19 января этого года Добровольческое движения «Даниловцы» открыло еще одно новое направление: волонтеры начали регулярно посещать офтальмологическое отделение Морозовской детской городской клинической больницы. Координатор группы Татьяна Сабрекова, волонтеры, подопечные и их родители поделились своими впечатлениями. 

 

  Юля, 25лет из Звенигорода. У ее сына Льва - болезнь зрительного нерва.
Мы лежим здесь третий день.  Детям очень скучно сидеть в четырех стенах. Никакого развлечения — одни процедуры и уколы. Тут тяжело взрослому и здоровому, а уж маленькому и больному совсем не сладко. Думаю, ребята волонтеры — настоящие молодцы. Такие люди должны быть в каждой детской больнице.


Элина из Москвы, 28 лет. Дочери Стелле — два года и восемь месяцев.

Мы здесь с серьезным дигнозом всего первый день.  Волонтертво — это невероятно полезная вещь. Как раз вас здесь и не хватало. Впервые такое вижу. Я в восторге.


Кристина из Москвы, 11лет.

Лежу здесь с пятницы. Я просто смотрю, очень хочу присоединиться, но пока стесняюсь.


   
Аля из Москвы, 23 года. Волонтер, студентка экономического факультета.  

Это мое четвертое посещение. Потихоньку вливаюсь в процесс. Мне очень нравится общаться с детьми. Собираюсь ходить и в будущем. Пришла, потому что захотелось попробовать пообщаться с детьми, помочь тем, кто болен и кому нужна помощь. Мне кажется, что это очень нужное занятие, потому что дети всегда спрашивают, когда же мы придем еще.  


 
Кулакова Дарья, 25 лет. Работает  в банке, окончила РЭУ имени Плеханова.

Часто ловила себя на мысли, что хочу кому-то помогать, а потом узнала о волонтерстве от знакомой девушки, которая проводила мастер-класс в «Даниловцах». Она рассказала, что скоро у них будет пасхальный ужин для пожилых людей. Я пришла туда поучаствовать в разовой акции, познакомилась  с ребятами, которые были там волонтерами, и решила, что хочу этим постоянно заниматься. Я не религиозна, это у меня вырастало из каких-то других порывов. Однажды мой товарищ по другой волонтерской группе сказал, что мы делаем все это в каком-то смысле из эгоистических порывов ради тех ощущений, которые мы получаем от добровольческой деятельности. Конечно, мы хотим помочь. Но когда помогаешь кому-то, то чувствуешь глубокое моральное удовлетворение. Это помогает отрешиться от проблем, тебе становится светло и хорошо. Ты чувствуешь, что делаешь что-то однозначно правильное.
Я больше года волонтерила в группе бездомных. Это абсолютно другое направление. С детьми проще. Мы сейчас ходим в отделение, где не безнадежно больные дети. Ты приходишь к ним, понимая, что и без тебя они выживут. В случае с бездомными, я чувствовала, что мы оказываем более серьезную помощь. Что человек, который находится на улице, зачастую не видит нормального общения с людьми, которые не являются бездомными. И ты покормил его, возможно, первый раз за день.
До Морозовки мы с   Таней Сабрековой ходили в больницу Сперанского. В Морозовке легче, конечно. В этой больнице мне очень нравится, потому что видно, что здесь занимаются не только лечением. Приходишь и видишь картины, какие-то веселые штучки на стенах, облагороженный двор. Заметно, что помимо тела заботятся еще о досуге, о состоянии психики детей.
Занимаюсь волонтерством уже третий год. Хотелось бы и дальше делать то же самое.
Волонтерство – это когда чувствуешь отдачу. Такие чувства, которые получаешь взамен, ты больше нигде получить не сможешь.     


    
Татьяна Сабрекова, 32 года. Координатор, айти-специалист, преподаватель рисования, психолог.
Тема волонтерства для меня до сих пор какая-то загадочная, потому что как координатор я часто вижу людей, которые приходят и  делают много вещей просто так, не требуя никакой мзды. Кто-то ходит очень подолгу. Координатор – это в принципе работа, за которую получаешь какие-то деньги. А люди приходят и трудятся бесплатно.   
Мы ходим в Морозовку всего раз в неделю, хотелось бы дважды. Дети и родители просят приходить почаще. Там часто меняются пациенты. Каждое посещение для нас очень важно. В больницу Сперанского мы ходили два-три раза в неделю. Было ощущение того, что там живешь и наблюдаешь какие-то процессы, перемены. Было более глубокое погружение в коллектив, в истории детей. Полтора часа в Морозовке – мало для меня. Я преимущественно слежу за процессом. Найти контакт с детьми, родителями, услышать какую-то их историю при этом сложно. В этом отделении лежат дети, у которых простудные заболевания глаз, а также те, которым повредили зрение, ударив клюшкой по голове или выстрелив резиновой пулей. Чем хорошо это отделение – сразу видно, что именно с ребенком. Видно, что он может, а что нет. Мы лепим с теми, у кого забинтованы оба глаза. Многие дети лежат с родителями, которые очень включаются в процесс. Я почему-то почти не встречала неадекватных родителей. Напротив, все они благодарны, что-то делают вместе, помогают нам убирать после волонтерсткого сеанса.

Когда я пришла в больницу одна, мне помогали абсолютно все.  Когда ты сам, то чувствуешь, как много может даже один человек. Когда приходит группа, то появляется возможность более глубоко соприкоснуться с ребенком, расспросить его о чем-то.   
Общения с детьми не хватает самим волонтерам.  Как я уже сказала, до Морозовки я работала в детском ожоговом центре, который находился в больнице Сперанского. Там я прошла огромный путь. Передо мной вставал вопрос, а смогу ли вообще этим заниматься: работать с детьми, у которых серьезные повреждения на теле? Когда я впервые оказалась  в центре, у меня внутри, в животе, что-то сжималось от того, что  я там видела, от всех этих ран и ожогов. Но человек – существо, которое ко всему привыкает.  Сначала боялась зайти в отделение, а потом уже безбоязненно заходила к детям в палаты. Сейчас я могу подойти к человеку в любом его физическом и психическом состоянии.  
После ожогового отделения Морозовка для меня – это, так сказать, лайт-версия. Найти подход ко всем – непростая задача. Я впервые осознала, что такое должность руководителя. Координатор – это ведь не просто исполнитель, который ходит и отрабатывает. Координатор - выше, у него другие задачи, на нем постоянно лежит большая ответственность.

 Текст подготовила Анна Рымаренко

Дорогие друзья! В данный момент Добровольческое движение «Даниловцы» переживает крайне непростые времена, остро нуждаясь в средствах для своего дальнейшего существования.  Стать волонтером и помочь волонтёрскому движению может каждый, имеющий хотя бы искорку желания делать добро.

Добровольческое движение «Даниловцы» – это общественная организация, которая с 2008 года непрерывно организует долгосрочную и  регулярную работу волонтерских групп в больницах и сиротских учреждениях, работу с инвалидами, многодетными семьями, стариками, бездомными, заключенными. «Даниловцы» — это ежегодная помощь более чем 4000 подопечным, 18 постоянно действующих волонтерских групп, почти тысяча добровольцев.   



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире