cknot

Блог «Кавказского узла»

22 августа 2012

F

«Август запомнится навсегда» — так высказался читатель «Кавказского узла» под новостью – одной из сотен подобных — о перестрелке на Северном Кавказе, в которой был ранен полицейский. Особо примечательно то, что пик насилия пришелся на мусульманский месяц поста Рамадан, в который, согласно исламским канонам, мусульманин обязан особо усердно совершать благие деяния. Видимо, именно в этом контексте смертник устроил в ингушском селе Сагопши самоподрыв – в аккурат на праздник разговения Ураза-байрам. Не удивительно, что «после такого набора новостей, — цитирует «Эхо Москвы» запись в блоге Эдуарда Лимонова, — хочется осмыслить, что там происходит, в Ингушетии, в Дагестане, и вообще на Северном Кавказе».

В Дагестане боевикам сочувствуют даже дети чиновников

Что на Северном Кавказе происходит, можно увидеть и без особых меморандумов ФСБ, с которыми хотел бы ознакомиться Лимонов, полагая, что «от общественности тщательно скрывается масштаб идущей на Северном Кавказе настоящей войны». Пока в России задушены не все неподцензурные СМИ, остается возможность сравнивать их данные с официальными рапортами силовиков, публикуемыми на их сайтах.

Например, анализируя статистику вооруженных столкновений на Северном Кавказе, можно заметить, что до теракта 19 августа, в Ингушетии ситуация была значительно спокойнее чем в предыдущие годы (особенно если сравнить 2010 и 2011 годы), а война ушла больше в Кабардино-Балкарию и особенно в Дагестан. В последний месяц отличился Хасавюрт, где концентрация приверженцев «нетрадиционного ислама» особо велика. 7 августа там среди блокированных во время спецоперации в доме боевиков и пособников оказался даже сын заместителя главы администрации Хасавюрта Салимхана Джамалдинова, за что последний потерял свое кресло. Чуть более чем через неделю у мечети силовики расстреляли, как свидетельствуют очевидцы, бывшего охранника мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова.

«Когда государство не решает проблематику…»

Почему такое происходит, сойтись во мнениях не могут даже на самом Кавказе. Ризван Курбанов, депутат Госдумы от «Единой России» и глава дагестанской комиссии по адаптации – той самой, которая пытается наладить мирный диалог власти с боевиками, говорит, что заказчики террористов «требуют от них проявлений». Но поскольку «единого системного командования» у них нет, несмотря на всякие заявления об обратном лидеров признанного в РФ террористическим «Имарата Кавказ», «боевики агонизируют».

Директор провластного РИА «Дагестан» Нариман Гаджиев утверждает, что террор – это результат усиленной работы полиции – в том смысле, что «временные райотделы полиции начали работать активнее, в связи с чем пошла ответная реакция».

Независимый эксперт по Кавказу,Энвер Кисриев,  завсектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, обращает внимание совсем на другие факторы, считая в этом «месиве насилия» виновно и подполье, и государство: «Атмосфера в Дагестане все более накаляется: количество всякого рода социальных, экономических и идеологических противоречий увеличивается. Никаких попыток взяться за исправление ситуации не происходит. В результате в обществе нарастает агрессия, желание взять на себя решение проблем».

Ранее Кисриев рассказывал «Кавказскому узлу», что причины вооруженной борьбы исламских экстремистов против власти лежит, в первую очередь, не в религиозной, а социально-экономической плоскости, жители Дагестана автоматически становятся врагами режима, если встают на путь идеологического диссидентства.

«Борьба идет с теми, кто является преступниками»

Сами представители властей признают, что только языком насилия с боевиками разговаривать невозможно.

В видеоинтервью «Кавказскому узлу» глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заверил, что власти ведут диалог с членами подполья и их родственниками, убеждая боевиков сдаваться властям.

Нередко уход «в лес», к боевикам молодежи и продолжение де-факто войны связывают с притеснением со стороны силовых структур мусульман салафитских взглядов, т.е. так называемых ваххабитов.

Но, как заявлял в интервью «Кавказскому узлу» Магомедсалам Магомедов, глава Дагестана, «борьба идет с теми, кто является преступниками, кто с оружием в руках навязывает свою идеологию другим». «В исламе нет принуждения. А эти люди пытаются доказать, что только они находятся на правильном пути, а все остальные заблуждаются», — говорит глава Дагестана.

То есть силовики давят ваххабитов, а они отстреливают правоохранителей, считая, что совершают джихад. Цена жизни в этих условиях становится все ниже и ниже, многие готовы совершать и самоподрывы, уповая на лучшую жизнь после смерти. Помножим это на кавказскую ментальность и традиционные правила мести — и круг насилия замыкается.

А за кулисами народ продолжает говорить о межклановой борьбе, больших деньгах, которые обязательно кто-то получает и теряет под шумок, геополитических интригах и спекуляциях государственного и международного масштаба под крики «отделить!» и «хватит кормить!»

Простым жителям Кавказа не привыкать. И пока время от времени свистят пули, им надо справлять Уразу под повышение цен, чествовать своих олимпийцев, которые принесли сборной России 27 медалей из 82, играть в «Кавказские игры», дискутировать о месте в глобальном мире и мечтать об исполнениях намерений Медведева сделать жизнь на Кавказе привлекательной, безопасной и стабильной.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Пустынный двор, неработающий фонтан у главного входа, проросшая сквозь узоры тротуарной плитки трава. Так сейчас выглядят новые корпуса Республиканской клинической больницы в Грозном, официальное открытие которой с большой помпой прошло в Чечне 5 октября 2011 года аккурат в день рождения главы региона Рамзана Кадырова. Реально же РКБ, по оценкам местных властей, заработает спустя примерно еще полгода и полтора миллиарда рублей федерального финансирования.

«Больных здесь нет»

«Больница не работает! Больных здесь нет! Республиканская больница располагается по адресу ул. Кемеровская (пос. Мичурина)». Объявление такого содержания можно увидеть на закрытых автоматических воротах РКБ, которая представляет собой 10 безлюдных гектаров, на которых расположились новые здания, фонтан и парк отдыха с водоемом.

Торжественное открытие крупнейшего на Северном Кавказе медучреждения, состоявшееся 5 октября 2011 года, было приурочено ко дню города Грозного и очередной дате со дня рождения главы Чечни Рамзана Кадырова. Собственно это событие в значительной мере отошло в тень благодаря презентации небоскребов Грозный-сити, гала-концерта с участием Хилари Суонк, Ванессы Мэй, Жана-Клода Ван Дамма, а также грандиозного скандала со сдачей гонораров, последовавшего за обращением правозащитной организации Humаn Rights Watch, которая пожурила звезд кино и музыки за «опошление страданий бесчисленных жертв нарушений прав человека». 

Здание крупнейшей на Северном Кавказе клинической больницы представляет собой четыре шести— и восьмиэтажных корпуса, построенных в форме цветочного лепестка. На площади более 70 тысяч квадратных метров располагается 21 отделение, в том числе кардиологическое, хирургическое, реанимационное, нейрохирургическое, а также отделения барокамер и гемодиализа с аппаратом «искусственная почка». В состав РКБ входят онкологический диспансер и клиническая лаборатория. Ежедневно поликлиника больницы сможет обслуживать 450 пациентов, а количество мест в стационаре составляет 600 коек. Персонал учреждения будет состоять из полутора тысяч человек, включая врачей, медицинский и обслуживающий персонал.

«Я считаю, что этот объект – достояние нашей страны. Это свидетельство того, что Северный Кавказ идет по пути процветания», — сказал присутствовавший на открытии РКБ полпред президента России в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин.

Неработающий фонтан в пустынном дворе Республиканской клинической больницы, Грозный, август 2012 года

«От нас требовали завершить работу до дня рождения Рамзана Кадырова»

Хотя с момента открытия РКБ прошло уже более 10 месяцев она все еще не приняла первых больных. Более того, реальные сроки начала ее работы отложены, как сообщил замминистра здравоохранения Чечни Иса Дудаев, на начало 2013 года, да и то при условии поступления из федерального центра около полутора миллиардов рублей в дополнение к уже потраченным на строительство суммам. «Перечисляемые средства предназначены для приобретения медицинского оборудования. Договоренность с иностранными поставщиками уже есть», — уточнил И.Дудаев.

«Республиканская клиническая больница не функционирует, поскольку там еще нет медицинского оборудования. Средства на его закупку должны поступить из федерального центра в ближайшие месяцы», — сообщил источник корреспондента «Кавказского узла» в Министерстве здравоохранения Чечни.

Представитель Минздрава сообщил также, что осенью 2012 года 12 врачей больницы отправятся в Израиль, где пройдут курсы повышения квалификации. Соответствующая договоренность с ведущими израильскими клиниками, в том числе онкологическими уже достигнута. Кроме того, по его информации, несколько врачей РКБ уже проходят обучение в клиниках Европы.

Однако некоторые специалисты, принимавшие участие в строительстве нового здания РКБ, говорят о низком качестве работ. «Все что касается коммуникационных линий, подвальных и прочих помещений сделано некачественно. От нас требовали только одного – сделать все как можно быстрее и завершить работу до 5 октября 2011 года, то есть до дня рождения Рамзана Кадырова. Контроля за качеством работ не было, и, думаю, все недочеты проявят себя в первые же месяцы после начала работы больницы», — заявил на условиях анонимности один из участников строительства, работавший на должности бригадира.

«Внутренние стены в помещениях мы делали из гипсокартона или даже фанеры, а потом оклеивали их обоями. Никакой шумоизоляции там нет. Мне лично не хотелось бы лечиться в такой клинике, пусть даже оснащенной самым современным оборудованием», — отметил еще один участник возведения новых корпусов РКБ Хусейн Б.

Кроме того, жители столицы Чечни выражают недовольство тем обстоятельством, что новая больница расположена вдали от центра города. «Она находится на выезде из Грозного, напротив военной базы Ханкала. Чтобы попасть туда, нужно будет проехать весь город. Как же тогда быть в экстренных ситуациях?», — спрашивает местная жительница Люба М.

«Обычная человеческая зависть»

«Это больница совершенно нового типа, там для обследования пациентов созданы идеальные условия. Никаких недоделок там нет»», — прокомментировал сообщения о сдаче корпусов РКБ с рядом строительных огрехов пресс-секретарь главы Чеченской Республики Али Каримов корреспонденту «Кавказского узла».

«Обычной человеческой завистью на уровне сплетен», поскольку больницы такого уровня нет на всем Северном Кавказе назвал информацию о недоделках помощник министра здравоохранения Чечни Ислам Умаров.

Комментируя замечания по поводу «гипсокартонных стен», Ислам Умаров отметил, что такие технологии применяются во всем мире, «чтобы уменьшить тяжесть здания».

Хотя новая больница находится на окраине города, но, по словам Умарова, «это входит в санитарные нормы и правила». «Есть такое понятие, что лечебные учреждения не должны быть расположены в центре города», — резюмировал Умаров.

«Речь идет о миллиардах»

Вряд ли кто-то будет оспаривать уместность строительства крупной, современной больницы на Северном Кавказе. Однако ситуация с отдающим кампанейщиной торжественным открытием неработающей РКБ имеет некоторый привкус особенного, чеченского сюрреализма. В этот же контекст вписывается и нарочитый шик — вроде фонтана и парка — медицинского учреждения, рассчитанного на 600 коек стационара и 450 пациентов поликлиники. Уже упомянутый помощник главы чеченского минздрава Ислам Умаров затруднился назвать точную сумму, израсходованную на строительство больницы «такого уровня», однако уточнил, что речь идет о миллиардах рублей.

Деньги республике «дает Аллах», объяснил суть местных реалий Рамзан Кадыров журналистам, пытавшимся выяснить за чей счет было проведено масштабное празднование Дня Грозного-2011. А раз так, то щедрое финансирование первоклассного медучреждения, единственными обитателями которого в настоящее время являются немногочисленные охранники, также не должно вызывать лишних вопросов.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Сегодня ЦИК Нагорного Карабаха должен объявить официальные итоги непризнанных всем международным сообществом выборов. По предварительным данным победу одержал действующий президент Бако Саакян – 66,7 % голосов избирателей, за Виталия Баласаняна проголосовали 32,5%, за Аркадия Согомоняна – 0,8%. Во время выборов на одном из избирательных участков Саакян сказал, что сам он проголосовал за «построение сильного, независимого и единого государства». Сами же выборы прошли в обстановке усиления вооруженного противостояния в зоне карабахского конфликта. И в Армении, и в Азербайджане набирает обороты милитаристская риторика.

Министерство обороны Азербайджана даже поддержало издание компьютерной игры, действие которой происходят в Карабахе, а главная задача геймера – освободить город Шуша от армянских оккупантов. Игра так и называется, «Под оккупацией». Презентация игры прошла 23 июня в Баку.

Не все приветствуют сохранения существующего статус-кво и в Армении. Участники протестного шествия, прошедшего в Ереване 7 июня, требовали выхода Армении из переговорного процесса и включения Нагорного Карабаха в состав Армении.

Без протестов

Выборы, прошедшие в Нагорном Карабахе, оказались примечательны с точки зрения конкуренции. С одной стороны, здесь не было такого жесткого политического противостояния как в других непризнанных большинством международного сообщества кавказских государствах как Абхазия и, тем более, Южная Осетия. С другой, кандидат, занявший второе место, впервые в истории карабахских голосований (а это были уже пятые выборы в истории) набрал такой высокий процент голосов.

Еще одно отличие карабахских выборов – в день голосования, 19 июля, практически не поступало информации о нарушениях и фальсификациях. Только в двух отдаленных районах, Шаумяновском и Каштагском, по информации штаба Баласаняна подсчет голосов был нечестным, а за день до голосования один из представителей Баласаняна был избит на участке в селе Астхашен. Однако, никаких шагов по оспариванию итогов голосования проигравший кандидат делать не намеревается, назвав при этом выборы «свободными, но не справедливыми». Очевидный аутсайдер выборной гонки Аркадий Согомонян описал градус борьбы еще лаконичнее: «Протестовать против итогов выборов не буду – у нас в Карабахе это не принято».

Удивительное единодушие проявили и международные наблюдатели, не зафиксировавшие ни одного факта нарушений. И это несмотря на то, что география наблюдателей значительно расширилась по сравнению с прошлыми выборами 2007-го: вместо семи стран наблюдатели представляли более двадцати.

Кстати, иностранцы, решившие понаблюдать за выбором карабахцев, по словам представителя азербайджанского МИДа Эльмана Абдуллаева, будут «признаны нежелательными лицами в Азербайджане». Азербайджан считает земли Нагорного Карабаха оккупированными территориями своей страны, и их посещение без согласия властей Азербайджана не признает законным.

От симулятора к реальной войне

Глава Азербайджанского Общества гуманитарных исследований Аваз Гасанов в большом интервью, которое он дал «Кавказскому Узлу» накануне карабахских выборов, высказал мнение, что переговоры зашли в тупик по вине президентов Саргсяна и Алиева. Несмотря на уверения противоборствующих сторон, что ни в Армении, ни в Азербайджане никто не хочет войны, выборы в Карабахе происходили на фоне непрекращающихся вооруженных инцидентов в зоне конфликта, в ходе которых погибали солдаты с обеих сторон.

Нагорный Карабах, Степанакерт, 10 апреля 2012 г. Траурный митинг в память жертв Карабахского конфликта в 20-ю годовщину трагических событий в селе Марага. Фото Алвард Григорян для «Кавказского узла»

В определенном смысле руководство Нагорного Карабаха и его жители находятся на положении заложников политических и дипломатических игр Армении и Азербайджана. В урегулировании конфликта, который именуется нагорно-карабахским, это непризнанное никем государство не принимает никакого участия. Директор Центра региональных исследований Ричард Гирагосян уверен, что без возвращения Степанакерта к переговорам разрешить конфликт мирным путем не удастся: «Сегодня отсутствие Карабаха за столом переговоров — стратегическое препятствие».

Зато армия Карабаха в этом году все чаще сталкивается на своих границах с азербайджанскими солдатами. Всплеск военной активности в зоне конфликта, а также на армяно-азербайджанской границе, отмечался в этом году неоднократно, в том числе и во время визита на Южный Кавказ госсекретаря США Хилари Клинтона.

Стычки военных не прекращаются и в последние дни – Азербайджан заявил, что позиции его войск обстреливались с территории Армении 19 и 20 июля, а в первой половине июля пресс-служба Армии обороны Карабаха сообщила, что обстрелы с азербайджанской стороны велись в течение недели, а режим перемирия на линии соприкосновения был нарушен около 250 раз. В ходе столкновений 4 и 5 июня погибли трое армянских и пятеро азербайджанских военнослужащих, а армянские СМИ в начале июня приводили данные о 25 убитых азербайджанских солдатах, потери армяно-карабахских сил – четверо и убитых и восемь раненых, азербайджанские СМИ говорят и о десятках погибших. Стороны взаимно обвиняют друг в друг в занижении своих потерь и завышении потерь противника. Ситуация все больше напоминает состояние отложенной войны.

Естественно, что некоторая часть азербайджанского общества не может больше ждать мирного решения вопроса, а официальная власть эти чаяния прямо или косвенно поддерживает. Значительная часть общества разделяет тезис о том, что мирные переговоры никоим образом не приближают стороны к решению конфликта. Немалую роль в народных настроениях играет и пропаганда, все более популярной становится крайняя, националистическая, позиция и желание взять свое любой ценой. Станет ли компьютерная игра реальностью?

Минская группа: выборы необходимы

Депутат азербайджанского парламента, политолог Расим Мусабеков назвал прошедшие выборы «попыткой придать видимость демократичности военному режиму, который установлен в Нагорном Карабахе. Но в условиях военной хунты полевых командиров не может быть и речи о демократическом процессе».

Власти Азербайджана именуют карабахские выборы, в самых корректных формулировках, «фарсом» или «провокацией». Поддерживают своих соседей в этом вопросе Турция и Грузия, а также все важнейшие политические институты на континенте – НАТО, Евросоюз, ОБСЕ… В такой реакции нет ничего удивительного,  ведь Нагорно-Карабахская Республика не признана ни одним государством в мире, включая Армению.

Куда больший резонанс в этом смысле вызвало официальное заявление участников Минской группы ОБСЕ, непосредственно возглавляющих вопрос урегулирования карабахского конфликта. Хотя ни одна из стран-сопредседателей Минской Группы (а это Россия, Франция и США) не признает Нагорный Карабах в качестве независимого государства, в документе говорится, что «сопредседатели признают необходимость организации властями демократического уклада жизни населения Нагорного Карабаха посредством проведения процедуры выборов».

Расплывчатая и дающая волю многим интерпретациям позиция Минской группы вызвала бурное негодование Азербайджана, в котором работу группы критикуют все жестче и все чаще называют «провальной».

Что дальше?

В большом интервью корреспонденту «Кавказского Узла» доктор экономических наук, профессор Виктор Шейнис высказал мнение, что большая война на землю Карабаха не вернется: «Я надеюсь, что воинственная риторика Азербайджана – все-таки не более чем риторика, имеющая внутриполитическое назначение, не отражающая реальных намерений. Возможно, будут какие-то перестрелки на линии разграничения, будут какие-то обострения. Но я не думаю, что разразится новая война. А исход президентских выборов никак не повлияет на вероятность возобновления военных действий».

В Азербайджане ждут «последовательных» шагов от мирового сообщества, говорят, что настало время «назвать вещи своими именами», то есть потребовать прекращения армянской оккупации Карабаха

В то же время, в самой Армении и Нагорном Карабахе политической элитой и значительной частью населения прошедшие выборы воспринимаются с точки зрения обретения полноценной независимости и решения конфликта с Азербайджаном. Пресловутый фактор стабильности и патриотические соображения мотивировали людей голосовать либо за Саакяна, либо за Баласаняна, одного из двадцати героев Арцаха. По крайней мере, именно так чаще всего объясняли свой выбор корреспонденту «Кавказского Узла» люди, голосовавшие на избирательном участке в Ереване.

 

Голосование в Ереване. За кого и почему отдают свой голос жители Нагорного Карабаха. Видео «Кавказского Узла».

Даже сам факт прошедших «честно и свободно» выборов армянские политологи готовы представить в виде знамени, подтверждающим демократические достижения Армении и Нагорного Карабаха, и уже с этим знаменем добиваться международного признания. Мол, почему вы признаете Азербайджан, в котором власть «переходит по наследству», а свободное волеизъявление карабахского народа нет?

Новая старая власть Нагорного Карабаха скорее всего будет продолжать курс на выстраивание нормальной мирной жизни в регионе, на границах которого перманентно происходят боестолкновения. Будет ли это мирное будущее признано еще кем-то, наверное, не принципиально для простых жителей. Станет ли более активной политическая борьба и будет ли Карабах ближе к Армении? Ведь именно Армения – официально сторона процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Воодушевленный количеством полученных голосов Виталий Баласанян в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» заявил, что «через месяц-два» после выборов он намерен создать новую оппозиционную партию: «Она будет, скорее всего, всеармянской партией, а ее центр будет в Карабахе».

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Наводнение силой в 162 прерванные жизни, и масса неотвеченных вопросов о причинах трагедии. В Геленджике, Крымске, Новороссийске, Дивноморском, Нижнебаканской, Неберджаевской и Кабардинке затоплены десятки тысяч жилых домов . Больше всего пострадал Крымск – здесь, по данным Следственного комитета РФ, утонули 148 человек. Те же, кто остался в живых, хоронят погибших, ищут пропавших без вести, и учатся жить после потопа. Эти люди очень нуждаются в помощи.

В ночь на 7 июля потоки воды, многометровой волной накрывшие спящий город, сметали на своем пути деревья, машины, дома и целые семьи. На улицах города еще свежи последствия стихии – разрушенные жилища, разбитые дороги, разоренные магазины, уничтоженные водой автомобили и промокшие остатки имущества.

На «Кавказском узле» доступны фоторепортажи – от 8 июля и от 9 июля — из пострадавшего от наводнения Крымска.

Жители Крымска пытаются спасти хоть что-то из остатков имущества. Крымск, 8 июля 2012 года.Фото корреспондента «Кавказского узла» Натальи Дорохиной.

Часть материального ущерба крымчанам компенсируют из госбюджета. Но компенсациями не унять горя от потери близких, не отменить пережитого стресса и не стереть из памяти увиденных ужасов.

«В Крымске апокалипсис»

Корреспонденты «Кавказского узла» 8 и 9 июля вели онлайн-трансляции из затопленного Крымска.

«В Крымске апокалипсис. Два больших пакета с детским питанием, одеждой, памперсами и едой, которые я привезла, разобрали ровно за 7,5 минут. Волонтеры из Краснодара привезли хлеб и воду. Многие спрашивают цену. Дико не хватает одежды и обуви», — таким затопленный город встретил корреспондента «Кавказского узла» утром 8 июля.

«В Крымске не хватает резиновых сапог и еды, мужской одежды и вещей больших размеров», «Обуви вообще нет никакой», «Огромная нехватка лекарств, особенно препаратов от давления и противоинфекционных», «Людям нужна еда и обувь. Детского питания и памперсов также не хватает», «В затопленной части города нет света. Требуются свечи», — сообщал в течение дня корреспондент «Кавказского узла» о нуждах жертв наводнения.

Первые пункты приема пищи и выдачи гуманитарной помощи были организованы волонтерами из Краснодара уже к вечеру 7 июля. Крымск, 8 июля 2012 года.Фото корреспондента «Кавказского узла» Натальи Дорохиной.

«Кто во всем виноват?»

Этот вопрос очень тревожит жителей затопленного Крымска. Они уверены: если бы не халатность властей, жертв и разрушений было бы меньше. Они не верят в то, что сами по себе дожди принесли в город потоп, погубивший их соседей и близких.

Власти Крымска убеждают, что за 3 часа до трагедии предупредили о ней горожан. Сами горожане – отрицают это и в один голос заявляют, что никаких предупреждений не было.

На видеокадрах, снятых корреспондентом «Кавказского узла» в Крымске 8-го июля, жители города возмущенным хором заявляют депутату краевого Заксобрания Валерию Прокопенко: «Не было предупреждений!», «Люди не знали!», «Никто ничего не сообщал!». На их вопрос: «Кто во всем виноват?» депутат ответить не может. Равно как и на вопросы о том, где были власти и спасатели в первые часы трагедии, почему женщины сами должны были спасать тонущих детей и вытаскивать из воды погибших. Обещает, что следователи во всем разберутся, и ответы будут даны.

 

Жертвы «второй волны»

Заверениям властей об отсутствии опасности повторного наводнения жители Крымска почти не верят. Через два дня после трагедии, 9 июля, по городу стали распространяться слухи о приближении второй волны наводнения, и люди стали в панике покидать город.

На sms-сервис «Кавказского узла» пришло сообщение о том, что из-за паники по поводу «второй волны» стихии погибла пожилая женщина. У нее прямо на улице случился сердечный приступ. Спасти не удалось.

«Нехватка рабочих рук»

Сбор и отправка гуманитарной помощи пострадавшим от наводнения организованы не только на Кубани, но и во многих других регионах, в том числе в Северной Осетии, Ростовской области, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Ставропольском крае, Дагестане, Волгоградской области и Карачаево-Черкесии. Организованы акции памяти жертв наводнения и помощи пострадавшим от стихии и в Москве.

Объявление на магазине в центре Крымска. Крымск, 8 июля 2012 года. Фото корреспондента «Кавказского узла» Натальи Дорохиной.

В Крымске сейчас работают волонтеры. Помочь откликнулись многие, но все еще ощущается нехватка рабочих рук. Формируются новые отряды волонтеров.

Каждый, кто готов оказать пострадавшим жителям Крымска посильную помощь, может записаться в волонтерскую команду по телефонам в Краснодаре: 8 (861) 257-00-80, 252-25-52, 267-15-90.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Попытки Грузии изменить отношения с Россией на фоне нерешаемых проблем грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов за счет отдельных народов Северного Кавказа  обретают характер последовательной государственной политики и в результате могут привести к новому витку напряженности в регионе. Использование в грузинской официальной риторике черкесского вопроса без реальных дел считают успешным далеко не все.

До завтрашнего дня, когда завершается весенняя сессия, парламент Грузии намерен рассмотреть концепцию по взаимоотношениям с народами Северного Кавказа. Документ из 17 страниц разработан совместно с Советом государственной безопасности. В нем подчеркивается, что кавказские народы в период Российской империи и Советского Союза неоднократно подвергались этническим чисткам, депортации и геноциду, и каждый такой случай необходимо детально изучить, чтобы дать этому «жесткую и твердо обоснованную историческую оценку».

Основной посыл концепции — установление дружеских отношений с северокавказскими народам, всяческая их поддержка через культурные, экономические взаимные мероприятия на территории Грузии и прочие мирные инициативы. «Мы хотим убедить, что не играем с Россией, а хотим установить долгосрочные отношения между народами, с которыми у нас были исторические отношения. Можно прямо сказать, что они испортились 20 лет назад, и мы хотим эти отношения исправить», — рассказал руководитель неправительственной организации «Кавказский институт мира, демократии и развития» Гия Нодия корреспонденту «Кавказского узла».

Обсуждение концепции велось в течение месяца учеными, историками, экспертами и не без участия представителей северокавказских народов — консультации проходили в том числе и в Центре черкесской культуры.

Несмотря на то, что стратегия оговаривает почти все вопросы отношений между народами, экономики и торговли, прав человека, свободы СМИ, взаимоотношения диаспор и здравоохранения, аспекты развития сотрудничества в области науки, образования, культуры и спорта, вопросы финансирования мероприятий остаются открытыми.

«Сейчас главное добиться согласия министерств на работу по направлениям стратегии и выделения финансирования на эти цели. Поскольку у нас нет министерства по делам Кавказа, направлениями, указанными в концепции, будут заниматься профильные ведомства. Они разработают конкретные действия по осуществлению планов властей. Мы также ведем переговоры о выделении финансов на ее осуществление», — заявил председатель парламентского комитета Грузии по вопросам диаспоры и Кавказа Нугзар Циклаури, по мнению которого Россия «должна быть заинтересована в осуществлении этой концепции».

Некоторые из российских экспертов считают такие ожидания, мягко говоря, не вполне обоснованными. В частности, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина считает такой формат попытки сближения двух стран «резким, ничем не обусловленным». «После войны 2008 года между Россией и Грузией нет дипломатических отношений, и грузинская агрессия против Южной Осетии и российских миротворцев не получила должной правовой оценки», — полагает Амелина, однако добавляет, что «миссия начата».

Кроме того, документ, подготовленный грузинской стороной, содержит ряд оценок, которые на самом Северном Кавказе воспринимаются как весьма спорные. Так, события 1992 года в Пригородном районе Северной Осетии названы «этнической чисткой ингушей», что представляет позицию ингушской стороны, но не осетинской.

Впрочем, неофициальные представители РФ уже отреагировала на внимание Грузии к Северному Кавказу – речь о ряде черкесских организаций, начавших тесно контактировать с грузинской стороной задолго до возникновения концепции отношений с северокавказскими народами. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что поднимающийся сейчас «черкесский вопрос» неразрывно связан с сочинской Олимпиадой.

По мнению заместителя начальника сектора кавказских исследований РИСИ Сергея Михайлова, грузинское руководство пытается использовать «черкесский вопрос», чтобы распространить свое влияние на весь Северный Кавказ и заодно отомстить России за поражение в войне в августе 2008 года. Еще в апреле этого года он предположил, что Грузия может признать геноцид вайнахов и организовать международное осуждение этнических чисток ингушей, имея в виду осетино-ингушский конфликт 1992 года.

ГРУЗИНСКИЙ ОТВЕТ НА ЧЕРКЕССКИЙ ВОПРОС

Как писал «Кавказский узел», грузинские депутаты единогласно приняли 20 мая 2011 года резолюцию «О признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей», 12 октября 2011 года по специальному указу президента Грузии Михаила Саакашвили был создан Центр черкесской культуры. Эти решения позволили грузинскому руководству на время уйти от разговора о том, какие выгоды получили тифлисские князья от победы Российской империи в Кавказской войне. Логичным итогом  политики завоевания Кавказа Россией стали ликвидации Имеретинского царства, Гурийского, Мегрельского, Сванетского и Абхазского княжеств, ныне территориально входящих в грузинские границы, говорится в исторической справке по развитию грузино-российских отношений, подготовленной РИА Новости.

Мероприятия памяти жертв Кавказской войны, конференция «Результаты признания черкесского геноцида», открытие Мемориала, посвященного жертвам геноцида черкесов прошли в мае этого года в мегрельском городе Анаклия, расположенном рядом с административной границей с Абхазией.

Правительство Грузии ранее  объявило Анаклию туристической зоной и призвало всех желающих осуществлять инвестиции в этот проект. Особые льготные условия для инвесторов с Северного Кавказа оговариваются и в проекте концепции. «Грузия приветствует на своей территории туристов из Северного Кавказа и рассматривает их приезд, как важный шаг в углублении связей между людьми», — говорится в документе.

Реакция самих черкесов на такой поворот в грузинской политике более чем однозначна. Представители авторитетных общественных объединений адыгов —"Хасэ", «Черкесский Союз», «Адыгэ Хэкужь – Черкесия», «Патриоты Черкесии» — обнародовали 17 июня открытое письмо, в котором выразили озабоченность пока еще «личной позицией директора Черкесского Центра М. Чухуа». «В своих высказываниях и проектах он представляет черкесскую проблематику как часть некоего пан-кавказского проекта, чем уводит нашу проблему в совершенно иное русло», — считают лидеры черкесских организаций в России, Германии и Турции.

«Мы требуем от руководства Черкесского культурного центра впредь избегать пан-кавказски ориентированной политики в их понимании, не ведущей ни к чему хорошему для грузино-черкесских отношений. В противном случае, это может привести к обесцениванию всех усилий грузинского государства, предпринятых в отношении черкесов, и спровоцировать нежелательные процессы в диаспоре», — заявляют черкесы.

Черкесский день, прошедший 18 июня в Европейском парламенте в Брюсселе, должен был быть посвящен исключительно оценке XXII зимних Олимпийских игр в Сочи, однако в итоге собравшиеся представители черкесских общин пришли к мысли о необходимости больше внимания уделять проблемам культуры, языка, в т.ч. и вести диалог с Российской Федерацией. Мобилизовать все ресурсы черкесского народа на одной только политической проблематике геноцида они считают нерациональным, рассказал единственный российский участник мероприятия руководитель Общественной организации «Адыге Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.

«Очевидно, что ставка на «ответное молчание» со стороны российского политического класса, ставшая нормой при обсуждении черкесского вопроса в 2010-2011 годах, себя исчерпала, поскольку создает репутационные риски, особенно в условиях обострения черкесского вопроса накануне Олимпиады в Сочи», — считает Наима Нефляшева, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН.

Россия на вызовы начала отвечать своеобразно: она сделала ставку не на местных черкесов, а на репатриантов, позволив начаться процессу возвращения в Россию адыгам из Сирии. Репатриация осуществляется при поддержке Совета федерации и Россотрудничества, а Северный Кавказ играет в этом процессе ключевую роль, поскольку возвращаются черкесы из Сирии именно туда. Еженедельно в регион прибывает около 40 человек. Идет сбор средств в помощь соотечественникам. Всего с начала вооруженного конфликта в Сирии в Кабардино-Балкарию переселились более 220 репатриантов. До конца года только в КБР должны приехать 300 черкесов. В Адыгею готовы переселиться несколько десятков семей.

Окажется ли в глазах черкесского сообщества, как и в целом северокавказского, данное внимание достаточным для ослабления симпатий к южному соседу или же предложения Грузии предпочтительны? Выбор невелик, да и, вероятно, малоприятен, когда есть понимание, что тобой играют партию.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

«Диплом кандидата наук достался мне проще и не так дорог», — написал в своем блоге краснодарский биолог Сурен Газарян о приговоре суда. Вместе с геологом Евгением Витишко Газарян получил три года (аккурат на время проведения и подготовки Олимпиады-2014) условного срока за надписи на незаконно возведенном, по их мнению, заборе вокруг так называемой дачи губернатора Краснодарского края. Срок этот выглядит не столько наказанием, сколько способом управления и контроля: теперь общественно активные экологи не могут выходить из дома по ночам, а малейшее нарушение общественного порядка, чем может быть признано участие в любой акции, грозит им уже реальным сроком…

Диалога не вышло

Попытку наладить диалог между экологами-активистами и властями Кубани приняла Общественная Палата России, которая 23 июня провела в Краснодаре круглый стол «Проблемы защиты законных прав граждан на пользование участками лесного фонда и береговой полосы в Краснодарском крае». Правда, попытка оказалась тщетной.

Обсудить судьбу черноморского побережья Кубани собрались представители разных экологических организаций, а вот приглашенные представители природоохранных, правоохранительных и административных структур региона участия в обсуждении не приняли.

Круглый стол «Проблемы защиты законных прав граждан на пользование участками лесного фонда и береговой полосы в Краснодарском крае». Краснодар, 23 июня 2012 г. Фото Натальи Дорохиной для «Кавказского узла».

«Все они проигнорировали эту попытку диалога», — сказал представитель Общественной палаты РФ Сергей Симак, назвав такое поведение местной власти «недолговидным» и «ошибочным».
Сказать, что мероприятие было вовсе проигнорировано кубанскими властями, нельзя. Администрация региона все же прислала на мероприятие своего сотрудника, правда, лишь для того, чтобы тот зафиксировал все происходящее на видеокамеру.

Не менее странной оказалась и реакция региональной полиции. От этого ведомства на круглый стол почему-то было решено делегировать начальника полиции общественной безопасности отдела МВД по Краснодару Александра Папанова. «Значит, будут задержания», — шутили экологи накануне встречи. Ведь именно под руководством полковника Папанова в кубанской столице проходят регулярные задержания участников акций оппозиции. Так, Папанов лично участвовал в задержании лидера «Движения в защиту Химкинского леса» Евгении Чириковой во время ее одиночного пикета в защиту экологов в мае, председателя общественной организации «За Краснодар» Алексея Тодоренко на флешмобе в марте, участников акций «Пикет-19» в прошлом году.

К слову, в работе самого круглого стола представитель от МВД также участия не принимал: пришел на час и ушел еще до начала обсуждений.

Хулиганство по сговору

Главной темой круглого стола стало уголовное дело в отношении членов «Экологической Вахты по Северному Кавказу» Сурена Газаряна и Евгения Витишко, которые Туапсинским районным судом 20 июня были приговорены к трем года лишения свободы условно за повреждение забора вокруг так называемой губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

По мнению суда, Газарян и Витишко из «хулиганских побуждений» совершили «умышленное повреждение чужого имущества». Имущество это — забор, огораживающий участок земель лесного фонда, где, по сведениям экологов, ведется незаконная вырубка редких деревьев.
Согласно приговору, подсудимые, «вступив между собой и неустановленными лицами,... в предварительный преступный сговор», «грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу и демонстрируя пренебрежение к общепринятых нормам», 13 ноября 2011 года «умышленно нанесли на оборотную поверхность металлического ограждения надписи».

Так, в ходе этой «хулиганской акции» на ограждении появились надписи «Саня вор», «Жаба», «Это наш лес», «Это наша земля», «Партия воров», «Ткачев, уходи!», «Жулик и Вор», «Хватит VIP Дач!», а также 10 трафаретных изображений медведя с надписью «Хватит». Кроме того, активисты «отогнули две секции металлического ограждения, деформировав тем самым ограду».

Эксперт, исследовавший в ходе следствия нанесенный ущерб, насчитал 119 804 рубля. Сторона защиты представила в суд другую экспертизу. По ней стоимость восстановительного ремонта составляет всего 865,82 рубля. Но мнение этого эксперта суду показалось «необъективно».

Три года за забор

Впрочем, с самого начала уголовного преследования Сурена Газаряна, старшего научного сотрудника Института экологии и горных территорий КБНЦ РАН, кандидата биологических наук  и Евгения Витишко, главного геолога ООО «Черноморское управление берегозащитных и противооползневых работ»  не было сомнений, что приговор по этому делу будет обвинительным. Оставалось загадкой лишь одно: будет это условное или реальное наказание.

Как считают сами экологи, решение об условном сроке в итоге было обусловлено широким общественным резонансом, который сопровождался акциями не только на Кубани, но и по всей стране. Правда, условным сроком в три года суд не ограничился, подобрав для Газаряна и Витишко дополнительный «крючок» в виде обязательств не менять места жительства и ночевать исключительно дома.

Судебный процесс проходил под пристальным вниманием общественности и в экстремальных, по определению Газаряна, условиях. Трехтомное уголовное дело было рассмотрено судом за два дня в отсутствие обоих адвокатов Газаряна. Сторона защиты подала порядка тридцати ходатайств, однако суд удовлетворил лишь четыре.

Уже на второй день, отклонив заявление защиты о готовности предоставить своих свидетелей, суд перешел к прениям сторон, дав защите на подготовку полчаса. В итоге оглашение приговора вечером 20 июня завершилось скандированием «Позор!» прямо в зале суда.

«Трудно назвать это судом. Это — не правосудие, это — просто инсценировка была», — заявил Сурен Газарян «Кавказскому узлу», выходя из здания суда.

Сразу после оглашения приговора Сурен Газарян дал «Кавказскому узлу» эксклюзивный видеокомментарий об «экстремальном» судебном процессе.

«Поводок» для слишком активных

Экологи называют обвинительный приговор вполне прогнозируемым и видят за ним исключительно политические мотивы. Экологическая инспекция «дачи Ткачева» 13 ноября 2011 года, устроенная «ЭкоВахтой» с целью привлечения внимания к проблеме незаконного ограничения доступа к лесным землям, — лишь одна из десятков подобных акций с участием Газаряна и Витишко.

«В суд поступило много писем в нашу поддержку, — говорит Газарян. — Думаю, власти понимают, что, если нас за такое посадят, это может закончиться серьезными акциями, например, бойкотом Олимпиады. Поэтому решили держать нас на поводке условного срока».

Витишко подчеркивает, что лично он надписей на забор и вовсе не наносил. При этом Сурен Газарян нанес лишь одну надпись — «Это наш лес».  На суде подсудимые предложили привести в зал заседания тех самых «неустановленных лиц», которые в ходе акции 13 ноября действительно наносили надписи на забор и готовы об этом рассказать. Однако суд посчитал это лишним.

Сурен Газарян и «яблочник» Ярослав Никольский в футболках с лозунгами «Вернем народу землю и воду» и «Свободу Сурену Газаряну и Евгению Витишко» . 13 мая 2012 г. Фото Андрея Кошика для «Кавказского узла».

«Ущерб несуществующему забору»

Адвокат Марина Дубровина, представляющая интересы Евгения Витишко, считает, что суд вовсе не учитывал мнение защиты и даже не отразил в приговоре аргументы адвокатов. По ее мнению, все дело построено на странностях и противоречиях.

Так, ключевой свидетель Черный опознал Витишко по «тонким губам и морщинистому лицу», а Газаряна — по «выпирающим зубам и выдвинутой вперед челюсти». «Это при том, что находился он на расстоянии 200 метров», — отмечает защитник. Впрочем, этот же свидетель в суде заявил, что не видел в руках у подсудимый баллончики с краской — на заборе писали лишь девушки.

Адвокат также напоминает, что ранее Департамент лесного хозяйства края по сути отрицал само наличие этого забора, дав официальный ответ на обращения экологов о том, что доступ к этому участку леса «открыт с обеих сторон». «Получается, что Витишко и Газарян разрисовали и отогнули несуществующие секции несуществующего забора», — говорит Дубровина.

Юрист Александр Баранов, в свою очередь, не понимает, почему простую краску из аэрозольного баллончика на заборе из обычного профнастила нужно было «ободрать до гола, обеспылить, прогрунтовать и покрасить дважды» (а именно эти работы легли в основу экспертизы, насчитавшей почти 120 тысяч рублей нанесенного ущерба), в то время как «это все исправляется обычным спиртом или спецсредством за 100 рублей»...

Заметим, что приговор экологам на Кубани вынесен спустя несколько месяцев после того, как Дмитрий Медведев поручил проверить соблюдение закона в деле Газаряна «самым подробным образом».

После уголовного срока за буквы на заборе на фоне штрафа за укрывательство массового убийства в Кущевке и обливания водой особо оппозиционеров диагноз ситуации на Кубани напрашивается сам собой. А между тем, в стране миллионы заборов исписаны куда более «демонстрирующими неуважение к обществу» надписями. Их авторам, наверное, и в голову не приходило, что такие художества — шанс получить три года. Ведь обычный с виду забор может оказаться забором, к примеру, губернаторской дачи…

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров дал большое эксклюзивное интервью «Кавказскому Узлу». В первой части беседы Евкуров обещает в текущем году увеличение частных инвестиций в Ингушетию на 3000%, далее – подтверждает возможную связь сотрудников силовых структур с похищениями в республике, а в заключительной части рассказывает о сложных взаимоотношениях с оппозицией.

 

 

Об исламе и обычаях: «Ты пойдешь на джихад, который объявил твой отец»

Юнус-Бек Евкуров считает, что проблемы джихада на Северном Кавказе не существует, а призыв к вооруженной борьбе под флагом религии, не легитимен как с позиции ислама, так и вайнахских обычаев.

«Это грех. Это безбожники… Заблудшие, которые должны осознать это и вернуться на прямой путь, на путь истины… Если ты сын своего отца, значит, по кавказскому обычаю тем более, ты никогда не пойдёшь за Саидом Бурятским и за «некоторыми религиозными деятелями». Не пойдёшь на джихад, который они объявили. Ты пойдёшь на джихад, который объявил твой отец. … Если сын делает то, что ему говорит сосед или тем более Саид Бурятский, который непонятно откуда свалился, а не делает то, что говорит отец – он не сын своего отца. Он незаконно рожденный… Если всё бросают и идут на чьи-то призывы – они не берегут честь своего отца, тейпа».

Евкуров высказал мнение, что некоторые предписания ислама могут быть не правильно истолкованы различными религиозными группами, а значит разумно в текущий момент на эти предписания не обращать пристального внимания.

«В религии есть вещи, которые прописаны, но их надо озвучивать сегодняшним днём. Наша религия, ислам, не позволяет резких скачков… Если будет разложение в обществе, недовольство, которое может вызвать конфликтные ситуации — тогда это можно не говорить сегодня».

Также глава Ингушетии отметил, что не видит смысла следовать примеру Адыгеи или Дагестана,  где существуют специальные салафитские мечети, а местная салафитская община избирает своих имамов.

«Нет понятия салафитских мечетей. Идите, молитесь в любую мечеть так, как вы хотите. Никто не запрещает. Это люди, которые заблудились. Правильные мечети, как их пытаются назвать – это грех опять же. Мечеть не может быть правильной или неправильной. Мечеть — это мечеть…. В Ингушетии я всех имамов собрал и объяснил: «Ребята, не выходите за рамки канонов ислама и закона. Проповедуйте только хорошее, молитесь, никому не мешайте. Не лезьте никому в душу. Я так молюсь. Это моё дело. Ты так молишься – это твоё дело».

«Это негатив, как грязь, например. Подметай, не подметай, всё держишь в чистоте, но всё равно пыль, грязь появляется. Так и эти… Берём даже сегодняшнюю Чечню. Не каждое арабское государство похвастается такими комплексами духовными, такими условиями. И в Ингушетии тоже. Безбожники только могут сказать, что в религии неправильно что-то».

 

 

Евкуров признается, что, несмотря, на увещевания властей и официального мусульманского клира, на территории Ингушетии есть имамы, которые «выходят за рамки своих полномочий», в том числе и те, кто провоцирует местных юношей к террору.

«Вот, тот случай у нас, когда в Домодедово парень взорвался… В Сурхахах человек у нас живёт. Я его спрашиваю «Почему ты этим молодым ребятам вбивал в голову?». Он говорит: «А меня спросили. Я ответил». Когда я ему задал вопрос: «Слушайте, Вам кто дал право? Ну, подошёл к Вам человек, задаёт вопрос. Но Вы же помните, «что такое хорошо, что такое плохо»?». Отвечает: «Да». «Ну, а почему Вы не сказали этому человеку: «Сынок, у тебя есть папа? – «Да». — Ну, иди к папе, у него всё спроси. Что ты у меня спрашиваешь?».

О нравах: «С прической панка в Назрани – не жить»

Евкуров согласен с тем, что в последние годы, с приходом интернета, социальных сетей, маленьких радостей капитализма, меняются нравы и внутри в целом очень консервативного ингушского общества. Однако, глава республики видит достоинство и современной Ингушетии именно в следовании традиции.

«Мы гордимся тем, что от адатов, от своих обычаев не особо отходили. Это не в обиду будет всем кавказцам сказано. Сами кавказцы об этом говорят. Мы это сохранили. У нас есть уважение, почитание. Есть пробелы. Есть те, кто хотят нашими же руками снизить роль уважения к старшим, почитания младшим. Тем не менее, это у нас сохраняется. Как бы пицца не была хороша, она хороша на неделю-две. А потом ты всё равно возвращаешься к своему чапильгаш, к своему осетинскому пирогу, к своему чуду по-дагестански».

Признавая, что особенно изменения видны «в стиле и поведении молодежи», Евкуров полагает, что внутренний традиционный тормоз не позволяет молодому ингушу делать некоторые обычные для современного человека вещи. И это обстоятельство ингушский лидер воспринимает как правильное и должное.

«В интернет многие смотрят. Вот кавказскому парню нравится какая-то причёска. Например, панка. Он может подумать: «Мне бы такую причёску». Он же её не делает. Почему? Потому, что ему после этого не жить… Мы не можем гарантировать, что она ему не понравилась. Ирокез там или что-то другое. Но он не может этого делать. Вот такое же отношение у молодёжи должно быть. Должны быть те вещи, которые не ставят тебя на другую сторону баррикад от твоих предков, потомков, обычаев. В том числе, в религиозном плане, в светских, во всех делах. Молодой человек, девушка, должны понимать грань поступков своих».

О похищениях: «Если приехали на БТРах, не могу не признать, что это силовики»

Ингушский руководитель вновь подтвердил, что за случаями похищений в республике могут стоять сотрудники правоохранительных органов, отметив, правда, что это не системная проблема, а отдельные случаи, в которых разбирается следствие.

«Опасно, это когда мы видим факты… Когда приехала бронетехника, вывели человека, находятся силовики, явно же видно. А потом человек пропадает. И если я буду говорить, что мы это отрицаем, то людям к кому идти? И прокурор скажет, что это не так, я скажу, что это не так, все скажут… Так людям к кому идти? С кем общаться, с кем разговаривать? Конечно, это надо признавать, бояться ничего не надо…Не могу я не признавать, если приехали на БТРах, человека забрали, человек пропал… Не могу я сказать, что это не силовики».

По мнению главы Ингушетии, некоторые случаи похищений силовиками являются «заказными» преступлениями»: «Они чьи-то заказы выполняют, там, где деньги есть. Тоже может быть вполне».

С другой стороны, Евкуров отметил, что за многими «похищениями» скрывается, как выразился сам глава, «искусственное легендирование» – ухода в лес или ухода за границу.

«Вот эти люди, которые ушли в лес или за границу, про которых говорят, что они похищены, они и родителям не говорят. Родители и правда думают, что они похищены. Это тоже факты, к гадалке не ходи, это есть факты».

«Вот у нас тут есть некто Албаков, которого якобы похитили, украли и все остальное, а на самом деле его не только там оперативники слышали, его и жители села несколько раз уже видели… Следствие занимается. Я пока не хочу впереди паровоза бежать… Они должны перейти на территорию Грузии, а оттуда должны уехать куда-то за границу».

О террористах: «Умаров – реальный руководитель и самый главный бандит»

На территории Ингушетии по прежнему действуют боевики «Имарата Кавказ» под управлением Доку Умарова. Как говорит глава республики, у бандподполья – существенные проблемы с финансированием.

«… Та информация, которая поступает говорит, что у них довольно сложная ситуация с финансированием. И с продовольствием, и с амуницией, и с оружием. У них проблемы есть, но, тем не менее, они имеют силу сегодня, они имеют возможность нанести удар внезапно… Он [Умаров] реально является авторитетом, реально является главарем этой всей банды. В общем – самый главный бандит. Поэтому нельзя принижать его роль в этом деле, он реальный руководитель».

Вопреки устоявшемуся мнению, что боевикам часто помогают местные жители, продовольствием или одеждой, Евкуров считает, что это единичные случаи, а сами подпольщики пользуются методами шантажа и угроз.

«Во-первых люди местные не дают деньги и закята никакого там нет. А то, что есть подельники у бандитов на каких-то направлениях, вполне допускаю… Повторяю, что это не люди местные, как мы выражаемся, это пособники. Человек мирный никогда не будет этим заниматься…. Есть случаи, когда шантажируют, угрожают семью расстрелять, дом взорвать. Так же в предгорных селах. Люди обращаются, мы им помогаем». 

Об оппозиции: «Самое страшное, когда нет никаких критиков»

Критику в адрес властей действующий глава Ингушетии воспринимает как неотъемлемую часть политики и общественной жизни, отметив, что он готов к диалогу со всеми силами, и не подразделяет оппонентов на «плохих» и «хороших».

«Самое страшное, когда нет никаких критиков. Это сразу же надо уходить с должности, с работы надо уходить. Вообще мудрый совет тем, кто хочет сделать так, чтобы смену власти осуществили. Не надо демонстративных действий, надо просто делать так, чтоб все было тихо, чтоб все было хорошо, чтобы никто никого не критиковал. В этом случае власть сама должна уходить. Если никто не критикует, это опасно».

 

 

Признавая право ингушей на критику собственных властей, Юнус-Бек Евкуров, тем не менее, признался, что не понимает некоторых своих соотечественников. В частности, крайнее недовольство главы вызвали антиправительственные пикеты в Москве у здания Госдумы, когда с 14 по 17 мая там проходили дни Ингушетии. Протестующие обвиняли в том числе лично Евкурова в коррупции и требовали прекратить похищения и бессудные казни. Евкуров в ответ назвал действия пикетчиков «позором для любого ингуша» и обещал разобраться с теми, «кто использует этих людей».

В интервью «Кавказскому Узлу» Евкуров оценил те резкие высказывания как «минутную слабость», заверил, что сам он верит в конституционные права граждан, но предложил оппонентам «не перегибать палку» и не доводить дело до оскорблений.

«Меня задело не то, что они приехали и встали, меня в тот момент раздражало то, что нам то кажется, что мы вот такие масштабные акции проводим, имидж республики поднимаем. Даже если все так плохо, как они говорят. Но мы же — лицо Республики. А тут приехали и встали… А потом я подумал, а ради чего беситься? Может я так думаю, что это хорошо, а у него  голова по-другому думает. Это раз, а во-вторых, у него конституционное право приехать и встать где хочешь… Ну, подумал и решил, что больше к таким людям серьезно не относиться в плане того, чтоб критиковать их».

О себе: «Не такая легкая добыча»

В интервью глава Ингушетии опроверг информации о том, что его близкие родственники имеют крупные бизнес-интересы, в том числе в нефтяной отрасли.

«Жена бизнесом не занимается, дома сидит, сестры тоже ничем не занимаются, дома там, они все замужем, со своим мужьями. Братья? Нас семь братьев, один работает в строительной фирме и все. Бизнесом у нас никто из братьев не занимается, хотя надо уже подключать. Один брат пытается что-то делать, ну я думаю, что помогу ему, чтобы он дело свое открыл… Совершенно не соответствует действительности, что кто-то из нас нефтью занимается. Даже не хочу комментировать это все».

После того как на президента Ингушетии было совершено покушение, он принял решение несколько поменять работу своей охраны, однако признался что совершенно не чувствует себя более защищенным, чем раньше.

«Первая прерогатива – не делать неудобства людям… Я не под колпаком бронированным, чтобы быть полностью спокойным, что со мной ничего не случится. Но опять же, подчеркиваю, я об этом даже не думаю. Я не думаю об этом совершенно…»

«Я помню, когда Владимир Владимирович пришел в больницу и сказал мне: «Да, ты смелый, мужественный, все понятно. Но нельзя давать врагу радоваться легкой победе». Я задумался … А кто такой я? Или тот, который меня хочет ликвидировать? Почему я должен тому, кто хочет меня ликвидировать, позволить сделать это так легко? Пусть он помучается, даже если ему удастся это сделать, пусть это будет сложная схема для него, а не такая легкая добыча…».

«Кавказский Узел» специально для «Эха Москвы»

Состоявшийся 26 мая финал «Евровидения» запомнится не только праздничной атмосферой, яркими хитами и интригой соревнования за звание лучшей песни континента. Песенный конкурс в этом году прошел в Баку, а в Азербайджане не первый год продолжается острый политический конфликт. Оппозиция, обвиняющая власти в попрании прав человека и преследовании инакомыслящих, попыталась воспользоваться шансом привлечь внимание европейской прессы к ситуации в стране. Был ли услышан ее голос?

Параллельное «Евровидение»

В августе 2011 года коалиция правозащитных организаций Азербайджана приняла решение привлечь внимание к проблемам с правами человека в стране в преддверии «Евровидения-2012». Инициатива получила яркий слоган — «Пой для демократии» (Sing for democracy). В рамках кампания, в которой в основном участвовали молодые активисты оппозиционных организаций и студенты проходили «круглые столы», пресс-конференции, флэш-мобы. По словам журналиста Шахвеляда Чобаноглу, акция проводилась с тем, чтобы «мировое сообщество за красивым фасадом дворцов в Азербайджане видело и реальные проблемы».

Одна из самых болезненных проблем современного Азербайджана — наличие в тюрьмах людей, которых местная оппозиция и международные правозащитные организации считают политзаключенными. По озвученной в марте Институтом мира и демократии статистике, в стране насчитывается 63 политзека. В докладе Amnesty International «Права человека в современном мире», опубликованном 24 мая, за два дня до финала «Евровидения», говорится о 16 «узниках совести». При этом власти Азербайджана отвергают наличие в стране арестованных по политическим мотивам. Не менее острая критика звучит в адрес политики властей в отношении обеспечении свободы собраний и свободы слова, создания условий для честных выборов. Особняком стоит вопрос о нарушении прав собственности граждан. По данным главы Института мира и демократии Лейлы Юнус с 2009 года 60 тысяч жителей Баку были незаконно переселены из своих квартир под предлогом благоустройства города.

http://youtu.be/5H98dUwyHt4

Видеообращение организаторов кампании «Пой для демократии» к участникам «Евровидения»

23 мая в центре Баку около 100 активистов одетых в белые футболки с надписями Sing for democraсy вышли на акцию-прогулку с целью привлечь внимание горожан и иностранных гостей, прибывших в Азербайджан на песенный конкурс. Вскоре полиция остановила участников шествия и предложила им разойтись. Один из сотрудников МВД предложил молодым людям «сменить одежду и гулять на здоровье». Однако участники акции, заявив, что не нарушают закон, продолжили прогулку, на протяжении которой их сопровождали сотрудники полиции в штатском.

Надо сказать, что подобные акции в канун «Евровидения» вызывали интерес не только прессы, но и некоторых участников конкурса. Например, будущая победительница Лорин (Швеция) 21 мая, за пять дней до финала, посетила офис Института свободы и безопасности репортеров и встретилась с участниками инициативы.

«Наша кампания «Пой для демократии» частично достигла своих целей. На протяжении последних месяцев ведущие мировые СМИ уделяли повышенное внимание фактам нарушения прав человека и коррупции в Азербайджане», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» глава Клуба прав человека Расул Джафаров.

«Неадекватная сила» и принудительный «вывоз за город»

Официальный Баку неоднократно заверял устроителя песенного конкурса Европейский вещательный союз (EBU), что гарантирует обеспечение свободы собраний и высказываний представителям СМИ. Такие обещания содержались в письме, направленном в адрес EBU 9 октября 2011 года, они же были повторены 2 мая на женевском «круглом столе», который был организован Европейским вещательным союзом. Однако на деле власти Азербайджана активно прибегали к задержаниям активистов оппозиции и правозащитных организаций.

Последние примеры таких действий — разгон нескольких акций гражданского движения за демократию «Общественная палата» Так, 21 мая попытка провести митинг с требованием обеспечения свободы собраний и освобождения осужденных оппозиционеров переросла в стычки между сторонниками оппозиции и полицией. «Группа численностью в 60-70 человек мирно шла в сторону мэрии, скандируя возгласы «Свобода!». Однако сотрудники полиции набросились на них и стали жестоко избивать. Некоторых били ногами», — рассказала региональный менеджер по Восточной Европе и Кавказу норвежского фонда «Дом прав человека» Ане Тусвик Бонде. На ее взгляд, «полиция проявила неадекватную силу против мирных демонстрантов».

http://youtu.be/LxLKPaNyEWA

Ане Тусвик Бонде о разгоне акции оппозиции

24 мая, уже во время проведения «Евровидения» (первый полуфинал конкурса прошел 22 мая) полиция не дала провести пикет перед зданием Общественного телевидения Азербайджана, которое оппозиционеры обвиняют в невыполнении функций общественного масс-медиа. С утра некоторых активистов полицейские забрали прямо из их квартир, других «свинтили» на выходе из метро. Пятерых или шестерых людей, которым удалось все же пробиться к зданию ОТВ задержали с применением силы. «Едва Арифа Хусейнли успела назвать свое имя газете, как двое дородных мужчин утащили ее под руки и затолкнули в полицейский фургон, который быстро умчался прочь», — пишет журналист британской газеты The Times Тони Хэлпин.

На следующий день, 25 мая, сотрудники МВД воспрепятствовали проведению акции в поддержку демократических реформ, которая задумывалась как прогулка без лозунгов и плакатов. Уже за час до назначенного времени место проведения мероприятия и территория вокруг близлежащей станции метро были взяты под контроль полиции. Как только появлялись небольшие группы участников акции, их сразу задерживали и сажали в специально снятые с маршрутов автобусы и полицейские машины.

При этом азербайджанская полиция использует свое «ноу-хау» — вывоз задержанных оппозиционеров в пустынную местность, расположенную в десятках километров за пределами Баку. «В течение нескольких часов, несмотря на жаркую погоду задержанным не давали воду. Людей бросают на периферии от магистральной дороги, где машин бывает мало», — живописует практику полиции секретарь координационного совета ГДДОП Гюльага Асланлы.

«Никто не может оказать давление на Азербайджан»

«В то время, как весь мир пристально следит за выступлениями участников песенного конкурса «Евровидение», правительство Азербайджана всячески препятствует даже малейшему выражению воли собственных граждан», — отметил Георгий Гогиа, старший исследователь организации Human Rights Watch по Южному Кавказу. «Примечательно, что Европейский вещательный союз, который позиционирует себя как поборника свободы выражения, отказался публично осудить обращение властей с митингующими», — сказал Гогиа.

Другая международная правозащитная организация Amnesty International заявила, что организаторы «Евровидения» сознательно игнорируют информацию о нарушениях прав человека властями Азербайджана. Как отметил координатор кампаний организации по Ащербайджану Макс Такер, это ставит под сомнение утверждения организаторов конкурса, что его проведение в Азербайджане улучшит ситуацию с правами человека.

В еще более жестком ключе была выдержана специальная резолюция Европарламента, в которой Азербайджан призывался к прекращению подавления демократических свобод и приведению своего законодательства в соответствие с международными стандартами. «Все действия, нацеленные на подавление свободы выражений и собраний в Азербайджане, должны быть немедленно прекращены», — говорится в документе опубликованном, 24 мая в день второго полуфинала. Кроме того, депутаты Европарламента рекомендуют странам-членам ЕС принять целевые санкции против ответственных за нарушения прав человека.

В свою очередь, официальный Баку разразился резким ответным заявлением. «Обобщения и оценки по Азербайджану, без изучения ситуации в стране, ставят под сомнение беспристрастность Европарламента», — заявил официальный представитель МИД страны Эльман Абдуллаев. Спикер Милли Меджлиса страны Огтай Асадов и вовсе направил гневное письмо председателю Европарламента Мартину Шульцу, в котором назвал резолюцию «попыткой перечеркнуть» достижения властей Азербайджана в сфере обеспечения верховенства закона.

Подобая реакция не удивляет представителей азербайджанских неправительственных организаций. «Одной из причин того, что ситуация достигла такого уровня, является поведение самих западных политиков и международных структур, закрывавших многие годы глаза на попрание прав человека в угоду энергетическим интересам», — отметил глава Общества правового просвещения Интигам Алиев.

Звенья одной цепи

Cобытия, произошедшие в Баку, и последовавший за этим обмен любезностями между европейскими и азербайджанскими властями вызывают два вопроса, ответа, на которые пока нет. Что будет с участниками акций протеста, которых полицейские ничтоже не сумняшеся скручивали перед объективами зарубежной прессы, после того, как эта самая пресса покинет страну? «Мы очень беспокоимся за азербайджанских журналистов и правозащитников, которые могут быть подвергнуты репрессиям после конкурса «Евровидение», когда Азербайджан исчезнет из фокуса мировой прессы», — озвучила эту проблему корреспонденту «Кавказского узла» руководитель проектов Норвежского Хельсинкского комитета Ольга Шамшур.

Второй, более глобальный вопрос, заключается в том, какой линии стоит придерживаться мировому сообществу по отношению к организации в странах, где в разной степени ущемляются свободы и права человека, крупных культурных и спортивных событий. Ведь случай Азербайджана стоит в одном ряду с проведением этапа чемпионата мира по автогонкам «Формула-1» в Бахрейне и розыгрышем европейского футбольного первенства в Украине. Эта проблема может принять еще более острый характер во время сочинской Олимпиады, если к тому времени Россия не урегулирует политический кризис, а также вооруженный конфликт на Северном Кавказе.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Нет, не в сортире – к чему условности? Прямо на площади перед краевой администрацией, на глазах у всех и с особой жестокостью. В процессе всё снимают на камеру. Столь бесцеремонный и устрашающий метод расправы с несогласными, опробованный в Краснодаре в день инаугурации Путина, казалось бы, должен на корню пресечь в городе, а то и во всем крае, любые попытки протестов против «России с Путиным». Но этого не произошло.

«Мы его не выбирали»

В одном из предыдущих постов в этом блоге «Кавказский узел» писал о протестах, которыми  сопровождалось переназначение Ткачева на пост губернатора Кубани. «Второму пришествию» Путина, с началом чьего президентства в 2000 году почти одновременно начинал свою губернаторскую карьеру Ткачев, тоже рады не все. И если в Москве «не всех», пытавшихся своим поведением испортить старому-новому президенту праздник инаугурации, ловят и берут под арест, обвиняя в неповиновении полиции, то на Кубани ищут более изощренные способы воздействия.

Так, 7 мая сидячая забастовка «Мы его не выбирали», которой активисты краснодарского «Яблока» Алексей Мандригеля и Дмитрий Шесточенко выражали протест против инаугурации Путина, обернулась для молодых оппозиционеров водными процедурами. Сидящие на тротуаре активисты, не выдвигавшие никаких лозунгов и требований, вдруг помешали местным коммунальщикам. Восемь раз их из спецтехники облили холодной водой, снимая всё это на камеру прямо из кабины поливомоечной машины.

«Расправу» запечатлели на видео не только из кабины «карательного аппарата», но и с противоположной стороны «баррикады». В видеосюжете «Кавказского узла» об этих событиях заметно, как машина, объезжающая вокруг памятника и поливающая тротуар, притормаживает напротив сидящего на земле Алексея Мандригели и на протяжении 20-30 секунд удерживает на нем полутораметровый поток воды с сильным напором.

 

 

По версии сотрудников «Кубаньдорблагоустройство», на площади проводились работы по уборке города, а попавшие под водные струи  активисты намеренно мешали работе коммунальщиков. Но сами активисты подчеркивают, что никаких предупреждений и просьб освободить место для работы коммунальных служб им не поступало.

Коммунальщики, видимо сочтя «водное устрашение» не достаточным, пожаловались на оппозиционеров в полицию, и та решила проверить документы у участников акции. В итоге промокший после «поливания» паспорт Мандригели правоохранители сочли подозрительным, препроводили молодого человека в участок и составили протокол об «умышленной порче удостоверения личности».

Мелки на асфальте

Вновь о несогласии с властями краснодарские оппозиционеры решили заявить 10 мая. В тот день напротив здания краевой администрации прошли «народные гуляния» оппозиции. Среди участников были активисты «Яблока», «Справедливой России», КПРФ, беспартийные граждане с белыми ленточками и белыми шарами – всего порядка 30 человек. Примерно столько же на месте акции было полицейских и представителей администрации.

Акция началась спокойно, ее участники гуляли по улице, общались и всячески старались «не дать повода ищущим». Но потом вдруг … стали рисовать на асфальте мелом. Такую дерзость полицейские уже не могли оставить без реакции, и участковый уполномоченный полиции Козликин попросил Мандригелю проследовать с ним в участок, где был составлен протокол о нарушении благоустройства города. Его будет рассматривать административная комиссия.

В тот же день к родителям Мандригели в станице Брюховецкой пришли люди, представившиеся сотрудниками районной администрации, и попросили «повлиять на гражданскую активность сына».

«Подмочил репутацию»

Впрочем, пока еще голоса несогласных на Кубани достаточно тихи и скромны. И не так многочисленны, как многочисленны поводы задуматься, насколько успешным оказался за пять лет «План Путина – план Ткачева», воспетый в ролике «Единой России» незадолго до выборов в Госдуму 2007 года.  Тогда же, в 2007-м, Краснодарский край получил право принять в Сочи зимнюю Олимпиаду— 2014.

Федеральные власти, похоже, вполне довольны тем, как управляет «олимпийским» регионом Александр Ткачев —  21 марта он был утвержден губернатором Краснодарского края уже на четвертый срок. Между тем Счетная палата в годовом отчете констатировала «проблемы и риски при строительстве олимпийских объектов»: 76 из 393 объектов отстают от графика, некоторые — вообще не будут построены. А 4 мая глава Счетной палаты озвучил вывод о резком завышении стоимости строительства Центрального стадиона Сочи.

Распил «олимпийского золота» — не единственное, что ставит на вид Ткачеву оппозиция на Кубани. В числе «заслуг» припоминают ему и «крышевание Кущевки», и пресловутую «дачу губернатора» в Голубой бухте, и нескромное богатство его племянницы, которая в свои 22 года уже прославилась на весь рунет, благодаря постам Навального, как совладелица двух трубных заводов, крупного девелопера и компании, вложившей 3 млрд рублей в птицекомплекс «Югптицепром».

А в самой олимпийской столице не утихают протесты сочинцев против связанных с подготовкой к Олимпиаде человеческих издержек.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Буддистское спокойствие покинуло степи Калмыкии и вместо мантр политические ветра гонят по коридорам мэрии Элисты дух борьбы за столичную власть. Более двух месяцев городские депутаты не могли определиться с кандидатурой сити-менеджера и подспудно пытались не пустить на этот пост «креатуру главы республики», фигуранта уголовного дела о мошенничестве Артура Дорджиева. Напряжение вылилось в «захват» мэрии сторонниками Дорджиева – одним махом в Элисте сменяется не только сити-менеджер, но и мэр. Разбираться в ситуации в Калмыкию поехали замполпреда в ЮФО Леонид Беляк и куратор Калмыкии в администрации президента России Михаил Ведерников.

Заместитель мэра Элисты Валерий Хургунов пытается пройти в здание мэрии, ему препятствуют сотрудники полиции. 26 апреля 2012 г. Фото Натальи Доржиновой для «Кавказского узла»

В ночь на 27 апреля маленькая революция в мэрии Элисты привела к тому, что город де-факто возглавила новая команда. В обход стандартной процедуры назначения сити-менеджером этот пост занял протеже главы Калмыкии Алексея Орлова Артур Дорджиев. На этот пост его юридически провел бывший до недавнего времени заммэра Баатр Бадаев, который перед этим самостоятельно взял на себя полномочия мэра, отстранив прежнего.

Согласно законодательству, главой местной администрации может быть не только избираемый населением или депутатами глава муниципалитета, но и контрактный госслужащий, на которого возлагается ответственность управления хозяйственной частью города, он также контролирует бюджет и городскую собственность. Мэр города при такой схеме сохраняет политическую власть, председательствует в представительном органе муниципалитета (горсовете). То есть, мэр – это политик, а сити-менеджер, назначаемый на конкурсной основе горсобранием, держит в своих руках все городское хозяйство.

Как сообщал «Кавказский узел», в Элисте борьба за это самое хозяйство начала накаляться еще в марте, когда на внеочередном заседании Элистинского городского собрания (ЭГС) депутаты уволили прежнего главу мэрии Николая Андреева. Был объявлен конкурс на замещение должности сити-менеджера. Конкурсная комиссия определила одним из кандидатов Мингияна Яшаева, менеджера центра оптовой торговли «КИТ» (считается человеком бывшего главы Калмыкии Кирсана Илюмжинова).

Его главным оппонентом, также подавшим заявки в конкурсную комиссию, был Артур Дорджиев, которого рекомендовал глава Калмыкии Алексей Орлов, но против которого была внушительная часть депутатов. Наведя справки в местных МВД, УФСБ и прокуратуре, конкурсная комиссия выяснила, что Дорджиев является фигурантом уголовного дела о мошенничестве и отклонила его кандидатуру.

Путин рассудит?

Орлов активности депутатов не оценил и, по словам последних, начал на них методично напирать. После этого появилось письмо Владимиру Путину с просьбой повлиять на главу региона  и «прекратить репрессии» в отношении народных избранников. Его подписали семь членов горсобрания во главе с председателем Эрдни Шогджиевым, который с согласия Орлова занял нынешний пост осенью 2011 года. Теперь же, как говорилось в обращении депутатов, Орлов намекал Шогджиеву «на неверную позицию, пригрозив уволить его жену, к которой до сегодняшнего дня никаких претензий не было», с должности главного врача Центра специализированных видов медицинской помощи.

Видимо, для убедительности в горсобрании начался «слив» депутатов. Одним из уволенных оказался депутат ЭГС Савр Адьянов, написавший – как говорят народные избранники, под давлением — заявление об увольнении с должности руководителя республиканского центра молодежи.

Штурмом по саботажу

Тем временем в Элистинском горсобрании планомерно проходил саботаж заседаний, на которых должна была определиться судьба кресла сити-менеджера. Заседания с 12 по 26 апреля не состоялись 5 заседаний из-за отсутствия кворума, для которого необходимо присутствие 13 парламентарием из 24.

Впрочем, 20 апреля 15 депутатов — сторонников Дорджиева — на заседании все же назначили Дорджиева врио сити-менеджера Элисты. По словам Шогджиева, депутаты проникли, взломав дверь в приемную ЭГС, когда все сотрудники аппарата горсобрания были на субботнике. «Они провели «сходку». Иначе как заговором, попыткой захвата власти это мероприятие не назовешь», — сказал Шогджиев. В этот же день Шогджиев назначает и.о. сити-менеджера Мингияна Яшаева.

24 апреля сторонники Дорджиева заблокировали здание мэрии Элисты и попытались взять его штурмом. Яшаев сообщил, что более сотни человек собрались перед мэрией и пыталась провести в здание протеже Орлова. К месту конфликта были подтянуты силы полиции и ОМОН. Более того, Бадаев подписывает «решение внеочередного заседания ЭГС» о временном отстранении своего непосредственного начальника Шогджиева от должности председателя горсобрания.

Окончательно сторонники Дорджиева заняли мэрию ночью 27 апреля. По словам Дорджиева, сейчас ситуация «стабилизировалась». «Вся исполнительная власть в городе полностью сосредоточена в наших руках», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Артур Дорджиев.

Эрдни Шогджиев назвал происходящее «рейдерским захватом», назначение Дорджиева и.о. сити-менеджера, а Бадаева — главой горсобрания счел нелегитимным и обратился в городскую прокуратуру. Пресс-секретарь ЭГС Зинаида Нимгирова  сообщила, что в Элистинский городской суд поданы четыре исковых заявления. По двум из них решение, как предполагается, будет принято 7 мая.

Центр высылает арбитров

Политический кризис в Калмыкии привлек внимание федерального центра. В Элисту 25 апреля отправились представители аппарата полпреда президента РФ в Южном федеральном округе, в частности, заместитель полпреда Леонид Беляк. Тогда же прибыл представитель администрации президента России Михаил Ведерников, курирующий Калмыкию. А сутками ранее в калмыцкой столице появились представители Южного межрегионального координационного совета «Единой России».

Сенатор от Калмыкии Михаил Капура высказался по поводу событий сдержанно. «Устав города принят, он утвержден. Есть нормы, которые регулируют в том числе и назначение сити-менеджера, нужно следовать этим нормам», – заявил сенатор, призвав решать споры через суд.

Удалось ли повлиять федеральным фигурам на ситуацию, пока неизвестно. Если да, то влияние это оказалось явно в пользу новых хозяев мэрии. Если же переговоры еще идут, то не исключено, что ситуация может измениться на стадии судебной тяжбы.

«Лошадью ходи!»

В республике поговаривают, что за расколом и борьбой за сити-менеджера Элисты стоят разногласия между бывшим и новым главой Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым и Алексеем Орловым.

А «проилюмжиновский» Яшаев туманно называет события следствием «столкновений людей старых и новых формаций». Орлов, разумеется, свою причастность к событиям решительно отвергает. Гроссмейстер Илюмжинов (Кирсан Илюмжинов – президент шахматной федерации ФИДЕ) пока по этому поводу не высказался, но не исключено, что в этой шахматной партии есть и его ходы. Тем более, что происходящее сегодня в Элисте – практически дежавю. В версии конца 2007-2008 года в конфликт с Илюмжиновым вступил занимавший кресло мэра Радий Бурулов. В конце декабря 2007 года тогдашний глава Калмыкии попросил его добровольно оставить должность в связи с необходимостью «омоложения кадров». Мэр отказался и посоветовал Илюмжинову «самому подать в отставку». Противостояние закончилось не только смещением Бурулова с поста, но и 4 годами условно с испытательным сроком три года с лишением права занимать государственные должности в течение трех лет.

В целом ситуация вокруг поста градоначальника в Элисте напоминает больше не шахматы, а бильярд или боулинг – как будто политики и управленцы пока не определились, во что и как играть. Поэтому пока на  просторах Калмыкии практикуется куча-мала.

«Кавказский узел» специально для Эха Москвы

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире