «экспертов» состоит и Смоленская комиссия Мачеревича, в ней нет ни серьезных физиков, ни специалистов по авиакатастрофам. Но выйти из возникшего клинча, судя по всему, непросто, «смоленская религия» имеет большое число сторонников в польском обществе. Не очень, по-моему, удивительно, что есть они и в России.

Предлагаю свой перевод письма Павла Артымовича.

Павел Артымович
Открытое письмо Президенту Анджею Дуде

ПРИЗЫВ ПО ВОПРОСУ РАЗРЕШЕНИЯ СМОЛЕНСКОГО КОНФЛИКТА

(письмо передано Президенту в день его встречи с Полонией в Торонто 9 мая 2016 г.)

6 мая 2016 г.
Уважаемому господину Анджею Дуде,
Президенту Республики Польша

Уважаемый гсоподин Президент!

С интересом и надеждой я прослушал Ваше выступление по случаю шестой годовщины трагичной Смоленской катастрофы, в котором Вы наметили направление, как залечить острый раскол и распри, разделяющие тех из нас, кто усматривает в катастрофе тайны и заговоры, и тех, кто либо верит тому, что это была транспортная катастрофа, либо сам в состоянии проверить, если обладает достаточными техническими знаниями. Я с удовлетворением воспринял информацию, что несколько дней назад Вы удостоили Ордена Белого Орла профессора Михала Кляйбера, многолетнего президента Польской академии наук, наверняка не только за его научную компетентность (в частности, в области компьютерного моделирования сложных инженерных проблем), но и – как Вы подчеркнули в своей похвальной речи – за отвагу публичного высказывания своего мнения по многим трудным вопросам. Как раз такой характер имела предпринятая им несколько лет назад попытка засыпать смоленскую пропасть путем организации научной конференции с участием всех доступных авторитетов. К сожалению, профессор Кляйбер был вынужден отказаться от попытки созыва такой конференции из-за враждебного к ней отношения и крайней некомпетентности некоторых влиятельных для общественного мнения лиц, высказывавшихся на эту тему. А потом к этому добавилась недобросовестность: скандал заключался в манипуляции общественным мнением с использованием сенсационных фальсифицированных доводов, демонстрируемых парламентской группой по расследованию катастрофы. В настоящее время эта же группа продолжает свою деятельность как подкомиссия Комиссии по исследованию авиапроисшествий (KBWLLP).

С течением времени конфликт не утихает, он скорее даже закрепляется. Не помогают никакие умные слова, никакие профессиональные аргументы специалистов. Группе любителей, производящих регулярно опровергаемые и возрождаемые заново гипотезы заговора, удалось внушить значительной части общества, что мы «ничего не знаем» о катастрофе. А в действительности все как раз наоборот. В истории мировой авиации ход Смоленской катастрофы изучен и понят лучше всего – благодаря многочисленным записям регистраторов, свидетелям-очевидцам, а также многочисленным следам, оставленным самолетом, летевшим непосредственно над землей. В польском научно-техническом и авиационном сообществе, ознакомленном с фактами и физическими моделями на регулярных конференциях авиаинженеров Польского общества теоретической и прикладной механики в Казимеже над Вислой, нет никаких сомнений относительно основных причин и хода катастрофы – они согласуются с отчетами экспертов Комиссии по иследованию авиапроисшествий [комиссия Миллера – А.П.] и Окружной военной прокуратуры в Варшаве (WPO). Это несколько десятков самых лучших польских специалистов. В пользу теорий заговора, противоречащих физике и инженерному делу, нет ни тени вещественных доказательств. Для авиаторов и специалистов дело представляется закрытым.

Однако, глубокий смоленский ров, раскапываемый некоторыми политиками и спекулирующими о взрывах и заговоре газетами, оказалось трудно засыпать. Это вызывает грусть у меня и многих представителей канадской Полонии. Ваши мудрые слова о прощении эмоций и о необходимости единения быстро забудутся. В прошлом власти долго игнорировали проблему, но наконец создали группу д-ра Ляска при Канцелярии премьера для разъяснения смоленских фактов. Однако, и такая структура была моментально осуждена оппозицией как реализующая политику правительства ценой объективности, то есть существующая проблема не была решена. Тем более ее не решит, а только обострит, создание подкомиссии KBWLLP заместителем председателя правящей ныне политической партии, одним из яростных смоленских идеологов [речь о нынешнем министре обороны Антони Мачеревиче – А.П.]

Есть лишь одно решение, единственный надежный рецепт. Если бы Вам, президенту всех поляков, стоящему над разделами, удалось осуществить предлагаемую ниже инициативу, то Вы можете рассчитывать на всеобщую благодарность и место в истории. Нужно развязать гордиев узел. Общество желает знать (и сможет узнать), что же случилось в Смоленске 10 апреля 2010 года. Оно примет правду, какой бы она ни была, оно лишь должно доверять беспристрастности и компетентности тех, к кому Вы как Президент захотите обратиться с просьбой дать оценку методологии проводившегося расследования, материалам и выводам следствия, а также провести силами собственных экспертов дополнительные исследования и анализы.

Кто же может провести такую профессиональную оценку, представить правду о катастрофе сжато и ясно, чтобы это впервые признавалось всеми достоверным и бесспорным? Это могут сделать только официально приглашенные помочь профессиональные институты, исследующие авиационные катастрофы, например: английский AAIB, американский NTSB, французский BEA, канадский TSB или немецкий BFL. Может статься, что не найдется желающих вмешиваться в это дело, столь очевидно политизированное в прошлом. Поэтому потребуется личное вовлечение Вас как Президента и умелое использование дипломатической помощи министерств.

Наилучшим источником инициативы и координатором, дающим ей уникальный шанс
на успех, представляется Администрация президента, вовлекаемая в дела первоочередной важности для страны без отягощения партийной политикой.

Поскольку вышеупомянутые комиссии по авиапроисшествиям не реализуют всех возможных научных исследований катастроф, исследований, которые наряду с аспектом безотлагательных шагов по повышению безопасности полетов имеют и познавательный аспект, то для участия в анализе и научно-технических симуляциях
под патронатом администраций Президента и Совета Министров следует пригласить также Польскую академию наук, которая справедливо считается политически нейтральной структурой.

Мне доставило удовольствие обсудить предлагаемое решение общественного конфликта, подрывающего авторитет Польши в мире, с представителями авиатехнических и научных кругов в нашей стране и за границей. И мы сочли предлагаемые действия заслуживающими Вашего внимания. Средства массовой информации сообщали также о просьбах некоторых Смоленских семей в отношении международных консультаций.

Все мы надеемся, что Вы своими действиями поможете покончить с разделяющими наш народ спорами.

С уважением,

Павел Артымович,

Профессор физики и астрофизики университета в Торонто,
член научного комитета конференций «Механика в авиации» XV (2012) и XVI (2014) Польского общества теоретической и прикладной механики,
пилот, исследователь Смоленской катастрофы.

Ссылка на оригинальный текст письма:
http://pawelartymowicz.natemat.pl/179097,list-otwarty-do-prezydenta-andrzeja-dudy



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире