13:07 , 09 июля 2010

Видеоконференция с Валерией Новодворской (полная расшифровка)

Смотреть видеозапись>>>

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, кого первого отпустить? Здесь первому отпустить дефицитного товара?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Здравствуйте. Вы откуда? Меня просили узнавать, какого рода-племени, откуда? Ага, ясно.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня к вам такой вопрос, Валерия Ильинична. Наша демократическая общественность, к сожалению, крайне немногочисленна. И для того чтобы получить массовость, она вынуждена вступать в коалиции различные. И по этому принципу делится на 2 лагеря – одни нерукопожатные предатели, которые идут на союз с Кремлем, и другие – герои, которые идут на союз с разными красно-коричневыми силами. Первые – это «Яблоко» и «Правое дело», вторые – это «Солидарность». Вот, как вы относитесь к этим двум стратегиям, кого из них вы поддерживаете? Или как, вот, ваше мнение по этому вопросу?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Александр, и те, и другие абсолютно не принадлежат уже демократической общественности, просто по определению. Даже если принадлежат лично, они создают недемократическую среду. С предателями все просто – это как между Сциллой и Харибдой. Надо пройти между Сциллой и Харибдой, не зацепиться ни за Кремль, ни за красно-коричневых. Не прошел – значит, пошел на дно, результат нулевой. «Правое дело» разбилось о Кремль, «Яблоко» тоже разбилось о Кремль. Подсолнухи предыдущие тоже о Кремль разбились. «Солидарность» сейчас, как вы понимаете, в процессе прямого деления и простого деления. Вот, Демвыбор России, который из нее вычленяется и лично Борис Немцов решительно против того, чтобы повторять неверный путь покойной «Другой России» и Межнациональной ассамблеи.

Дело в том, что, соединяясь с разной швалью, вы перестаете быть демократической общественностью. Лучше быть демократической общественностью немногочисленной, но зато демократической, потому что никакой народ на этот фестиваль не придет. И правильно сделает. А этот фестиваль обычно…

СЛУШАТЕЛЬ: Еще можно?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, подождите, Александр, я вам не ответила. Один раз у нас этот фестиваль закончился 1917 годом, и, естественно, верх взяли не травоядные интеллигенты, которые деньги на большевиков собирали, а сами большевики. И сейчас та же ситуация: верх возьмут Лимонов и Удальцов, и прочие лихие парни. Уж, конечно, не Людмила Алексеева, не Лев Пономарев. Мне кажется, Борис Немцов все это понимает. Каспаров это не понимал, поэтому «Солидарность» с самого начала была двойственной, и сейчас, кажется, эта двойственность закончится.

Александр, это все ваши вопросы?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я второй вопрос хотел еще задать вам, у меня 2 их всего.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, давайте быстренько.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы с Константином Александровичем Боровым в блоге у себя недавно обсуждали Сколково. И, вот, вы, в частности, высказали такую мысль, что это китайщина, то есть что наших ученых будут по дешевке использовать западные компании. Так вот у меня к вам такой вопрос: а почему вы не считаете, что любая попытка какого-то взаимодействия с Западом может быть плохой? Ведь, Китай, все-таки, выиграл от того, что взаимодействует с Западом. Не выиграет ли от этого Россия? Вот, какая-то попытка.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Китай не выиграл, дорогой Александр. В Китае сколько было политзаключенных, столько и осталось. Людей пытают электрическим током, из полуживых людей добывают органы без наркоза и потом бросают умирать. Ничего там не изменилось. Вы видите только эти свободные экономические зоны, куда пускают туристов. Китай – это страшная тотальная диктатура. С Западом надо не так взаимодействовать, не в шарашках. Кстати, очень многие наши ученые давно уже отправились в эту настоящую Силиконовую долину и там работают. И здесь получают западный грант. Китайщина – это что-то второсортное, ты клепаешь там бумажные рубашки или дешевые часики. Россия, в принципе, при другой власти – она способна на лучшее. И западным фирмам просто должно быть стыдно в этих шарашках участвовать, тем более, что первосортные ученые туда не пойдут, а пойдут те, кого никуда не взяли. Ну, хорошо, Александр, хватит, потому что там очередь, каждый хочет получить свой пакетик мармелада.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Валерия Ильинична. Очень приятно вас видеть.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый день. Вы тоже из Москвы?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, тоже из Москвы, Кирилл. Когда-то виделись на Пушкинской площади вместе с Машей Гайдар и Ильей Яшиным, когда они совсем молодые, зеленые, начинающие были. На пресс-конференции с вами у Красных ворот виделись, когда наш журнал «Новое время»...

В.НОВОДВОРСКАЯ: Кирилл, давайте вопрос, а то другим не достанется.

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да. Вот, по поводу еще одной сети, которая сейчас пытается накрыть Юго-Восточную Азию, точнее, Таиланд, и приписывают руководство даже этой сети известному российскому музыканту Михаилу Плетневу. Так вот, как вы думаете? Я бы разделял одно дело, наклонности, какие-то свойства человека, о которых давно известно, но которые могут не являться и не являются преступлением, да? И гипотетическое преступление. Он сейчас утверждает, что это его подставили, ему навесили, что это заговор такой. Возможен ли заговор против Плетнева в Таиланде? И как вы считаете, 18 июля он туда явится в суд или он останется в России? Спасибо.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы знаете, Кирилл, мне не хотелось бы влезать в это сомнительное дело. У меня нет никаких данных на руках. В заговор против Плетнева я не верю. Ну, кто станет против него организовывать заговоры? Если бы он был оппозиционером, против него, скорее, ФСБ бы заговор организовала, а не Таиланд. Он, по-моему, политикой никакой не занимается. А что он там водился с сомнительными людьми, то кто виноват, сомнительные люди или он сам, ну, в этом я разобраться никак не могу.

У него есть деньги – пусть наймет хорошего адвоката, Генри Резника, например. И тот уже во всем этом будет разбираться. Я не знаю, какие наклонности к педофилии могут быть непреступными. В любом случае любые незаконные действия с беззащитными детьми – это должно быть наказуемо. Если он просто принадлежит к нетрадиционным, к сексуальным меньшинствам, это его личное дело, за это наказывать нельзя и здесь я решительно против. Но дети – это совсем другое дело. Но я-то не адвокат, пусть он наймет Резника – это будет гораздо для него полезнее, хотя и дорого.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, спасибо. Всего доброго, удачи, успехов вам.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. Кто у нас там еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так, Владимир из Германии.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Ну, у меня вопрос европейский. Вот, вы часто говорите, как хорошо у нас в Германии. Но, понимаете, недавно мне попалась в новостях статистика такая по политическим преступлениям. Понимаете, 15 тысяч – это правые радикалы, 9 тысяч – левые радикалы, еще 20 тысяч – какие-то остальные. Вот, как вы это прокомментировали бы? Если так все хорошо, почему же так много этих преступлений?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, я не принадлежу к правоохранительным органам вашей Германии и эту статистику не видела. Но то, что она открытая, уже хорошо. И то, что карают людей за незаконные действия, это нормально. И, по-моему, речь идет вроде бы о фашистах и каких-то группах.

СЛУШАТЕЛЬ: Самый большой пункт там – «Остальные».

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я не знаю, кто такие «Остальные». Что-то никто не жаловался, что там людей сажают за инакомыслие, за то, что они голосовали не за Ангелу Меркель, не за ее партию, не за ХДС-ХСС, а голосовали, скажем, за СДПГ. Если за это не преследуют, если в «Шпигеле» нет цензуры и если люди могут спокойно, соблюдая законы, жить и если спецслужбы не правят государством, я не знаю, чего вам еще надо. Если вас не устраивает Германия, можно поехать в США. Это нормально, человек должен быть недоволен. Он вправе высказывать в законной форме свое недовольство на митингах, на пикетах, в оппозиционной прессе. Это нормальное состояние мыслящего человека. Корова всем довольна. Это у нас недовольство нельзя высказывать – за это дают дубинкой по башке. А в Германии, видимо, дают только экстремистам по башке. Уже хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, там не особо дают. Там страхом, в основном, конечно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, тогда чего вам еще надо? Приплыла к нему рыбка (это я рыбка), спросила: «Чего тебе надобно, старче?» И говорю: если вас не устраивает Германия, можно переселиться в США, в Норвегию. Я вам лично рекомендую Эстонию – проверила лично: демократии навалом. И, кстати, большинство всем довольно.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Давайте кого-нибудь еще.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Что-то я ничего, Марк, не слышу.

— Попросите их наушники надеть, а то фон идет.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Какие?

— Ну, любые. Чтобы он, кто вам звонит, наушники сам надел.

В.НОВОДВОРСКАЯ: А, понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день, Валерия Ильинична. Я – Никита Владимирович из Саратова.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Слышно меня хорошо вам?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, хорошо. Я только не знаю, где Паратово находится.

СЛУШАТЕЛЬ: Саратов?

В.НОВОДВОРСКАЯ: А, Саратов, а не Паратово. Саратов знаю, все.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот. Во-первых, спасибо вам за то, что вы согласились принять участие в этой телеконференции. А во-вторых, я хотел бы услышать ваш комментарий по поводу обмена наших неудачных шпионов на успешного ученого. Что вы об этом думаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Никита, только что по RTVi и по «Эху» я это очень подробно комментировала. Зайдите на сайт «Эха». «Особое мнение» — только что окончилось, с 5 часов было «Особое мнение» до 6-ти. Вот, в самом начале мы это очень шикарно откомментировали.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, я просто здесь настраивался не слушал вас.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот, вы и послушайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, тогда спасибо вам.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Пожалуйста. Так? Кто следующий?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте еще раз.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Валерия Ильинична, я из Киева.

В.НОВОДВОРСКАЯ: А по-украински говорите?

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел бы из ваших красивых уст услышать, какое сейчас отношение россиян, именно россиян, простых людей к Украине?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Марк, во-первых, не совсем понимаю, почему вы говорите по-русски. Вы украинский язык знаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это раз. Вот, прекрасно, на нем и говорите, я тоже понимают по-украински. А наши слушатели пусть учат украинский язык, вот.

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что наши собеседники не будут понимать нас.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ничего – пусть учат украинский, не все русский учить. Им полезно будет. За простых россиян я не отвечаю. Это вы имеете в виду агрессивно-послушное большинство? Оно считает, что Украины нет вообще, а есть какие-то славянские народы, которые до сих пор, видимо, живут как в доисторическую эпоху все на среднерусской низменности, что Киевская Русь до сих пор существует. И что Украины нет, Белоруссии нет, России нет – есть только поляне, древляне и прочие. Поэтому вы лучше не расстраивайтесь. Простые россияне думают примерно так же, как ваш Янукович, которого вы выбрали себе на голову. И как Владимир Путин.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Они, по-моему, друг друга стоят.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, они друг друга стоят. А вы говорите по-украински и не стесняйтесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ага, Константин, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, Константин.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Москвы.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Откуда, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Москвы. Москва.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, вопрос у меня, в принципе, короткий такой. Уже чуть больше года назад, уже больше чем год нет передачи «К барьеру», в которой вы участвовали. Вот, как бы, в этой области, области дискуссий какой-то вакуум образовался. Вот, если в скором времени появится что-то похожее, ну, скажем так, передача, которая будет похожа, скажем так, на «К барьеру», то кого бы вы хотели бы видеть в качестве ведущего или в качестве ведущего-журналиста?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, Константин, вы просто кремлевский мечтатель. Вы не в курсе, почему нет больше программы «К барьеру»? Потому что телевидение – не место для дискуссий. Парламент – не место для дискуссий, телевидение – не место для дискуссий, выборы – не место для дискуссий. Да, и Россия не место для дискуссий.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, понятно.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не появится ничего в ближайшем будущем. Не появится и не сдвинется.

СЛУШАТЕЛЬ: А если появится, то кто бы?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Сначала, Константин, обеспечьте падение чекистской хунты. А журналисты найдутся. Как только в России установится демократия, вернется Евгений Киселев. Не волнуйтесь. На Украине демократия кончается. И Савик Шустер тоже вернется. И еще кто-нибудь приедет.

СЛУШАТЕЛЬ: Не вернутся – им там хорошо.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Скоро плохо будет, не огорчайтесь. Там сейчас все будет выравниваться по российским стандартам. Так, кто у нас еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так, здравствуйте. Это Виталий, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я родился в Молдавии, сейчас в Цюрихе обучаюсь. Хочу сказать, что очень уважаю вас и мне очень жаль, что вы не депутат в России, например, а диссидент. И у меня такой, более, как бы, философский вопрос, потому что, во-первых, я думаю, что как раз к вам можно этот вопрос адресовать. Я, вот, думаю вообще о Молдавии, о всем постсоветском пространстве. Я считаю, что проблема с демократией в этих странах – то, что во время Советского Союза интеллектуальность была просто-напросто почти уничтожена. И, как бы, в любой стране должно быть определенное меньшинство, интеллектуальная элита, которая бы могла, как бы, знаете, поставить баланс в определенную демократическую, ну, колею. И сейчас мой вопрос был бы: как вы считаете, например, через 10 лет какие шаги должны быть сделаны для того, чтобы и в России, и в Молдавии, и в других постсоветских странах эта элита была бы как-никак выращена? И, например, сейчас что происходит? Из-за того, что даже вы, ну, как бы, не из-за того, что вы, но из-за той реальности, которая в этих странах, все нормальные люди просто-напросто уезжают и ищут себя в глобальном мире. Это, наверное, усугубляет ситуацию, которая сейчас в этих странах. Как вы считаете?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Виталий, у вас в Молдове как раз появилась историческая перспектива, во многом благодаря Наташе Морарь. Так что вы закончите свое обучение в Цюрихе, смело возвращайтесь в Молдову и боритесь за присоединение ее к Румынии. Для вас это надежный кров – это и НАТО, и Евросоюз, если Румыния, конечно, согласится. И уже тогда потребуйте назад Приднестровье с другой трибуны. От России надо уходить подальше.

В России остались интеллектуалы в каком-то количестве. Но поскольку нет квалифицированного взгляда на парламент и парламента уже нет, то нет отбора этих интеллектуалов во власть. Они загнаны под стул, они сидят под диваном и тихо оттуда скулят. А кто хочет громко скулить как я, тот не получает бонусов никаких, ему ничего не положено. Хорошо, что еще не сажают каждого второго интеллектуала.

Для того чтобы интеллектуалы плодились и размножались, нужны независимые университеты такие как Гарвард, как Кембридж, как Тартусский университет. Нужно, чтобы власть не давила, нужны независимые СМИ. Нужно тратить какие-то деньги не на гонку вооружений, не на танки, а на университетские кампусы, как сейчас делает Грузия. У России перспектив пока нет никаких. А, вот, у Молдовы есть. Так что я за вас рада, Виталий, что вы – гражданин Молдовы.

СЛУШАТЕЛЬ: Я, кстати, мог бы и о Франции поговорить.

В.НОВОДВОРСКАЯ: По-французски, пожалуйста, я французский знаю в совершенстве.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, проблема в том, что большинство населения, все же, советского склада. Я, как бы, это видел. Да, у нас, я надеюсь очень сильно, что актуальная власть сможет удержаться. Хотя, там очень большие проблемы в том, что этим людям как в советское время, знаете, пенсии во время кризиса не повысить пенсии, то люди просто-напросто, настолько они заморочены, что они просто-напросто не думают, а голосуют за эту инфляцию. Но есть теория, знаете, конформизма, где говорится, что большинство народа – обычно они конформисты и они, как бы, берут облик того, что видно на публичной арене. В нормальных демократических странах они имеют голос на этих аренах, и тогда большинство населения берет облик этой элиты. Они, как бы, считают себя…

В.НОВОДВОРСКАЯ: Виталий, дорогой, я вас прерву. Проблема вашей элиты в том, что она сейчас предает Молдову и предает Михая Гимпу. Вот, как раз либеральная партия, демократическая партия. Почему они пожаловались в Конституционный суд? Потому что у них есть интеллект, но нет совести. Они боятся, что Россия цены на газ повысит из-за дня оккупации, они боятся, что выгонят гастарбайтеров из Москвы, из Кремля и отовсюду, они боятся, что вино не будут покупать. То есть интеллекта мало – нужна честь, нужна совесть, нужно мужество. Поскорее возвращайтесь и воспитывайте свою элиту, а она уже будет воспитывать народ. Ну, я с вами на этом прощаюсь.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, спасибо

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, здравствуйте, Игорь.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, я вас слушаю. Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я из Омска.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы из Омска. Ну, чудесно, я вас слушаю. Я поняла, что вы из Омска, слушаю ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Первый вопрос. Вот, в 90-е годы вы же, ну, вроде как были у власти, можно сказать.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я была у власти, Игорь???

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, по крайней мере, поддерживали демократическую власть, которая была тогда.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Поддерживать – это не значит быть у власти.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо. Вопрос вот в чем. Когда сменилась власть и когда развалился Советский Союз, вот я считаю, что мы, к сожалению, очень многого взяли плохого от Запада, а хорошее, к сожалению, не смогли взять. Вот, вы согласны с этим? Я имею в виду, например, то, что мы развалили сельское хозяйство фактически, мы развалили промышленность, нового ничего не создали. Ну, я имею в виду 90-е годы, то есть с 1993-го по 1998-й год, когда был Борис Николаевич у власти. Я его очень уважаю, но вот, к сожалению, именно этот момент мне не нравится.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Все, я поняла. Давайте я вам отвечу. Дорогой Игорь, надеюсь, что вы, все-таки, не вчера родились и вы понимаете, почему это все произошло. Сельского хозяйства у нас не было как при советской власти, так и после после ликвидации крестьянства как класса. Промышленности у нас не было тоже, за исключением производства Жигулей и металлолома. Вот, как тогда страна не могла сделать пары ботинок и одного платья, и пары штанов, так и сейчас она ничего этого не может сделать – и ни машины, ни ботинок, ни станка, ничего она своего сделать не может кроме танков. Да и те, говорят, весьма второсортные.

В этом виноват не Борис Николаевич, в этом виноват народ, дорогой Игорь, который не дал Борису Николаевичу и Егору Тимуровичу мандат на проведение реформ, которые дали Лешику Бальцеровичу поляки, а Гавелу и Клаусу чехи, а Михаилу Саакашвили грузины. Реформы – это тяжелая неподъемная работа. Это не блестящие витрины чужих супермаркетов. Надо было терпеть и работать, надо было делать западный выбор и требовать не чтобы все поделили, а требовать построения капитализма. Успели развалить социализм, капитализм построить не успели, Гайдара выгнали через 8 месяцев. Народ не поддерживал реформы, поэтому собственность досталась бывшим красным директорам и людям, которые не желали участвовать в конкуренции. А потом все захапали гэбисты и вообще прикончили идею реформ как таковую. Растащили все по своим норкам и сейчас проедают последние нефть и газ. Неужели, Игорь, вы не понимаете, что в этом не Ельцин виноват? У него не было возможности заставить принять реформы силой, как Пиночет и как Франко. Ни фаланги не было, ни армии верной не было, ни народного мандата, ни помощи Запада. Потому что для того, чтобы оказать такую помощь, Запад должен был просто оккупировать территорию России. А Россия слишком велика. Плюс ядерное оружие. Плюс наших бездельников, которые работать не хотели, даже Запад бы не прокормил. Мы использовали все шансы, но чеченская война, вот, когда она началась, это было зачитывание вердикта, смертного приговора стране. А дальше уже все пошло под откос.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, второй вопрос, если можно, по Грузии.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Только быстро.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Как вы считаете, в чем секрет таких блестящих, на мой взгляд, экономических успехов Саакашвили и успехов его реформ? Вот, за предыдущие 7 лет?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я видела это, могу вам сказать, в чем залог успеха. Во-первых, есть народный мандат. Во-вторых, есть жесткий, твердый, умный лидер, который знает что и как делать. В-третьих, есть реальные специалисты. Всех, кто не умел, они выгнали. Простите, они уволили все МВД, 11 человек оставили. Они сажают за коррупцию мгновенно. Вот, брал взятки в университете – 9 лет получаешь. Маленькая Грузия – у них 21 тысяча заключенных. Они сажают за коррупцию тут же и жестко. Они из всех ведомств всех выгнали, у них работает молодежь, которая интенсивно учит английский, берет пример с США. Они работают, понимаете? Они все стали работать. Они захотели работать. А знаете, кто весел, тот смеется, кто хочет, тот добьется, кто ищет, тот всегда найдет. Они перестали лежать на солнышке, они, действительно, работают, они взяли себя в руки. И они будут жить. А мы, скорее всего, нет. Вот вам ответ.

СЛУШАТЕЛЬ: Но не является ли это доказательством того, что очень много зависит от лидера, все-таки?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это еще и от народа зависит. Если бы Михаил Саакашвили оказался в России, его, скорее всего, убили бы. Что бы он стал делать? Он же силой не заставлял. Он что, людей заставил сейчас на местных выборах силой проголосовать за свою партию? Люди знают, что денег бездельникам не платят. Люди знают, что если они будут работать, они будут что-то иметь. Если они совершат преступление, они тут же сядут. Коррупции нет, кумовства нет, взяток нет, семейственности больше нет. Идут по американскому пути. Да, США оказывают помощь. Если бы мы пошли куда надо, и нам бы помогали. Вначале помогали. А куда мы дели все эти кредиты? Мы же их проели.

СЛУШАТЕЛЬ: Так вот, я о чем и говорю.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Пока. Игорь, там люди плачут. Люди горько плачут. И даже не знают, в очереди они стоят или где-нибудь еще. Так, Георгия я что-то не слышу, ни одного слова.

СЛУШАТЕЛЬ: Сонь, тихо, убавь, пожалуйста, я сейчас говорю. Соня, ты меня слышишь? Алло, Валерия Ильинична, вы меня слышите?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, Сергей, я вас слышу, только я не Соня. Сони у нас здесь нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Соня – это моя сестра, просто она тоже сейчас в Скайпе. Я хотел задать вам вот такой простой вопрос интересный.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ой, подождите, Сергей, а кто это у вас лежит на груди?

СЛУШАТЕЛЬ: Это кролик мой.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Кролик? Покажите нам его. Покажите нам кролика. Ой, какая прелесть. Это еще и крольчиха.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Прелесть какая. Как здорово. Я бы с удовольствием поцеловалась с вашим кроликом.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, она тоже бы не отказалась.

В.НОВОДВОРСКАЯ: И где вы с кроликом живете?

СЛУШАТЕЛЬ: Я живу на Соколе в Москве, уже второй год здесь проживаю.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Кролик у нас уже есть, теперь поговорим про удавов, наверное.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, не совсем. Последнее время я анализировал по своей жизни, я заметил, что на меня очень сильно повлияла в свое время свобода слова 90-х. И, вот, сейчас интернет дает массу возможностей для воспитания следующего поколения. То есть, в принципе, методы не то, что даже пропаганды, борьбы, а просвещения можно пустить в интернете. Но я не замечаю, скажем, например, какой-нибудь прогрессивной сатиры и не вижу вообще заинтересованных людей и какие-либо начинания в этом плане. То есть мне кажется, что, например, через простой какой-нибудь мультсериал можно привлечь молодежь к вопросам политики и вообще истории в сатирической форме. Как вы думаете, почему это не происходит?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы знаете, Сергей, во-первых, сатирик есть и даже далеко ходить не надо. Здесь же на «Эхе» великий сатирик Виктор Шендерович, последователь Салтыкова-Щедрина. Это раз. А во-вторых, если людей надо за уши как вашего кролика тащить в политику и еще разные приманки им придумывать «вот тебе конфетка, вот тебе сатира, вот тебе дискотека», как на выборах «Яблоко» в 1995 году: «Проголосуйте за Явлинского, хорошего человека, а потом дискотека», то ничего не получится. Молодежь должна думать о своем будущем, иначе будущего у нее не будет. Если она не сделает себе будущее, вот мы уйдем – мне уже 60 лет – и вообще никого не останется, даже правозащитников. Людмиле Алексеевой – 82, она на Марши несогласных ходит, потому что не хватает молодых людей. Так что мы не будем вас приманивать конфетками и не будем организовывать дискотеки. Хотите бороться за свое будущее – боритесь, не хотите – пропадете. Пожалуйста, на здоровье.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да на здоровье.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы меня слышите, Валерия Ильинична?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, я вас слышу. А, это тот Адам Белянский, который по-грузински говорит.

СЛУШАТЕЛЬ: Не-не-не.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Только что-то я вас не слышу.

СЛУШАТЕЛЬ: Такой вопрос у меня, вот такой.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вы, Адам, откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я сам из России.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да. А, вы в Брюсселе, поэтому такая слышимость.

СЛУШАТЕЛЬ: Я, вот, по поводу Кавказа, Северного Кавказа. Как вы думаете, Валерия Ильинична, как вы думаете, какие перспективы у Северного Кавказа? Останется ли он в составе России, отделится ли он?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Для того чтобы отделиться от России, надо осознать себя не частью совка. России сейчас еще нет – есть Советский Союз, такой, непереваренный Россией. Если Кавказ ощутит себя чем-то иным, более демократическим как когда-то при Джохаре Дудаеве Чечня ощутила себя возможной частью Запада, землей политического убежища, ну, в таком случае Кавказ имеет полное право отделиться. Поскольку нынешний совок ничего хорошего ему не сулит. Я не гадалка Ванга, я не вижу пока перспектив для России, значит, нет перспектив и для Кавказа. Поэтому пусть решают этот вопрос сами, но пусть решают его в сторону Запада или в сторону Востока. Если они будут искать спасения в исламском фундаментализме, им станет еще хуже. Если они сделают западный выбор, тогда у них есть шанс.

СЛУШАТЕЛЬ: Но искали же во всех сторонах – и нигде не помогают.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Что значит «нигде не помогают»? Только сам регион может себе помочь.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, допустим, когда это произошло в Косово, тогда сразу все помогли. А, вот, с Россией никто не помогает.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Извините, Косово очень долго воевало за свою свободу. А потом Косово сделало западный выбор.

СЛУШАТЕЛЬ: С 1992 года.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, и они повесили американские флаги. Да, дорогой Адам, если вы видели как-нибудь Косово, они там американские флаги повесили и никаких ваххабитов там не было, поэтому это очень разные вещи. Они ориентировались на США. Я пока не видела западнических настроений ни в Дагестане, ни в Кабардино-Балкарии, ни в Ингушетии. Поэтому у них и шансов нет, что они ищут спасения не там, где оно есть. Все, пока.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, это Евгений из Германии.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, Евгений, я вас слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, у меня такой вопрос. Мне кажется, что демократии в России нету не потому, что не пришел вместо Путина кто-то. Мне кажется, что сами жители России и россияне не хотят этого. И им достаточно того, что у них есть. Им просто не надо лезть в эту демократию. Многие из них до сих пор не поймут, зачем им демократия и что она им принесет. У многих еще воспоминания 90-х о демократии, там, где были только разрушения. Как вы на это смотрите: люди сами хотят демократии в России или нет?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Евгений, вы не в курсе. В начале 90-х было не разрушение, а была попытка созидания демократии. Народу не казалось так, это было на самом деле, это был шанс. Ельцин дал полную свободу, народ этой свободой воспользоваться не сумел. Но извините, мы здесь тоже живем, мы, демократы, либералы, западники, хотя нас и мало. И мы тоже хотим жить, у нас есть право на эту страну. Так что вы извините, мы, все-таки, в демократию полезем и Россию потащим. И она у нас не будет спокойно тонуть, мы все время будем ее тащить за волосы.

Германия тоже в свое время, если считать этим временем 1944-й, 1945-й, 1943-й, 1942-й год, ну, в течение 12 лет была не очень похожа на демократию, начиная с 1933 года. Но как-никак страны Запада ей помогли с помощью плана Маршалла.

СЛУШАТЕЛЬ: Я, кстати, могу сказать про Германию сейчас, что Германия сейчас намного стала радикальней и далеко не все согласны с Ангелой Меркель, и даже многие говорят о том, что им было при Гитлере лучше – это с молодых поколений.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Ну, конечно. Молодые поколения просто помнят Гитлера.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну просто нет работы.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Работы нет для худших. Для лучших, очевидно, работа есть. Ну, может быть, вы не в курсе, но если безработица меньше 4%, экономика начинает хромать, постоянно людей надо поддерживать в тонусе. Потому что если их не поддерживать в тонусе, то никто работать не будет. Если будет гарантированное рабочее место и все. Поэтому это нормально. Ваша Германия – первая страна Евросоюза и кормит, к сожалению, кучу других бездельников, даже и Франции подкидывает. Так что Ангела Меркель – это не так плохо. ХДС-ХСС – это надежная партия, голосуйте за правых и все будет хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. Приятно было с вами пообщаться.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, пожалуйста. Так, я что-то не вижу Давида, а вижу вазу какую-то. Может быть, он сидит как джин в кувшине? А, теперь вижу Карена. А то у нас какой-то Артур в шине сидел. Да, Карен, ау, Карен, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, добрый день, Валерия Ильинична. Я из Швеции, сам жил в Белоруссии очень долгое время, но, вот, вынужден сейчас переехать в Швецию – у меня появилась своя подруга, живу гражданским браком, что называется, поэтому переехал. У меня вопрос, конечно, по больной теме всей Белоруссии, да и не только Белоруссии – это Александр Лукашенко. Недавно на канале НТВ вышел фильм-бомба, как его окрестили российские СМИ, «Крестный батька». Вопрос, конечно, не в том, насколько он произвел фурор, этот фильм для белорусской общественности, потому что белорусская общественность в курсе всех тех фактов, что изложены в этом фильме, я имею в виду демократическая, конечно, общественность. А вопрос о российской общественности. Насколько, как вы думаете, этот фильм повлиял на среднего избирателя, на избиратель, который, как бы, интересуется политикой, ну и вроде бы и не влазит в эти политические игры, а ходит просто регулярно голосовать? То есть средний избиратель. Как вы считаете, повлиял ли этот фильм на мнение среднего избирателя в России об Александре Лукашенко как успешном менеджере, который может поднять заводы, который находит рынки сбыта, нефть и газ в Москве получает за поцелуи соответствующие? То есть может ли этот фильм каким-то образом повлиять на мнение среднего избирателя в России, ваше мнение? Это один вопрос. И второй вопрос у меня короткий. Вы в свое время говорили демократической общественности Белоруссии «Держитесь Милинкевича», и это было, действительно, очень актуально для оппозиционной общественности. Как вы считаете, кого сейчас придерживаться следовало бы белорусской общественности? Или вы сохраняете свое мнение как и прежде?

В.НОВОДВОРСКАЯ: Дорогой Карен, на половину вашего вопроса я точно не могу ответить, как и на кого это повлияет. Российский обыватель давно думает, что Лукашенко объедает Россию. Но это обыватель, а такой, озверелый совок говорит, что, вот, поскольку Беларусь – часть России, то надо кормить, она защищает наши рубежи. Это уж совсем ненормально, но таких у нас тоже хватает – они за ЛДПР голосуют, пайка Жириновского.

Что же до белорусского обывателя, то еще при Ельцине, когда экран был свободен, я помню, мы с Николаем Сванидзе очень много говорили про Лукашенко, обзывали его колхозным маньяком. Потом были фильмы Хащеватского. То есть если белорусский обыватель был способен что-то усваивать хотя бы из своей жизни, он бы давно уже послал Лукашенко ко всем чертям. И к сожалению, этого не произошло, потому что ваши избиратели, видно, такие же как наши. То есть мы к вам подошли. Вы были в авангарде, теперь мы с вами в одной корзине. Боюсь, что эта корзина сильно напоминает помойку. Что же касается Милинкевича, то, конечно, он совершил предательство. Я не ожидала от него, что он переметнется на сторону Лукашенко. Кого придерживаться? Ну, мне кажется, что Шушкевич очень приличный человек, если он полезет в драку. Собственно, все то, что получила Беларусь, там, флаг, герб, первоначальные реформы и вообще свободу – к этому приложил руку Шушкевич. Если бы Позняк не сделал ноги на Запад, то и Позняк бы годился. Но так ему верить, конечно, нельзя. Вам лучше известно, кто у вас еще есть. Малады фронт – хорошая организация. Козулин показал себя честным человеком, мужественным. Если у него нормальные экономические взгляды, можно придерживаться Козулина.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что… Не знаю, насколько у вас информация о предательстве Милинкевича устойчивая, так сказать, из достоверных источников. Я просто сам немножко связан с этим движением Милинкевича и мне, конечно, не очень приятно это слышать от вас.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Простите, Карен, после того как Милинкевич поддержал Лукашенко, как вы считаете, как это все назвать? Это он сам о себе сказал.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, Милинкевич не поддерживал Лукашенко. Милинкевич сказал, что «давайте втягивать Лукашенко в орбиту европейских отношений». Потому что орбита российских отношений перспективы для Белоруссии не несет. То есть Милинкевича позиция была промежуточной – не четко прозападной, но и далеко не пророссийской. А исходя из реалий, что средний обыватель, идя за Лукашенко, то Милинкевич исходит из той ситуации, что давайте (НЕРАЗБОРЧИВО), что покажем ему европейскую перспективу и будем выдавать самолет с двумя крыльями.

В.НОВОДВОРСКАЯ: О-о-о… Вот, про это, дорогой Карен, я вам и говорю. Карен, это не годится. А годится то, что предлагает Малады фронт: «Лукашенко в жопу, Беларусь в Европу». И не бывает ничего промежуточного.

СЛУШАТЕЛЬ: (смеется)

В.НОВОДВОРСКАЯ: Не бывает ничего промежуточного: или в Европу, или обратно в совок. Не бывает середины. Все, пока.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Добрый вечер, Алкид.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Да, здравствуйте, Алкид.

СЛУШАТЕЛЬ: Пенза.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Я понимаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, у меня такой вопрос. Результат вашей деятельности, каков результат вашей деятельности? Что вы достигли? Вот, пока так получается, что все хуже и хуже.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Нет, Алкид дорогой, не все хуже и хуже. По сравнению с советским уровнем… Сейчас я вам скажу про результат моей деятельности. Советского Союза нет, по крайней мере, спаслись Латвия, Эстония, Литва, вот, Молдова сейчас спасается, Грузия спаслась. Украина чуть не спаслась. Советского Союза нет точно.

Второе. Железного занавеса нет – хотите в Пензу, хотите в Швецию, хотите вообще куда хотите. Можно куда угодно сваливать тем, кому это надо, а заодно путешествовать по этой самой Европе. Два. Три, страна с голоду, все-таки, не умерла, в магазинах продукты есть – это Гайдар сделать успел, которого мы поддерживали.

В-четвертых, за инакомыслие санкции стали меньше. Раньше бы с Триумфальной площади поволокли бы на 3 года в тюрьму, а сейчас дают дубинкой и выпускают тут же вечером – все в прибыль, а не в убыток. Политзаключенных стало гораздо меньше. Что есть, то есть, дорогой мой. И, наконец, кое-кто понял: результат лично моей деятельности – в Латвии, в Эстонии, в Литве, в Грузии, в других местах знают, что не все русские подонки, а есть вполне европейцы и есть люди, которым есть за что пожать руку, такие же как они. То есть ставить крест на этой стране, может быть, и не стоит. Вот это уже личный мой результат. А все остальное нельзя поднять без участия большинства. Дай бог, чтобы у вас, Алкид, был такой результат. Ну все, тогда пока. Идите и добивайтесь. Так, Данил Немировский.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерия Ильинична.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Только какой-то очень молчаливый. Так, один Данил остался. Неужели сожгли Данила в камине?

СЛУШАТЕЛЬ: Кого?

В.НОВОДВОРСКАЯ: И Олега никакого нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Есть-есть.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Это Олег?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Мы вас не видим. Вы, очевидно, где-нибудь под Креслом там сидите. Мы вас не видим. И никто вас не видит.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, просто я вебкамеру не настроил.

В.НОВОДВОРСКАЯ: Хорошо, Олег, пока спрашивайте. Вы откуда? Слышать – слышу. Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да. Валерия Ильинична, я из Киева и буду говорить и украинскую мову. (говорит по-украински)

В.НОВОДВОРСКАЯ: Вот-вот-вот. Только задавайте вопрос, а то у нас время кончается.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я вам такой вопрос хочу задать. (говорит по-украински)

В.НОВОДВОРСКАЯ: Так, поняла-поняла. Олег, так, в общем, по мове, ваши шансы в ваших руках. Немедленно на Майдан, не тратьте время зря. Януковича надо убирать, за государственную измену, за нарушения Конституции импичмент. Ваш парламент, вашу Раду надо переизбирать, потому что там, видимо, часть депутатов просто продалась Януковичу, они весьма странно голосовали по всем вопросам, включая Черноморский флот. Да, я знаю, что Западенцы – это надежно. Но у Западенцев сейчас есть выбор: или вы заставите Украину идти своим западным путем, или тогда надо отделяться и создавать пока отдельно взятую такую федеративную республику Украину как ФРГ, добиться экономических успехов, и тогда Восточная Украина как ГДР придет к вам сама. У вас 2 варианта. На что вы тянете, я не знаю. Ну, удачи вам. Живе, Украина!

— Низкий вам поклон. Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире