06:42 , 12 апреля 2013

О польских и российских мемориалах

9 апреля писатель и политик Эдуард Лимонов опубликовал в «Известиях» эмоциональную заметку ««Выборча» учит нас жить, соотечественники!» — в частности, о том, что поляки просят у России предоставить им 10 гектаров (100 000 квадратных метров) в Смоленске на сооружение мемориала жертвам авиакатастрофы 2010 года. Заканчивает он заметку следующими словами: «Мы дадим вам эти 10 га только в том случае, если вы дадите нам столько же земли на вашей территории, где мы соорудим мемориал русским красноармейцам, которых ваши деды умертвили и сгноили в концентрационных лагерях» (имеются в виду пленные красноармейцы с советско-польской войны 1919-1921 годов). В связи с этим хотелось бы сделать несколько замечаний – особенно, если Эдуард Вениаминович сделал свое предложение, будучи уполномоченным на это российскими авторитетными органами – например, министерством культуры, — поскольку с данным конкретным предложением он выступает не от себя лично, а во множественном числе.

Во-первых, поляки не просят 10 гектаров, поскольку проект мемориала, выигравший международный конкурс (в жюри были и представители России) рассчитан на территорию площадью 1.2 га – в 8 раз меньшую, чем пишет Лимонов. Это прямоугольник 100 на 120 метров, с памятником, паркингом и санузлом, проект одобрен и российской стороной, идут согласования формальностей – поляки считают, что дело движется медленно, но все-таки надеются на открытие мемориала через год, к очередной годовщине смоленской авиакатастрофы. Памятник будет сооружен на польские деньги.

В-вторых, Эдуард Лимонов, отмечая польские данные (Лимонов называет 18-20 тысяч) о количестве красноармейцев с войны 1920 года, умерших в польских лагерях, подчеркивает, что по российским данным число «погибших было во много раз больше». Это неверно.  Самым дотошным и авторитетным российским исследователем вопроса о судьбе пленных красноармейцев является профессор Г.Ф.Матвеев из МГУ, он был ответственным составителем с российской стороны толстенного совместного российско-польского сборника документов на эту тему, вышедшего в 2004 году (в предисловии российской стороны Матвеев оценивает число погибших красноармейцев как раз в лимоновские 18-20 тысяч человек, а польские составители сборника говорят о 16-18 тысячах). Совсем недавно, в конце 2011 года Г.Ф.Матвеев и В.С.Матвеева опубликовали в Москве новую книгу на эту тему, «Польский плен», где скорректировали свои данные с использованием максимального количества документов – теперь их оценка составляет 25-28 тысяч человек. Именно такое количество называл Матвеев на открытых дебатах в Варшаве с польскими исследователями, это был профессиональный спор историков – что и как учитывать на основе самых разных документов – и Матвеев выглядел в этом споре очень достойно. Фотоотчет с об этих дебатах с комментариями я разместил в своем блоге в ЖЖ ( http://dassie2001.livejournal.com/109452.html ). Во всяком случае, ни о каких 60, 80 и 100 тысячах погибших красноармецев речи не идет.

В-третьих, немного в сторону. Сравнительно недавние (уже постсоветские) польские мемориалы в России есть. Это два польских военных кладбища, открытых в 2000 году в Катыни и Медном – на месте захоронения польских офоцеров, расстрелянных органами НКВД в 1940 году. Там же и тогда же были открыты и российские мемориалы памяти советских граждан — жертв сталинских репрессий. Очень сомневаюсь, что эти российские мемориалы появились бы в тех местах, если бы поляки не соорудили свои военные кладбища.

А вообще, если говорить о военных кладбищах, созданных в советское послевоенное время, в Польше таких советских военных кладбищ очень много, ведь при ее освобождении погибли, как хорошо известно, примерно 500 тысяч советских солдат. Некоторые по территории очень большие (в Варшаве, Вроцлаве и других местах). Сюда надо добавить еще 870 тысяч погибших советских военнопленных из гитлеровских лагерей на территории Польши – о них известно намного меньше, но кладбища советских военнопленных тоже есть – некоторые из них в очень хорошем состоянии, а некоторые запущены, но это отдельная тема.

В-четвертых и последних – по конкретному предложению о сооружении в Польше российского мемориала памяти умерших и погибших пленных красноармейцев с войны 1920 года. Тут не надо ломать никаких копий,  готовиться к могучему сопротивлению поляков и искать место. Место уже есть – кладбище военнопленных рядом с бывшим лагерем в Стшалкове. Там от голода, холода, болезней и издевательств лагерной администрации умерли примерно 7000 красноармейцев, эти данные никто не оспаривает, а список умерших и погибших недавно опубликовал в отдельной книге польский историк Веслав Ольшевский из Познаньского университета (невероятно, но эти документы сохранились, хотя по советским военнопленным второй мировой войны почти ничего нет) . Кладбище занимает территорию в несколько гектаров, вокруг него – ажурная бетонная ограда в хорошем состоянии,  но как таковое оно совершенно запущено. Фактически, там только один памятник – большой каменный православный крест, установленный в 1915 году немецким комендантом (!) лагеря — сначала ведь это было кладбище военнопленных с первой мировой войны, а потом стало кладбищем красноармейцев с польско-советской войны 1920 года. Абсолютно убежден, что если Россия захочет сделать там воинский мемориал, поляки согласятся и даже помогут – говорю не с потолка, поскольку знаю тему.

Около двух лет назад я там был, вот шесть моих фотографий с пояснениями, а более подробный рассказ есть в моем блоге в ЖЖ

( http://dassie2001.livejournal.com/107898.html ):

Сегодня кладбище не так уж просто увидеть, оно — на ржаном поле, среди выросших деревьев.

Территория кладбища выделена фигурной бетонной оградой, никаких отдельных могил уже давно не видно, только трава, кустарники и деревья – и памятник в центре.

Рядом со входом – информационная таблица. Текст такой: 

«Кладбище военнопленных и интернированных в Стшалкове,  1915-1923.

На кладбище в массовых и индивидуальных могилах похоронены около 8000 военнопленных и интернированных разных национальностей, в том числе:

506 солдат русской армии – русских, украинцев, поляков и других национальностей (1915-1918)

около 7000 военнопленных – солдат Красной Армии разных национальностей (1919-1921)

около 500 военнопленных, интернированных и членов их семей, а также гражданских лиц, в том числе

солдат Украинской галицийской армии,

интернированных солдат – союзников Войска Польского в 1920 году – армии Украинской народной республики, союзнических российских и козацких формирований (1920-1923),

российского корпуса генерала Н. Бредова (1920),

немцев – интернированных гражданских лиц (1920)

Все они отдали жизнь за свою Отчизну.

Честь их памяти.»


Памятник в центре кладбища.

На лицевой стороне памятника – нетривиальная надпись по-немецки: «Кладбище военнопленных 1914-191 [конечная дата не проставлена полностью.]  Вам, также умершим за свое Отечество. Комендант лагеря Стшалково.»

Надпись с тыльной стороны памятника – по-русски (конечная дата также не проставлена).



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире