cknot

Блог «Кавказского узла»

27 декабря 2012

F

Дубровка, Беслан, Домодедово – для многих эти некогда мирные названия навсегда останутся связанными с кровью и террором. Для меньшинства россиян актуален вопрос, почему государство ни де-факто, ни даже де-юре не несет ответственности за очевидные промахи в вопросах безопасности? Вчера, 26 декабря, Лефортовский суд Москвы признал незаконным бездействие следователей по возбуждению уголовного дела против руководителей операции по освобождению заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году. 

Митинг в память жертв теракта на Дубровке. Чистопрудный бульвар, Москва, 26 октября 2009 года. Фото корреспондента «Кавказского узла»

  Бездействие незаконно

Претензии родственников жертв касаются не самих бойцов спецназа «Альфа», штурмовавших захваченный театральный центр, а лиц, которые должны были руководить всеми этапами спецоперации – от выбора усыпляющего газа и обеспечения антидота не только для спецназовцев, но и заложников и до грамотного оказания медпомощи заложников, именно из-за отсутствия которой, по мнению потерпевших, и погибли 125 из более 700 пострадавших.

Как писал «Кавказский узел», добиться оперативного расследования в российских судах вскоре после трагедии потерпевшим не удалось, в итоге в 2004 году им пришлось обращаться в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение права на жизнь, права на справедливое судебное разбирательство, права на эффективные методы защиты и правомерность деятельности спецслужб при предотвращении теракта. Пострадавшие требовали компенсации за нарушение их прав. В декабре 2011 года ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в пользу 64 истцов в общей сложности около 1,24 миллиона евро — от 9 тысяч до 66 тысяч евро каждому.

Но жертвы терактов не оставляли надежду добиться справедливости в собственной стране и в начале июля 2012 года направили заявление главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой возбудить новое уголовное дело против организаторов первой помощи пострадавшим, обвинив их в халатности. В октябре Следком в возбуждении дела отказал. Отказ был обжалован и признан незаконным Лефортовским районным судом Москвы, что, в свою очередь обжаловала прокуратура. Эту жалобу удовлетворил Мосгорсуд, что снова не удовлетворило защиту пострадавших, и та подала кассацию на это решение.

Сегодня Лефортовский суд снова стал на сторону потерпевших и признал бездействие следствия незаконным. По словам Игоря Трунова, защищающего интересы пострадавших, во время суда следователь не смог четко объяснить причину, по которой он отказывает в возбуждении уголовного дела. Поэтому судья признал проволочки в расследовании незаконными.

Какие действия последуют от следствия дальше, нам предстоит увидеть в ближайшем будущем. А пока… А пока не покидает ощущение системности проблемы, которую невозможно решить наказанием конкретного лица или группы «высоких» чинов.

Привлечь невозможно…

Трунов, который участвует не только в судебных процессах по терактам на Дубровке и в Домодедово, но и по взрывам дома на улице Гурьянова, на станциях метро «Автозаводская» и «Рижская» в Москве, намерен добиваться юридического признания государства виновным в непредотвращении теракта.

Сейчас российское законодательство устроено так, что невозможно обратиться в суд с претензиями о причинении какого-либо вреда гражданину со стороны государства и государственных структур – говорит адвокат, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов.

«Это пробел в законодательстве. Силовиков надо привлекать с самого верха, с министра, и до низа. Я говорю о взыскании, а не об увольнении или уголовной ответственности. В случае с Домодедово – дисциплинарный выговор Нургалиеву (экс-министр МВД России. — Прим. «Кавказского узла») о неполном соответствие служебному положению», — считает адвокат.

«До сих пор ведомства не отчитались и не дали гарантий, что впредь не произойдет «Домодедово-2», — подчеркнул Черноусов.

Пострадавшие от терактов уже пытались добиться наказания конкретной структуры – Национального антитеррористического комитета – но пока безуспешно.

«Мы уже обращались в суд с требованием признать незаконными действия и бездействие Национального антитеррористического комитета (НАК) РФ в деле о терактах в метро в 2010 году (утром 29 марта 2010 года произошли два взрыва на станциях Московского метрополитена «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии. — Прим. «Кавказского узла»), но потерпевшего, подавшего заявление, «придавили», и он по телефону сообщил, что отказывается от жалобы, при этом объяснить свои действия боится. По теракту в Домодедово мы прорабатываем аналогичную ситуацию, запустили иск к аэропорту, собираем документы для подачи в суд на действия и бездействия НАК», — заявил в интервью корреспонденту «Кавказского узла» Трунов.

К слову, если обратить внимание на видео, снятое корреспондентом «Кавказского узла» вскоре после теракта в Домодедово, даже сразу после теракта в поведении и словах представителя НАК – а в его лице и всех силовых структур – наблюдалась некая растерянность и неготовность к происходящему.

Полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях, заслуженный юрист России Михаил Барщевский также в беседе с корреспондентом «Кавказского узла» отмечает, что юридически привлечь к уголовной ответственности ту или иную госструктуру невозможно.

По мнению юристов, проблему необходимо решать на уровне закона, причем так, чтобы компенсация за нарушенный закон значительно перекрывала ущерб от той же халатности. В частности, Черноусов предлагает реанимировать проект закона «О социальной защите граждан, пострадавших в теракте», который составили организация «Голос Беслана» (создана после теракта в Бесланской школе в 2004 году. — Прим. «Кавказского узла») и часть адвокатов пострадавших при захвате заложников на Дубровке.

Митинг в память жертв теракта на Дубровке. Чистопрудный бульвар, Москва, 26 октября 2009 года. Фото корреспондента «Кавказского узла»

«Если вспомнить, что при взрывах на Каширке (теракт в жилом доме на Каширском шоссе в Москве 13 сентября 1999 года. – Прим. «Кавказского узла») и Гурьяново (теракт в жилом доме 8 сентября 1999 года. — Прим. «Кавказского узла») пострадали три тысячи человек, при этом государство «помогло» им пятью тысячами рублей на человека, законопроект необходимо востребовать», — говорит соавтор законопроекта Игорь Трунов.

«Раз полиция непрофессиональная, пусть тогда будет высокая компенсация, хотя и она не вернет людям родственников», — отметил Черноусов.

Законопроект есть, ответа — нет

Законопроект предполагает обеспечение пострадавших при террористических актах бесплатным медобслуживанием, оплачиваемым проездом на всех видах транспорта, льготами на коммунальные услуги (50%), единовременной финансовой выплаты пострадавшим в качестве компенсации морального вреда и предоставление санаторно-курортных путевок, а также предполагает выдачу пенсий родителям погибших с момента гибели заложников.

По словам Трунова, составленный законопроект уже направлен председателю Госдумы Нарышкину, а также разослан главам всех парламентских партий. Но, как отмечает защитник, ответа от госслужащих пока нет.

Анна Политковская, участвовавшая в переговорах во время захвата заложников на Дубровке, однажды так описала показавшееся ей отношение представителей госструктур к тем, кто тогда находился под дулом автоматов террористов: «Все, что касалось тяжелого положения заложников, воспринималось крайне холодно… Они готовили штурм. Человек пыль, человек никто, мы здесь решаем свои задачи».

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Событие, произошедшее 16 ноября в дагестанском селе Гимры, а именно метание камней местными жителями в сторону приезжей полиции, вызвало живой интерес и среди авторов «Эхо Москвы». «Кавказский Узел» уважает взгляды на это события госпожи Латыниной и Сурена Газаряна, но мы считаем важным прояснить некоторые детали противостояния властей и жителей села в конкретном случае и в течение последнего года.

Попытаемся восстановить хронологию событий вокруг противостояния полиции и местного населения в Гимрах. Трое жителей села Ахмед Магомедов, Али Сулейманов и Шамиль Нурмагомедов вечером 15 ноября должны были вылететь из аэропорта Махачкалы в Стамбул. Однако ночью встречавший их в Турции человек позвонил в Гимры и сообщил, что гости из Дагестана не прилетели. Родственники пропавших начали поиски, от очевидцев стало известно, что молодых людей при посадке в самолет забрали вооруженные люди, которые принялись их избивать прямо в аэропорту. Позже МВД распространило информацию, что все трое были задержаны по подозрению в хранении оружия. 28 октября в Гимрах оперативники обнаружили боеприпасы в автомобиле ВАЗ-213100, принадлежащем одному из местных жителей.

«Мы обратились во все инстанции, но везде нам заявляли, что ничего не знают, поэтому было принято решение заблокировать Гимринский мост. Пойти на это нас заставили, хотя мы и понимали, что приносим беспокойство людям, которые проезжают по дороге», — сказал в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» житель села Шамиль Магомедов.

Утром 16 ноября около 500 жителей сел Гимры и Харачи перекрыли движение по мосту на подъезде к Гимрам рядом с Ирганайской ГЭС. Гимры – важный транспортный узел, связывающий дагестанскую столицу с труднодоступными горными районами: на разблокирование трассы выдвинулась оперативная группа из местных и прикомандированных из других регионов полицейских. По свидетельству местного жителя «с целью разгона собравшихся они открыли стрельбу в воздух, применили дымовые шашки, дубинки, прочие спецсредства». Молодежь и несколько женщин стали закидывать полицейских камнями, в результате — повреждения получили двое полицейских  и служебный «уазик». Среди сельчан никто не пострадал.

Противоборствующие стороны отступили на свои позиции, в это время на переговоры с протестующими прибыли власть имущие, в том числе из республиканского МВД. После полудня 16 ноября, когда сельчан заверили, что пропавшие найдены и будут транспортированы из Махачкалы в Унцукульский район, движение по Гимринскому мосту было восстановлено.

Жители селения Гимры разблокировали дорогу после встречи с представителями власти. Дагестан, 16 ноября 2012 г. Фото «Кавказского Узла» , Ахмед Магомедов

К 12 часам дня 17 ноября около 70 человек снова перекрыли трассу. Новая акция продолжалась два часа, пока полицейские не сообщили, что трое задержанных в аэропорту были отпущены без предъявления обвинения. Местные жители рассказали корреспонденту «Кавказского Узла», что по данному делу о хранении оружия задержан бывший имам села Гимры Магомедсагид Абдуллаев, который сам явился в полицию вечером 17 ноября с повинной. Абдуллаев признал, что оружие, найденное оперативниками 28 октября в Гимрах и, вероятно, ставшее причиной несостоявшегося полета трех гимринцев в Стамбул, принадлежит ему. Местные уверены в невиновности экс-имама, и считают, что он решил таким образом предотвратить возможные беспорядки.

В МВД Дагестана сообщили, что видео, на котором зафиксировано метание камней в полицейских, сейчас тщательно исследуется «с целью выявления виновных лиц и организаторов провокации». Спустя несколько дней, 22 ноября местные жители сообщили о том, что село заблокировано силовиками, были перекрыты все выезды и полиция досматривает документы выезжающих. Гимринцы тут же заподозрили полицию в поисках камнеметателей, но никто задержан не был. В МВД Дагестана информацию о блокировании села не подтвердили.

Дорожный протест: шантаж или народная воля?

Читатель «Кавказского Узла» под ником ahmed-05 в своем не верит в искренность гимринской вольной демократии и считает, что люди готовы пойти на любые шаги, чтобы обелить своих односельчан, связанных с вооруженным подпольем.

Пользователь под ником адвокат-раджабов-арсен в своем комментарии напротив делится мнением: «В условиях, когда законодательство против людей, когда «слуги народа» его пользуют, только высоко организованное гражданское общество может противостоять произволу. То, что делают люди в Гимрах, это один из возможных  способов выживания, и не повернётся язык назвать эту акцию незаконной». 

Уже не первый раз трасса «Ботлих — Махачкала» становится для гимринцев ареной для выступлений, а после недавнего открытия Гимринского тоннеля возможностей обратить на себя внимание становится еще больше.

21 февраля гимринцы перекрывали дорогу в связи с похищением односельчанина Магомеда Гамзатова. По свидетельству жены, рано утром прямо из дома его забрали вооруженные люди в масках и камуфляже. На следующий день Гамзатова отпустили. Трассу в районе Гимров облюбовали жители и других селений. В октябре ее перекрывали жители соседнего села Цатаних, глава которого, по мнению односельчан, был похищен. До настоящего момента судьба Шамиля Сайпулаева неизвестна.

Гимры как центральный излом дагестанского сюжета

Гимры, родина имамов Газимагомеда и Шамиля, а также лидера дагестанских боевиков Ибрагима Гаджидадаева, остается источником головной боли для федеральных и республиканских властей и символом сопротивления для наиболее радикально настроенных к присутствию Москвы на Кавказе местных жителей.

В современную российскую историю Гимры часто становились объектом повышенного внимания силовых ведомств. 2012 год не стал исключением, и начался для гимринцев масштабной контртеррористической операцией с привлечением авиации и бронетехники, сопровождавшейся введением комендантского часа и обходом каждого сельского двора.

 

Дагестан: КТО в Гимрах. Видео «Кавказского Узла»

В ходе КТО, по словам местных жителей, сотрудники правоохранительных органов неоднократно превышали свои полномочия, оказывая физическое давление: рассказывали о случаях избиения, в том числе подростка. В итоге около 1000 человек приняли участие в митинге с требованием отмены режима КТО в селе, в ходе которой удалось встретиться с представителями силовых структур. Главная претензия – никто не объяснил сельчанам почему они вдруг в одночасье оказались осажденными своими же согражданами в собственном селе.

Многие за пределами Кавказа задаются вопросом – что же на этом Кавказе действительно происходит? По сути, все то же, что и в Большой России, только со своим особенным колоритом. На примере Гимров мы видим свою мини-Болотную, только в отличие от Москвы, камнеметателей вряд ли посадят в тюрьму, полиция сюда если и наведывается, то со внушающем трепет подкреплением, на переговоры с демонстрантами приезжают люди из Махачкалы. Площади, дороги, «баррикады» становятся не местом праздного времяпрепровождения, а инструментом реального давления на власть, с которым та, в свою очередь, вынуждена считаться.

 «Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Закрыть «Музей советской оккупации» в Тбилиси. Кампанию с таким требованием проводят ряд грузинских общественных организаций. В ближайший четверг организаторы обещают озвучить число собранных ими подписей противников музея. Участники подобных акций тут же были бы высмеяны и записаны во враги народа до поражения команды Саакашвили на выборах. Теперь ситуация изменилась. Голоса против «антироссийского музея» — вполне в духе нового внешнеполитического курса. Но у идеи сразу нашлись и противники. Ответными акциями они требуют не допустить «возврата в СССР», а тем временем коммунисты собирают подписи под требованием вернуть в Гори памятник Сталину.

Музей несуществующего Союза

В одном из недавних постов в этом блоге «Кавказский узел» анализировал настроения в грузинском обществе перед выборами в парламент. «Гитлер» против «back in the USSR» — такой была суть антитезисов предвыборных программ конкурентов. Выбор был сделан, смена власти осуществлена, и страна перешла в новый период.

Еще недавно любая ностальгия по Советскому Союзу была в Грузии чем-то маргинальным. Требования о нормализации отношений с Россией ассоциировались с антипатриотизмом и предательством народных интересов, а сама Россия – с советским прошлым. Скучать по нему не стоит, убеждают порядка 3 000 экспонатов открытого в 2006 году Музея советской оккупации на проспекте Руставели в Тбилиси. Это архивные документы, кино-, фото— и видеоматериалы о репрессиях советского времени. На стенах развешаны протоколы допросов грузинских диссидентов и приказы о расстрелах. Надписи — на грузинском и английском языках.

«Сегодняшняя Грузия — это не Грузия 1921 года, и власти страны готовы дать отпор внешней агрессии», — заявил на открытии музея Саакашвили. Эти слова не нашли подтверждения в 2008 году, когда Россия за 5 дней «принудила Грузию к миру», в придачу признав независимость Абхазии и Южной Осетии.

Восстановить отношения с Россией – такой план озвучил лидер правящей «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили в первый же день своего премьерства. Шагом на пути к реализации этого плана и жестом доброй воли со стороны Грузии должна стать ликвидация обидного для России музея, уверены активисты организаций «Земля – наш дом», «Института Евразии» и «Общества Ираклия Второго».

«Мы обращаемся с рекомендацией к грузинскому правительству закрыть музей оккупации и средства, выделенные на его содержание, направить на организацию таких акций, которые будут способствовать укреплению дружбы между двумя великими народами», — объявил 30 октября о начале кампании против музея лидер НПО «Земля – наш дом» Элгуджа Ходели.

С того дня участники кампании проводят в Тбилиси акции протеста. Пока они не очень многочисленны — по 15-20 человек. Одаривая цветами памятник Пушкину и читая стихи русских поэтов, они требуют вернуть им «право дружить с русским народом» и «чтобы между Россией и Грузией восстановились теплые, дружественные отношения». «Почему в Тбилиси должен стоять музей несуществующего уже Советского Союза?!» — вопрошают авторы инициативы.

В видеосюжете «Кавказского узла» об одной из таких акций, 12 ноября, ее участники озвучивают аргументы в пользу закрытия музея оккупации и отмены закона об «оккупированных территориях».

Коммунисты Гори просят вернуть Сталина

Тем временем в Гори, коммунисты проводят сбор подписей под требованием восстановить памятник Сталину, покинувший с июня 2010 года центральную площадь города. 

«С момента демонтажа памятника, который раньше стоял в центре Гори, мы боремся за то, чтобы монумент был установлен на территории дома-музея Сталина. В связи этим мы не раз обращались как к местным властям, так и к министерству культуры и охраны памятников. Собрали около пять тысяч подписей», — сообщил 26 октября председатель районной организации «Единой компартии Грузии» Александр Лурсманишвили.

В местном городском совете, впрочем, заявили, что памятник будет установлен в доме-музее Сталина, когда на территории музея закончится ремонт.

 «Остановить возвращение в СССР!»

Противники закрытия музея проводят акции с противоположными требованиями. Так, 15 ноября у здания Министерства культуры Грузии 50 человек потребовали «Остановить возвращение в СССР!». Листки с такими надписями они прикрепили к своей одежде.

«Вопрос, нужен или нет Музей советской оккупации, даже не подлежит обсуждению. Есть фундаментальные вопросы, которые не могут быть пересмотрены», — заявил участник акции, представитель НПО «Дом толерантности» Сандро Габисония.

Флешмоб 10 ноября с требованием не закрывать музей собрал около 150 человек.

Похоже, пока у сторонников музея больше шансов, чем у его противников. Министерство культуры и охраны памятников Грузии «с учетом общественного интереса заявило», что в его планы не входит пересматривать статус или название Музея советской оккупации.

Блогер «Кавказского узла» BERG…man Tbilisi считает появление Музея советской оккупации результатом молчания грузинского народа, а «сотню людей, вышедшую защитить музей» — проявлением того, как рушится курс прежней власти. «Сто человек, а ведь казалось, вся нация под этим подписывалась».

Но новой власти стоило бы четче обозначать свои ориентиры и чаще их озвучивать, отмечает BERG…man Tbilisi. «Иванишвили Борис -  плиз! вы можете вообще что-то вразумительное сказать об интересующих нацию вопросах? […] Если вам есть что сказать — говорите! Иначе -  вы либо трус, либо -  просто никто!»

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы».

Так обосновали свой отказ оплачивать водоснабжение жители поселка Эльбрус, что в Кабардино-Балкарии. Впрочем, причины этой ситуации, служащей яркой иллюстрацией бед Северного Кавказа, лежат не в религиозной, а в сугубо политической сфере.

«Попробуем убедить людей в необходимости платить»

Проблема касается нескольких сел, объединенных в рамках единого муниципалитета — Эльбруса, Тегенекли, Нейтрино, — названия которых хорошо известны поклонникам зимнего туризма. Население этих мест — около пяти тысяч человек (в горнолыжный сезон цифра может удвоиться), застройка — не только частный сектор, но и многоэтажные дома.

Все источники, питающие водой местных жителей, взяты в аренду частным предпринимателем. Вода в поселки поступает из нескольких скважин самотеком, но без подкачки ее не хватает. Арендатор скважин установил четыре насоса, работа которых требует расхода электроэнергии, рассказал глава местной администрации Узеир Курданов.

Однако значительная часть местных жителей разделяет точку зрения, высказанную одним из селян в беседе с корреспондентом «Кавказского узла»: «Вода должна быть бесплатной, так как ее дает Аллах, и она течет самотеком».

Вялотекущий конфликт длится на протяжении всего 2012 года, из-за чего долги водопоставляющей компании достигли 1,5 миллионов рублей. В ответ компания в течение трех дней, 2-5 ноября, отключала насосы, в итоге жители верхних этажей восьми пятиэтажек оставались без воды.

К разрешению проблемы власти пытаются пытается привлечь общественный совет муниципалитета, куда входят 60 местных жителей. С их помощью местное руководство планирует воздействовать на неплательщиков. «Попробуем убедить людей в необходимости платить», – отметил Узеир Курданов. Времени до начала новогодних каникул, когда число туристов достигнет пика, и проблема отключения воды может их коснуться, у муниципалитета остается совсем немного.

«Почему скважины отдали в аренду предпринимателям? Почему этим не занимается руководство(община) поселка?.. С другой стороны, если вы хотите, чтобы из крана текла вода, то должны понимать, что она по милости Всевышнего не поднимется до 5 этажа», — резюмирует суть конфликта прокомментировавший материал «Кавказского узла» читатель под ником Ramzes I.

Аргумент неплательщиков, конечно же, не имеет под собой религиозной почвы. Схожая ситуация сложилась и в других сферах коммунальных услуг, которые регулярно оплачивают только 38 процентов местных жителей. Например, долги управления ЖКХ Приэльбрусья за газ достигли 23 млн рублей, в его отношении введена процедура банкротства.

«Более десяти месяцев народ не работал»

Можно сколько угодно долго иронизировать над апелляцией жителей Приэльбрусья ко Всевышнему, вспоминать знаменитое кадыровское объяснение источников финансирования роскошного Дня города в Грозном — «Аллах дает. Откуда-то берутся деньги», — рассуждать о хронической дотационности Северного Кавказа. Но вся штука в том, что зачастую жителям региона создаются такие объективные условия, в которых сводить концы с концами крайне сложно.

Взять то же Приэльбрусье. Местные горные красоты — действительно дар свыше — обеспечивают работой подавляющее большинство трудоспособного населения. Спектр предоставляемых услуг весьма широк: более трех десятков частных гостиниц, ведомственные базы отдыха и пансионаты горнолыжного курорта, экскурсии и перевозка туристов, торговля традиционными вязанными изделиями из чистой шерсти — всего не перечислить. Федеральные и местные власти имеют большие планы на развитие курорта «Эльбрус-Безенги» — важнейшей части плана создания туристического кластера на Северном Кавказе. Одна из ключевых задач плана — привлечение из других регионов страны туристов, число которых сейчас значительно меньше чем, скажем, во времена СССР.

Но эти же федеральные власти в прошлом году объявили приэльбрусскую туристическую Мекку зоной рекордной по длительности контртеррористической операции. Хроника событий такова: 18 февраля 2011 года на трассе в КБР были расстреляны туристы из Москвы, режим КТО на территории Эльбрусского, а также части Баксанского районов республики был введен 20 февраля, а отменен лишь 5 ноября 2011 года.

http://youtu.be/vMRKxoiSrb0

«Нам как будто руки-ноги оторвали. Как жить?», — жаловались жители Приэльбрусья, ставшие косвенными «жертвами» КТО, корреспонденту «Кавказского узла» в марте 2011 года

Обращение местных жителей к тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву, хлопоты руководства Кабардино-Балкарии и СКФО — все было тщетно. Сфера туризма пала жертвой затянувшейся борьбы с подпольем. В связи с режимом КТО жителям Приэльбрусья была обещана материальная помощь. Заявления подали 700 семей, однако помощь получили к настоящему времени только 22 наиболее нуждающиеся из них.

«Более десяти месяцев народ не работал. У нас 15 процентов населения работают в бюджетной сфере, еще столько же – пенсионеры. Остальные 70 процентов, занятых в сфере туризма, до сих пор не могут рассчитаться с долгами», – рассказал член общественного совета при администрации поселка Эльбрус Расул Тилов, один из тех, кто должен убеждать неплательщиков за коммунальные услуги.

Гарантий, что власти не объявят очередную спецоперацию и вновь не выдворят туристов из Приэльбрусья нет никаких. Число жертв продолжающего вооруженного конфликта в КБР уменьшилось по сравнению с 2011 годом (за первое полугодие которого не менее 77 человек были убиты и 28 ранены), но все равно остается значительным — как минимум 57 убитых и 27 раненых в январе-июне 2012 года, о чем свидетельствуют подсчеты «Кавказского узла». Так что местным жителям остается лишь упорно пытаться заработать на жизнь в недолгий горнолыжный сезон да уповать на Всевышнего.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Последние месяцы Ингушетия неспокойна. Голодовки с массовыми задержаниями в регионе и митингующие с требованиями смены ингушской власти за рубежом, обострение чечено-ингушских отношений на почве борьбы с терроризмом и территориальных претензий, теракт в спорном с соседями-осетинами районе и попытки «наладить телефонную связь» с подпольем… Все вместе наводит на банальную мысль: грядут выборы.
 
В марте этого года в одном из своих интервью Калой Ахильгов, ранее возглавлявший пресс-службу главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, предположил, что предстоящие выборы главы региона, «способны, скорее, «утихомирить» общественность, а не спровоцировать виток дестабилизации». Видимо, ошибался. И хотя до выборов главы Ингушетии еще почти год, череда громких событий в республике уже заставляет задуматься о начале предвыборной борьбы.
 
Свержение власти голодовкой
 
В начале октября в Москве члены общественного движения «Мехк-Кхел» (общенародный совещательный орган у вайнахских народов) провели одиночные пикеты у зданий органов государственной власти. А 29 октября в Назрани сторонники «Мехк-Кхела» в возрасте от 19 до 89 лет начали бессрочную голодовку с требованием отставки руководства Ингушетии и выполнения закона о реабилитации репрессированных народов. К вечеру того же дня полиция задержала порядка 50 участников голодовки, в том числе стариков, объяснив, что они не подчинились требованиям покинуть здание при проведении эвакуации в связи с сообщением о бомбе.
 
Пятеро задержанных были арестованы на 15 суток, хотя они и отрицают, что оказывали неповиновение полиции, и заявляют об избиениях. Арестованные продолжают голодовку в СИЗО, несмотря на плохое состояние.
 
Пока же одни ингушские активисты голодают в заключении, а другие грозятся уехать голодать в Москву, требования об отставке Евкурова зазвучали из-за рубежа. 3 ноября у здания Еврокомиссии в Брюсселе прошел митинг «Европейской Ассоциацией Ингушей» и бельгийского филиала «Мехк-Кхела». К слову сказать, ингушская акция в два десятка человек из запланированных двух сотен проходила на фоне организованного неподалеку многотысячного митинга курдов…
 
Как считает советник главы Республики Ингушетия Беслан Цечоев, митинг был специально приурочен к поездке ингушской правительственной делегации, которую возглавляет Юнус-Бек Евкуров, в Бельгию. «И митинг этот ничто иное, как желание решить свои задачи, а вот кто перед ними такие задачи поставил – это уже вопрос», — заявил Цечоев.
 
«Страшно, когда нет критиков»
 
Выбранный региональными властями силовой способ пригасить протесты сделал эту тему одной из топовых в северо-кавказском рунете. «Если публичные мероприятия проводятся не сторонниками местных властей, то начинается просто удивительная игра в кошки мышки, прятки, либо еще во что-то, — пишет в своем блоге на «Кавказском узле» правозащитник Магомед Муцольгов. — Уже которую неделю по ингушскому телевидению крутится ролик МВД по РИ о проведенных в Москве одиночных пикетах. ...Народ пытаются убедить, что участники пикета являются просто «криминальными элементами и авторитетами»».
 
Сам глава Ингушетии ранее в интервью «Кавказскому узлу» отмечал, что не против критики политическими оппонентами, и дал рецепт удачной смены власти — надо молчать. «Самое страшное, когда нет никаких критиков… Не надо демонстративных действий, надо просто делать так, чтоб все было тихо, чтоб все было хорошо, чтобы никто никого не критиковал. В этом случае власть сама должна уходить», — сказал он, добавив при этом, что можно критиковать «летний амфитеатр, дороги, ЖКХ, стиль работы или костюм», но «не выходить за рамки». 

Видеоинтервью главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова «Кавказскому узлу».
 
«Горячая линия» для боевиков не уберегла от теракта
 
В целом обстановка в регионе накаляется по всем фронтам: начинаются массовые протесты, растет число вооруженных инцидентов, осложняются отношения с соседями.
 
В начале августа Рамзан Кадыров упрекнул ингушское руководство в недостаточно активной борьбе с терроризмом, Евкуров не стал вступать в прямой конфликт. Однако тут же занял категорическую позицию по факту территориальных претензий Чечни, являющихся сегодня еще одним рычагом дестабилизации ингушского общества.
 
Другой приграничный конфликт Ингушетии — с соседней Северной Осетией — подогревается осложнением обстановки на границе между регионами, где 23 октября был подорван самый охраняемый в Северной Осетии КПП.
 
Громкий теракт на посту Чермен произошел через три дня после того, как Евкуров вновь призвал членов вооруженного подполья явиться с повинной, пообещав «обеспечить все условия и защитить их права». Для тех, кто хочет воспользоваться предложением, он оставил в своем блоге номер мобильного телефона -8 (928) 093-29-29. Позднее оказалось, что по телефону будет отвечать целая группа людей, а сам глава будет подключаться к диалогу лишь при необходимости.
 
Евкурова сменит Аушев?
 
Недавно, кстати, Евкуров заявил в интервью «Черновику», что пока не решил, будет ли баллотироваться на новый срок на всенародных выборах.
 
Согласно вступившему с 1 ноября в силу закону о введении в стране единого дня голосования на региональных и муниципальных выборах, выборы главы Республики Ингушетия состоятся 8 сентября 2013 года. Как раз аккурат к завершению полномочий Юнус-Бека Евкурова (31 октября).
 
То, что этот предвыборный год для Ингушетии окажется богатым на события, уже очевидно. Можно предположить, что скоро в открытую игру выйдут все, кто видит себя в кресле главы региона. Сегодня в их числе эксперты называют бывшего главу МВД республики, брата главы «Русснефти» Михаила Гуцериева Хамзата Гуцериева, депутата Госдумы Билана Хамчиева, известного ингушского бизнесмена Мусу Келигова, а также двух бывших президентов – Руслана Аушева и Мурата Зязикова. Сами «кандидаты» пока молчат…
 
«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Очередной удар стихии по российскому Югу – в Дербенте за полчаса выпала двухмесячная норма осадков, вода затопила город. По данным МЧС, шесть человек погибли, есть пострадавшие, в зоне подтопления оказались 1120 человек, в том числе 280 детей, и 600 домов, в том числе и инфекционная больница. Рефреном повторяется ситуация нашумевших Крымска и Новомихайловского: дербентцы говорят, что беды можно было бы избежать, если бы не неработающие ливневки, городская застройка, и «еле слышное» оповещение о потопе.

Как сообщал «Кавказский узел», ливень спустился на Дербент в ночь с 9 на 10 октября и шел всего 3 часа. От стихии пострадало и примыкающее к Дербенту село Сабнова. «Кавказский узел» отслеживает развитие событий, информация регулярно обновляется.

«Одна женщина утонула в собственном подвале. Она хотела помочь соседке, но потоком ее смыло в подвал, и спасти ее не удалось. Трое жителей поселка Сабновы погибли, пытаясь спастись от воды, заливавшей их дом. Отец, мать и сын выбежали на улицу и утонули в потоке. Еще говорят об утонувшем ребенке, но подробности неизвестны», — рассказал «Кавказскому узлу» главный редактор дербентской газеты «Площадь Свободы» Магомед Ханмагомедов.

Сегодня прошли похороны погибших. Сколько человек пострадало, пока никто точно не говорит. В стационаре Центральной городской больнице Дербента находится один пострадавший от последствий наводнения в городе, еще один уже отпущен домой.

В городе открыт пункт временного размещения для пострадавших, но желающих находиться там пока нет. Также организован сбор помощи в Махачкале по адресу Ирчи-Казака, д.14. 

«Людям нужны инструменты и спецодежда для расчистки улиц (лопаты, кирки, ведра, резиновые сапоги, перчатки), гуманитарная помощь (непортящиеся продукты питания, одеяла, теплая одежда, постельное белье)», — рассказал координатор Дагестанского гражданского университета Тимур Тимур Гусаев.

Разрушений нет, но разрушения есть

С самого начала информация о ситуации в городе идет противоречивая. Причем в противоречия с официальными данными входили не только сообщения местных жителей, но и информация различных государственных ведомств.

Изначально сообщалось, что в конце ливня в городе сошел сель, но позже в МЧС РФ уточнили, что это не так.

С раннего утра местное МЧС рапортовало о том, что в городе все под контролем, население было заблаговременно оповещено через минареты мечетей и путем объездов по улицам автомобилей с громкоговорителями. В начале сообщалось, что социально значимых объектов в зоне подтопления нет. Нарушений в подаче газа и воды нет.

Однако позже стало известно, что из-за засорения мусором и илом агрегатов насосной станции вода отключена около «27 тысяч человек, 5373 абонента». Сейчас организован подвоз питьевой воды в пяти точках. Достаточно ли это для 120-тысячного населения города – вопрос.

Днем 10 октября в мэрии города сообщили, что больших разрушений нет, но улицы нижней части города забиты илом и камнями. Но, по словам журналиста Ханмагомедова, на улице Мамедбекова снесло стену у дома и разорвало газовую трубу. Позднее в ГУ МЧС РФ по Дагестану сообщили, что в городе все же решено приостановить подачу газа и заменить «деформированные участки газопровода низкого давления диаметром 57 мм длиной 250 метров по улице Мамедбекова, а также заменить газорегуляторный пункт».

Сидеть без централизованного газоснабжения людям предположительно придется до 12 октября, пока ведутся ремонтные работы. Благо, у жителей, по словам мчсников, есть газовые баллоны и электрические плитки для приготовления горячей пищи. Да и погода пока хоть и дождливая, но не позднеосенняя – синоптики обещают, что по ночам температура не будет опускаться ниже +17.

Что касается разрушений, то, по словам одного из местных журналистов, «на улице Крупской разрушена почему-то стена второго этажа дома. Везде повреждены коммуникации, улицы забиты искореженными автомобилями и деревьями, везде завалы и пробки».

«Дождь продолжался всего три часа – с 21.30 до 00.30, но он был очень сильным, — рассказала представитель мэрии Дербента Ругия Касумова. — Вода, грязь и камни неслись по улицам со страшной силой, кое-где из домов выбило окна и двери. Пострадавший район в основном застроен частными домами, но водой были залиты также два многоэтажных дома, где чинили крыши».

К утру 10 октября спасатели сообщили, что откачали воду из подвальных помещений домов. Но сегодня жительница Дербента Оксана Мамедова рассказала «Кавказскому узлу», что «в некоторых домах еще не сошла вода, и жильцы дожидаются бригад ЖКХ с оборудованием для откачки воды».

Многие горожане вышли помогать расчищать прилегающие к их домам улицы.

«Однако если бы в городе была объявлена тревога»…

Ситуация с оповещением в Дербенте до боли напоминает события в затопленном Крымске, когда власти говорили, что вовремя оповестили население, но многие простые люди оказались не в курсе этого.

Со слов жителей Дербента становится ясно, что оповещение в городе действительно проводилось, но «еле слышно». Но вина в этом не спасателей или полиции. «Службы МЧС, полиция делали все возможное, однако если бы в городе была объявлена тревога, наверняка обошлось бы без жертв», — считает житель города Энвер Гасанов.

По словам местной жительницы Оксаны Мамедовой, когда начался сильный дождь, о надвигающейся беде узнали «либо те, кто смотрел телевизор, либо те, кто услышал сигналы машин с мигалками, которые были едва слышны из-за шума дождя».

О том, что некоторые не слышали предупреждений, говорит и эмоциональное СМС, пришедшее в редакцию «Кавказского узла» по смс-сервису. «Вранье это все, никто нам, дербентцам, не сообщил о стихии, и по новостям — это мелочи показали», — пишет автор, представившийся жителем Дербента Мамедом.

«Виновата, конечно, администрация»

Учитывая опыт Крымска, Новомихайловска, самого Дербента, который уже затапливало в 2009 году, рассуждение о причинах ситуации напоминает болезненное дежа-вю.

«Виновата, конечно, администрация. Городу нужна нормальная ливневая канализация. Почему-то старые трубы выдерживают, а вот новые оказались слишком маленького диаметра, они не справляются с массой воды. Почти каждый год случаются наводнения. В 2009 году был сильный и долгий дождь. К счастью, жертв не было, пострадал только один ребенок, на которого обрушилась крыша. Насколько мне известно, этой семье так и не выделили помощь», — говорит Магомед Ханмагомедов.

«Вряд ли Дербент сам осилит полную перестройку системы ливневых стоков. Тут другая проблема — расположение домов в нижней части города, — считает уроженец города Магомед Курбанов. — Даже новые здания часто строят, что называется, «спиной» (или в лучшем случае — «лицом») к морю, а не «плечом» к нему. Воде, при больших ее объемах, сложно мешать — надо строить так, что она проходила «сквозь» кварталы, а в том районе даже арочных зданий почти нет, и дома, здания становятся преградой для воды, которая идет со всей верхней части города», — уверен Курбанов.

Всемирное наследие в грязи

А вот как описывают город, старая часть которого признана в 2003 году ЮНЕСКО всемирным наследием человечества, блогеры «Живого Журнала».

«Да в этом городе грязь всю дорогу, улицы одни чего стоят, надо было местному руководству пускать деньги на нужды и благоустройства города, а не куда попало», — пишет в комментарии к одной из новостей о ситуации в Дербенте shapi46.

«Дербентский пиленый камень все стерпит, а вот некачественно уложенный асфальт, который при мало-мальском дождике смывается, подобно краске», — отмечает kamil_daudov.

«Именно такой асфальт и позволяет списывать миллионы», — отвечает ему vekuspeha.

Кстати, о чиновниках. Следственный комитет сейчас проверяет, «было ли передано предупреждение от гидрометеостанции, как было организовано оповещение населения, не было ли фактов халатности при исполнении своих обязанностей работниками городской администрации».

Хочется вспомнить, что после наводнения в Крымске были задержаны городской глава Владимир Улановский и глава Крымского района Василий Крутько. Задрожала земля и под губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым, в отношении которого звучали требования об отставке. Губернатор заявил, что решит вопрос о своем нахождении на посту главы региона, когда будут сделаны окончательные выводы Следственного комитета, расследующего трагедию. Не исключено, что чьи-то чиновничьи головы полетят и в этот раз. Пока информации о готовящихся отставках или возбужденных уголовных делах нет. Гораздо важнее сейчас, чтобы была оказана адекватная помощь пострадавшим и начались какие-то качественные изменения, которые бы позволили избежать трагедии в дальнейшем. Хотелось бы верить, что пристальный общественный контроль этому сильно поспособствует.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

 

Сегодня в 8 часов утра по всей Грузии открылись избирательные участки. Жители страны выбирают новый грузинский парламент. По данным ЦИКа к 12 часам утра проголосовали 25,5% избирателей. В Аджарии избиратели получают дополнительные бюлютени – им предстоит определить состав Верховного Совета автономии. Мы следит за ходом голосования. В специальном разделе «Кавказского Узла» доступны все последние новости о выборах в Грузии.

Грузия на перепутье

Выборы проходят в атмосфере жесткого противостояния главных политических сил – «Единого национального движения» президента Саакашвили и «Грузинской мечты» бывшего российского гражданина Бидзины Иванишвили. Стороны не ограничивались обоюдными обвинениями в подкупах избирателей, в провинции дело доходило и до рукопашной. В итоге скандал вокруг пыток в Глданской тюрьме привел к многотысячным акциям протеста и отставке министра внутренних дел Бачо Ахалая.

А в самый канун выборов из села Колаги в Кахетии пришла новость об убийстве 10-месячного ребенка, дочери местного активиста «Грузинской мечты». Власти предлагают не спекулировать на трагедии и не смешивать происшествие с политикой. При этом в ночь на 1 октября, за несколько часов до выборов, МВД Грузии распространило информацию о массовой раздаче денег избирателям. Раздающие, как говорится в сообщении в МВД, «действуют от имени конкретного политического субъекта».

Блогер «Кавказского Узла» BERG…man Tbilisi тревожно оценивает текущий момент в жизни Грузии: «… витающее в Тбилиси  буквально повсюду напряжение дает мне основание говорить, что сегодня грузинское общество разделено на две части… Люди бросают друг в друга камнями, ругаются, презирают и, по большому, готовы к драке… Грузия вновь на перепутье…»

Томаса де Ваал, знаменитый специалист по Кавказу и автор книги «Выбор Грузии: какой курс избрать в период неопределенности?» в интервью «Кавказскому Узлу» высказал мнение об истинном смысле сегодняшних выборов: «У меня такое впечатление, что нынешние выборы в Грузии – это референдум по оценке Иванишвили. Именно он – главная личность в этих выборах, даже Саакашвили отступает на второй план. Люди решают, хотят ли они видеть Иванишвили в качестве лидера».

«Гитлер» против «back in the USSR»

То, что предвыборная борьба, которая разгорелась вокруг МВД, не выглядит случайностью. При том, что именно реформа полиции позиционируется за пределами Грузии как одно из главных достижений президентства Саакашвили. Член секретариата Республиканской партии, входящей в коалицию «Грузинская мечта», Тинатин Хидашели в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» заявила, что реформировать нужно в первую очередь полицию: «У нас ведь НКВД сейчас. Несовместимо с принципами демократического государства, когда полиция является всем: полиция — это служба охраны, полиция — это пограничная служба, полиция в школе, в больницах, служба спасения — тоже полиция. Получается, что ты живешь в полицейской стране, где все должны ходить в погонах».

Не менее резок в формулировках и лидер одной из молодых партий, «Свободной Грузии», Каха Кукава: «Наш основной конкурент – это, конечно, Саакашвили, пытающийся на политическом поле Грузии создать полицейское государство, в котором все будет под контролем. Но, по многим признакам, он скоро покинет большую политику… Сейчас самое главное – это борьба с «Гитлером». Кстати, я Гитлера не уважаю, но, если сравнивать его с Саакашвили, то, на самом деле, сравнение будет не в пользу Саакашвили», — заявил политик в интервью корреспонденту «Кавказского Узла».

Кандидат в депутаты от правящей партии Георгий Канделаки в интервью, которое он дал «Кавказскому Узлу» отвергает обвинения в злоупотреблении административным ресурсом, считая их в значительной степени надуманными и необоснованными. В свою очередь платформа главных оппонентов правящей партии имеет существенный изъян, по мнению Канделаки она чревата возвращением в СССР: «Мы видим Грузию свободным, демократическим европейским государством, государством — членом НАТО и ЕС, государством, которое не возвращается в прошлое. Сейчас же мы наблюдаем, что наши оппоненты ведут переговоры с «ворами в законе» и обещают им восстановление тех привилегий, которые у них были раньше».  

Цена голоса

Участвуют в противостоянии «титанов»  и политические «силы» поскромнее. Шалва Нателашвили, лидер Лейбористской партии Грузии, не видит разницы между грузинскими политическими тяжеловесами и называет их «криминальная группировка Саакашвили-Иванишвили». В интервью «Кавказскому Узлу» Нателашвили выразил мнение о грузинских методах фальсификации выборов: «Процесс фальсификации в Грузии развивался годами. Если десять лет назад кто-то врывался на избирательный участок, выключали свет и бросали в ящик уже заполненные бюллетени, то сейчас это не так: сейчас человека превратили в робота. Он принимает деньги, или подарок, или просто боится работу потерять, и из дома идет своими ногами, берет бюллетень и выбирает номер тех, кто заплатил, или кто запугал. Это хуже криминальной фальсификации, — это психологическая фальсификация».     

Генеральный секретарь «Христиан-демократического движения» Леван Вепхвадзе в интервью корреспонденту «Кавказского Узла» рассказал в том числе о фактах запугиваний и подкупа избирателей как со стороны «мишистов», так и сторонников «Грузинской мечты»: «В стране, где 2 миллиона человек считают себя живущими за чертой бедности, идентифицируют себя как бедные люди и 20-30 лари для них — деньги, всегда будет серьезная проблема с проведением нормальной предвыборной кампанией.  И каждый, у кого появятся деньги, будет пытаться помешать объективному избирательному процессу».

«Выборы, которых не увидишь в России»

Член научного совета Московского Центра Карнеги Андрей Рябов считает, что фактор полицейской дубинки в случае с Грузией не будет определяющим на этих выборах: «Я не думаю, что население боится власти. Об этом свидетельствуют те митинги, которые проходят в Грузии. То есть, люди не боятся полицию. Большое количество не определившихся в своём выборе, в основном, связано… с расплывчатостью тех принципов, которые выдвигают политические партии».

Рябов считает, что и внутри оппозиционной коалиции существуют разногласия, но до поры до времени они отодвинуты на второй план: «Мне кажется, что это все-таки не долгосрочный проект, потому что очень различные силы в него вошли. Их объединяет только неприятие нынешнего правящего лагеря, нынешнего президента, они имеют разные политико-идеологические ценности. … Если, предположим, эта коалиция выигрывает и включается в формирование правительства, то, скорее всего, самым сложным испытанием для нее станет не столько борьба с правительством (которое, конечно, не захочет сдавать позиции), а ситуация, когда ей придется вырабатывать и осуществлять свой альтернативный проект реформ».

Член Республиканской партии Грузии, политолог Паата Закареишвили в интервью, опубликованном на «Кавказском Узле», напротив, только положительно оценил эффект «нового лидера», и считает, что именно фигура Иванишвили объединила оппозиционный электорат: «Люди стали более мобилизованы. Они знают, что теперь изменения вполне реальны, в отличие от предшествующих выборов, когда они не видели единую оппозицию, и самое главное, не видели эффективного лидера. Теперь они видят Бидзину Иванишвили, и это – очень важно. Иванишвили тянет остальных за собой, он – локомотив. Раньше такого локомотива не было. Поэтому надежда на победу среди избирателей крепче, чем было раньше».

Томас де Ваал не отрицает, что на ход голосования могут повлиять негативные факторы, но в то же время считает, что выборы в Грузии уникальны: «Многие избиратели, особенно в сельской местности, оправданно или неоправданно боятся властей и думают, что безопаснее для них будет, если они проголосуют за нынешнюю власть. Но это минусы. А плюсы в том, что в Грузии возможны такие выборы, которых не увидишь ни в России, ни в Азербайджане, ни даже в Армении, хотя она и выделяется на фоне других соседей».

Сегодняшние выборы – первые после вооруженного конфликта в Южной Осетии и настоящая проверка на прочность для «революции роз». Они могут показать готова ли грузинская власть сохранить спокойствие даже в условиях острой критики или Грузию ждет «контрреволюция роз». И, возможно, с шипами.

«Кавказский Узел» специально для «Эха Москвы»

Тверской суд Москвы завтра, 1 октября намерен решить вопрос о признании экстремистским нашумевшего фильма «Невинность мусульман». Пока суд да дело, в Чечне уже проявили инициативу: Ленинский суд Грозного запретил показывать и распространять фильм, а интернет-провайдеры республики еще до суда заблокировали из-за фильма доступ ко всему к YouTube. Без суда и следствия блокируется YouTube в Дагестане. В других регионах СКФО и в ЮФО провайдеры все же ждут юридических обоснований и судебных решений. Какой тактике последует Москва?

На Ближнем Востоке мусульмане выражают протесты против «антиисламского фильма», в духе свободы собраний митингуя и осаждая американские посольства. Впрочем, среди итогов этих попыток пользоваться свободой — массовые беспорядки, столкновения с полицией и даже убийства.

В Азербайджане уличные протесты мусульман по поводу фильма пресекаются жестко и на корню. Так, 17 и 24 сентября в Баку участники акций были перехвачены и задержаны полицией, не успев даже подойти к посольству.

Полиция разгоняет акцию протеста мусульман перед посольством США. Баку, 17 сентября 2012 г. Фото Азиза Каримова для «Кавказского узла».

«С глаз долой — из сердца вон»?

В России бороться с «Невинностью мусульман» решили «сверху» и уже привычным методом ограничения свободы. В попытках спрятать фильм от всеобщего внимания прокуратуры Чечни, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии предписали провайдерам блокировать доступ к интернет-ресурсам с этим видео.

Три провайдера в Дагестане и все поставщики интернета в Чечне в ответ послушно заблокировали полностью весь YouTube. В остальных регионах СКФО пока не спешат выполнять рекомендации надзорных ведомств по ограничению доступа к видеохостингу.

«Не понимаю, зачем блокировать целый сайт из-за какого-то фильма», — отреагировал на ограничение доступа к YouTube житель Махачкалы Руслан Гамидов и написал жалобу провайдеру «Сумма-Телеком».

Ответ на жалобу, с его слов, был дословно такой: «Данный ресурс был закрыт по распоряжению МВД по республике Дагестан от 19 сентября с целью предотвращения распространения запрещенного фильма во избежание нарушения прав граждан, исповедующих исламскую религию».

Столь кардинальный метод защиты прав, больше похожий на их нарушение, порадовал далеко не всех граждан, в том числе из числа «исповедующих исламскую религию».

«Маразм» и «горячие пирожки»

«Теперь «распоряжения», «указа», «предостережения» МВД, прокуратуры будет достаточно, чтобы провайдеры вприпрыжку заблокировали доступ к любому интернет ресурсу» – прокомментировал новость «Кавказского узла» о блокировании YouTube в Дагестане адвокат Арсен Раджабов.

«Считаю неразумным блокировать доступ ко всему youtube из-за одного фильма. Да, основная масса неграмотных в сфере интернета пользователей этот фильм не посмотрит. Но на ютуб (а уж тем более на гугл) заходят […] за другими видео и информацией, и им эта блокировка доставит большие неудобства. Да и неужели правоохранительные органы думают, что за пределами ютуба этот фильм не распространен? Это же интернет. А еще есть такие изобретения, как анонимайзеры и прокси, так что блокировать доступ к сайту/сайтам — просто маразм какой-то», — делится размышлениями читатель «Кавказского узла» с ником fluvium.

«Да блин, уже многие этот фильм посмотрели, что за маразм?» — пишет под новостью «Кавказского узла» о запрете доступа к YouTube в Дагстане ЖЖ-блогер tigricija1.

«А кто еще не видел и после такого пиара захочет посмотреть, тоже не проблема, найдут как это сделать» — продолжает за ней amir4ik_05.

«Трудно в наше время что-то запретить. Все равно если надо будет, люди найдут в записи этот фильм и посмотрят. В советское время таким макаром записи Высоцкого расходились как горячие пирожки» — напоминает kamil_daudov.

Пиар и попытки ограничить право людей самим решать, «иметь или не иметь» свободный доступ к интернет-содержимому, делают свое дело.

«Фильм этот я вкратце в YouTube в русской версии посмотрел, чтобы знать причину такого ажиотажа вокруг него», — признался корреспонденту «Кавказского узла» житель Владикавказа Борис Хетаругов.

«а о чём это вы? где собираемся шоб громить пасольство чьёнить? зы. ролик невидил, но раз толпа бежит на новые ворота, значь она права.. )))» — присоединился к обсуждению материала «Кавказского узла» о реакции жителей Северного Кавказа на «Невинность мусульман» блогер derminator .

Организаторы этой провокации именно на такую реакцию и рассчитывали, прокомментировал «Кавказскому узлу» шум вокруг фильма директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев.

«Мы не можем закрыть YouTube без суда»

В тех регионах, где YouTube пока открыт, провайдеры ждут юридических обоснований к требованию о закрытии доступа и соответствующих судебных решений.

«Пока что не производилась блокировка доступа к YouTube, ждем решения наших юристов. Мы имеем договора с абонентами, есть также ряд других нормативных актов, которыми руководствуется компания в своей работе, поэтому есть необходимость принять решение, изучив все ньюансы», — пояснили в пресс-службе самого крупного провайдера Кабардино-Балкарии «РТК-Кабардино-Балкарский филиал».

«Насколько я знаю, пока нет решения суда по этому вопросу. В Адыгее, как и по всей России: если будут блокировать доступ к YouTube, то и в республике его закроют, но пока доступ открыт», — сообщил «Кавказскому узлу» Александр Чекасин, технический директор Адыгейского филиала ОАО «Ростелеком» — основного провайдера в республике.

«Мы не можем закрыть YouTube без решения суда, потому что это не наш ресурс. В данном случае нам может предъявить претензии Россвязьнадзор, почему закрыли доступ к чужому ресурсу «, — заявил корреспонденту «Кавказского узла» коммерческий директор одного из крупнейших провайдеров в Северной Осетии  ООО «Иртелеком» Герман Ревазов.

«Прокурор не вправе решать, что мне смотреть»

Закрытие в Чечне и Дагестане доступа к YouTube до решения суда незаконно, уверен юрист Межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев. «Это все равно, что учинить самосуд, — заявил он, комментируя «Кавказскому узлу» ситуацию с блокированием сервиса. — Прокурор не вправе решать, что мне как гражданину России смотреть. Это может решить только суд».

По словам юриста, даже в случае признания фильма экстремистским провайдеры должны ограничить доступ именно к этому фильму, а не ко всему YouTube. Но техническая возможность заблокировать конкретный url есть не у всех российских провайдеров — ряд поставщиков интернета могут блокировать только по IP-адресу, то есть сразу весь хостинг. К тому же на YouTube насчитывается уже около 5 000 копий данного фильма, из них порядка 300 сделаны русскоязычными пользователями.

Компания Google, владеющая YouTube, пообещала заблокировать российским пользователям доступ к «Невинности мусульман» в случае получения судебного уведомления о незаконности этого видео. Чтобы фильм стал в России незаконным, достаточно решения любого российского суда о признании его экстремистским. Информация, что такое решение 27 сентября уже принял Ленинский райсуд Грозного, наделала много шума, но в итоге оказалась неточной. Суд в Чечне просто вынес решение о недопущении его распространения, пояснили в Генпрокуратуре РФ.

Впрочем, в контексте создания «черных списков» рунета, нового законодательства о блокировке доступа к запрещенным сайтам, которое вступает в силу с 1 ноября, и планов российских властей объявить вне закона анонимайзеры — закрытие YouTube для всей страны вряд ли кого-то сильно удивит. Министр связи, комментируя новое законодательство, так и написал в своем Twitter: на территории России может быть полностью заблокирован весь YouTube.

 «Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Они терпеливо ждали, пока им вернут отнятую войной крышу над головой. Когда их в очередной раз «попросили» освободить жалкое пристанище, в котором они ютились многие годы, отчаявшиеся переселенцы попытались привлечь внимание к своей судьбе. И тут же были объявлены нетерпеливыми нахлебниками, требующими слишком многого. Давление и угрозы — таков предварительный итог начавшейся голодовки чеченских беженцев в Ингушетии.

«Рамзан Кадыров, верни нас домой!»

20 сентября в ингушском Карабулаке 11 человек, представляющих 11 семей вынужденных переселенцев из Чечни, объявили голодовку с требованием разрешить их жилищный вопрос. Девизом акции был выбран слоган: «Рамзан Кадыров, верни нас домой!»."О своем желании участвовать в голодовке заявляло намного больше жителей нескольких ПВР, в том числе ингуши и югоосетины, но потом было решено провести несколько подобных акций. Пока была война о беженцах говорили, а сейчас войны нет, но остаются люди о которых все забыли", — рассказала «Кавказскому узлу» Хеда Саратова, руководитель общественной организации «Объектив», которая находится в Карабулаке в качестве наблюдателя.

Эта проблема не уникальна: в местах компактного проживания на территории Ингушетии зарегистрировано 989 семей вынужденных переселенцев, состоящих из 4141 человек. По словам эксперта Московской Хельсинкской группы по Северному Кавказу Асламбека Апаева, в пунктах временного проживания (ПВР) в Ингушетии остаются те, кому некуда ехать: их жилье было разрушено в ходе военных действий, а вопросы компенсаций или предоставления временного жилья не решены.

При этом на протяжении лет власти активно пытаются выдворить вынужденных переселенцев из Ингушетии в Чечню. Тех же карабулакских беженцев выселить пытались дважды: в октябре 2011 и апреле нынешнего года. «Мы хотим вернуться в Чечню, но нам некуда возвращаться. Многочисленные обращения к представителям местных властей остались без внимания», — сказано в обращении, которое подписали переселенцы 7 августа 2012 года.

«Если будете поднимать шум, мы вас силой увезем»

По словам беженцев, как только они сообщили о планах проведения голодовки, на них начало оказываться давление со стороны представителей властей Ингушетии и Чечни. За несколько дней до акции лагерь «Промжилбаза» посетили главы администраций Заводского, Октябрьского и Ленинского районов Грозного. «Они нас стали отговаривать участвовать в голодовке. Нам прямым текстом говорили: если будете поднимать шум, мы вас силой увезем», — сообщила на условиях конфиденциальности беженка из Чечни.

Многие переселенцы ютятся в бараках более 15 лет (фото предоставлено «Кавказскому узлу» Единым кавказским форумом)

В самой Чечне представители властей приходили в родственникам переселецев Махаговых. «Сотрудники администрации Октябрьского района Грозного, осмотрев дом заявили, чтобы хозяева забрали из Ингушетии своих родственников. 20 сентября ночью за ними был отправлен «КамАЗ», и они собрав свои пожитки уехали в Чечню», — рассказала собеседница, по словам которой, принадлежащая родственникам Махаговых постройка состоит из трех комнат, в которых ютятся 12 человек.

При этом чеченские власти отрицают давление на Махаговых, заявляя, что они вернулись в республику добровольно. «Мы их разместили, они всем довольны», — заявил Яхья Муталипов, заместитель префекта Октябрьского района Грозного.

Отметились на месте голодовки и ингушские чиновники. «Начальник ГОВД Карабулака жителям лагеря заявил, что если мы устроим голодовку, «Промжилбазу» окружат и устроят чистку. Он прямым текстом сказал: «Я вам обещаю, жертвы будут», — сообщила переселенка Ася Хадисова.

«В день начала голодовки в лагерь стали прибывать чеченские и ингушские чиновники, пытавшиеся сорвать акцию протеста, вырывая из рук активистов плакаты с надписями «Рамзан, забери нас домой!», — рассказала собеседница «Кавказского узла», попросившая не называть ее данных.

По свидетельствам голодающих, у пункта временного размещения появились вооруженные люди, которые проводили обходы, снимали происходящее на камеру и собирали паспортные данные участников голодовки. «Те из них, кто приходят к нам, в один голос говорят: «а вы не боитесь Рамзана?», — рассказала одна из участниц акции. По заверению властей, вооруженными людьми оказались сотрудники правоохранительных органов, которые обеспечивали безопасность проведения акции.

«Мы живем в кошмарных условиях»

Пять корпусов Промжилбазы были построены вначале 1990-х годов прошлого века словацкими рабочими, возводившими город Магас. Один из нынешних обитателей Кюри Халадов до начала вооруженного конфликта жил вместе со своей семьей в Веденском районе Чечни. «В моей семье восемь детей, двое из которых – дошкольники, и жена инвалид. Никто из моих детей не знает, что такое ванная, душ» — сказал вынужденный переселенец.

«Мы живем в кошмарных условиях. В туалет, если сломается тот, что на улице, месяцами приходится ходить где попало. Горячей воды нет вообще, а из крана идет мутная, холодная жидкость. Воду приносим сами», — рассказала Любовь Дзаурова.

«У нас нет ни ванной, ни туалета, ни газа. Чтобы искупаться или умыться приходиться греть воду в ведре, а еду готовим на электроприборах, — сказала Эльза Геккаева. – Площадь нашей «квартиры» составляет девять квадратных метров. Тут стоят одна кровать, стол, сосед сделал из ДВП подобие шкафа. У меня двенадцатилетний сын, и ради того, чтобы он рос в человеческих условиях, я готова на все».

Ванная, туалет, газовая плита — недоступные блага цивилизации для обитателей ПВР (фото предоставлено «Кавказскому узлу» жителями «Промжилбазы»)

«Мы живем в вагончике на протяжении восемнадцати лет. Мне некуда идти ни в Чечне, ни в Ингушетии. Поэтому, я буду голодать, требуя выплатить средства на приобретение жилья, которое по закону должно принадлежать моей семье», — заявила Яхита Мудуева, мать восьмерых детей.

Беженцев не устраивает предложение администрации Карабулака снимать жилье, за которое будет выплачена компенсация в сумме 50 тысяч рублей за год. «Аренда однокомнатной квартиры стоит 7-8 тысяч рублей. Плюс квартирант самостоятельно оплачивает коммунальные услуги», — утверждает Эльза Дикаева.

«К нам приезжали сотрудники администрации Октябрьского района Грозного. Они предлагали нам места в общежитии. Люди, которые живут здесь, уже успели состариться — зачем им менять общежитие на общежитие? Мы требуем выделить нам денежные средства для приобретения жилья. По закону на каждого члена семьи положено 18 квадратных метров. Пусть выплатят нам компенсации, и вопрос будет навсегда снят с повестки дня», — заверила вынужденная переселенка Малика Джахаева.

«Они сидят на шее у государства»

Власти Карабулака пытаются помочь вынужденным переселенцам, сказал глава администрации города Мухмад Бариев. «Вынужденные переселенцы живут в «Промжилбазе» абсолютно бесплатно. Государство выплачивает им компенсации. Составлен сводный список – выплаты проводятся поэтапно. Но им (вынужденным переселенцам — прим. «Кавказского узла») нужно сегодня и сейчас», — рассказал глава администрации Карабулака.

Содержание жителей Промжилбазы обходится городу в копеечку, отметил Ахмед Колонкоев, заместитель главы администрации Карабулака. «Они сидят на шее у государства. Промжилбаза потребляет в месяц электроэнергии на сумму 315 тысяч рублей — как наш кирпичный завод. Максимальная сумма, которую они выплатили, составила 39 тысяч рублей в месяц», — сообщил Колонкоев.

Ситуация с вынужденными переселенцами является хронической проблемой Ингушетии, считает уполномоченный по правам человека в республике Джамбулат Оздоев. «Была принята федеральная программа, в соответствии с которой к 2015 году вынужденные переселенцы будут обеспечены жильем. Но есть среди них и такие, которые говорят: «Мы хотим здесь жить, наши дети здесь ходят в школу». Но есть понятие: «я хочу», и есть понятие: «объективная ситуация», — привел свою точку зрения Оздоев.

Сколько дней продлится голодовка беженцев с Промжилбазы, выльется ли она в более масштабные акции, каковы будут дальнейшие действия властей, сказать пока сложно. Еще сложнее прогнозировать, выделят ли переселенцам жилье в 2015 году, более чем двадцать лет спустя после начала вооруженного конфликта в Чечне. Главное, чтобы итогом этой истории стала реальная помощь конкретным людей, а не фиктивное основание для рапортов об успешном решении проблемы.

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»

Сегодня в Назрани заканчивается срок ареста Али Хазбиева, брата Магомеда Хазбиева, ингушского оппозиционера, члена партии ПАРНАС, но отбывал он этот срок в одной палате со своим братом Бердом в отделении травматологии республиканской больницы под пристальным полицейским караулом. 

Братская охота

Али Хазбиев получил перелом носа, ребер, сотрясение мозга и повреждение почек в ночь с 1 на 2 сентября во дворе Назранской больницы, куда он со своими братьями приехал навестить Берда, оказавшегося на больничной койке в результате полученного ранения. 

Вечером 30 августа в Назрани полицией был обстрелян автомобиль Берда Хазбиева, активиста партии ПАРНАС и брата известного ингушского оппозиционера Магомеда Хазбиева. С пулевыми ранениями Берд Хазбиев был доставлен в реанимацию.

Погоня за Бердом с последующей стрельбой, по версии полиции, была спровоцирована его «неадекватным поведением» в отделе МВД по г. Назрани, где он справлялся по делу своих молодых родственников, задержанных в тот же день за «бесцельную стрельбу» на одной из городских улиц. Хазбиев якобы взял пистолет «неустановленного образца» у одного из задержанных и на большой скорости попытался скрыться от полиции.    

В ночь с 1 на 2 сентября братья Хазбиевы собирались навестить Берда в больнице. Встреча так и не состоялась, а трое из братьев были арестованы. По свидетельствам очевидцев и работников больницы на территорию больницы въехали три автомобиля, откуда выскочили около пятнадцати человек в масках, открыли беспорядочную стрельбу. Одна из сотрудниц больницы, попросившая не называть ее имени, рассказала корреспонденту «Кавказского Узла», что «люди в масках задерживали всех, кто им попался под руки, а кто сопротивлялся — били прикладами». По словам Магомеда Хазбиева в одной из заехавших в больницу машин находился начальник по борьбе с терроризмом МВД Ингушетии Хамхоев.

Всего полиция задержала 18 человек, 13 из которых были отпущены без предъявления обвинения, пятерым был назначен административный арест за «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции». Четыре человека, получивших более короткие сроки, чем Али Хазбиев, были освобождены ранее. 

Физическим уроном для семьи Хазбиевых история не закончилась, и ранним утром 4 сентября их дом был окружен спецтехникой, и вооруженные люди в масках провели обыск. Самого Магомеда Хазбиева в это время в доме не было, но особенно тщательному осмотру подвергли именно его комнату. На вопрос отца Хазбиева, по какому праву проводится обыск, один из силовиков посоветовал обратиться к начальнику Назрановского ГОВД Нохе Цечоеву.

По словам Магомеда Хазбиева, причиной избиения его братьев и последующего обыска в доме стало то, что он отказался забыть эпизод с обстрелом своего брата. Ранившие Берда Хазбиева предлагали пойти на примирение по вайнахским обычаям. 

Привычка к обыскам и побоям

Братья Хазбиевы уже не первый раз становятся объектом интереса ингушских полицейских и спецслужб. Интереса грубого и неоправданно жесткого. В марте 2011 года десятки людей в камуфляже и в сопровождении бронетехники уже наведывались в дом Хазбиевых. Тогда акция c применением явно несоразмерных необходимости сил и средств была возмездием за участие Магомеда Хазбиева в стихийном митинге в Назрани, на котором граждане требовали найти похищенного незадолго до этого жителя города Илеза Горчханова. Магомед и его браться были избиты, а транспортировали Хазбиева в отделение полиции почему-то в багажнике автомобиля.

Похищение Магомеда Хазбиева и его братьев. Видео «Кавказского Узла».

Эта история, как и прошлогодний инцидент в доме Хазбиева, случилась на фоне очередной волны народного возмущения – люди снова заговорили о передвигающихся по республике «эскадронах смерти». Особенно Ингушетию потрясли два случая «нейтрализации боевиков» 28 июля на территории Ингушского госуниверситета и 28 августа в Малгобекском районе. Родственники считают, что убитые никакого отношения к боевикам не имеют, были без оружия и никакого сопротивления не оказывали.

Хазбиев называет последние случаи, связанные с его семьей «неудачными попытками запугивания» со стороны сотрудников ингушских органов правопорядка. Происходящие события свидетельствуют об эскалация вооруженного конфликта внутри Ингушетии, где регулярно обстреливают и взрывают представителей полиции. За последние две недели только в патрульно-постовой службе МВД Ингушетии убиты 13 и ранены 20  полицейских. Начальник отдела кадров отдельного полка по охране административных границ МВД по Республике Ингушетия Марифа Льянова в беседе с корреспондентом «Кавказского Узла» отметила, что с такими потерями в рядах служащих она сталкивается впервые за 20 лет работы в этом подразделении.

Кроме того, нервозности и напряжения в происходящее в Ингушетии добавляют амбициозные заявления главы соседней Чечни, обвинившего Юнус-Бека Евкурова в неспособности решить проблему боевиков. Кадыров заявляет и о правах Чечни на принадлежащие сейчас Ингушетии территории Сунженского и Малгобекского районов. Совпадение это или нет, но после ультиматума Кадырова («Если Евкуров там не наводит порядок, мы его наведем») в Ингушетии наблюдается новый всплеск насилия после значительного улучшения ситуации в 2011 году.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире