22:09 , 29 апреля 2019

Причины и последствия аварии на нефтепроводе «Дружба», обыски у «Сталингулага» и ЦБ против переводов

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на The Bell

Загрязнение на трубопроводе «Дружба» уронило доверие к российской нефти. Но цену на нее не уронит.

3089261

Загрязнение нефти в нефтепроводе «Дружба», на который приходится до 8% годового импорта Евросоюза, на нефтяном рынке обсуждают не меньше, чем новые американские санкции против Ирана. Авария уже вызвала очередной конфликт между Россией и Белоруссией и подняла цену на нефть во всем мире. The Bell разобрался в причинах и размере ущерба, который измеряется сотнями миллионов долларов.

Что произошло

  • 19 апреля «Белнефтехим» пожаловался на резкое ухудшение качества российской смеси Urals, поступающей на белорусские НПЗ по нефтепроводу «Дружба». Почти сразу стало ясно, что речь идет о загрязнении нефти хлорорганикой. Белоруссии пришлось остановить экспорт светлых нефтепродуктов в Польшу, на Украину и в страны Балтии, Европе — остановить импорт нефти по «Дружбе», а Владимиру Путину — выслушивать претензии Александра Лукашенко. Проблемы с нефтепроводом стали одним из факторов роста мировых цен на нефть (на прошлой неделе стоимость Brent превысила $75 за баррель — впервые с октября 2018 года).
  • Москва обещала восстановить работу нефтепровода за две недели. По состоянию на понедельник, 29 апреля, чистая нефть по «Дружбе» подошла к границе Белоруссии, но не достигла ее НПЗ. «Белнефтехим» настаивает, что содержание хлора в российской нефти «превышает норму в десятки раз».

Ущерб

  • К нефтепроводу «Дружба» технологически привязаны НПЗ в Белоруссии, Польше, Венгрии, Словакии, Германии и Чехии. В год по нему прокачивается около 65 млн т нефти — это четверть суммарного российского экспорта. Около трети этой нефти перерабатывает Белоруссия, почти все остальное получает ЕС. В последние годы нефтепровод давал около 8% импорта нефти ЕС.
  • «Белнефтехим», перерабатывающий нефть «Дружбы», оценил объем грязной нефти в трубопроводе в 1 млн тонн — по текущим котировкам это около $500 млн. Только недополученную выручку белорусская компания оценивает в $100 млн. Прямые потери в виде разъеденного хлором оборудования на НПЗ сравнительно невелики: это несколько миллионов долларов.

Кто виноват?

  • До сих пор непонятно. «Транснефть», эксплуатирующая нефтепровод «Дружба», заявила, что нефть загрязнена умышленно через узел учета на участке Самара—Унеча, принадлежащий частному «Самаратранcнефть-терминал». То ответило, что еще в 2017 году продало узел ООО «Нефтеперевалка» с уставным капиталом 10 000 рублей, которое принадлежит своему гендиректору и принимает нефть четырех мелких производителей. В ассоциации малых нефтяных компаний говорят, что для такого загрязнения через пункт должно было пройти столько сырья, сколько малые компании просто не добывают. Почему узел учета нефти вообще оказался в руках частной компании — неизвестно.
  • «Ситуация очень похожа на обычный бардак, — говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Высшей школы экономики Марсель Салихов. — Выходит, что ни «Транснефть», ни Белоруссия не контролировали качество нефти, которая шла дальше по трубе». В расследовании уже участвует ФСБ, и один из рассматриваемых вариантов — диверсия. Эксперты в эту версию не верят.

Почему это важно?

Проблема входного качества российской нефти для Европы системная: она связана с падением качества поволжской нефти и с устаревающей системой контроля, не способной отслеживать загрязнения. Качество Urals и до этого инцидента не нравилось европейским импортерам: Россия направляет малосернистую восточносибирскую нефть в Китай, а менее качественную сернистую из Башкирии и Поволжья — в Европу.

Авария отразится на доверии потребителей к российской нефти — некоторые из них уже приостановили закупки до выяснения обстоятельств, говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Высшей школы экономики Марсель Салихов. Но на стоимости Urals по отношению к Brent он вряд ли скажется, считает он. В последнее время дисконт Urals по отношению к Brent сократился с $2–3 на баррель почти до нуля — из-за дефицита тяжелой нефти после санкций против Венесуэлы и Ирана. В ближайшее время паритет, скорее всего, сохранится: ситуация с санкциями вряд ли изменится, а заместить Urals сейчас нечем.

Продолжение читайте в Вечерней рассылке The Bell



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире