danilovcy1

«Волонтерство для чайников»

21 марта 2019

F

У нас – в полном разгаре вторая Школа координаторов волонтерских групп, на которой любой желающий может воплотить свою мечту: открыть проект в больнице или детдоме. Это значит – набрать волонтеров, поддерживать их мотивацию, справляться с выгоранием, уметь разговаривать с детьми и главврачами. Настя Колесниченко рассказывает, как проходят занятия.

«Наступила третья неделя учебы в «Школе координаторов волонтерских групп», экватор курса. В самом начале нам пообещали, что «Во время обучения мы…». Итак, что мы?

«Узнаём логику волонтерского процесса».  

Директор Школы Лидия Алексеевская говорит: «Координатор волонтерской группы отвечает за то, на что не может влиять». Да, волонтер — не работник. Он не заключает договор, не  получает зарплату, он, наконец, никому ничем не обязан, кроме одного – прийти к  подопечному. Поэтому привычные методы управления координатору недоступны. А  ответственный за свою группу он один. Выходит, вся логика волонтерского процесса образуется из аксиомы: быть безответственным – обычная потребность волонтера. При личном желании помогать она безобидна. В другом случае – может навредить.

Лидия на занятии рассказывала о  волонтерах, желание которых ограничивалось дополнительными баллами к ЕГЭ. Связка «волонтер–подопечный» у них не появилась. Подопечные в больнице этих волонтеров не интересовали. Всех, кроме одного: тот флиртовал с пациентками.

«Формулируем возможные задачи, которые могут решать конкретные волонтеры»

Для работы с волонтером координатор должен понимать его мотивы и ценности. Координаторам в «Даниловцах» иногда дают задание описать свою группу метафорически: соотнести каждого человека в ней с каким-нибудь животным. Такие ассоциации очень помогают. Мы на одном из  занятий делаем то же самое – только в рамках самоанализа. Описываем себя. Потом – решаем, какой координатор нужен такому волонтеру.

Маша уже 15 лет в скаутской организации. Когда в Донбассе началась война, она приехала со скаутами в лагерь беженцев в Подмосковье. Маша говорит, что у нее случился перелом в понимании волонтерства – и того, что вообще происходит в жизни.

Было несколько лет гуманитарной помощи людям в Донбассе. Два года назад Маша уволилась с работы в «Яндексе» и  устроилась в благотворительный фонд «Я есть». С декабря 2018–го ходит с  волонтерами в ПНИ.

Маша как волонтер – пони или ослик. Идет – и делает. Ее координатором непременно стал бы пастух: Маше нужна цель, четкое задание: «Он скажет мне: «Твой корм в-о-о-он там». И я пошла, пошла, пошла…»

– То есть, это не только тот, кто загружает и разгружает тележку, – говорит Лидия, – Он еще и выпасает…

Анна, учитель немецкого, занимается волонтерством полгода. Она ходила в детский дом, потом встретила Машу и продолжила ходить туда от фонда. Как волонтер она – белка: в детском доме ставили новогодний спектакль, и ей досталась эта роль. Анне нужен координатор-филин. Он мудрый, может направить, поддержать, объяснить.

Лидия Алексеевская замечает:

– Когда у вас очень шустрые волонтеры, нужно быть для них таким координатором, который находится в одном, понятном месте. У вас нет задачи за волонтером успевать.

Я никогда не была волонтером и  потому чувствую себя пчелой: нужно везде летать, понимать, как, и что, и где устроено. В координаторы, не сговариваясь с Анной, выбираю сову. Она мудрая, много знает, и ее можно зажужжать вопросами.

– При этом сова же не летает за  пчелой. Она сидит на своем месте… – говорит Лидия.

– Больше того, она вообще весь день спит! – добавляет, смеясь, координатор по сопровождению волонтеров Андрей Мещеринов.

Через метафору приходит понимание себя и других. Следовательно – можно определить личные рамки возможного, помимо границ ответственности волонтера.  Кто–то не может работать без определенного задания, кто–то не способен бездействовать, а кто–то ограничен недостатком знаний и опыта.

«Знакомимся с  различными аудиториями подопечных и их запросами»

На следующем занятии мы определяем, в какое учреждение нам стоит пойти. Чтобы понять самих себя, выполняем тест. Одно из заданий – «С чем вы можете соприкоснуться». В нем дается список неких трудностей. Напротив каждой нужно поставить цифру от 1 до 8, где 1 – «готов знать, что подопечный есть, но не приближаться», а 8 – «готов постоянно быть рядом, помогать бороться с этим и преодолевать». Чем ближе можете вы быть к  подопечному – тем больше цифра. Пишем. Слышно тихое, от одной из участниц:

– Сложно…

Напротив «Отсутствия реакции на  меня и мои действия» ставлю «5». То есть, меня это несильно волнует. В это время Лидия и Андрей рассказывают: в детском доме для детей с особенностями сложно будет тем, кто по натуре — учитель, кто хочет добиться результата.

– Он не сможет каждый день учить ребенка писать «а», ведь завтра нужно написать «б». А тут, может, месяц пройдет, пока можно будет перейти к «б».

Я переворачиваю свою пятерку, пишу «2».

Как решили для себя другие участники – не знаю. Я же понимаю, что в ДДИ для детей с тяжелыми нарушениями здоровья не пойду. По крайней мере, сейчас.

«Изучаем формы работы с различными аудиториями подопечных (игры, творчество и прогулки)»

– Всем встать, суд идет!

Все встаем. Говорят садиться – садимся.

– Страх обвиняется в том, что он помешал мальчику выйти на сцену. Приговор – три килограмма мороженого.

Так начинается игра «Суд над страхом». В нее играют с детьми в учреждениях. Мы пробуем сыграть на занятии. Судить можно любое чувство. Оправдать или признать виновными страх и тревогу или, напротив, бесстрашие и спокойствие. Мы, участники, получаем роли: судья, подсудимый, прокурор, адвокат, свидетель, присяжный. Сочиняем за две минуты речи соответственно своим ролям.

– Страх помогает человеку стать лучше. Без страха нельзя, – адвокат Лиза защищает подсудимого.

– Я должна была выступать с  мальчиком Никитой, а он испугался и не вышел на сцену, – говорю обиженно, играя свидетеля.

– То есть, выступление не  состоялось! – цепляется за слова прокурор Лера.

– Вообще-то, я помог мальчику. Вдруг он плохо бы выступил, – оправдывается страх, подсудимая Света.

Пока идет суд, в другой половине комнаты клеят картонных сов из Хогвартса. Это мастер-класс, другая форма работы с подопечными.

Страх, в конце концов, оправдывают. Теперь очередь каждого из нас – судить собственные страхи на стажировке в действующих группах в больницах, приютах и ДДИ. Школа продолжается!».

Хотите открыть свою волонтерскую группу в больнице или доме престарелых? Следите за объявлениями Школы! А пока можете стать волонтером или помочь в развитии волонтерских групп. Спасибо! 

Одна из радостей волонтера – видеть положительные изменения у своих  подопечных. Особенно после небольшого вынужденного перерыва. Виолетта Протасова уже почти год посещает вместе с  «Даниловцами» малышей в детдоме-интернате ЦССВ «Сколковский». И конечно за это время у нее накопились наблюдения.

«Второго марта я впервые увидела этот детский дом в снегу. Последний раз я была здесь в  конце декабря, потом брала отпуск на время учебной сессии в университете. А в конце декабря, как повелось, снега не так уж и много. Поэтому в этот раз было как-то по-особенному сказочно.

И так неожиданно было войти в  группу №6 после двухмесячного перерыва и тут же услышать приветственный визг от  Ариши и Демьяна. Ни на что его не променяю. К детям я вошла с волонтёром Юлей – любимицей  Арины. Да, у них любовь. Но  малышка тут же взяла за руки меня и будто начала что-то рассказывать. Я присела на корточки,  хотела быть к ней поближе. Не знаю, почему именно меня она выбрала, а не Юлю: может, потому что Юля в этот момент решала организационные вопросы, или потому что Ариша чувствовала, что я  очень соскучилась…Она и правда пыталась что-то говорить. А год назад это была кроха с испуганными глазами, которая не совсем понимала, зачем к ней приходят эти взрослые тёти и ещё пытаются с ней играть. Арина тогда смотрела на нас с  некой опаской, мало ли, вдруг нам не стоит доверять.

Сейчас мне очень сильно напоминает Аришу маленькая Даша, которая  спустя десять секунд притопала к нам в прихожую. Да, Даша притопала. Правда, с  ходунками-каталкой. Но уже уверенно и даже гордо. Наверное, она понимает, что стала самостоятельней. С Дашей у нас особенные отношения. Мне так нравится наблюдать за динамикой её развития: она похудела и начала больше двигаться, больше обниматься и лучше осознавать то, что происходит вокруг. 

Демьян почти все полтора часа провёл с волонтёром Наташей. Он тоже изменился. Раньше Деня напоминал зверька – хватал всё, что попадается на его пути, и старался это разрушить. Пара часов с  ним заменяли пару часов фитнеса. Были, конечно, исключения. Но в основном так. Теперь же я как сторонний наблюдатель увидела, что он стал более послушным и  хозяйственным. Первые полчаса посещения была прогулка, и он собрал возле веранды почти весь снег игрушечной лопаткой в ведёрко. Жаль только, ледяные глыбы на аллейке ему не по плечу, ростом маловат. А то уж очень они мешали нам с Дашулей гулять с коляской. Да и вообще, неплохо было бы покататься на горках. Или в очередной раз покорить все вершины детской площадки. Только всё завалено сугробами, и Демьян и с ними вряд ли справится.

И, конечно же, Макс. Не представляю день посещения «Сколковского» без него. Волонтёр Таня насыпала с ним семечки в  кормушки для птиц. Он рвался наполнить абсолютно все. Даже снежные препятствия его не останавливали. На середине прогулки Максим понял, что соскучился по  волонтёру Маше, и предложил координатору Марианне позвонить ей по видео-связи. Да, с каждым посещением он всё осознанней.

Проходит год, и вот так всё меняется. Дети к нам привыкают, а мы привыкаем к ним. Мы помогаем им, а они помогают нам. Мы улыбаемся, когда улыбаются они. Мы развиваемся, когда развиваются они. Как же хорошо, что в наших жизнях есть такой вот круговорот взаимности…»

Хотите стать волонтером и помогать меняться детям с особенностями развития? Приходите к нам в «Даниловцы». Записаться можно здесь. А вот здесь  — помочь небольшим пожертвованием на развитие группы. Спасибо!

В Движение «Даниловцы» Мария Бубенцова пришла после наставничества в «Больших Братьях Больших Сестрах». Пять лет она «была старшей сестрой» для подростка из детдома. Это опыт!  И он  оказался настолько полезным, что когда Маша пришла в «Даниловцы», она присоединилась к группе волонтеров в детско-подростковом наркологическом центре «Квартал».

— Я туда сразу нацелилась, — говорит Маша. — Когда моему подопечному в БББС исполнилось 18 лет, он закончил программу, а я поняла, что пока брать нового не могу. Год или два был перерыв, а потом я почувствовала в  себе силы и даже необходимость чем-нибудь заниматься. И тут увидела, что в «Даниловцах» есть такая группа. Она была мне максимально близка. Вот тема бездомных мне не  очень понятна. А то, что  сама внутри себя пережила, то к этому и отклик есть.

Я стала ходить в «Квартал». Дети там оказались совершенно обычными. Может, немножко заторможенными из-за препаратов, которые им там дают. Но всё, чем ты им предлагаешь заняться, они принимают. Без энтузиазма особого, но  никогда и не отвергают. Видно, что многие вещи они делают первый раз в жизни. Им  все интересно, причем, даже самое простое: что-то нарисовать или сделать что-то в стиле скрапбукинг. Для них это: «Вау, так круто! Это что-то новенькое». Они, кстати, любят все руками делать, им интересна кропотливость какая-то, посидеть-поработать. С нами девушка одна ходила, Светлана, она давала мастер-классы на индийскую тематику: тоже скрапбукинг, ловцы снов. Дети всё это оценили, им это было близко.

В «Квартале» есть правило для волонтеров – следить за языком и не поддерживать разговоры на наркотематику. Дети могут цепляться к словам, если ты что-то скажешь «такое», могут хохотать, как-то обыгрывать. Или ты безо всякого подтекста что-то скажешь, а на их языке это значит что-то другое. Начинается небольшое обмусоливание, но они очень быстро приходят в норму, особенно, если сказать: «Так, ребята, хватит!». И им нужен человек, который будет вводить их в рамки. Да, у них есть психотерапия, и групповая, и  индивидуальная. Но я убеждена, что этим детям нужен друг по жизни. Тот человек, на которого ребенок будет смотреть с доверием, в котором он будет видеть пример. Мы ведь все от родителей берем бессознательно, мы видим их пример и перенимаем его на себя. Подростки в «Квартале» тоже черпают от родителей, а там, видимо, все не так хорошо. Как правило, это дети из неблагополучных семей, либо родители никак не участвуют в детях, или дети сталкиваются с непониманием.

Я сама все это поняла, когда была наставником у Игоря из детдома. У нас были очень интересные отношения: он долго мне  не доверял, был ершистым, постоянно меня испытывал и проверял. Но потом всё наладилось, мы начали общаться очень хорошо, я его домой забирала. И вот когда мы с ним общались уже полгода, Игорь при мне закурил. Лет 12-13 ему было. Ну то есть до этого он не курил, потому что я взрослый человек, у нас программа наставничества, всё это нельзя и так далее. И мы с ним обсуждали этот вопрос, я ему сразу сказала: «В компании – как хочешь. Но при мне курить и материться не надо, я этого не выношу». Игорь все это соблюдал, а тут, видно, что-то у него внутри происходило, и он так выразил некий протест. Я сказала: «Игорек, пожалуйста, не нужно, мне это неприятно». Он  принципиально докурил. И я на него очень сильно обиделась.

До этого я всегда подходила к нему первая, если мы ссорились, – я же взрослый человек. А тут я всё приняла очень близко к сердцу. Я не писала ему долгое время, мы не виделись. И, наверно, недели через две он перешагнул через себя и сам написал мне и извинился. Зная его, это был нонсенс! Игорь же вообще не умел извиняться. Но он видел, как всегда поступаю я, и тоже научился признавать ошибки, проявлять уважение.

Так что, каждому ребенку в трудной ситуации нужен наставник или человек, который на длительное время может стать ему примером. Ребенку важно видеть в человеке и хорошее, и плохое. Тогда он  понимает, что человек – настоящий. Что он не идеален. И это — здорово, потому что до идеала-то не дотянешься…

Хотите стать примером ребенку из наркоцентра? Приходите к нам волонтером. Записаться можно здесь.

А здесь — помочь небольшим пожертвованием на развитие группы. Спасибо!

27 февраля 2019

Загадочный Егор

Иногда волонтерство – это такое путешествие. Приходишь в Дом малютки, а через полгода обнаруживаешь себя… Вот пусть наш волонтер Ирина Карягина сама расскажет!
«Когда я вступила в Добровольческое движение «Даниловцы», я начала ходить в  детдом для малышей-инвалидов «Сколково». Находился он практически на соседней улице от моего дома. Но вскоре я узнала, что недалеко от моего дома находится и  второй детский дом-интернат – ДДИ №24. Я решила присоединиться и к той группе волонтеров и познакомиться с более старшими детьми.

Они были очень рады нашему приезду! Дети с улыбками на лице окружили каждого волонтёра, каждый хотел обнять нас, поцеловать в щёчку и вместе пройтись или поговорить. Я  была удивлена, что дети так открыты. Несколько старших девочек в течение всего посещения подходили ко мне и спрашивали насчёт моих подруг, есть ли у меня отношения, хочу ли замуж, и делились своими историями о подругах, влюбленности и мечтах. Все дети были прямолинейны, не скрывали своих эмоций и задавали абсолютно любые вопросы.

Вскоре я  поехала в ДДИ-24 с координатором и еще одной девушкой. И в ту поездку познакомилась с Егором…

В тот день мы проводили мастер-класс ребятам по созданию аппликации дерева. Егор молча выполнял все задания, был сфокусирован на его выполнении, и особенно был сфокусирован его взгляд — осознанный и сосредоточенный, как у взрослого человека. Мальчик испачкался в красках, и я пошла с ним мыть руки. Я удивилась, когда он заговорил со мной, и я долго не могла понять, что он спрашивает, даже  немного покраснела от неловкой ситуации. У него есть сильные дефекты речи помимо его физических особенностей. В итоге я разобралась в его вопросе, но наш мастер-класс подходил к концу, и мы не успели поговорить ни о чем другом.

В следующей поездке я настроилась с ним пообщаться побольше. Смотря глаза в глаза, я  чувствовала, что напротив меня стоит взрослая и рассудительная личность. Спросила, любит ли он математику, Егор ответил, что это — его любимый предмет. Сказал, что любит учиться, любит бегать. Я хотела спросить, о чем он мечтает, но в окружении большого количества девочек и мальчиков, хотевших тоже со мной поговорить, оставила это на следующий раз. Для меня Егор — загадка, которую я хочу разгадать и поддержать. Надеюсь, что я помогу ему, если он захочет…»

Хотите тоже стать волонтером «Даниловцев»? Записаться можно здесь. А здесь – помочь небольшим пожертвованием на развитие групп в ДДИ.

В Москве — огромный спрос на волонтерскую помощь в больницах, домах престарелых и интернатах. Хотите реально помогать людям? Тогда приходите в нашу Школу координаторов социальных волонтерских групп. Обучение начнется с 28 февраля и продлится месяц. 

Молодые, активные люди видят проблемы в интернатах и ПНИ и не знают, как к ним подойти, как найти единомышленников, как попасть в закрытое учреждение и договориться с администрацией. Именно этому и будут учить в Школе координаторов, потому что «Даниловцы» уже 10 лет работают с этой сфере и имеют богатейший опыт организации волонтерских проектов в больницах, ПНИ и детдомах-интернатах.  

Обучение бесплатное. Оно будет проходить по вечерам в  течение месяца. Слушателям помогут определиться с направлением работы, аудиторией и практическими задачами, научат управлять группой. Затем — обеспечат стажировку в действующих волонтерских группах. Но и это не все. По словам Лидии Алексеевской, преподавателя Школы и директора Школы социального волонтерства слушателям будут помогать также после окончания учебы: «Мы будем поддерживать людей все время существования их проекта! Мы поможем начинающему координатору выбрать площадку среди медицинских или социальных учреждений, проведем все переговоры с  администрацией. Дальше мы предоставим постоянную поддержку для дальнейшего развития волонтерской группы. Получив у нас начальные знания и навыки, человек будет и в дальнейшем чувствовать наше участие и получать помощь – организационную и психологическую…»

Этот набор в Школу уже второй. После первой были открыты две новые волонтерские группы – у неходячих детей в ДДИ №15 и в детской больнице №6.

Обучение будет проходить с 4 марта по 13 апреля два раза в  неделю (понедельник и четверг) в 19.00 на ст. м. «Шаболовская». Вступительное занятие 28 февраля. Записаться можно на сайте Школа социального волонтерства в  разделе Программы

Тут даже не нужно никакого предисловия. Просто наш волонтер Марина Клейн сходила в очередной раз к девочкам в детскую психиатрическую больницу. Просто эмоции: нежность, слезы, объятия и чувство своей полезности в этом месте, этим детям. Вот пусть она сама расскажет.

«Больничный коридор. Тихо. Оно и понятно: обстановка к шуму не  располагает.

И вдруг раздается всплеск радостных криков! Сразу понятно, в чем дело: пришли волонтеры.

В женское отделение Детской психиатрической больницы №6 «Даниловцы» ходят уже давно, и каждый их приход дает девочкам драгоценную возможность вырваться из монотонной жизни. Только что была больница, а потом раз – и почти  как в школьном кружке. Вместе с волонтерами девочки рисуют, вырезают, клеят различные поделки, играют и, конечно, болтают. Каждому есть, что рассказать. У  кого-то есть котик, который любит мячики, кто-то собирается сделать подарок сестренке, а кто-то тут же, за столом, соорудил красивое колечко из бумаги.

Но бывают и совсем невеселые истории. Мама давно не приходит, одна девочка вчера страшно кричала, глотать горькие лекарства больше нет сил. Почти каждая малышка рано или поздно тихо говорит: «Хочу домой». А кто не говорит, молча обнимает, и все становится ясно без слов.

Они понимают, что волонтеры – не родители и не опекуны, из больницы их  не заберут. Но сказать это вслух тому, кто готов выслушать – уже облегчение. Так мало надо, чтобы поддержать: кивнуть, похвалить, пожать маленькую ладошку – или большую, если занятия проходят в старшей группе. Самые простые слова и  жесты вызывают удивительные метаморфозы. Вот ребенок сидел тихий и задумчивый, и вдруг хватает тебя за руку, прижимается к ней щекой и расплывается в улыбке.

Иногда достаточно того, чтобы рядом кто-то был.

На очередном занятии в младшей группе девочки под руководством волонтеров мастерили подставки под кружки. Дело нехитрое: вырезать из картона фигурку, разрезать помпончики, наклеить половинки на заготовку. За столом сразу начинается оживленный галдеж. Надо и цвета выбрать, и форму придумать, и отвоевать у соседки яркий фломастер.

Одна девочка, назовем ее Аней, встала, посмотрела на меня в упор и спросила:

– Вы кто?

Я представилась.

– Вы мне будете сегодня помогать?

Я заверила, что буду. Аня облегченно улыбнулась и спокойно вернулась на  место. Я помогала по мере сил, как и все остальные – каждому, чтобы никто не  остался в обиде. Когда я снова подошла к Ане, она вдруг сказала:

– Вы хорошая.

Я засмеялась – несколько удивленно. Очень уж быстрая и откровенная оценка! Аня заметила мое удивление и уточнила:

– Я вас сегодня в первый раз вижу. Но вы хорошая.

И она оглядела всех волонтеров, как бы говоря, что все мы – хорошие.

Оказывается, чтобы быть хорошим, нужно очень немного: прийти, помочь вырезать фигурку из картона, сказать несколько добрых слов, ответить на объятие. И  тусклый больничный мир сразу становится светлее. А когда это происходит, и сам чувствуешь себя гораздо лучше – как будто детские улыбки до предела зарядили твои батарейки…»

Хотите тоже стать волонтером и зарядить свои батарейки? А вместе с этим – дать утешение одиноким детям? Вам нужно к нам! Записаться можно здесь.

А здесь – помочь пожертвованием, потому что все — краски, картон, клей и  прочую канцелярку — мы покупаем на средства дарителей. Спасибо!

Юрий Белановский провел два дня в Бердске на Первом межрегиональном форуме по социальному волонтерству и вернулся оттуда просто окрыленным: «Там не было ни одной присланной по разнарядке учительницы колледжа!».

«Живя и работая в  Москве, возглавляя Добровольческое движение «Даниловцы», я привык, что многие наши коллеги и партнеры то и дело проводят своими силами конференции, форумы, учебные слеты федерального уровня. Пожалуй, это такая особенность Москвы – повседневная череда крупных общественных событий.

А вот для регионов – это редкость. Если что и происходит, то большей частью от имени или при приоритетной поддержке государства с соответствующими особенностями. И это, конечно, хорошо, но как-то однобоко обычно. Помню, как в одном городе, выступая в чреде «спикеров» со сцены ДК по поводу запуска городского волонтерского движения, я говорил об очень востребованном партнерстве со стороны государства в социальной сфере, о негативности барства, о пагубности закрытости государственной системы для общественных инициатив. Я призывал чиновников к  диалогу и соработничеству ради тех людей, что сегодня оказались в беде. После выступления в кулуарах ко мне подходили нко-шники и шепотом на ухо говорили: «Вы в Москве тоже такое можете со сцены говорить или только к нам приехали злить властьимущих»? А я сначала искренне не понимал вопроса, пока не задумался о том, что общественники в регионах слишком часто находятся в исключительно  зависимом положении. Сами они не имеют ресурсов организовать и провести что-то значимое для сектора НКО и тем самым проявить свою взрослость и независимость, в том числе возвысить свой голос.

Так вот, 30-31 января в  небольшом областном городе Сибири – Бердске — прошел первый Межрегиональный форум «Социальное волонтерство в Сибирском федеральном округе». Два дня очень плотной работы, без политбюрошных речей, без демагогии, все только по делу, про технологии, про то, как достигнуть результата. Поверьте, что это было событие федерального уровня. О значении форума для Сибири говорит рядовое участие в нем в качестве простых слушателей руководителей профильных департаментов Новосибирска и руководителей казенных учреждений разных городов. В их лице государство пришло к общественникам.

Изо всех регионов Сибири за свой счет приехали около 200 участников. Были представлены более 20 городов. Главная особенность Форума в том, что он был организован силами общественников. Инициаторами и принимающей стороной, взявшей на себя весь труд по организации Форума, стали Фонд поддержки социальных инициатив «Весна» и  Молодежный центр «100 друзей» г. Бердска. Организационную и медийную поддержку оказал известный и значимый для Сибири фонд «Созвездие сердец». Программу форума разработали и реализовали сотрудники Добровольческого движения «Даниловцы».

Такого качества аудитории я не встречал даже на любимых мной Форумах «Сообщество». Помню, как-то в Ханты-Мансийске я проводил семинар по организации адресной помощи силами волонтеров. Интерес был большой – человек 40. В конце зал был единодушен: «предложенная вами технология понятна и интересна, но она не про нас, нам бы что попроще, нам бы вот пару-тройку школьников отправить 9 мая к  ветерану…». В Бердске изначально мы не планировали такой семинар, помня мой негативный опыт. И все же пришлось откликнуться на запрос — не менее 30 участников просили именно «адресную помощь». В итоге, мы отлично поработали. Ни одной приехавшей по разнарядке учительницы колледжа не было. Были те, кто уже помогает многодетным семьям, одиноким старикам и инвалидам. Участники со знанием дела очень творчески пересчитывали на себя предложенные элементы технологии.

На этапе подготовки мы  решили, что просто обязаны вживую предложить нашим сибирским коллегам лучшие практики и опыт социального волонтерства. Так, волонтерскую помощь детям в  больницах раскрыла Ольга Краева — руководитель волонтерского проекта фонда «Подари жизнь».  Об организации волонтёрской помощи в хосписах говорила Татьяна Бочарова, координатор волонтерского проекта Фонда «Вера». Одно из самых сложных направлений волонтерства – участие в системе профессиональной помощи особым детям — предложили психолог и координатор волонтерской группы в детском интеграционном центре «СаВа» Елена Куликова, психолог и директор Школы социального волонтерства Лидия Алексеевская, педагог и координатор по сопровождению волонтеров Движения «Даниловцы» Андрей Мещеринов. Опытом организации наставничества для детей сирот поделилась Мария Рыльникова — координатор проекта поддержки детей в учреждениях «Быть рядом» благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Об  организации волонтерской помощи в домах престарелых рассказала Алла Романовская  — программный директор Фонда «Старость в радость». А секретами организации помощи бездомным людям силами волонтеров поделился Дмитрий Иванин — координатор группы «Милосердие» Дружины святого Князя Даниила Московского при Даниловом монастыре г.Москвы.

Все участники достаточно равномерно, в соответствии со своими запросами распределились на рабочие секции. Отзывы ведущих также показали очень высокую вовлеченность и  заинтересованность аудитории.

Интересным стал второй день форума, полностью отведенный на тренинг «Управление волонтерским процессом: от задачи к устойчивой работе и результатам». Для нас -  управленческой команды «Даниловцев» — это была возможность поделиться самой сутью волонтерства, тем, без чего оно невозможно, если мы хотим организовать серьезную, ответственную системную работу. Эта суть – три вида отношений: волонтер-подопечный, волонтер-координатор, координатор-директор. Социальное волонтерство – это именно отношения. Нет отношений — нет ответственных дел — нет результата. Собственно, суть тренинга в  том и состояла, чтобы погрузить участников в эти отношения и из опыта сформулировать и записать алгоритмы, обязанности, правила, способные привести к  результату. Мы против такой практики организации волонтерства, где неважно, что хочет волонтер, где волонтер обязан помочь в любом случае.

Для нас было важным показать участникам, что задача, которую силами волонтеров решает некоммерческая организация, может быть результативной, если она не только  конкретна и достижима, но и востребована и полезна для подопечных, предполагает «непрофессиональный» труд, не противоречит смыслам и мотивации волонтеров, привлекательна для них, не противоречит личным ресурсам координатора и возможностям его работы с волонтерами.

Для многих участников было удивительным услышать, что зоны ответственности распределяются следующим образом: руководитель отвечает за результат, координатор — за работу волонтерской команды, волонтер — за реализацию своих смыслов, подопечный — за  свой запрос о помощи и за принятие помощи. Выяснилось, что некоторые руководители организаций даже не задумывались о своей ответственности и своем вкладе в результат. Выяснилось, что для многих волонтеров стала откровением их  возможность сказать «нет» своим организаторам, если задание не соответствует их личным запросам или если труд не организован. Многие были рады услышать, что требование квалифицированного труда, которым они не обладают, недопустимо, например, когда волонтеры должны замещать собой санитарок и по ночам дежурить у умирающих, чтобы в случае чего оказать помощь.

Мы помогли волонтерам понять для себя: зачем им помогать и как они видит результат в контексте своих смыслов? Каковы границы их ответственности? Координаторы осмыслили результат как некий синтез приказа сверху и своих возможностей и смыслов. Они сделали выводы о том, с какими волонтерами готовы работать, составили инструкции для своей работы, списки своих обязанностей, правила для волонтеров и для подопечных. Директоры сформулировали ожидаемый результат, проработали критерии оценки его достижения, проработали модель работы и взаимодействия внутри организации, продумали ресурсное обеспечение.

Очень позитивной и  эффективной стала финальная часть Форума, где мы предложили участникам делиться своей реальной проблемой и делиться практическим опытом по решению чего-то подобного. Многие люди не только получили реальную поддержку от коллег и  услышали полезные советы, но и нашли единомышленников и партнеров, завязали рабочие связи. Таким форматом мы достигли более качественных результатов, чем обычно стараются достичь в виде взаимных бесконечных презентаций. Разговор по  делу всегда эффективен.

В завершение приведу два отзыва от участников. Александр из Сургута: «Это было два удивительных дня в атмосфере одной большой команды людей, простых и необычных, от подростков до пенсионеров, у которых есть веская причина и благородная цель помогать в хосписах, одиноким старикам, больным детям, бездомным людям». Дженни из Новосибирска: «Форум был крутой! Отдельно хочется отметить очень продуманную организацию всего-всего. Было не  только интересно и полезно, но и, что немаловажно, комфортно. Организаторы большие молодцы! Принять в гости более 200 человек и провести встречу на таком хорошем уровне — это сильно!».

В  социальное волонтерство приходят самые разные люди и по о-оочень разным причинам! Но эффект от волонтерства все получают один – это радость, энергия, новые люди, новый интерес, очевидная приносимая польза. Вот почитайте историю Анастасии Кравец, которая ходит играть с детьми, лежащими после тяжелых операций в Центре нейрохирургии им. Бурденко.

«Примерно два года назад я перестала заниматься репетиторством, и у меня возникла мысль, что куда бы я ни тратила свою энергию – на спорт, учебу или работу, ее все равно остается огромное количество. И значит, нужно ее куда-то применить. А  почему бы не направить на какое-нибудь полезное дело? И у меня возникла идея о  волонтерстве…

Я  начала писать в организации, читала статьи, в общем, докопалась до того, что меня стали одолевать сомнения… Это же такая ответственность! И мне стало страшно… Рассказала о своих страхах и идеях одному своему другу, и он мне объяснил, что всему свое время…

С тех пор прошло более полутора лет, как я проснулась утром, залезла в интернет, и мне выпала первая же ссылка – Движение «Даниловцы» (как я раньше могла ее не заметить, не понимаю, а может, так и должно было быть). Читая статьи, я так воодушевилась! Пришла на собеседование в организацию, записалась в группу, которая ходит в детское отделение нейрохирургии НИИ им. Бурденко… Я даже не  могу словами описать свое состояние, когда выхожу из больницы… Я так счастлива тому, что могу помочь! Это состояние меня заряжает, и я получаю даже  больше, чем отдаю. 

В основном, больные детки лежат там после операции, и им, конечно же, нужен позитивный настрой, чтоб скорее выздороветь. Мы лепим, рисуем, обсуждаем мультики, смеемся, это время пролетает за считанные минуты, к  тому же все волонтеры, как на подбор, добрые и веселые ребята! Я думаю, что люди, который сейчас читают эту статью, тоже задумывались об этом, но возможно не  решались или боялись, как и я…»

Хотите стать волонтером и помогать детям забыть на время о болезни? Не бойтесь! Ждем вас на собеседовании, записаться можно здесь.

А вот здесь можно помочь небольшим пожертвованием на развитие группы. Спасибо!

Нашему Движению «Даниловцы» очень повезло с Екатериной Гусевой. Катя – психолог, которая специализируется на работе в тюремной системе. Сначала она ездила проводить тренинги для подростков и женщин в двух можайских колониях, а теперь добавилось еще и женское СИЗО в Москве. И мы уверены, что Катя вносит очень большой вклад в то, чтобы люди, которые сейчас находятся за решеткой, больше никогда туда не попали и серьезно  изменили свою жизнь.

Рассказывает сама Катя Гусева: «В воскресенье я проводила тренинг в СИЗО с волонтёром Юлей. Юлю уже тоже все принимают за психолога, я ей говорю, что это, наверно, намек судьбы. А еще с нами был кот. Куда в колонии без теплого, уютного кота? Нельзя никак.

Поскольку женщины в СИЗО и раньше говорили, что им интересно поговорить про семью и работу, тема тренинга была «Умение слушать и слышать». Ведь этот навык важен и в семейных отношениях, и на работе, и в дружбе. Тяжко человеку, который не умеет слышать других. Вот мы и оттачивали этот навык.

Сначала женщины были смурные, как-то неохотно садились в  круг, хотели в сторонке отсидеться. В конце же встречи они сияли, и самая скромная девушка светилась больше всех. Первым делом все потренировали в парах навыки активного слушания, проигрывая ситуации «психолог-клиент». Потом пытались договориться о том, что готовить на ужин и куда идти в выходной, но при этом женщины были лишены привычных каналов общения – по заданию они были «слепыми», «немыми», «парализованными», и вот надо было как-то друг друга понять! В первый раз было сложно, но со второй попытки очень быстро договорились.

Потом учились резюмировать. Из хорошего — все сказали, что у  них нет одиночек, что каждая находит себе подружку, которая поймёт, которой можно поплакаться, что никто не обделён, все друг друга морально поддерживают.

Ну а почему сияли в конце? После того, как друг друга выслушали и выговорились, каждый по очереди «побыл именинником», а другие – «дарили подарки». Меня приятно удивил уровень эмпатии, все угадали с  подарками. Ведь там надо было подумать, что нужно конкретно этому человеку. И все понимали, кто чему будет рад. Потому что кому-то подходили тихие, уютные, романтичные подарки типа круиза по реке, переноски для кошки, шарфика, а  кому-то нужны были яркие впечатления — конные прогулки или тир. Мне вот, например, «подарили» сертификат на курсы экстремального вождения.

И вот после подарков, пусть и гипотетических, женщины воспряли духом. Они сказали, что им очень помогает, когда мы приезжаем. Пусть это не часто, но это – надолго».

Хотите стать волонтером и тоже навещать заключенных женщин в  СИЗО? Записаться можно здесь.

А здесь – помочь небольшим пожертвованием на развитие этой волонтерской группы.  Спасибо!

 

Мой приговор региональным властям и региональному бизнесу – видели они  эту благотворительность в  гробу! Вот что бы мне ни говорили про развитие благотворительности в стране, а в регионах у нее нет будущего. Она не нужна ни региональным властям, ни бизнесу. А деньги теперь есть только у  них. У простого народа денег нет.

Да, это упрек и властям, и  бизнесу! И упрек потому, что многие благотворительные системные и серьезные программы стоят недорого — несколько миллионов рублей в год. И такие вложения вполне под силу. Только вот проблема — если речь идет о  серьезном проекте, то деньги там нужны на зарплаты специалистам, а не на  лекарства умирающей девочке. Но иначе не бывает. Кадры решают все. Кадры профессиональные, опытные, стабильные и неголодные. А как раз зарплаты никто платить не хочет.

Вот почитайте ниже реплику директора (!) одного регионального фонда из города с более чем полумиллионным населением. И ужаснитесь! 30 лет после распада СССР российская благотворительность в регионах развивается на голом энтузиазме, порой в ущерб собственным семьям и детям. И это позор для местных властей и бизнеса! 
 --------------------------------—
" У большинства моих коллег из местных НКО зарплат вообще нет, и все работают где-то еще, а НКО занимаются по мере сил. Но это путь тупиковый. У нас сейчас уходят хорошие специалисты из-за низкой зарплаты, а кто-то подрабатывает предоставлением услуг. 
Я вот сижу думаю, как еще деньги заработать. И стоит ли начать активно оказывать услуги, чтобы выжить и не потерять специалистов. Но при этом придется снизить количество бесплатной помощи. Или переводить людей на пониженные ставки и сокращать программы? 
Да и как жить самой, если зарплаты не хватает даже на содержание и лечение собственного ребенка…
У нас в регионах люди не понимают, что такое НКО и как это работает. Жертвовать на зарплаты почти никто не готов. Чуть мы пишем про наши зарплаты, люди начинают поливать нас грязью, что мы деньги себе берем от детей, что мы плохие… "
 ---------------------------------—
Просто вдумайтесь в эти слова: «У большинства людей зарплат вообще нет»... Трындец! 

Речь не о каком-то фонде-однодневке. Это серьезная опытная организация, со своей историей и со своим опытом. 10 лет работают с детьми-сиротами в детских домах, в том числе в «закрытых» (то есть для умственно отсталых детей), развивают наставничество, готовят волонтеров для работы с сиротами. Фонд реализует программы психологической помощи детям (большей частью приемным), пережившим тяжелые психологические травмы и насилие. В общем, на коленках такое не сварганишь, трудиться всерьез надо.

И не надо говорить про неумение заниматься фандрайзингом и прочее. Пупок можно надорвать на фандрайзинге на  такие программы, сдохнуть и все равно ни копейки не найти. Наше Добровольческое движение «Даниловцы» реализует похожие программы. Мы  за 10 лет консультировались с кучей фандрайзеров и спецов, и все они говорят: «Ваше дело — непродаваемо, меняйте деятельность на адресную помощь. Такие дела, как у вас, никому не нужны, кроме вас самих…» И нам еще повезло, мы в Москве. И людей много, и денег больше, чем в регионах, и субсидии Правительства Москвы есть… Как-то на плаву держимся и благодарим наших благотворителей.

А регионам не повезло…

И раз уж ждать системной помощи не приходится, мы просим наших читателей поддержать наш проект по работе с детьми с инвалидностью. Порой наши волонтеры — единственные, кто зовет таких детей по имени (а не по фамилии, как повально принято в специнтернатах!), кто дарит им не подарки, а личное внимание, кто приходит почитать детские книжки лежачим малышам. Почитать про проект и помочь любой суммой можно здесь.

И спасибо вам! Потому что если не поможем мы с вами, то больше — никто. 



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире