cknot

Блог «Кавказского узла»

20 марта 2013

F

В Москве в Доме футбола завершилось заседание Контрольно-дисциплинарного комитета РФС, который вынес решение по инциденту, случившемуся 17 марта в Грозном на матче местного «Терека» и казанского «Рубина».

После удаления защитника хозяев Ризвана Уциева по стадиону через громкоговорители разнеслось оскорбление в адрес арбитра встречи Михаила Вилкова. Позже, глава Чечни и почетный президент ФК «Терек» Рамзан Кадыров заявил, что фраза, моментально ставшая мемом в Рунете, была произнесена именно им: «Извиняюсь перед всем футбольным миром за то, что сказал сгоряча. Но не перед арбитром: он заслужил имя «продажный».

Как и за что наказывали «Терек»

В итоге за «выкрик диктора» «Терек» оштрафован на 100 тысяч рублей. Еще одно наказание грозненский клуб понес за нарушение, оставшееся за пределами объективов телекамер. Глава Чечни захотел поговорить с «продажным судьей» лично. Пока шеф проводил беседу, охрана Кадырова не пускала в судейскую комнату делегата и инспектора матча, которые призваны наблюдать за качеством организации матчей.  

«Никакого физического воздействия со стороны Кадырова не было, был факт присутствия постороннего лица в комнате, что запрещено регламентом», — разъяснил журналистам председатель КДК Артур Григорьянц. Беседа обойдется казне «Терека» несколько дороже «выкрика» — те же 100 тысяч рублей плюс проведение одного домашнего матча на нейтральном поле. Со слов судьи Вилкова, находясь в судейской, Кадыров просил пояснить два момента – удаление игрока «Терека» и незасчитанный гол грозненцев. .

Как уверяет КДК, физического давления на судью никто не оказывал, но в истории чеченского клуба уже были подобные эпизоды. В апреле 2008 года КДК рассматривал дело об угрозах в адрес судейской бригады Александра Гвардиса в перерыве матча «Терек» — ЦСКА. Тогда клубу был назначен штраф в 500 тысяч рублей и 4 месяца «испытательного срока». При этом личность угрожавшего так и не была установлена. Гвардис, в отличие от Вилкова, незваного гостя в судейской комнате не узнал и, может, по этой причине был более словоохотлив: «Фамилии его я не знаю. Но человек непростой — сужу по тому, как легко и беспрепятственно он прошёл сквозь все кордоны. Он оказал психологическое давление на судейскую бригаду. Матом не ругался… Как объяснить… «Что ты судишь? Все видят, и я вижу… А ты не видишь? Да мы тебя достанем! Не здесь, так у тебя дома…» И далее в том же духе».

23 августа 2008 года на арбитра матча «Терек» — «Локомотив» Алексея Ковалева все-таки было оказано то самое «физическое давление». В перерыве матча в подтрибунном помещении стадиона он получил удар ногой, а после игры на него напали два человека, которые нанесли несколько ударов в грудь. 

Игрокам, гостившим в Грозном, доставалось и посерьезней. 4 ноября 2011 года во время матча молодежных составов «Терека» и «Краснодара» был избит игрок гостей Спартак Гогниев. Болельщиков и людей в камуфляже возмутило поведение Гогниева, удаленного за грубую игру и нецензурно оскорблявшего судью, футболистов и болельщиков. В итоге — массовая потасовка на поле и за его пределами. Гогниеву КДК назначил 50 тысяч рублей штрафа и 6-матчевую дискфалификацию, ФК «Терек» был наказан на 500 тысяч рублей. Что касается нападения на Гогниева, то чеченские следователи не нашли здесь состава преступления.   

Оскорбление судьи

КДК поспешил откреститься от оценки эмоционального выкрика главы Чечни: «КДК наказывает клуб, а не физические лица… оскорбление судьи не входит в рамки дисциплинарного регламента». В отличие от щедрого на признания Кадырова, Вилков после матча хранит молчание, до журналистов донеслась только одна реплика: «Комментариев не будет». Не спешат встать на защиту и поддержку коллеги ни футбольные чиновники, ни высшие руководители спортивных ведомств.

Откровенно говоря, никто даже не пожурил почетного президента ФК «Терек», объясняя его поступок захлестнувшими эмоциями или особенностями южного темперамента. Глава судейского корпуса итальянец Роберто Розетти тоже отказался комментировать инцидент, но отметил, что бригада Вилкова «выполнила свои обязанности на высоком профессиональном уровне».

Михаил Вилков остается один на один с Рамзаном Кадыровым, как это было и в судейской комнате «Ахмат-Арены». Оскорбленный и обвиненный в «продажности» публично, в прямом эфире футбольный судья Вилков должен искать справедливости в суде обычном. То есть подать иск о защите чести и достоинства. Но мало кто верит в справедливое судебное разбирательство.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»  

Идея жесткого разграничения национальных республик Северного Кавказа и остальной части России звучит как минимум со времен первой чеченской кампании. Однако отделение Ставропольского края от Северо-Кавказского федерального округа под лозунгом «Ставрополье — не Кавказ», в поддержку чего идут сбор подписей и митинги (последний состоялся 9 марта), похоже, стали первым конкретным планом действий, поддержанным частью населения.

«Позиция властей простая: у нас нет никаких межнациональных проблем»

Не сказать, чтобы ситуация в Ставропольском крае принципиально отличается от положения в других российских регионах. Те же проблемы с миграцией и земельные конфликты, помноженные на коррупцию в полиции и органах власти. Как и повсюду в России, выражение «столкновение культур» здесь вышло далеко за рамки оборота речи. «Позиция властей простая: они говорят – у нас нет никаких межнациональных проблем, а, следовательно, и работать в этой области не надо. А здесь нужна тщательная работа, кампанейщины быть не должно. Иначе рано или поздно ситуация выйдет из-под контроля», — резюмировал ситуацию политолог, профессор СтГАУ Юрий Ефимов в своем комментарии «Кавказскому узлу».

Триггером ставропольской волны митингов стало убийство студента Николая Науменко, совершенное в ночь с 5 на 6 декабря 2012 года около ночного клуба, предположительно, двумя уроженцами Чечни, братьями Магомедом и Висханом Акаевыми. И хотя следствие отрицало, что убийство Николая Науменко произошло на почве национальной розни, а представители администрации Невинномысска, где произошло преступление, пытались успокоить местных жителей, ситуация вышла из-под контроля.

«Нас не спросили, хотим ли жить с кавказскими республиками» — «А нас, хотим ли быть в составе России»

15 и 22 декабря 2012 года в Невинномысске прошли первые несанкционированные митинги, которые организаторы — ряд националистических организаций, в частности, незарегистрированная партия «Новая сила» — назвали народными сходами. При этом число их участников росло, полиция с каждым разом реагировала все жестче. Так, в акции 15 декабря приняли участие, по разным оценкам, от 75 до 300 человек, а 22-го на сход собрались около 400 человек, 37 из которых были задержаны.

Акция 26 января закончилась задержанием 139 человек, но самое главное — тогда впервые были озвучены лозунг «Ставрополье — не Кавказ», а также требования вывода региона из состава СКФО и ужесточения миграционной политики вплоть до «закрытия» границ края. В ходе пикетов с аналогичными требованиями, которые «Новая сила» провела 2 и 9 марта, по словам организаторов, было собрано в общей сложности 400 подписей местных жителей в поддержку этих инициатив.

«Нас не спросили, хотим ли мы жить с кавказскими республиками. Утром проснулись уже на Северном Кавказе. Мы — Ставрополье, мы — Россия. Мы не хотим и не будем бесплатным приложением к республикам, куда качают деньги из федерального бюджета, а на Ставрополье дороги не строят уже несколько десятилетий», — высказался в пользу отделения края от СКФО читатель «Кавказского узла» stavropolye ne kaffkass.

«Наших предков в свое время тоже не спрашивали, хотят они быть в составе России, просто вырезали сонные юрты и аулы, объявляя подданными Белого царя… Ставрополье и Кубань — это и есть Северный Кавказ, часть России, а кто думает иначе, тот провокатор и пособник разрушителей целостности страны, агент влияния иностранных держав», — возразил ему пользователь под ником «патрон 7.62».

Требования отделения Ставропольского края от СКФО — «бредовые», считает старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований РАН Ахмет Ярлыкапов. «Надо восстанавливать прежний ЮФО — конечно, он был разнородным. Не нужно было делить его на два округа — достаточно было отделить Волгоградскую и Астраханскую области (может, и Калмыкию тоже) — и присоединить их к Поволжскому округу. А Ростовская область, Краснодарский край, Адыгея — это все тоже Северный Кавказ! В нынешнем виде СКФО — недоразумение, но не потому, что там Ставропольский край и его надо отделять, а наоборот, потому что там нет Ростова, Краснодара, Адыгеи», — уверен кавказовед.

Очевидно, что вопрос не в том, где будет граница СКФО, и куда административно будет входить Ставрополье или какой-либо другой регион. Конфликты из-за того, что «приезжим все позволено, а своих ни в грош не ставят», «им деньги раздают, а нам дорогу не могут построить», утихнут лишь когда работа полиции станет эффективной, а распределение федеральных дотаций — прозрачным. Пока же эти простые вещи не стали повседневной практикой, убийства у ночных клубов в Невинномысске или Москве, будут сопровождаться поиском национального и религиозного подтекстов.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Приближающаяся сочинская Олимпиада рано или поздно должна была поднять вопрос безопасности на Северном Кавказе. В этом контексте «первой ласточкой» будущих зимних игр стала замена главы Дагестана, а текущая неделя началась с муссирования слухов о грядущей отставке главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова – мол, слишком мягок, не сумел утихомирить подполье так, как в Чечне Кадыров, а сроки до Олимпиады поджимают. Как рассказал сам Евкуров в эксклюзивном интервью «Кавказскому узлу», он оставляет возможность для переговоров с членами подполья не просто так – она реально работает, что видно на примере сдавшегося Арсена Дзейтова.

«Ушел по глупости»

Рабочая группа по адаптации боевиков к мирной жизни была создана в Ингушетии на рубеже 2009-2010 годов, об этом Юнус-Бек Евкуров рассказал «Кавказскому узлу» еще в мае 2011 года. Специальная комиссия же была создана в сентябре 2011 года.  В июне 2012 года в видеоинтервью «Кавказскому узлу» Евкуров заявил, что руководством республики взят курс на диалог с членами вооруженного подполья и их родственниками, на убеждение сдаваться властям под гарантии соблюдения прав.

Явка с повинной в комиссию по адаптации составила уже 46 человек – немалая цифра, учитывая, что по данным ингушских силовиков, сейчас в лесах республики скрываются 40 боевиков.

Несколько недель назад 22-летний Арсен Дзейтов, проходивший подсудимым по делу об участии в НВФ и прошедший через эту комиссию, получив условный срок, был отпущен на свободу – суд признал, что Дзейтов не совершил тяжких преступлений за две недели пребывания в «лесу». Парень оказался среди боевиков в 2009 году, когда молодежь массово уходила в Бамутский и Арштынский лес. Потом Арсен вернулся домой — по словам его матери Сони Дзейтовой, сына она вывела из леса сама, но чуть более чем через три года его задержали в Москве по подозрению в участии в НВФ. Находясь в СИЗО, Арсен рассчитывал не менее чем на 3-4 года тюрьмы.

«Он подтверждает, что ушел в лес по своей глупости и глубоко раскаивается в этом. Но ни в каких преступлениях он не участвовал, в лесу он даже зверя не ранил», — рассказала Соня Дзейтова.

20 февраля глава Ингушетии встретился с бывшим боевиком и его матерью. Во время этой встречи Евкуров поручил Совбезу особо отслеживать судьбы тех, кто встал на путь исправления.

«Жёстко говорю факты»

«Когда меня спрашивают, зачем вы бандитов уговариваете сдаться, зачем это вам надо, зачем вы их жалеете, я говорю, что я не их жалею, я в первую очередь жалею тех, кого они могут убить», — рассказал Евкуров в интервью «Кавказскому узлу».

А тем временем продолжается работа с родственниками боевиков.

«У нас есть план основных мероприятий, где прописано, когда раз в квартал с кем встречаться. Когда внезапные какие-то вещи происходят, например, ликвидация бандита, родственников приглашаю я или совет безопасности. Со всеми проводятся беседы», — подчеркнул Евкуров.

Беседы эти проводятся, как признает сам Евкуров, в довольно жестком стиле, но без незаконных перегибов — например, их не лишают социальных услуг. О таком виде «убеждения» поступали сообщения из соседней Чечни.

«Я не пугаю, а жёстко говорю факты. Я говорю всегда, что вот до этого времени вам власть пойдёт навстречу, а вот здесь мы вас уничтожим. Мы не дадим убивать людей, мы не дадим взрывать людей, мы не дадим позорить республику. Не развивается республика, потому что вы — скрытые враги, вы внешние враги, а не внутренние, вы агрессоры. Но до этого времени, в 99 процентах случаев, мы на коленях стоим, вас просим: давайте мы сохраним жизни ваших детей», — говорит глава Ингушетии, подчеркивая, что «эта работа даёт плоды свои».

Примечательно, что, согласно статистике «Кавказского узла», по итогам 2011 года в республике удалось добиться более чем троекратного, по сравнению с 2010 годом, снижения числа жертв конфликта — с 326 до 108. Значительное уменьшение числа жертв фиксировалось тогда среди всех трех категорий — силовиков, боевиков и гражданских. Показатели 2012 года не позволяют сделать вывод о продолжении такой тенденции – в 2012 году здесь число жертв в сравнении с 2011 годом выросло на 59 человек, или на 55% (167 убитых и раненых против 108 в 2011).

«Мы смотрим вперёд. Если сегодня радикально, жестко что-то делать, пройдёт 10 лет, 20 лет, 30 лет, меня не будет, но всё равно это аукнется», — отмечает, невзирая на это, глава Ингушетии.

«Если мне будет доверено, я с рвением буду продолжать работу на посту главы Ингушетии»

Впрочем, уходить Евкуров не спешит, несмотря на пророчество неназванного источника в Кремле о том, что власти России намерены до сочинской Олимпиады заменить нескольких региональных лидеров на Северном Кавказе.

«Конечно, я готов работать дальше с таким же рвением на свой народ, на свою республику и реализовывать планы, которые сегодня стоят», — говорит Юнус-Бек Евкуров, признав, что в работе властей были допущены ошибки и остается ряд нерешенных проблем.

Для него нет разницы, будет ли он переизбран на всеобщих выборах, или назначен главой государства. «Я ни меньше, ни больше работать не буду, я буду работать так, как работал», — утверждает глава Ингушетии, впрочем, замечая, что экономически для страны выгодно, если президент страны, которого выбрал народ, назначает глав регионов — «денег не надо на выборы тратить».

Отвечая на вопросы «Кавказского узла», Евкуров также обрисовал свое мнение по проблемам урегулирования границ между Ингушетией, Чечней и Осетией, прокомментировал громкие дела,  связанные со случаями похищений жителей республики. Он также поведал, что в Ингушетии выросло число детсадов, несколько снизилась безработица, расследуются крупные махинации с материнским капиталом, а также готовится к открытию курорт Армхи.

Интересно, что новый горнолыжный курорт, открытие которого намечалось еще 5 февраля, но несколько раз переносилось из-за теплой погоды, строился без поддержки «Курортов Северного Кавказа» — корпорации, возглавляемой Ахмедом Билаловым. В отличие от Евкурова, Билалов недавно попал в опалу Путина и был уволен с должности председателя совета содействия Олимпийского комитета России — не выдержал напряжения предолимпийского Сочи.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

7 февраля «в связи с многочисленными обращениями от государственных и общественных структур» президент Азербайджана Ильхам Алиев своим распоряжением лишил звания «Народного писателя» 75-летнего Акрама Айлисли. Роман «Каменные Сны», написанный еще в 2006-м и вышедший в Баку в 2011-м, вызвал бурную реакцию властей именно сейчас.

Основной сюжет книги — бакинские события 1989-90 годов, которые до сих пор питают огонь армяно-азербайджанской вражды. Также в романе описывается история Айлиса, родного села писателя, армянское население которого было уничтожено в результате действий турецких войск в 1919 году. Главное обвинение в адрес писателя — искажение исторических фактов. По мнению непримиримых противников романа, автор перешел ту грань, за которой нет пути назад. А именно — встал на сторону армян. Причем, то обстоятельство, что речь идет о «художественном тексте», вообще не является доводом для критиков.

Однако, дело не ограничивается обвинениями Айлисли в «проармянстве» и оскорблении миллионов азербайджанцев — писатель вполне мог ожидать такого резонанса от своей книги. Дело в том, что решению Алиева предшествовал ряд подготовительных мероприятий.

31 января группа из 30 молодых людей пришла к дому писателя. Скандирования «Акрам Айлисли — армянин!» закончились сожжением портретов писателя. 1 февраля более 50 сторонников правящей партии провели в Баку акцию под названием «Похороны книги писателя Акрама Айлисли». Под лозунгом «Его книги должны быть погребены!», томик «Каменных снов» был отправлен в импровизированный гроб с начертанным на нем крестом. Эта инсценировка напомнила акцию десятилетней давности у здания Большого театра в Москве, когда «Идущие вместе» метали в унитаз книги писателя Сорокина. Однако, тексты Сорокина не возбуждали реакцию в стенах ГосДумы, а президент Путин не выступал в роли цензора.

Акрам Айлисли. Фото «Кавказского узла», Азиз Каримов

В Азербайджане же роман разбирали на заседании парламента, депутаты требовали жестких санкций в отношении литератора, вплоть до лишения гражданства и запрета распространения романа на территории Азербайджана. 5 февраля были уволены с работы сын и жена писателя, в течении 30 лет работавшая директором детской библиотеки. Самого Айлислы глава государства лишил персональной президентской премии в 1000 манат (1227 долларов). Нельзя исключать, что у него отберут и две государственные награды — ордена «Истиглал» и «Шохрат» («за выдающиеся заслуги перед азербайджанской литературой»). По крайней мере, такой шаг будет полностью соответствовать логике азербайджанских властей.

Сам опальный писатель оценивает развернутую против него камапанию со стороны СМИ и государства как «беспрецедентный пример нетерпимости к свободе слова и выражений»: «Сожалею о принятии таких решений в государстве, Конституция которого гарантирует свободу слова», заявил в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» сам Айлисли.

Может ли художественное произведение оскорблять одни народы и возвышать другие, решать самим читателям. Айлисли говорит, что попытался сделать первый шаг навстречу примирению и призывает последовать своему примеру армянских писателей. «Каменные сны» озаглавлены самим автором как роман-реквием. Возможно, именно этой травлей азербайджанские власти исполняют реквием по возможности мирного решения конфликта между двумя народами.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Включить казачий народ в Общероссийский классификатор информации о населении и «не препятствовать деятельности казачьих национально-культурных автономий на территории России» потребовали от Путина российские казаки. Под обращением, направленным Путину 24 января казаками Москвы, на сегодняшний день собрано 2 897 подписей. Аналогичное обращение готовят казаки Дона, поддержавшие инициативу масштабным митингом в Ростове с требованием признать казаков народом.

«Казаков воспринимают как ряженую клоунаду»

На санкционированный митинг в Ростове 26 января собрались порядка 700 донских и терских казаков. Приехали также потомки казаков из Москвы, Пятигорска и других городов России. Кто-то был одет в национальную казачью одежду, молодежь в основном пришла в обычных куртках и пальто, но старинные казачьи песни и традиционное казачье «Любо!» не давали усомниться в том, что на митинг съехались казаки. Несмотря на ветер, снег и минусовую температуру, ораторы были полны энтузиазма.

«Кавказский узел» представляет видеосюжет о митинге казаков в Ростове-на-Дону

На митинге звучали требования восстановить для казаков статус народа, приняв соответствующие нормативные акты, и «прекратить огульное массовое самоверстание этнически неказачьего населения в казаки». Организатор акции атаман Зимовниковского юрта Павел Сериков заявил, что «казаков принуждают отказаться от своей этнической сущности».

«Создается огромное количество казачьих структур, целые президентские советы, департаменты по казачеству. В 99% это бюрократические структуры, в которых работают люди, абсолютно далекие и непонимающие суть вопроса. Такое положение дел привело к тому, что неказачье население, и сами казаки, воспринимают казачье население как ряженую клоунаду», — заявил с трибуны Павел Сериков.

Казаков возмущает, что в ЗАГСах и судах отказываются писать национальность «казак», ссылаясь на Общероссийский классификатор информации о населении России, где казаки не внесены в список национальностей.

Казак станицы Семикаракорская Михаил Третьяков рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что у него уже трое детей, но еще ни разу в ЗАГСе ему не разрешили вписать национальность «казак» в свидетельствах.

Из этих, в частности, соображений в обращении к Путину казаки требуют «к себе отношения со стороны органов государственной власти России как к равноправному народу среди других народов Российской Федерации».

«Казачий народ — это МЫ!»

«В переписях населения 2002 и 2010 года мы написали в графе национальность, что мы – казаки. Однако в опубликованных результатах последней переписи мы обнаружили, что такой национальности нет, и казаки в ней представлены как часть (субэтнос) русского народа. Мы такого в анкетах не писали, и такого варианта ответа при переписи не было. Это очевидная фальсификация. Что произошло с нашими анкетами при подсчете результатов переписи?» — вопрошают в своем обращении казаки.

В официальных результатах переписей у них «вызвало крайнее удивление уменьшение за 8 лет численности казачьего народа, представленного в переписи в виде «субэтноса», более чем в два раза, со 142 тыс. до 67 тыс. казаков».

«Чем вызвано такое стремительное уменьшение численности этноса в столь краткий промежуток времени, в отсутствии большой войны и массовых эпидемий? Только массовыми фальсификациями и подтасовками результатов. Но с какой целью?» — ответа на эти вопросы ожидают от Путина российские казаки.

«Настоящим обращением мы заявляем, что казачий народ существует. Он был, есть и будет. Казачий народ — это МЫ!» — резюмируют авторы обращения.

Атаман Зимовниковского юрта Павел Сериков рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что идея написать обращение возникла у казаков в Москве, но совпала с инициативой донских казаков. «Я и многие другие донские казаки подписали это обращение», — сказал Сериков, пояснив, что оно в точности сходно с тем, что готовятся направить Путину и донские казаки.

Это уже второе подобное обращение казаков к властям России. Первое было подано 2 февраля 2012 года в приемную администрации тогдашнего президента РФ Медведева. «Но полученный через два месяца ответ свидетельствует о том, что лица, его писавшие, абсолютно не поняли содержания обращения. В ответе ни разу не употребляется выражение «казачий народ», хотя только о нем и его попранных правах идет речь в обращении, и казаки и казачки ставят подписи под ним именно как представители казачьего народа», — поясняют свое недовольство инициаторы нового обращения

«У вас партия, а мы зато — народ!»

Казаки уже давно добиваются признания их народом, причем репрессированным, прокомментировал «Кавказскому узлу» инициативу казаков с обращением к Путину политолог, директор фонда «Прикладная политологи» Сергей Смирнов. В этом он видит и экономическую подоплеку: «Преференции для бизнеса, выплаты, компенсации и так далее. Вопрос, почему это снова возникло именно сейчас, ведь последние 10-7-8 лет назад этого практически не было. Одна из причин – это реакция определенной группы казачьих активистов на создание Казачьей партии РФ. Звучит примерно так: «У вас партия, а мы зато — народ!».

«Казачья партия России» создана 24 ноября 2012 года, ее возглавил замгубернатора Ростовской области Сергей Бондарев, по словам которого «казак — это сословие, это часть гражданского общества, поэтому партия не создана по национальному, религиозному или еще какому-либо другому признаку». 

Власти России не признают казаков народом из-за боязни территориальных претензий, такое мнение озвучил «Кавказскому узлу» адвокат и этнический казак Роман Кравцов. «Дело в том, что по закону «О реабилитации репрессированных народов» народ, признанный репрессированным, имеет право на восстановление незаконно упраздненных национально-территориальных образований. Правительство, мне кажется, думает, что реабилитация репрессированного казачьего народа будет проходить с требованием вернуть казакам землю».

 «Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

На сегодня намечено ключевое заседание по делу об убийстве Юрия Буданова. В Мосгорсде выступит очевидец преступления, которому удалось рассмотреть внешность убийцы печально известного участника чеченской кампании. Если Александр Евтухов подтвердит свои показания предварительному следствию, а именно, что убийца совершенно не похож на подсудимого Юсупа Темерханова, то это может привести к серьезному кризису линии обвинения.

«Это никак не сходится с внешностью Юсупа Темерханова»

«Александр Евтухов описывает стрелка как парня лет 25-30 ростом около 175 см со светлыми волосами. Это никак не сходится с внешностью Юсупа Темерханова. Юсуп — очевидный брюнет, кроме того, он высок (точно более 185 см) и худощав», — написал Мурад Мусаев, адвокат подсудимого, на своей странице в Facebook.

В то же время некоторые свидетели обвинения описывают убийцу Буданова как брюнета. «Мужчина, который стрелял, был лет 25-30, высокого роста, примерно 175-180 сантиметров. У него были темные волосы», — рассказала допрошенная 6 декабря 2012 года Мария Минакова.

«Я просто изменил номер телефона»

Буквально за три дня до процесса, 18 января, адвокат Мусаев обвинил спецслужбы в похищении Александра Евтухова с целью заставить того изменить показания. «Евтухов дважды пытался улететь в Барнаул — сначала, 14 января, из аэропорта «Домодедово», где он был задержан неизвестными, а сегодня из «Шереметьево», но не явился туда на посадку», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» «адвокат подсудимого Мурад Мусаев. По его словам, другому адвокату Александру Егорову в аэропорту «Шереметьево» сообщили, что Евтухова «забрали какие-то эфэсбэшники».

«Егоров тут же написал заявление по факту похищения. Мы в Москве тоже подали два заявления — по первому факту в «Домодедово» и по второму. Я лично подал заявления в Следственный комитет, в МВД, в Мосгорсуд и в прокуратуру, а Егоров — в местный отдел полиции», — сообщил подробности Мусаев.

Он добавил, что мобильный телефон свидетеля выключен, а родственники не знают, где он. «Это чистой воды саботаж. Наши оппоненты до конца процесса продержат его там, откуда он не сможет вещать, или приведут его на допрос, возможно, уже на ближайшее заседание, 21 января, но уже так «обработанного», — поделился своими опасениями адвокат.

Едва взорвалась эта «информационная бомба», сам свидетель «нашелся» и заявил, что никуда не исчезал. «Я просто изменил номер телефона», — заявил он, подтвердив, что даст показания  в Мосгорсуде 21 января.

«Никто не освобождал условно-досрочно бандитов»

По версии обвинения, подсудимый мстил за смерть отца, который был расстрелян предположительно российскими солдатами в ходе второй чеченской кампании, а Юрий Буданов, получивший в 2003 году 10-летний тюремный срок за жестокое убийство юной чеченки Эльзы Кунгаевой, был «ярким представителем группы военнослужащих, неприязнь к которым испытывал Темерханов». Защита настаивает, что Буданов был расстрелян из мести за Кунгаеву, Темерханов же не является ни родственником погибшей, ни ее односельчанином.

Рассматриваемое Мосгорсудом дело подлило масла в огонь многолетнего спора, разделившего общество на тех, кто осуждал бывшего полковника, и сочувствовавших ему как косвенной жертве чеченского конфликта. В этот же контекст вписывается досрочное освобождение Буданова из колонии в январе 2009 года, произошедшее вопреки протестам адвоката семьи Кунгаевых Станислава Маркелова.

«Никто не освобождал условно-досрочно гелаевцев, бараевцев и других бандитов», тогда как «их деяния и поступок Буданова принадлежат к одной категории — преступления против личности», цитировались слова Маркелова в статье, опубликованной в издании «Частный корреспондент» за авторством Анастасии Бабуровой. Убийство Маркелова и Бабуровой через несколько дней после выхода Буданова на свободу, расстрел последнего и суд над Темерхановым еще больше углубили линию раскола в обществе.

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы»

На Олимпиаде в Сочи в следующем году планируется широко использовать мало известный пока в России аттракцион под названием «Зорб», представляющий собой трехметровую резиновую сферу для скатывания по склонам. В частности, сразу несколько десятков таких шаров должны участвовать в церемонии открытия Игр-2014. Однако, не дождавшись своего «звездного часа» в Сочи, «зорб» уже «прославился» на соседнем горнолыжном курорте Домбай, где оказался аттракционом с летальным исходом…

Трагедия произошла 3 января. Туристы из Ставропольского края — 27-летний Денис Бураков и 33-летний Владимир Щербов поднялись по канатной дороге из поселка Домбай в горы на более чем 2400 метров и решили воспользоваться аттракционом «Зорб».

Планировалось, что, погрузившись в надувной шар диаметром 3,5 метра, молодые люди скатятся по специально отведенному маршруту. Однако в результате отклонения от запланированного маршрута шар упал в ущелье «Гоначхир» со склона 70-80 градусов. Зорб пролетел около километра и упал на ледяное покрытие расположенного в ущелье озера. И хотя улетевших в шаре отдыхающих удалось обнаружить живыми, во время транспортировки один из парней скончался от полученных повреждений. Второй молодой человек с серьезными травмами госпитализирован в больницу Карачаевска.

Аттракцион «Зорб». Фото компании Air Castles.

Первый спуск зорба стал последним

В Домбае аттракцион «Зорб» был установлен на склоне ровно за час до трагедии, а туристы из Ставрополья оказались первыми, кто за 300 рублей рискнул спустился по склону в надувном шаре.

В Следственном комитете, занимающемся расследованием трагедии, сразу предположили, что владельцы зорба действовали без лицензии. По факту случившегося было возбуждено уголовное дело по статье, которая предусматривает до шести лет лишения свободы.

«Лица, предположительно причастные к произошедшему инциденту, не были объявлены в розыск. Их личности установлены, и с ними отдельно проводится работа. После допроса будет решаться вопрос о предъявлении им обвинения и возможном аресте», — сообщил вчера, 9 января, «Кавказскому узлу» старший помощник по взаимодействию со СМИ следственного управления Следственного комитета России по КЧР Сергей Шуваев.

Впрочем, на данный момент уже известно, что первый задержанный – 25-летний местный житель – признался следователям, что покупал зорб и сам непосредственно запускал шар с туристами со склона. Это подтверждается видеозапись сделанная очевидцами трагедии и распространенной в сети Интернет.

«Нарушены все мыслимые и немыслимые правила»

На этой же видеозаписи отчетливо видно, что трасса, по которой планировалось экстремальное путешествие на зорбе вообще никак не оборудована и представляет собой извилистую не огороженную поверхность. Шар весом порядка 80 кг с двумя мужчинами внутри запускался вручную два оператора.

То, что причиной трагедии стали именно нормы безопасности, а точнее пренебрежение ими, подтверждают и специалисты. По мнению инструктора по зорбингу Сергея Мешкова, правильно организованный зорбинг считается одним из безопаснейших видов экстремального отдыха, однако на аттракционе в Домбае был допущен целый ряд серьезных нарушений.

В частности, трасса была слишком длинной и ничем не перекрытой, а на сам шар не была надета необходимая для такого крутого склона тормозящая сетка. «Также в зорбе должны быть установлены жесткие сиденья, что помогло бы избежать перелома позвоночника у погибшего туриста, а для обслуживания зорба необходима бригада минимум из шести человек», — приводит «Комсомольская правда» слова инструктора.

По мнению руководителя сайта любителей зорбинга Zorb.lv Лео Юнзиса, в Домбае «были нарушены все мыслимые и немыслимые правила безопасности».

К слову, согласно инструкции по применению аттракциона на сайте «Все о зорбах», уклон для катания должен быть в пределах 12-15°, оптимальная рекомендуемая длина трассы — около 150 метров. При этом при организации стационарной трассы для зорбинга «должны проводиться подготовительные земляные работы: оформление желоба для проката шара по всей длине трассы, ширина желоба около трех метров, глубина около метра (цифры условны), главное условие – избежать выкатывания зорба за пределы желоба; желоб засеивается газонной травой, либо застилается искусственным материалом»

«Серая зона» в законодательстве

Впрочем, условны не только требуемые размеры желоба для аттракциона, но и сами требуемые меры безопасности при зорбинге, считают юристы. Поскольку российское законодательство такого вида деятельности просто не знает.

По мнению адвоката Игоря Трунова, катание на «зорбе» оказалось в «серой зоне» действующего законодательства, которое никак не регламентирует подобного рода деятельность. «Потому что действующие законодатели в 90% случаев не подозревают о существовании самих «зорбов», — сказал он «Кавказскому узлу». — Я думаю, что это местная самодеятельность, которая при самом лучшем раскладе имела форму частного предпринимателя, оказывавшего неограниченный спектр услуг, в том числе обучение катанию на лыжах, инструктаж по скалолазанию».

Трунов предполагает, что в связи с этим не существует и никакой страховки для катающихся на «зорбах» туристов. «Это – предмет будущего. Поэтому эти трагичные ситуации и, как следствие, большие материальные затраты на возмещение вреда на лечение или погребальные расходы остаются на плечах потерпевших, — говорит он. — При самом благоприятном раскладе может быть возбуждено уголовное дело в отношении организаторов подобного рода услуг за халатность или незаконное предпринимательство. И в случае вынесения обвинительного вердикта в рамках уголовного судопроизводства семьями погибших, либо оставшимися в живых потерпевшими могут быть заявлены гражданские иски в адрес осужденных».

«Зобр с криминальным подтекстом»

Между тем, трагедия в Домбае получила и «криминальный» подтекст: в блогах и на сайтах любителей зорбинга в последние дни распространяется информация о том, что оборудование, которое использовалось на курорте, было украдено у законного владельца в 2009 году.

Вчера, 9 января, популярный блогер ntv опубликовал рассказ человека, представленного как прежний владелец указанного зорба. По его словам, в 2009 году в Домбае оборудование для зорбинга было отнято у него в результате разбойного нападения.

Информацию подтверждает и руководитель сайта любителей зорбинга Zorb.lv Лео Юнзис. «В 2009 году именно этот шар украли у владельцев», — утверждает он.

Нелегалы на склонах гор

После трагедии прокуратура Карачаево-Черкесии начала проверку данных всех аттракционов, находящихся на территории как поселка Домбай, так и Архызского ущелья.

На данный момент уже известно, про проходящая проверка малого туристического бизнеса на территории региона выявила значительное число нелегальных предпринимателей. И хотя официальная статистика правоохранительных органов пока не названа, по данным администрации Карачаевска, число нелегальных предпринимателей на курорте Домбай составляет от 50 до 100 в зависимости от сезона. По сути, получается, что если не все, то каждый второй как минимум…

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы»

Дубровка, Беслан, Домодедово – для многих эти некогда мирные названия навсегда останутся связанными с кровью и террором. Для меньшинства россиян актуален вопрос, почему государство ни де-факто, ни даже де-юре не несет ответственности за очевидные промахи в вопросах безопасности? Вчера, 26 декабря, Лефортовский суд Москвы признал незаконным бездействие следователей по возбуждению уголовного дела против руководителей операции по освобождению заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году. 

Митинг в память жертв теракта на Дубровке. Чистопрудный бульвар, Москва, 26 октября 2009 года. Фото корреспондента «Кавказского узла»

  Бездействие незаконно

Претензии родственников жертв касаются не самих бойцов спецназа «Альфа», штурмовавших захваченный театральный центр, а лиц, которые должны были руководить всеми этапами спецоперации – от выбора усыпляющего газа и обеспечения антидота не только для спецназовцев, но и заложников и до грамотного оказания медпомощи заложников, именно из-за отсутствия которой, по мнению потерпевших, и погибли 125 из более 700 пострадавших.

Как писал «Кавказский узел», добиться оперативного расследования в российских судах вскоре после трагедии потерпевшим не удалось, в итоге в 2004 году им пришлось обращаться в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение права на жизнь, права на справедливое судебное разбирательство, права на эффективные методы защиты и правомерность деятельности спецслужб при предотвращении теракта. Пострадавшие требовали компенсации за нарушение их прав. В декабре 2011 года ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в пользу 64 истцов в общей сложности около 1,24 миллиона евро — от 9 тысяч до 66 тысяч евро каждому.

Но жертвы терактов не оставляли надежду добиться справедливости в собственной стране и в начале июля 2012 года направили заявление главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой возбудить новое уголовное дело против организаторов первой помощи пострадавшим, обвинив их в халатности. В октябре Следком в возбуждении дела отказал. Отказ был обжалован и признан незаконным Лефортовским районным судом Москвы, что, в свою очередь обжаловала прокуратура. Эту жалобу удовлетворил Мосгорсуд, что снова не удовлетворило защиту пострадавших, и та подала кассацию на это решение.

Сегодня Лефортовский суд снова стал на сторону потерпевших и признал бездействие следствия незаконным. По словам Игоря Трунова, защищающего интересы пострадавших, во время суда следователь не смог четко объяснить причину, по которой он отказывает в возбуждении уголовного дела. Поэтому судья признал проволочки в расследовании незаконными.

Какие действия последуют от следствия дальше, нам предстоит увидеть в ближайшем будущем. А пока… А пока не покидает ощущение системности проблемы, которую невозможно решить наказанием конкретного лица или группы «высоких» чинов.

Привлечь невозможно…

Трунов, который участвует не только в судебных процессах по терактам на Дубровке и в Домодедово, но и по взрывам дома на улице Гурьянова, на станциях метро «Автозаводская» и «Рижская» в Москве, намерен добиваться юридического признания государства виновным в непредотвращении теракта.

Сейчас российское законодательство устроено так, что невозможно обратиться в суд с претензиями о причинении какого-либо вреда гражданину со стороны государства и государственных структур – говорит адвокат, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов.

«Это пробел в законодательстве. Силовиков надо привлекать с самого верха, с министра, и до низа. Я говорю о взыскании, а не об увольнении или уголовной ответственности. В случае с Домодедово – дисциплинарный выговор Нургалиеву (экс-министр МВД России. — Прим. «Кавказского узла») о неполном соответствие служебному положению», — считает адвокат.

«До сих пор ведомства не отчитались и не дали гарантий, что впредь не произойдет «Домодедово-2», — подчеркнул Черноусов.

Пострадавшие от терактов уже пытались добиться наказания конкретной структуры – Национального антитеррористического комитета – но пока безуспешно.

«Мы уже обращались в суд с требованием признать незаконными действия и бездействие Национального антитеррористического комитета (НАК) РФ в деле о терактах в метро в 2010 году (утром 29 марта 2010 года произошли два взрыва на станциях Московского метрополитена «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии. — Прим. «Кавказского узла»), но потерпевшего, подавшего заявление, «придавили», и он по телефону сообщил, что отказывается от жалобы, при этом объяснить свои действия боится. По теракту в Домодедово мы прорабатываем аналогичную ситуацию, запустили иск к аэропорту, собираем документы для подачи в суд на действия и бездействия НАК», — заявил в интервью корреспонденту «Кавказского узла» Трунов.

К слову, если обратить внимание на видео, снятое корреспондентом «Кавказского узла» вскоре после теракта в Домодедово, даже сразу после теракта в поведении и словах представителя НАК – а в его лице и всех силовых структур – наблюдалась некая растерянность и неготовность к происходящему.

Полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях, заслуженный юрист России Михаил Барщевский также в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» отмечает, что юридически привлечь к уголовной ответственности ту или иную госструктуру невозможно.

По мнению юристов, проблему необходимо решать на уровне закона, причем так, чтобы компенсация за нарушенный закон значительно перекрывала ущерб от той же халатности. В частности, Черноусов предлагает реанимировать проект закона «О социальной защите граждан, пострадавших в теракте», который составили организация «Голос Беслана» (создана после теракта в Бесланской школе в 2004 году. — Прим. «Кавказского узла») и часть адвокатов пострадавших при захвате заложников на Дубровке.

Митинг в память жертв теракта на Дубровке. Чистопрудный бульвар, Москва, 26 октября 2009 года. Фото корреспондента «Кавказского узла»

«Если вспомнить, что при взрывах на Каширке (теракт в жилом доме на Каширском шоссе в Москве 13 сентября 1999 года. – Прим. «Кавказского узла») и Гурьяново (теракт в жилом доме 8 сентября 1999 года. — Прим. «Кавказского узла») пострадали три тысячи человек, при этом государство «помогло» им пятью тысячами рублей на человека, законопроект необходимо востребовать», — говорит соавтор законопроекта Игорь Трунов.

«Раз полиция непрофессиональная, пусть тогда будет высокая компенсация, хотя и она не вернет людям родственников», — отметил Черноусов.

Законопроект есть, ответа — нет

Законопроект предполагает обеспечение пострадавших при террористических актах бесплатным медобслуживанием, оплачиваемым проездом на всех видах транспорта, льготами на коммунальные услуги (50%), единовременной финансовой выплаты пострадавшим в качестве компенсации морального вреда и предоставление санаторно-курортных путевок, а также предполагает выдачу пенсий родителям погибших с момента гибели заложников.

По словам Трунова, составленный законопроект уже направлен председателю Госдумы Нарышкину, а также разослан главам всех парламентских партий. Но, как отмечает защитник, ответа от госслужащих пока нет.

Анна Политковская, участвовавшая в переговорах во время захвата заложников на Дубровке, однажды так описала показавшееся ей отношение представителей госструктур к тем, кто тогда находился под дулом автоматов террористов: «Все, что касалось тяжелого положения заложников, воспринималось крайне холодно… Они готовили штурм. Человек пыль, человек никто, мы здесь решаем свои задачи».

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Событие, произошедшее 16 ноября в дагестанском селе Гимры, а именно метание камней местными жителями в сторону приезжей полиции, вызвало живой интерес и среди авторов «Эхо Москвы». «Кавказский Узел» уважает взгляды на это события госпожи Латыниной и Сурена Газаряна, но мы считаем важным прояснить некоторые детали противостояния властей и жителей села в конкретном случае и в течение последнего года.

Попытаемся восстановить хронологию событий вокруг противостояния полиции и местного населения в Гимрах. Трое жителей села Ахмед Магомедов, Али Сулейманов и Шамиль Нурмагомедов вечером 15 ноября должны были вылететь из аэропорта Махачкалы в Стамбул. Однако ночью встречавший их в Турции человек позвонил в Гимры и сообщил, что гости из Дагестана не прилетели. Родственники пропавших начали поиски, от очевидцев стало известно, что молодых людей при посадке в самолет забрали вооруженные люди, которые принялись их избивать прямо в аэропорту. Позже МВД распространило информацию, что все трое были задержаны по подозрению в хранении оружия. 28 октября в Гимрах оперативники обнаружили боеприпасы в автомобиле ВАЗ-213100, принадлежащем одному из местных жителей.

«Мы обратились во все инстанции, но везде нам заявляли, что ничего не знают, поэтому было принято решение заблокировать Гимринский мост. Пойти на это нас заставили, хотя мы и понимали, что приносим беспокойство людям, которые проезжают по дороге», — сказал в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» житель села Шамиль Магомедов.

Утром 16 ноября около 500 жителей сел Гимры и Харачи перекрыли движение по мосту на подъезде к Гимрам рядом с Ирганайской ГЭС. Гимры – важный транспортный узел, связывающий дагестанскую столицу с труднодоступными горными районами: на разблокирование трассы выдвинулась оперативная группа из местных и прикомандированных из других регионов полицейских. По свидетельству местного жителя «с целью разгона собравшихся они открыли стрельбу в воздух, применили дымовые шашки, дубинки, прочие спецсредства». Молодежь и несколько женщин стали закидывать полицейских камнями, в результате — повреждения получили двое полицейских  и служебный «уазик». Среди сельчан никто не пострадал.

Противоборствующие стороны отступили на свои позиции, в это время на переговоры с протестующими прибыли власть имущие, в том числе из республиканского МВД. После полудня 16 ноября, когда сельчан заверили, что пропавшие найдены и будут транспортированы из Махачкалы в Унцукульский район, движение по Гимринскому мосту было восстановлено.

Жители селения Гимры разблокировали дорогу после встречи с представителями власти. Дагестан, 16 ноября 2012 г. Фото «Кавказского Узла» , Ахмед Магомедов

К 12 часам дня 17 ноября около 70 человек снова перекрыли трассу. Новая акция продолжалась два часа, пока полицейские не сообщили, что трое задержанных в аэропорту были отпущены без предъявления обвинения. Местные жители рассказали корреспонденту «Кавказского Узла», что по данному делу о хранении оружия задержан бывший имам села Гимры Магомедсагид Абдуллаев, который сам явился в полицию вечером 17 ноября с повинной. Абдуллаев признал, что оружие, найденное оперативниками 28 октября в Гимрах и, вероятно, ставшее причиной несостоявшегося полета трех гимринцев в Стамбул, принадлежит ему. Местные уверены в невиновности экс-имама, и считают, что он решил таким образом предотвратить возможные беспорядки.

В МВД Дагестана сообщили, что видео, на котором зафиксировано метание камней в полицейских, сейчас тщательно исследуется «с целью выявления виновных лиц и организаторов провокации». Спустя несколько дней, 22 ноября местные жители сообщили о том, что село заблокировано силовиками, были перекрыты все выезды и полиция досматривает документы выезжающих. Гимринцы тут же заподозрили полицию в поисках камнеметателей, но никто задержан не был. В МВД Дагестана информацию о блокировании села не подтвердили.

Дорожный протест: шантаж или народная воля?

Читатель «Кавказского Узла» под ником ahmed-05 в своем не верит в искренность гимринской вольной демократии и считает, что люди готовы пойти на любые шаги, чтобы обелить своих односельчан, связанных с вооруженным подпольем.

Пользователь под ником адвокат-раджабов-арсен в своем комментарии напротив делится мнением: «В условиях, когда законодательство против людей, когда «слуги народа» его пользуют, только высоко организованное гражданское общество может противостоять произволу. То, что делают люди в Гимрах, это один из возможных  способов выживания, и не повернётся язык назвать эту акцию незаконной». 

Уже не первый раз трасса «Ботлих — Махачкала» становится для гимринцев ареной для выступлений, а после недавнего открытия Гимринского тоннеля возможностей обратить на себя внимание становится еще больше.

21 февраля гимринцы перекрывали дорогу в связи с похищением односельчанина Магомеда Гамзатова. По свидетельству жены, рано утром прямо из дома его забрали вооруженные люди в масках и камуфляже. На следующий день Гамзатова отпустили. Трассу в районе Гимров облюбовали жители и других селений. В октябре ее перекрывали жители соседнего села Цатаних, глава которого, по мнению односельчан, был похищен. До настоящего момента судьба Шамиля Сайпулаева неизвестна.

Гимры как центральный излом дагестанского сюжета

Гимры, родина имамов Газимагомеда и Шамиля, а также лидера дагестанских боевиков Ибрагима Гаджидадаева, остается источником головной боли для федеральных и республиканских властей и символом сопротивления для наиболее радикально настроенных к присутствию Москвы на Кавказе местных жителей.

В современную российскую историю Гимры часто становились объектом повышенного внимания силовых ведомств. 2012 год не стал исключением, и начался для гимринцев масштабной контртеррористической операцией с привлечением авиации и бронетехники, сопровождавшейся введением комендантского часа и обходом каждого сельского двора.

 

Дагестан: КТО в Гимрах. Видео «Кавказского Узла»

В ходе КТО, по словам местных жителей, сотрудники правоохранительных органов неоднократно превышали свои полномочия, оказывая физическое давление: рассказывали о случаях избиения, в том числе подростка. В итоге около 1000 человек приняли участие в митинге с требованием отмены режима КТО в селе, в ходе которой удалось встретиться с представителями силовых структур. Главная претензия – никто не объяснил сельчанам почему они вдруг в одночасье оказались осажденными своими же согражданами в собственном селе.

Многие за пределами Кавказа задаются вопросом – что же на этом Кавказе действительно происходит? По сути, все то же, что и в Большой России, только со своим особенным колоритом. На примере Гимров мы видим свою мини-Болотную, только в отличие от Москвы, камнеметателей вряд ли посадят в тюрьму, полиция сюда если и наведывается, то со внушающем трепет подкреплением, на переговоры с демонстрантами приезжают люди из Махачкалы. Площади, дороги, «баррикады» становятся не местом праздного времяпрепровождения, а инструментом реального давления на власть, с которым та, в свою очередь, вынуждена считаться.

 «Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Закрыть «Музей советской оккупации» в Тбилиси. Кампанию с таким требованием проводят ряд грузинских общественных организаций. В ближайший четверг организаторы обещают озвучить число собранных ими подписей противников музея. Участники подобных акций тут же были бы высмеяны и записаны во враги народа до поражения команды Саакашвили на выборах. Теперь ситуация изменилась. Голоса против «антироссийского музея» — вполне в духе нового внешнеполитического курса. Но у идеи сразу нашлись и противники. Ответными акциями они требуют не допустить «возврата в СССР», а тем временем коммунисты собирают подписи под требованием вернуть в Гори памятник Сталину.

Музей несуществующего Союза

В одном из недавних постов в этом блоге «Кавказский узел» анализировал настроения в грузинском обществе перед выборами в парламент. «Гитлер» против «back in the USSR» — такой была суть антитезисов предвыборных программ конкурентов. Выбор был сделан, смена власти осуществлена, и страна перешла в новый период.

Еще недавно любая ностальгия по Советскому Союзу была в Грузии чем-то маргинальным. Требования о нормализации отношений с Россией ассоциировались с антипатриотизмом и предательством народных интересов, а сама Россия – с советским прошлым. Скучать по нему не стоит, убеждают порядка 3 000 экспонатов открытого в 2006 году Музея советской оккупации на проспекте Руставели в Тбилиси. Это архивные документы, кино-, фото— и видеоматериалы о репрессиях советского времени. На стенах развешаны протоколы допросов грузинских диссидентов и приказы о расстрелах. Надписи — на грузинском и английском языках.

«Сегодняшняя Грузия — это не Грузия 1921 года, и власти страны готовы дать отпор внешней агрессии», — заявил на открытии музея Саакашвили. Эти слова не нашли подтверждения в 2008 году, когда Россия за 5 дней «принудила Грузию к миру», в придачу признав независимость Абхазии и Южной Осетии.

Восстановить отношения с Россией – такой план озвучил лидер правящей «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили в первый же день своего премьерства. Шагом на пути к реализации этого плана и жестом доброй воли со стороны Грузии должна стать ликвидация обидного для России музея, уверены активисты организаций «Земля – наш дом», «Института Евразии» и «Общества Ираклия Второго».

«Мы обращаемся с рекомендацией к грузинскому правительству закрыть музей оккупации и средства, выделенные на его содержание, направить на организацию таких акций, которые будут способствовать укреплению дружбы между двумя великими народами», — объявил 30 октября о начале кампании против музея лидер НПО «Земля – наш дом» Элгуджа Ходели.

С того дня участники кампании проводят в Тбилиси акции протеста. Пока они не очень многочисленны — по 15-20 человек. Одаривая цветами памятник Пушкину и читая стихи русских поэтов, они требуют вернуть им «право дружить с русским народом» и «чтобы между Россией и Грузией восстановились теплые, дружественные отношения». «Почему в Тбилиси должен стоять музей несуществующего уже Советского Союза?!» — вопрошают авторы инициативы.

В видеосюжете «Кавказского узла» об одной из таких акций, 12 ноября, ее участники озвучивают аргументы в пользу закрытия музея оккупации и отмены закона об «оккупированных территориях».

Коммунисты Гори просят вернуть Сталина

Тем временем в Гори, коммунисты проводят сбор подписей под требованием восстановить памятник Сталину, покинувший с июня 2010 года центральную площадь города. 

«С момента демонтажа памятника, который раньше стоял в центре Гори, мы боремся за то, чтобы монумент был установлен на территории дома-музея Сталина. В связи этим мы не раз обращались как к местным властям, так и к министерству культуры и охраны памятников. Собрали около пять тысяч подписей», — сообщил 26 октября председатель районной организации «Единой компартии Грузии» Александр Лурсманишвили.

В местном городском совете, впрочем, заявили, что памятник будет установлен в доме-музее Сталина, когда на территории музея закончится ремонт.

 «Остановить возвращение в СССР!»

Противники закрытия музея проводят акции с противоположными требованиями. Так, 15 ноября у здания Министерства культуры Грузии 50 человек потребовали «Остановить возвращение в СССР!». Листки с такими надписями они прикрепили к своей одежде.

«Вопрос, нужен или нет Музей советской оккупации, даже не подлежит обсуждению. Есть фундаментальные вопросы, которые не могут быть пересмотрены», — заявил участник акции, представитель НПО «Дом толерантности» Сандро Габисония.

Флешмоб 10 ноября с требованием не закрывать музей собрал около 150 человек.

Похоже, пока у сторонников музея больше шансов, чем у его противников. Министерство культуры и охраны памятников Грузии «с учетом общественного интереса заявило», что в его планы не входит пересматривать статус или название Музея советской оккупации.

Блогер «Кавказского узла» BERG…man Tbilisi считает появление Музея советской оккупации результатом молчания грузинского народа, а «сотню людей, вышедшую защитить музей» — проявлением того, как рушится курс прежней власти. «Сто человек, а ведь казалось, вся нация под этим подписывалась».

Но новой власти стоило бы четче обозначать свои ориентиры и чаще их озвучивать, отмечает BERG…man Tbilisi. «Иванишвили Борис -  плиз! вы можете вообще что-то вразумительное сказать об интересующих нацию вопросах? […] Если вам есть что сказать — говорите! Иначе -  вы либо трус, либо -  просто никто!»

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы».

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире