cknot

Блог «Кавказского узла»

07 сентября 2016

F

Корреспондент «Кавказского узла» Жалауди Гериев приговорен Шалинским райсудом Чечни к трем годам колонии — силовики не позволили ему добраться до Москвы для участия в семинаре, посвященном вопросам судебной защиты. Он был похищен и вывезен в лес, где ему надели на голову полиэтиленовый пакет и задавали вопросы «про Сирию». «Кавказский узел» считает уголовное дело в отношении Жалауди Гериева сфабрикованным.

Похитители на черной «Приоре» отвезли журналиста в лес

Жалауди Гериев осужден по обвинению в незаконном хранении наркотиков, приговор ему был вынесен судом в Шали 5 сентября. При этом задержан Гериев был еще в апреле. Родные журналиста признались «Кавказскому узлу», что не хотели сообщать о задержании Гериева, опасаясь за его жизнь.

Родственники журналиста до последнего надеялись на то, силовики отпустят Гериева, разобравшись в ситуации. Как оказалось, родные журналиста напрасно сохраняли надежду на его освобождение — обвинительное заключение по делу Гериева было передано в суд, сам процесс начался 14 июня.

В обвинительном заключении утверждалось, что Гериев «хранил марихуану для личного употребления без цели сбыта». При этом, по версии следствия, употребить ее он хотел «ранним утром в районе кладбища села Курчалой».

Сам Жалауди Гериев заявил суду о своей невиновности, а также от том, что показания в ходе предварительно следствия он давал под давлением. По его словам, 16 апреля он был похищен тремя неизвестными по дороге в Грозный. Из столицы Чечни журналист планировал выехать в Москву на семинар, организованный Институтом права и публичной политики.

«Меня ударили по голове, насильно запихнули в автомобиль «Лада-Приора» черного цвета, отобрали два телефона и рюкзак, где находились паспорт, ноутбук и другие личные вещи, и  вывезли в лес», — рассказал суду Жалауди Гериев.

В лесу, по утверждению Гериева, похитители «начали расспрашивать его том, чем он занимается и не планирует ли он уехать в Сирию». Гериев ответил отрицательно, заметив, что он «работает журналистом и осуждает терроризм во всех его проявлениях». По его словам, затем на место его допроса приехал мужчина, который «надел на его голову полиэтиленовый пакет и снял его, только когда он начал задыхаться».

После этого похитители, как рассказал суду журналист, отвезли его в район сельского кладбища, после чего он был задержан по делу о хранении наркотиков.

Преследование Геривеа связано с его профессиональной деятельностью

Судебный процесс по делу Гериева проходил с многочисленными нарушениями, а также при отсутствии прямых доказательств его вины, отмечает адвокат журналиста Алауди Мусаев. При этом многие свидетели защиты последовательно свидетельствовали о том, что Гериев был похищен сотрудниками силовых структур.

Адвокат также подчеркнул, что показания против Гериева дали лишь сами силовики, участвовавшие в задержании, а также их «штатные понятые», один из которых был ранее осужден за покушение на сбыт сильнодействующих веществ. Вместе с тем, защите удалось добиться отвода судьи по делу Гериева. Слишком уж явно судья по делу занимала сторону гособвинения.

Однако несмотря на отвод судьи, а также отклонение ходатайства о повторном допросе свидетелей защиты (сторона защиты посчитала, что на них было оказано давление) и отсутствие прямых доказательств по делу, суд вынес в отношении Гериева обвинительный вердикт. Гособвинитель запросила для Гериева пять лет колонии, суд приговорил журналиста к трем годам колонии.

Отсутствие прямых доказательств вины Гериева и давление на него в ходе следствия дают основания полагать, что уголовное преследование корреспондента «Кавказского узла» связано с его профессиональной деятельностью. «Кавказский узел» считает уголовное дело в отношении журналиста Жалауди Гериева сфабрикованным, а обвинения в употреблении наркотиков — полностью надуманными.

Чеченские журналисты работают в атмосфера страха

Обвинительный приговор журналисту был вынесен на фоне публикации доклада Human Rights Watch, в котором говорится о преследовании за инакомыслие в Чечне.

В докладе задокументированы свидетельства преследования за критику, а также похищений и насильственных исчезновений. Текст доклада «Как по минному полю: чеченские власти против несогласных» опубликован в разделе «Доклады» на «Кавказском узле».

«В последние годы журналистам становится все сложнее работать в Чечне. Одним из основных препятствий, о которых многие представители прессы рассказывали «Хьюман Райтс Вотч», является атмосфера страха в республике», — подчеркивается в докладе HRW. Программный директор «Хьюман Райтс Вотч» Татьяна Локшина заявила, что не сомневается — Гериев пострадал за свою работу и остается только надеяться на справедливость на стадии апелляции.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

2506750

9 января на станции Московского метрополитена «Рязанский проспект» погиб антифашист и левый теоретик Владимир Сиротин. Смерть наступила на ступеньках в вестибюле станции. Как сообщили матери оперативные сотрудники (так они представились): Сиротину стало плохо, сердечный приступ, и он ударился головой о ступени. На голове обнаружены повреждения. При этом Владимир не жаловался на здоровье, не злоупотреблял спиртным, не курил, не потреблял наркотические вещества, занимался спортом. Вёл активную политическую деятельность, читал лекции. Есть предположения, что это было политическое убийство. Ранее правозащитник Андрей Бабушкин неоднократно обращался к начальнику ГУ МВД России по г. Москве Якунину с просьбой провести всестороннее расследование смерти Сиротина, однако ответов на эти обращения так и не было. После обращения Бабушкина Уполномоченная по правам человека в Москве Татьяна Потяева взялась помочь в этом деле. Надеюсь, причины смерти моего товарища будут достоверно установлены.

2506752

Оригинал

Второй за четверо суток митинг родственников двух похищенных прошел в Дагестане. Родственницы исчезнувших, их матери и жены, требовали вернуть их мужчин домой. «Живыми или мертвым», — говорит мать похищенного 9 июня Омара Мусаева. «Забрали живым, верните живым!», — не соглашается с ней невестка Сайха. Отчаявшиеся и отчаянные женщины не верят обещаниям власти и грозят масштабной акцией родственников похищенных за последние месяцы, «бунт», как выразилась Сайха Мусаева.

«Везде говорят:  к нам не доставлялся»

Днем 11 июля центральную площадь Махачкалы огласили женские крики участниц акции протеста. Больше сотни протестующих, в основном женщины, требовали вмешательства местных властей, расследования похищений Магомеда Сулейманова и Омара Мусаева, их возвращения. Оба пропавших исповедуют ислам салафитского толка, последователи которого недовольны сложившейся в республике практикой постановки на профучет и систематическим закрытием мечетей, в которых они молятся.

23-летний Магомед Сулейманов работает в кафе и посещает салафитскую мечеть на улице Котрова, носит бороду и состоит на профилактическом учете в полиции с 2015 года. Он пропал 3 июня в Махачкале. По словам родных, к нему на улице подошли четыре человека в штатском, заговорили с ним, после чего он сел в их автомобиль. Раисат Сулейманова, мать Магомеда, винит во всем силовиков, говорит о бездействии полиции и прокуратуры.  «У него борода была, щетина. Клеймо, якобы ваххабит, поставил участковый ему», — приводятся слова женщины в видеосюжете «Кавказского узла» .

«Нам неофициально говорят – он в полиции. Пусть допустят адвоката, пусть докажут его вину и судят по закону. Мы хотим, чтобы нам предоставили информацию о похищенных, а не скрывали», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» брат Сулейманова.

У 22-летнего предпринимателя Омара Мусаева двое детей, он состоит на профилактическом учете и носит бороду, сообщает Правозащитный центр «Мемориал». Его отец Магомедрасул, рассказал со слов очевидцев, что 9 июня возле АЗС «Еврозаправка» к Омару подъехала «Газель», из которой выбежали несколько человек в масках. Фрагмент похищения был зафиксирован на камеру наблюдения. На короткой записи, опубликованной в YouTube, видно, как мужчина пытаеся сбежать, его сбивает мчащаяся по пятам белая легковая машина, а после подбегают не менее шести преследователей.

Мать Мусаева уверена, что ее сын находится у силовиков. «Мы вышли на митинг, потому что из Хасавюрта выяснить, где находится Омар мы не можем. Везде нам говорят: «К нам не доставлялся». У него, возможно, травмы, и он нуждается в лечении. А нам в полиции говорят, что с той стороны границы к нам заехали два бронированных автомобиля, которые похищают людей. А полиция, мол, не в курсе,  кто эти за люди».

Омар Мусаев задерживался в 2012 году по уголовному делу о разбойном нападении, но был оправдан и отпущен на свободу. «Его тогда пытали, были сломаны ребра и челюсть. Я боюсь, что сейчас с ним делают то же самое», — заявила женщина.

«Мы не собираемся ждать»

11 июня Родственникам похищенных удалось встретиться с вице-премьером Дагестана Рамазаном Джафаровым, который просил их «не поднимать шум» и пообещал разобраться в ситуации. «Джафаров сказал нам, чтобы мы написали заявление на имя главы республики. Также сказал, что 14 июня он доложит главе обо всем и передаст наше заявление», — заявила мать Сулейманова

Митинг прекратился, но его участники заявили, что не смирились с ситуацией. «Мы не собираемся ждать, пока они что-то решать будут. Пока не найдут и не отпустят похищенных, мы будем и митинговать, и писать везде. Если надо будет, поедем в Москву», — рассказала мать  Сулейманова.

«Ко мне со всей республики звонят люди, у которых украли родственников. Это не только наша беда, пора прекращать этот беспредел. Люди хотят выйти, хотят устроить бунт. Мы спокойно в своих домах сидеть не собираемся. Сегодня похитили моего, завтра похитят других», — сообщила «Кавказскому узлу» супруга Омара Мусаева .

14 июня около тридцати родственников Мусаева встали вдоль трассы в Хасавюрте с плакатами «Верните детям отца», «Верните сына».

Родные Омара Мусаева приняли решение митинговать ежедневно. «Мы и завтра выйдем и послезавтра. Тут стоит много сотрудников полиции, но пока к нам никто не подходил и никто не угрожал», – цитирует одну из участниц акции «Черновик».

О реакции со стороны властей Дагестана, местных и федеральных силовиков на возобновление митингов пока нет. Остается лишь надеяться, что реакция последует в форме как минимум предоставления информации о похищенных молодых людях, но не в виде преследования проявляющих наибольшую активность их родных.

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы»

За  2015 год на Северном Кавказе были убиты и ранены 258 человек, что почти  на 51% ниже показателей 2014 года. Практически на нет сошла активность «Имарата Кавказ», лишившегося своих лидеров, идеологов и поmeрявшего в живой силе. Про деятельность Исламского государства на Кавказе известно немного, но, ответственность за три атаки в  Дагестане террористы на себя взяли. Сохранится ли в таких условиях тренд на уменьшение кровопролития в 2016-м?

Дагестан — первая мишень ИГ

Среди всех регионов Северного Кавказа лидером печальной статистики жертв остается Дагестан. На фоне войны в Сирии и Ираке и убийств последних руководителей «Имарата Кавказ», 2015-й стал годом становления на  Кавказе групп и отдельных боевиков, присягнувших «Исламскому государству».

Первой целью ИГ стал именно Дагестан: боевики взяли на себя ответственность за обстрел людей у  Дербентской крепости, неподтвержденное военными и местными жителями нападение на наших пограничников в районе Магарамкента. В новом, 2016 году, первый за долгое время теракт с участием смертника произошел также на юге Дагестана, ответственность за взрыв вновь взяло на себя подразделение ИГ  на Северном Кавказе.

Подробнее о ситуации в Дагестане в 2015 году и за шесть последних лет читайте отчет «Кавказского Узла» в разделе «Северный Кавказ — статистика жертв».


В  2014 году единственным регионом в СКФО, в котором было зафиксировано увеличение числа жертв, стала Чечня, что свидетельствовало о сломе тенденции к стабилизации обстановки в республике. В 2015-м на 70% сократилось число вооруженных инцидентов и на 81% — количество жертв. Однако, о  стабилизации говорить рано, были осуществлены четыре подрыва, два из  которых — теракты. 3 взрыва, в том числе 2 признанные терактами, случились в Ингушетии. В остальных регионах отмечается снижение взрывов, терактов и числа жертв в них.

В  целом по СКФО число вооруженных инцидентов и терактов уменьшилось на 39 и 33 процентов соответственно. Доля боевиков среди убитых увеличилась до 83%.

Инфографика конфликта: 2010-2015

Тенденция снижения общего числа жертв вооруженного конфликта на Северном Кавказе прослеживается уже на  протяжении шести последних лет. «Кавказский Узел» представляет подробные данные об убитых и раненых с 2010 по 2015 год в  интерактивной инфографике. Подсчет жертв ведется основываясь на  собственных данных и информации из  открытых источников. В статистике по  участникам вооруженного подполья в  первую очередь идет о тех, кого объявили таковыми сотрудники правоохранительных органов.

В  инфографике доступна информация по  каждому региону, по категориям убитых, раненых, силовикам, боевикам и мирным жителям. По умолчанию отображается статистика убитых (черные цифры) и  раненых (красные цифры) по годам, в каждом из семи регионов СКФО.


При выборе кнопкой мыши региона в центральном круге отображается общее число убитых (черный цвет) и раненых (красный цвет) за шесть лет в этом регионе. При выборе кнопкой мыши конкретной цифры раненых или убитых в опреденный год в отдельном регионе, в центральном круге отображается подробная расшифровка этой цифры по  категориям: силовики (зеленый цвет), боевики (коричневый цвет), силовики и  боевики (синий цвет), мирные жители (голубой цвет).

Станет ли ИГ заменой «Имарату»?

Снижение количества жертв конфликта связано с  тем, что 2015-й стал годом фактического окончания функционирования «Имарата Кавказ». Были убиты два последних известных амира — Алиасхаб Кебеков и  Мухаммад Сулейманов.

Параллельно ликвидации лидеров шел процесс исхода боевиков, популярных среди молодежи богословов в Сирию и Ирак, где они воюют не только в составе ИГ, но зачастую и в других подразделениях и группировках. Одна из групп даже сохраняет название «Имарат Кавказ в Шаме» и по-крайней мере имиджево выступает на стороне «Имарата Кавказ». Таким образом, подполье потеряло значительную часть своих кадров.

Последние теракты в Дагестане и сетевая сущность «Исламского государства», которая предполагает пополнение рядов по  принципу франшизы, ставит новые вопросы. Участие российских военных в конфликте на Ближнем Востоке на стороне Асада, конфликт с Турцией (не секрет, что многие мусульмане Кавказа не поддерживают эти действия России), давление на салафитские общины и закрытие мечетей в Дагестане, публичные осуждения в адрес отдельных религиозных групп со стороны властей Чечни, попытки введения силовиками новых форм контроля и учёта — все это риски для пополнения подполья новым человеческим ресурсом, но уже под флагом всемирного халифата.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Исламское Государство (ИГ) и «Имарат Кавказ» признаны террористическими организациями, их  деятельность в России запрещена.

«История невежественного путешествия» — это дневник, который вел боевик «Исламского государства» . Автор дневника — 21-летний Фуркат рассказал о том, как добрался из  Москвы до территории Сирии, об обучении в лагерях боевиков, о том как воевал в  Сирии и Ираке, наконец о своем бегстве из  ИГ. Интервью, в котором Фуркат рассказывает о быте на охваченных войной территориях, о своем пребывании в тюрьме ИГ и встрече с выходцами из России, которых пытали спецслужбы «Исламского государства» за сотрудничество с ФСБ, читайте на «Кавказском Узле».


Попасть в ИГ легче, чем уйти в горы Кавказа

Самым сложным для Фурката, одержимого идеей добраться до земли, где мусульмане воюют с «тираном Асадом», стал вопрос поисков контактов в Москве. Попытки выйти на ИГ в московских мечетях и в разговорах с  братьями по вере успехом не увенчались. На «помощь» пришел интернет, где в одной из соцсетей Фуркат наконец нашел отклик из ИГ.

В  Сирию Фуркат попал через Турцию, а  попытку задержания турецкими пограничниками на границе в интервью корреспондентам «Кавказского узла» он охарактеризовал как «спектакль».

При попытке перехода границы группу из  примерно 12 человек, в которую входил Фуркат, турецкие военные сначала формально задержали. Но позже всех отпустили, и во второй раз завербованные ИГ беспрепятственно прошли на территорию Сирии.

По  словам Фурката, встреченные им в рядах ИГ выходцы с Кавказа признавали, что уехать воевать в Сирию гораздо проще, чем «уйти в горы» в Дагестане или Чечне. Турецко-сирийская граница и после формального объявления об антитеррористической кампании Турции против ИГ остается прозрачной.

Жизнь в Халифате: Калашников, Adidas и  пятничные казни

Независимому журналисту практически невозможно попасть на территорию ИГ, а вернувшиеся из халифата боевики не горят желанием рассказывать о реалиях режима ИГ, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих близких. Поэтому информация о быте мирного населения на завоеванных территориях практически отсутствует.

В  интервью Фуркат рассказывает и о повседневной жизни горожан. В городах по-прежнему работают рынки, кафе, супермаркеты. Мировые торговые марки продают свою продукцию: от модной одежды до оружия в ассортименте. Интересно, что люди многих профессий (врачи, пожарники, электрики) находясь и работая на территории ИГ, в конце месяца уезжали за зарплатой в Дамаск.

Но  после провозглашения халифата летом 2014 года, в ИГ ужесточен контроль за  передвижением боевиков и местных жителей. Для открытия своего дела или торговли нефтью нужно специальное разрешение амира.

О  том, что ты живешь в особенном государстве, напоминают ставшие уже обыденным делом публичные казни. В центре столицы ИГ, Ракке, они проходят каждую пятницу.

Подробнее читайте в интервью главы «Война и быт» и «ИГ — это контроль и учет»

Следы ФСБ, или бизнес на «шпионах»

Почти год назад ИГ опубликовал видео одной из самых известных казней россиян: после краткого вступления на русском боевика, стоящий рядом с ним мальчик расстреливает двух «агентов ФСБ», Джамбулата Мамаева и Сергея Ашимова.

В  интервью Фуркат в подробностях рассказывает о судьбе этих «агентов ФСБ», с которыми он вместе сидел в камере для смертников в тюрьме ИГ, расположившейся на бывшем футбольном стадионе в Ракке.

По  словам Фурката, пыткам подвергался каждый узник камеры, кто не признавался в предъявленных ему спецслужбой ИГ  обвинениях. Он категорически не верит, что Мамаев был заслан ФСБ в Сирию, рассказывая, какими методами боевики получили его признания, как и признания Ашимова, которые они записали на видео. С  самого начала своего пребывания в Сирии Ашимов не скрывал, что некоторое время работал в ФСБ, и находился в группе Умара аш-Шишани.

Главная же причина шпиономании среди боевиков ИГ в том, что за пойманного и сознавшегося «шпиона» руководство платит 5 тысяч долларов. Учитывая, что рядовому бойцу, находящемуся на полном довольствии, положены 50 долларов в месяц, 5 тысяч  — это солидная сумма.

Подробнее читайте в интервью главу «В тюрьме с «агентами ФСБ»

Сергей Ашимов и Джамбулат Мамаев перед казнью. Источник: Youtube, канал Diva Talitha

«Амният»: чеченцы на спецслужбе ИГ

По  словам Фурката, Мамаев и Ашимов — не  первые и не последние «агенты ФСБ», проходившие через тюрьму в Ракке. Шпионы стоят дорого, а признания выбивают в  основном чеченские «амниятчики» («амният» — спецслужбы ИГ). Проще всего это делать с разочаровавшимися, желающими вернуться домой и теми, кто обвиняет в  отступничестве самих ИГИЛовцев. Вероятно, таким же «агентом ФСБ» был Магомед Хасиев, видео казни которого ИГ разместило в Сети в начале декабря.

Кроме денег «шпион» или «кяфир» помогает прославиться странным и кровавым способом — видео казней расползаются по всему миру, почти в каждой группе ИГ  есть люди, которую не воюют, но занимаются медиа. Многих, прошедших через камеру смертников в Ракке, Фуркат позже увидел на видео. Увидел, как их казнили.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Исламское Государство (ИГ) признано террористической организацией, его деятельность в России запрещена.

Число дальнобойщиков, участвующих в протестных акциях в регионах Юга России, сокращается. Многие возвращаются на трассы, некоторые владельцы небольших транспортных компаний заявляют о намерении выйти из бизнеса. Однако, даже те, кто вернулся к работе, продолжают критиковать систему «Платон»

Забастовки в регионах практически сошли на нет. По данным на 17 декабря, из всех протестных акций, которые начались в регионах в октябре-ноябре, забастовка продолжалась только в  Дагестане. При этом участие в акции под Хасавюртом принимали участие не более 60 человек

При этом ряды непосредственных участников протестных акций дальнобойщиков Юга России в  Подмосковье и самой столице постепенно редеют.

На днях волгоградские дальнобойщики первыми учредили Союз предпринимателей и  перевозчиков Волгоградской области, который должен стать частью самостоятельной объединенной ассоциации водителей России. Они не хотят зависеть от уже существующего профсоюза. Дальнобойщики утверждают, что профсоюз, возглавляемый Александром Котовым, им  был «навязан», а потому организации, подобные волгоградской, будут созданы во  многих регионах страны, а потом объединятся.

Забастовку в Москве дальнобойщики грозятся продолжать до победного конца, требуя теперь уже референдума по «Платону». И  хотя ряды непосредственных участников акции постепенно редеют, полицейский контроль за большегрузами на Каширском шоссе не ослабевает: от дальнобойщиков все еще ожидают несогласованных действий.

«Вчера вечером мы прогревали машины, и случайно все завелись и включили фары, полиция сразу усилила свое присутствие на  стоянке. Вчера стояли восемь машин, — рассказал 17 декабря «Кавказскому узлу» один из  волгоградских дальнобойщиков. — Нам дают выезжать со стоянки только в  сопровождении полиции».  Но он уверен, что на смену уехавшим водителям приедут другие.

И хотя открыто о том, что акция дальнобойщиков пошла на убыль, никто не говорит, а сами бастующие даже заявляют о намерениях биться до последнего, уменьшение числа протестующих в Подмосковье заметно.

То, что основная волна протеста резко сошла на нет, подтверждает и координатор общества «Синие ведерки» Петр Шкуматов. По его словам, «водители выступали против огромных штрафов за уклонение от дорожного сбора, их снизили – и все понемногу успокоятся».

В частности акция против «Платона», организованная КПРФ напротив Президентской администрации, не отличалась массовостью. Согласно данным самих коммунистов, «пообщаться с депутатами приехало около 100 человек из разных регионов страны». В то время как журналисты «Дождя» насчитали порядка 70 участников, а Metro и вовсе уточняет, что «самих дальнобойщиков на митинге было около 10 человек». 

По сравнению с  масштабами страны, цифры, прямо скажем, не серьезные. Так, 9 декабря на пресс-конференции Дмитрий Медведев сообщил, что в системе «Платон» уже зарегистрированы 700 тысяч перевозчиков, осуществляющих 85-90 процентов всех перевозок внутри страны, и что против взимания платы за  проезд грузовиков по дорогам федерального значения выступает лишь  «небольшая часть дальнобойщиков».

«Кавказский узел» ведет хронику акций протеста дальнобойщиков против системы «Платон», новости по этой теме публикуются на тематической странице «Дальнобойщики против «Платона».

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Намеченная на 30 ноября всероссийская акция дальнобойщиков на МКАДе, протестующих против новой системы оплаты грузоперевозок, не состоялась. Помешали и отсутствие достаточно серьезной координации между водителями большегрузов из разных регионов, и попытки переговоров с  властями на местах, и  подготовленность сотрудников дорожно-постовых служб.

Тем, кто все же решился идти «на Москву», пришлось столкнуться с многочисленными остановками и проверками транспорта. Для «пустых» дальнобойщиков, едущих за  справедливостью без груза, путь на  Москву часто закрывается.

Ростовский ультиматум

Один из профсоюзных лидеров Александр Котов по итогам схода в Ростове-на-Дону, куда съехались представители 15-ти регионов заявил, что «дальнобойщикам поставлен ультиматум». В ответ дальнобойщики представили свои ультимативные требования: если до 3 декабря система «Платон» не будет отключена, на следующий день большие грузовики выдвинутся в  сторону Москвы.

Дальнобойщики против «Платона»: читайте на «Кавказском Узле»

Остается не понятным какая часть бастующих сегодня по всей стране водителей, готова будет 4 декабря последовать призыву ростовского схода, насколько высок уровень координации протестующих. В  интервью корреспонденту «Кавказского Узла» Котов отметил, что в Москву уже прибыли более 200 большегрузов и они планируют участвовать в акции.

Однако все больше по дороге встречается препятствий. Например колонна из  Волгограда была остановлена сначала в  Борисоглебске Воронежской области, а  1 декабря их продержали несколько часов на трассе «М-4 Дон» вблизи Каширы.

 


Волгоградские дальнобойщики выехали в Москву с  протестом. Видео «Кавказского Узла»

Дагестан на замке

Локомотивом, протянувшим протест дальнобойщиков до  всероссийского масштаба, стали акции и забастовки водителей в Дагестане, продолжающиеся уже более полутора месяцев. Очевидцы сообщали о  многокиллометровых пробках на федеральной трассе «Кавказ», образовавшихся благодаря т. н. «улиткам». Зампредседателя межрегионального профсоюза водителей-дальнобойщиков Сергей Волощук заявил, что в Дагестане акцию протеста дальнобойщиков поддержали 17 тысяч человек.

Главный редактор дагестанского еженедельника «Черновик» Маирбек Агаев даже  эту цифру считает заниженной: «За последние полторы недели к акции активно подключился северный Дагестан, .. получается цифра более 17 тысяч… Сел, которые остались безучастными, почти  нет», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Увидев, что федеральные власти и операторы системы «Платон» никак не реагируют на  блокирование движения и простой грузов, дагестанцы первыми заговорили о «походе на Москву». Оригинальные лозунги на  баннерах дагестанских дальнобойщиков пошли в народ, в некоторых случаях была определена и мишень для информационной атаки: «Ротенберг хуже ИГИЛ» (прим.  — ИГИЛ признана террористической организацией, ее деятельность запрещена на территории РФ), «Путин — останови Ротенберга». При этом, во многих лозунгах и интервью дальнобойщики отмечают свою политическую поддержку Путину, власти в целом или отсутствие политических претензий.


 

Дальнобойщики Дагестана собираются в Москву. Видео «Кавказского Узла»

Первые попытки прорваться в столицу пока не  увенчались успехом. Группа из 200 фур была остановлена полицией на границе с Калмыкией и сейчас протестующие стали лагерем в  районе села Кочубей. Один из участников акции заявил, что водители готовы ехать в Москву: «Раз пустыми не пускают, думаем, нужно брать товар, грузиться. Говорят, что в сторону Кочубея ОМОН выехал и техника военная, могут, значит, разгонять».

Остающиеся сейчас в Дагестане водители сообщили о задержаниях полицией, о неуклюжих попытках ограничить протест.

«Всех заставляют подписывать бумагу, что мы  не будем бастовать. Они боятся, что мы  поедем в Москву, проведем забастовку на МКАД. Они думают, этим остановят забастовку. Ну, даже если остановят, дальше-то что?! Мы все потенциальные безработные! У меня четверо детей дома, куда я пойду, потеряв работу?»,  — рассказал корреспонденту «Кавказского Узла» один из участников акции.

Не  ясно смогут ли дальнобойщики реализовать ростовский ультиматум. Дорожные службы и полиция готовы разными способами помешать водителям большегрузов добраться до Москвы. Если же это удастся, то блокировать МКАД не составит труда  — для остановки достаточно включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки. Пока же  игнорирование требований и открытое противодействие власти попыткам дальнобойщиков провести свою акцию только консолидирует социальный протест в  стране.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

18 ноября «Росбалт» сообщил, что заочно обвиненный в организации убийства Бориса Немцова, Руслан Мухудинов и  находящийся в статусе подозреваемого Руслан Геремеев, скрываются в горной лесистой местности на юге Чечни, в родовом селе Кадырова — Беной. Ранее в Чечне находили прибежище от преследования фигуранты как минимум восьми громких уголовных дел.

Эпопея с «поисками» Руслана Геремеева продолжается уже 8 месяцев. Именно столько времени прошло с того момента как Следственный комитет РФ объявил его в розыск. В конце марта оперативники обнаружили его след в охраняемом вооруженными людьми селе Джалка, позже Геремеев смог вылететь из аэропорта под Каспийском (вероятно, в споровождении высокопоставленных лиц из чеченского руковдства) в Арабские Эмираты. Вплоть до последнего времени считалось, что Геремеев скрывается от допроса следователей в Абу-Даби. Теперь же  появилась информация о том, что прячется в родовом селе Рамзана Кадырова.

Геремеев и Мухудинов скрылись в Чечне: читайте на «Кавказском Узле»

Беной — вотчина Кадырова

Если для оперативников и следователей по  делу Немцова оказалась неподъемной задача найти и допросить Геремеева в  Джалке, то Беной представляется в этом смысле и вовсе неприступной крепостью. Это село примечательно и по географическим, и по политическим причинам.

В  подчинении села находятся девять населенных пунктов, большинство из  которых находится в труднодоступной горной местности, покрытой густыми лесами. Если посмотреть на карту, то к югу от Беноя практически не остается населенных пунктов, а горы подымаются все выше. Помимо того, что Беной — родовое село одноименного влиятельного тейпа и семьи Кадыровых, в нем родился депутат Госдумы Адам Делимханов, в личной охране которого в свое время работал Руслан Геремеев. Родовые села нынешней властной элиты Чечни — на  особом счету, к их охране тщательнее относятся силовики, там чаще проходят проверки, — видимо нападение боевиков на Центарой в  2010 году не прошло даром. Рамзан Кадыров родился в Центарое, а в самом селе проживает его многочисленная родня.

Кадыров, судя по сюжетам чеченского телевидения, частый гость в Беное. И  даже сочиняет стихи про родовое село, на которые исполнил песню постоянный участник масштабных кадыровских праздников Николай Басков.

Политолог Руслан Мартагов практически исключает возможность того, что фигуранты дела Немцова пребывают в Чечне без ведома Рамзана Кадырова: «Без его [Кадырова] отмашки никто из его подчиненных не может кого-то «прикрыть». За попытку сделать  это, не получив «добро» от  Рамзана, этот человек, как бы он близок к нему ни был, лишается всех привилегий. Поэтому никто даже не  пытается что-то сделать без разрешения Кадырова».

Чеченская юрисдикция

Мухудинов и Геремеев — далеко не первые из числа фигурантов громких преступлений и  политических убийств, для которых Чечня стала тихой гаванью. Под особой чеченской юрисдикцией в течении почти 20 лет находились участники нападения на  Буденновск Рамзан Белялов и Магомед Маздаев. Обвиняемый в убийстве в Вене бывшего сотрудника охраны Кадырова — Леча Богатырев находится в Чечне и до сих пор не доступен для австрийского правосудия.

Еще один фигурант австрийского дела, экс-советник Кадырова Шаа Турлаев, так же проходящий по нескольким делам об убийствах и покушениях (самые громкие из них — в отношении героев России братьев Ямадаевых, еще одних известных уроженцах Беноя) по сообщению «Росбалта» «спокойно живет в Чечне и особо не скрывает своего присутствия в этой республике».

Обвиняемый в совершении убийства главного редактора российского «Forbes» Пола Хлебникова Казбек Дукузов также скрывается на территории Чечни под чужой фамилией, и так же как и Геремеев прибыл в Чечню из Эмиратов. Перечисленные обвиняемые — далеко не все из известных подозреваемых в убийствах.

Следствие под угрозой

По  словам Екатерины Сокирянской, руководителя Российского представительства Международной кризисной группы, с  громкими делами связано и ближайшее окружение Кадырова: «Некоторые его люди находились в международном розыске, других допрашивали по серьезным уголовным делам, на третьих у правоохранительных органов лежит собранный материал, но ему не дают ход».

Следствие обещает закрыть вопрос с делом Немцова в 2016 году, но почти с самого начала сталкивается со всем своеобразием правового устройства Чечни и особенной природой действия на ее территории законов России. Полномочия следственных органов становятся вдруг не такими весомыми — можно столкнуться и с прямым противодействием, с тем, что стандартные процедуры невозможно провести без санкции главы республики. А за проведение спецопераций в Чечне без согласия местных властей можно встретиться и с огнем на поражение.


«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Сегодня в кубанском хуторе Гречаная Балка похоронили контрактника Вадима Костенко, погибшего в Сирии. С  19-летним солдатом пришли проститься все односельчане, которые не верят в версию о его самоубийстве.

Открытый гроб с телом установили во дворе дома его семьи по улице Советская вечером 27 октября. На  въезде в хутор дежурили сотрудники ДПС, а на улице Советской — военные. 12 часов с молодым человеком прощались близкие, родные и  односельчане.

«Он был веселым и  жизнерадостным, очень хотел служить в армии, … Работы на нашем хуторе нет, вся молодежь разъезжается, а Вадик любил армию, поэтому после срочной службы, заключил контракт, радовался этому», — рассказал одноклассник Костенко.

По словам одноклассников, Вадим после службы по призыву в июле 2015 года подписал контракт и служил в  960-м штурмовом полку 1-ой Гвардейской смешанной авиадивизии 4-й армии ВВС и  ПВО, который базируется на военном аэродроме в Приморско-Ахтарске.

По информации, которой Вадим делился с друзьями и родными, он был направлен в сирийскую провинцию Латакия на  авиабазу Хмеймим, где обслуживал российские военные самолеты. Он не имел отношения к летному составу, лично в боевых вылетах не участвовал. В конце октября он собирался вернуться на Кубань на место службы, о чем сообщал друзьям и родителям во время своих звонков из Сирии.

Сведения о причине суицида распространили СМИ со ссылкой на пресс-службу Минобороны. «По предварительной информации, полученной в том числе на основе анализа СМС-сообщений… причиной гибели военнослужащего стал разлад в личных отношениях с девушкой», — заявило ведомство, признав факт гибели первого российского военнослужащего в Сирии.

По данным Главной военной прокуратуры, первые результаты проверки свидетельствуют, что солдат покончил с  собой «во внеслужебное время в связи со сложившимися у военнослужащего неблагоприятными личными обстоятельствами вне части».

«Я никогда не поверю в эту версию. Мы каждый день разговаривали по телефону по полчаса. В субботу, 24 октября, у него было хорошее настроение, он смеялся», — сказала мать военнослужащего Светлана Костенко.

«Нам сказали, что он  повесился из-за девушки. Он бы никогда этого не сделал, я хорошо знаю своего сына», — заявил Reuters отец Вадима Александр Костенко.

Одноклассник Вадима уверяет, что в его самоубийство на хуторе никто не верит.

«Это невозможно. Да и с  девушкой он своей не ругался, она учится в Краснодаре, они часто виделись до  командировки, он служил в Приморско-Ахтарске, это 130 километров всего», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» одноклассник погибшего. «Гроб стоял открытый, на лице Вадима были видны многочисленные ранения, при этом характерных следов на шее не видно… Родственники сказали, что у него сзади пробита голова, сломана шея, челюсть».

Краснодарский активист Виктор Чириков, который присутствовал на похоронах военнослужащего, тоже не верит в  основную версию: «На мой взгляд, Вадим погиб от  осколочного ранения, на это указывают повреждения на его лице».

После похорон стало известно, что родители Костенко написали в полицию заявление с требованием провести повторную медэкспертизу тела погибшего.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Сегодня в Ростовской области в Донецком городском суде прошел допрос Надежды Савченко, украинской летчицы, которую обвиняют в убийстве российских журналистов. Савченко заявляла о своей невиновности, хотела дать показания с использования детектора лжи, однако суд ей в этом отказал. Также суд допрашивает свидетелей по делу.

В  преддверии возобновления процесса в  городах Юга России проходили пикеты в  поддержку обвиняемой в рамках международной акции #FreeSacvhenko.

В  Астрахани с требованием освобождения Савченко выступили пятеро местных «националистов», поддерживающих с ней активную переписку. «Я считаю Савченко невиновной, незаконно арестованной и остающейся разменной картой в путинской игре с миром. Хотели напомнить о ней россиянам», — заявил в  ходе акции один из участников Игорь Стенин.

На  пикет в Ростове-на-Дону вышли более 20 человек. Помимо традиционных плакатов с  фотографиями подсудимой, призывами к  ее освобождению и лозунгами за мир на  Украине, одна из участниц раздавала листовки с официальной версией следствия по делу и версией адвокатов украинской летчицы. «Повлиять на процесс мы не можем, но мы хотим выразить свое отношение к происходящему. Факты говорят о  невиновности Надежды», — считает одна из организаторов акции Валентина Толмачева.

Можно сказать, что акция #FreeSavchenko продолжилась и сегодня у стен суда — девушка в майке с надписью «Я не боюсь» развернула плакат «Свободу Надежде Савченко». Через несколько минут после начала пикета к  девушке подошли сотрудники полиции, потребовали предъявить документы и  переписали паспортные данные.

Одиночный пикет перед зданием городского суда Донецка Ростовской области, 29 сентября 2015. Фото «Кавказского Узла».

Возле здания Донецкого городского суда звучали не только слова поддержки. Первое заседание по делу сопровождалось одиночными пикетами активистов Национально-освободительное движения, они держали плакаты с фотографиями убитых Антона Волошина и Игоря Корнелюка, надписью «Убийце российских журналистов  — справедливая кара».

За  все время процесса в Ростовской области не было зафиксировано никаких стычек между «сторонниками» и «противниками» Савченко. В маленьком приграничном городе процесс не вызвал ажиотажа. Тем не менее, у здания суда полиция усиливает меры безопасности, дежурят дополнительные наряды и кинологи. К суду не пропускают никого, кроме журналистов.

Адвокат Савченко Марк Фейгин не знает как долго будет длиться допрос его подзащитной. К  15-20 допрос Савченко завершился, допрос свидетелей продолжается. В  зале суда присутствует приехавшая на  процесс мать Надежды Савченко.


«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире