Растертая Кремлем в политическую пыль и пущенная по ветру оппозиция в который уже раз пытается собраться в гранулы и бодрит себя богатырскими кричалками:

«Теперь собран полный «комплект» Русской Смуты: топор, огонь и Лжедмитрий!» (Гарри Каспаров);
«Власть смертельно устала от нас и сломалась… Они сломались!» (Эдуард Лимонов).

Жаль, поблизости нет К.С. Станиславского, который мог бы произнести свое сакраментальное: «Не верю!».

И я не верю.
Хотя бы потому, что пожары, бушующие по всей стране, вижу, «Лжедмитрия» – уже чуть хуже, а вот «топора» (если не считать топоров, которыми вооружены пожарные бойцы МЧС) – сиречь всероссийского бунта – не вижу даже в отдаленной перспективе. Вместо этого я вижу небольшое – в пределах сезонной погрешности – снижение популярности «дуумвиров» на 10-15 процентов, за которым (что бывало уже не раз), последует неизбежное возвращение кремлевского рейтинга на исходную высоту.

Но почему российский народ так стоически любит верховную власть и так упорно отвергает тех, кто пытается ей не менее стоически возражать?

Ответ прост.
Дело в том, что по итогам 90-х – начала 2000-х гг. до большинства российских граждан – если судить по результатам и соцопросов, и всех выборов – дошла, в общем, очень простая истина: «Демократы страну развалили, а Путин этот развал остановил». Иными словами, общество стихийно осознало, что единственный способ демократизации империи – ее упразднение. Ибо предоставление всем гражданам права на свободный политический выбор, а разным частям единого имперского целого – права на свободное самоопределение – ведет к быстрой самоликвидации имперского политического пространства.

Достаточно вспомнить трагикомические потуги Михаила Горбачева убедить Прибалтику (да и того же президента РФ Ельцина) в том, что посредством т.н. новоогаревского процесса будет построен «новый, обновленный Союз», в котором все будут одинаково бодры и веселы.
Те, кто хотел отделиться, игнорировали этот самый процесс и продолжали твердо стоять на своем. Альтернативой же распада СССР являлся никакой не новоогаревский процесс, а исключительно авторитарный путч, который и случился, – правда, окончился поражением. Но путч потому ведь и случился, что «новоогаревский процесс», а точнее, запущенный перестройкой процесс либерализации, неодолимо тащил империю в небытие…

Уже тогда проявилась железная закономерность: или свобода для всех и неминуемое расползание державы, или же «ледниковое» единство страны и конфискация у общества всех прав и свобод, отвоеванных им у империи в революционный период.

90-е годы, с их стихийным расползанием регионов, происходившим под шум неудачной для Кремля первой чеченской войны, лишь подтвердили верность этого постулата.

И потому, чтобы российское общество, пережившее шок от развала СССР, было готово во имя свободы и демократии продолжить движение в сторону дальнейшей деимпериализации, демократическим политикам необходимо было, несмотря на всю ситуативную невыгодность и уязвимость такой позиции, по-прежнему громко и отчетливо называть вещи своими именами.

Рано или поздно такая тактика оказалась бы выигрышной, ибо судьба любой империи, пережившей саму себя, – дотрусить до ближайшего исторического ухаба и сравнительно бархатно рухнуть.

Однако вожди демократов предпочли путь, показавшийся им, вероятно, более прагматичным – путь лживой, по своей сути, либерально-патриотической «диалектики».
И принялись с усердием убеждать и общество, и самих себя в том, что любое усиление кремлевского деспотизма ужасно не только потому, что попирает базовые человеческие права и свободы, но еще и потому, что – о ужас! – ведет к «развалу страны»:

«Авторитарный режим, сложившийся в России в начале XXI века, бесперспективен, он лишь приведет к необратимому отставанию, окончательной потере конкурентоспособности, а возможно, и к развалу страны» (Григорий Явлинский);

«Политика, проводимая Кремлем, приведет к расширению войны на Северном Кавказе и к развалу страны» (Гарри Каспаров);

«Это нововведение приведет к окончательному отрыву Госдумы от нужд регионов и поставит страну под угрозу развала» (Владимир Рыжков – по поводу избрания глав регионов парламентами субъектов РФ из кандидатур, выдвигаемых президентом);

«Я занимаюсь общественно-политической деятельностью с целью смены этого политического курса, недопустимого и ведущего страну к развалу» (Михаил Касьянов);

«Целью Российского государства должно стать построение либеральной империи.
Для меня либеральный империализм вовсе не означает, что мы можем всерьез отказываться от принципа нерушимости границ. Либеральный империализм для меня означает, что Российское государство всеми способами должно содействовать экспансии российского бизнеса за пределы государства – к нашим соседям» (Анатолий Чубайс);

«Россия не должна потворствовать сепаратистским настроениям, откуда бы они ни исходили: с востока или с запада Украины. Потому что завтра наши российские доморощенные сепаратисты станут использовать эти технологии для развала России» (из открытого письма членов комитета-2008 В.В. Путину. Подписали: Борис Немцов, Ирина Хакамада, Людмила Алексеева, Гарри Каспаров, Александр Яковлев, Георгий Сатаров, Олег Сысуев, Евгений Киселев, Виктор Шендерович, Александр Гольц и Владимир Кара-Мурза).

Несмотря на то, что все эти заявления сделали люди вполне разумные и искренне считающие себя честными, всё это, в конечном счете, увы, ложь.
Ибо горькая для «демократов-государственников» правда заключается в том, что «либеральных империй» не бывает и что не кто иной, как президент Путин и его опричная вертикаль, остановили распад страны, который бы неминуемо продолжился, если бы Москва не развязала вторую Чеченскую войну, не продолжила топить в крови сопротивление на Северном Кавказе, не запугала бы «делом Ходорковского» большой бизнес, желающий играть в большую политику, не ввела бы на ТВ режим жесткой цензуры, не эксгумировала бы еще не успевшие толком остыть советские архетипы и атрибуты и не отправила бы в итоге на свалку истории всех «либеральных попутчиков».

Ибо единая Россия не может существовать вне авторитарной политической системы.
Ибо Россия – это империя, то есть государство, составленное из разношерстных, насильственно собранных под единым державных скипетром «кемских волостей» и «крымских ханств», первое движение которых при любой оттепели – обособиться как можно полнее от имперского центра-держиморды. И даже если в одной из самых благополучных стран в мире – Канаде – периодически приходится проводить референдумы об отделении франкофонного Квебека, то стоит ли ждать державной неколебимости от России, если в ней когда-нибудь и впрямь случится свобода для всех, а не только для руководителей спецслужб и администрации президента?

И потому, когда Путин говорит, что главная его заслуга в том, что он сохранил великую державу от распада, народ понимает, что это, в общем, правда.
А когда оппозиционеры пытаются доказать, что «Россия без Путина» будет еще сильнее и монолитнее, чем «с Путиным», народ не столько понимает, сколько интуитивно чувствует, что это, скорее, «разводка».

А лживая «диалектика» не бывает успешной.
Особенно оппозиционная. Потому как единственное по-настоящему грозное оружие оппонентов всесильной власти – бесстрашная правда. Бесстрашная не только по отношению к «вышестоящему начальству», но и к самим себе, и к обществу в целом. И если ты действительно политик, надо иметь мужество прописывать стране не те лекарства, которые «приятны на вкус» (а точнее, на слух), а те, которые в состоянии вылечить ее, наконец, от авторитарной грудной жабы.

И потому единственная по-настоящему перспективная повестка дня российской оппозиции уже давно состоит всего из одного пункта: «Прощай, единая Россия».
Единая и в кавычках, и без…


Комментарии

287

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

19 августа 2010 | 20:33

Путин исчерпал сою "правду2


19 августа 2010 | 20:35

Исчерпал, ессно на БЕ - 200, забирая воду с голосами 2012


desdechado 20 августа 2010 | 15:28

Глупость.


mirt 20 августа 2010 | 20:51

Как возможно назвать союзное государство, коей являлось Союз Советских Социалистических Республик (СССР, империей. При создании СССР в 1922 г. был подписан союзный договор. На империю такое как-то не похоже.
Финляндия не одно столетие входила в состав Российской Империи. 1922 г. финны не подписали Союзный договор и не вошли в состав союзного государства.


mirt 20 августа 2010 | 21:02

Путч - это антиконституционный переворот. ГКЧП (Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению)хотел ввести ЧП на территории СССР и защитить конституцию 1977 г. А вот Ельцин и его клика как раз и совершила этот антиконституционный переворот. Следовательно Ельцин и есть путчист.


yurfat 21 августа 2010 | 17:13

позицию разделяю
запостил у себя в жж


knk 22 августа 2010 | 22:13

Всё это выглядит, как апологетика тоталитаризма, не более. Радзиховский пугает, что, в случае свободных выборов, к власти обязательно придут "русские национал-фашисты" (кстати, кто это?). Коцюбинский пугает, что попытки либерализации приведут к развалу страны.

В действительности, никто не знает, и не может знать, к чему приведёт восстановление прав и свобод граждан. Базовый принцип, закреплённый в конституции, состоит в том, что источником власти в России является народ. Именно он и должен решать. И именно в этом праве Коцюбинские и Радзиховские ему отказывают, как отказывают и Чубайсы, и Путины, и Зюгановы. В этом вы все, господа вруны, едины. И все дружно топчете Конституцию ногами.

Не вам, поймите, решать - какой быть России. Это должны сделать граждане. И если их решение, вам или кому-то ещё, не понравится - это ваши, и только ваши, проблемы. Вы просто боитесь реальной демократии, реальной оппозиции. В каждом вашем слове - страх оказаться ещё дальше от кормушки.


trener77 23 августа 2010 | 10:51

Противопоставление либерализма "закручиванию гаек" некорректно. Играет роль еще и степень...

Когда страна была близка к анархии, закручивание гаек помогло. Но сейчас, вертикаль выстроена, причем эта вертикаль пускает в себя только "верных" и часто непрофессионалов. Рано или поздно такая система не выдержит. Начнут рушиться гидростанции, начнут гореть леса и вырубаться свет в городах :)

Автор не видит признаков революции. А почему он вообще поднял эту тему? Может все-таки что-то в этом есть? революцию ведь не рейтинг делает, а активное меньшинство в столице.

А ведь это меньшинство активно кошмарят. В столице и лес рубят и горит вокруг нее. И Шевчуку не дают спеть...


daniel_kotsubinsky Даниил Коцюбинский 23 августа 2010 | 13:28

Успех оппозиции невозможен без раскола в Кремле, подобного хотя бы перестроечному.
Иначе будет вот что:
http://kotsubinsky.livejournal.com/117383.html


frk_2010 28 августа 2010 | 13:48

Кроме власти и оппозиции есть еще общество, отношение к которому в российской политической элите неоднородно.
Вот что пишет об этом Евгений Гонтмахер:

«Я, конечно, слежу за ситуацией вокруг Химкинского леса. Но меня интересует не экологическая, а политическая составляющая этой истории. На этом примере можно набрать сильные аргументы в пользу ответа на давний спор, который идет в российской политической элите.

Одни, из околосурковской среды, говорят - у нас и так всё хорошо с демократией: функционируют политические партии, масса НКО во главе с Общественной палатой. Правда те же люди время от времени утверждают нечто противоположное: а именно то, что мы еще не готовы к современной демократии, общество дескать не созрело. Поэтому у нас, в частности, и собирают большую часть налогов в федеральный бюджет, фактически огосударствляют местное самоуправление, усиливают прямое государственное участие в экономике, конструируют политическую систему в кабинетах Администрации Президента.

Другая точка зрения, которую разделяю и я, сводится к очень простой вещи: наши люди вполне готовы взять на себя ответственность за собственную жизнь во всех смыслах - и экономических, и социальных, и политических. Да, государство нужно, но лишь там, где сами люди - через муниципалитеты, НКО, политические партии, парламент - сочтут это эффективным. Если встать на эту позицию, то окажется, что российская жизнь устроена очень неправильно. Именно поэтому и нужна модернизация как способ поставить общественную жизнь с головы на ноги. А это, конечно, эпохальная задача. Но российское общество, повторяю, к ее решению готово. Именно это видно уже не только на примере истории вокруг Химкинского леса или массовой (без всякой отмашки сверху) самоорганизации людей во время недавних пожаров.

Не замечать эту тенденцию для нынешней правящей элиты - страусиная политика.»

http://www.echo.msk.ru/blog/gontmaher/706172-echo/#comments


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире