cknot

Блог «Кавказского узла»

23 декабря 2010

F
«Или вы будете приходить в университет в платке, или вообще не будете работать!». «Жалуйся куда хочешь! Снимет твоя дочь платок — будет учиться в моей школе, нет – езжай хоть…». «Умрем, но от хиджаба не откажемся!».

Первая из приведенных выше фраз была произнесена в ноябре 2007 году в Чечне. Ультиматум был адресован преподавателю Чеченского государственного университета, заявившей, что ее вера разрешает ей ходить без платка. «Это было во время занятий, — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» один из студентов этого вуза. – К нам в аудиторию вошел незнакомый мужчина, осмотрел всех и приказал нашей преподавательнице и одной из студенток, которые были без платков, немедленно покинуть аудиторию». На следующий день, по словам студента, преподаватель не пришла на работу.

Вторая фраза была сказана в октябре 2009 года отцу ученицы одной из школ в Дагестане, отстаивавшему право своей дочери носить в школе хиджаб (традиционный исламский женский головной платок). Житель Махачкалы Ризван Абусуфьянов рассказал тогда корреспонденту «Кавказского узла», как его дочь Патимат выгнали из школы за то, что она носит исламский платок. В сентябре 2010 года директор школы, где произошел инцидент, была убита. Сотрудники правоохранительных органов сочли, что убийство совершено по религиозным мотивам.

Слова, приведенные в третьей цитате, скандировали 18 декабря 2010 года около 200 жителей поселка Нардаран на юге Азербайджана в ходе акции протеста против запрета на ношение хиджаба в школах. Аналогичны акции прошли ранее в Баку и в Масаллы.



Участницы митинга протеста у здания Министерства образования Азербайджана. Надпись на плакате «Хочу получать образование». Баку, 10 декабря. Массовые протесты мусульман вызваны заявлением министра образования Азербайджана Мисира Марданова о том, что все ученики в Азербайджане должны носить стандартную школьную форму, в которой не предусматривается мусульманский платок. Верующие считают такие ограничительные меры нарушение их прав, в частности права на образование.

Участники акции протеста в Нардаране сожгли фотопортрет министра образования Мисира Марданова и заявили, что будут продолжать митинги, «пока запрет на хиджаб не будет отменен». «Отступать некуда. Хиджаб – честь наших женщин и наша честь. Не может для мужчины быть большего оскорбления как посягательство на его честь», — пояснил корреспонденту «Кавказского узла» один из старейшин поселка Гаджи Абульфаз.

Вопрос ношения хиджаба, лежащий, казалось бы в плоскости личных религиозных предпочтений или их отсутствия, не единожды становился предметом острых противоречий в мусульманских регионах Северного и Южного Кавказа. Пока политики и эксперты собираются на круглые столы в поисках грани между законами и правом на свободу религии, обычные жительницы этих регионов отстаивают свое право носить и не носить головной платок в общественных местах ценой других прав и свобод.

Так, Хумай Гаджиева и Хузра Мухтарзаде из Азербайджана, для которых ношение хиджаба является глубоким религиозным убеждением, осенью 2007 года рассказали в видеоинтервью «Кавказскому узлу», как им и многим подобным им девушкам приходится лишаться основных гражданских прав, реализуя свое право на свободу религии. Ни регистрация брака, ни поступление в ВУЗ, не говоря уж про медицинское обслуживание или участие в выборах не доступны им только потому, что фотография в хиджабе не принимается при подготовке документов.



По словам экспертов правозащитной организации DEVAMM все началось в 1998 году, когда в Азербайджане появился запрет фотографироваться с покрытой головой на паспорт. «У нас много девушек, у которых уже есть семья, даже дети, но официальной регистрации брака нет. Им даже порой не отдают ребенка после родов, потому что у них нет документов», — рассказала Хумай Гаджиева.

Из-за отсутствия паспорта женщины, носящие хиджаб, испытывают затруднения с устройством на работу, с регистрацией по месту жительства. «Ограничен весь спектр личностных прав, осуществление которых зависит от идентификации личности», — констатирует юрист организации DEVAMM Эльдар Султанов.

Проблема усугубляется низким уровнем правовой просвещенности населения. «Когда в Джелалабаде было подано 26 заявлений от родителей 30 девочек о нарушении прав их детей на ношение хиджаба, — рассказал «Кавказскому узлу» Султанов, — в ходе разбирательств выяснилось, что и раньше происходили подобные случаи. Тогда родители забрали документы из школы, не попытавшись отстоять свои права. Из-за малой правовой просвещенности они никуда не обратились и просто, обидевшись, забрали документы. Такие случаи не единичны».

В Российской Федерации в 2002 году Верховный суд признал право мусульманок фотографироваться на паспорт в платках. Вопрос же с ношением хиджаба в учебных заведениях пока не нашел однозначного решения.

«Тема ношения хиджаба в школе, вузе, на работе становится для Кавказа все более острой, причем в разных республиках вопрос решается по-разному, — комментирует новость «Кавказского узла» о запрете на ношение хиджаба в одной из школ Ингушетии Салеховна. — В Гимрах (Дагестан), например, девочки уже лет с 7 носят хиджаб и ходят так в школу, тогда как в Адыгее хиджаб становится препятствием при трудоустройстве, а в Чечне косынки для женщин фактически обязательны в вузах и на работе, и это поощряется руководством Чечни».

Принуждение к ношению косынок в государственных учреждениях в Чечне постепенно распространилось на зоны отдыха и развлечений. «Вход на территорию атракциона женщинам без платка запрещен!!!» — гласит табличка на входе в грозненский парк атракционов. А в сентябре этого года «поощрение руководства» выразилось в отказе пустить женщин с непокрытыми головами на праздничный концерт, посвященный Дню чеченской женщины.

За публичную критику обязательного ношения женского головного платка сотрудница ПЦ «Мемориал» в Чечне Наталья Эстемирова в марте 2008 была снята главой республики с поста председателя грозненского городского Общественного Совета по оказанию содействия в обеспечении прав и свобод человека и гражданина.

В июне 2010 года в столице Чечни неизвестные обстреливали из проезжающих машин пейнтбольными шариками с краской девушек без платков. От подобных нападений в Чечне пострадали десятки женщин, одна из подвергшихся нападению девушек была госпитализирована с тяжелой травмой. Видеосъемка этих расстрелов



лишила возможности местных чиновников отрицать происшедшее, а Рамзан Кадыров в ответ на вопрос о том, знаком ли он с организаторами сообщил буквально следующее «Не знаю, но когда найду их — объявлю им благодарность! »

В Гудермесе распространялись листовки с угрозами в адрес не одевающих платки девушек.



«Любые религиозные ограничения могут соблюдаться исключительно добровольно, и навязывать их силой никому не позволено, — пишет под одной из новостей «Кавказского узла» о принуждении к хиджабу в Чечне пользователь «Живого Журнала» loktev. — В этом их отличие от единого для всех светского законодательства».

Справедлив ли такой подход в отношении религиозных свобод, не вписывающихся в нормы светского законодательства? Возможен ли компромисс в этом вопросе, не приведут ли локальные стычки за и против хиджаба к волнениям, уже захлестнувшим не один город России? И какие последствия на Кавказе будут иметь действия чиновников, принуждающих носить или не носить хиджаб, если компромисс в этом вопросе так и не будет найден?

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы»
Духовные лидеры Кавказа делятся на две группы: на противостоящих государственной власти и на сотрудничающих с ней. С первыми борется сама власть. Устранение вторых на Северном Кавказе все явнее становится составляющей джихада. Муфтий Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев, убитый 15 декабря в Нальчике, не скрывал своего сотрудничества с властью.

Сращивание институтов светской и духовной власти – явление для России отнюдь не новое и присутствует не только в исламе. Роль института Духовного управления мусульман России во многом заключается в обслуживании светской власти. На Северном Кавказе, где светская власть далеко не всегда оказывается способной держать руку на пульсе общества, ДУМы играют особо важную для нее роль. Власть — с целью формирования подконтрольного ей массового сознания — зачастую очевидным образом использует официальное мусульманское духовенство в административных целях: для политической пропаганды, для борьбы с умами и за умы, порой — для легализации репрессивных методов управления.

Удовлетворяя запросы светской власти и пытаясь влиять в ее интересах на разные сферы общественной жизни, лидеры духовенства, с одной стороны, рискуют вызвать неудовольствие у нерелигиозно настроенной части общества, а с другой – у радикально настроенной религиозной, имеющей своих духовных лидеров и защищающей свою религиозную идеологию. Защищающей в том числе и с оружием в руках.

Разве он убивал кого-то?

Анас Пшихачев возглавлял ДУМ Кабардино-Балкарии с 2002 года и был значимой фигурой в республике. На его похоронах президент КБР Арсен Каноков сказал, что «хорошо знал Анаса-хаджи», который «открыто боролся с экстремизмом» и «твердо стоял на своей позиции, отстаивая традиционный ислам». Логично предположить, что это и послужило причиной убийства.

Тема убийства Пшихачева вызвала оживленные дискуссии и активно обсуждается читателями «Кавказского узла», объединяя в широкую палитру мнения о случившемся, в том числе — диаметрально противоположные.

«Лично я, ни в его действиях, ни в его высказываниях, ни в его образе жизни не видел, такого, за что его можно было бы лишить жизни! – рассуждает о причинах убийства муфтия автор комментария под ником Эксперт. – Да, он не был безгрешным, но и предателем никогда не был! Разве он убивал кого-то? За что он был принесен в жертву?»

«А разве надо кого убить, чтобы стать в один ряд с убийцами-силовиками? – возражает apercot. — Достаточно указать на неугодных ему мусульман, стучать, поддерживать словом российскую власть и, наконец, просто молчать, когда убивают мусульман. Разве мало мусульман похитили и убили в КБР? Разве не после его доносов закрыли мечети в Нальчике, что вызвало волну протеста, вылившегося в нападение на город (нападение на силовые структуры КБР в октябре 2005 года – прим. «Кавказского узла») и поддержку боевиков?».

«Ведь это он соучастник составления списков «ваххабитов», именно он был прямым инициатором уничтожения джамаата КБР, до его радикализации. И многое другое. Борьба за власть его убила», — комментирует новость об убийстве Пшихачева Musafir.

Практически до 2005 года Кабардино-Балкария казалась исключением из печального правила, характерного для большинства северокавказских республик – продолжалась «вторая чеченская», начатая в 1999 г. после вторжения людей Хаттаба и Шамиля Басаева из Дагестана, а также взрывов в Москве и Волгодонске, совершенных в сентябре 1999 года. В Ингушетии все чаще происходили теракты и боестолкновения боевиков с силовиками, в итоге в июне 2004 года взаимное «точечное» насилие переросло в нападение боевиков под командованием Басаева на объекты в Ингушетии. Теракт в Беслане в 2004 г. поставил под угрозу срыва процесс по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.

На этом фоне Кабардино-Балкария со стороны могла показаться «островком стабильности». Несмотря на грубые нарушения прав мусульман, большинство из них не брало в руки оружие, идея джихада не только не была популярна, но и оспаривалась теми оппозиционными власти духовными лидерами.

Явным признаком «радикализации джамаата» Кабардино-Балкарии стало нападение боевиков на Госнаркоконтрольв декабре 2004 года. Весной 2005 года в Нальчике начали распространяться листовки с воззванием к мусульманам от «амира Мусы» (Мукожева), провозгласившего начало джихада в республике и призвавшего всех мусульман КБР поддержать «моджахедов» в вооруженной борьбе против сотрудников силовых структур. Начал замыкаться круг насилия (абсолютно уместно сравнивать его с насилием на московских площадях всю прошлую неделю), когда жестокие меры противодействия экстремизму генерировали призывы радикально настроенных мусульман. Подробный доклад на тему «Кабардино-Балкария: на пути к катастрофе» подтверждает информацию «Кавказского узла» о том, что «неблагонадежных» мусульман при непосредственном участи ДУМ заносили в особые списки, служившие базой данных для репрессий.

Кульминация этой борьбы настала осенью 2005 года – 13 октября вооруженные боевики напали на объекты силовых структур Нальчика, последствия чего республика вкушает до сих пор


Примечательно, что за неделю своего убийства Анас Пшихачев на встрече муфтиев с полпредом президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Хлопониным вновь сообщил о составлении «списков неблагонадёжных». Хлопонин заявил, что таких списков не должно быть.

В комментариях к новости о том, что Анас Пшихачев был известен своей борьбой с экстремистскими течениями ислама читатель «Кавказского узла» Еvge105 утверждает, что муфтий «братьев ФСБшникам выдавал, когда те к нему за советом приходили».

Припоминаются муфтию и обиды личного уровня. Так, упомянутый выше Musafir, вспоминает, как в 2006 трое его знакомых «пришли к Анасу и попросили его помочь отправить их на учебу от ДУМа, при условии, что дорогу они оплатят сами», но тот «отказал им в этом, хотя возможность было, и для него это было легко».

Многие из участников дискуссий об убийстве муфтия КБР – сами жители Кабардино-Балкарии. Они вспоминают, что враги у муфтия в республике были уже давно.

«30 декабря 2005 года родственниками погибших мусульман возле соборной мечети был официально организован митинг, на котором они планировали сжечь чучела министра Шогенова (тогдашний министр внутренних дел КБР — прим. «Кавказского узла») и Анаса Пшихачева, — пишет danilia. — Были подготовлены очень похожие чучела, на мундире Пшихачева были погоны, символизирующие его связь и сотрудничество с силовиками. Однако митинг разогнали армией милиционеров и военными уралами с вооруженными бойцами против 50 безоружных вдов и матерей. С тех пор прошло 5 лет, в течение которых его не трогали».

«Трогали» других

Убийство Пшихачева не стало новшеством, все больше удлиняется череда убийств видных духовных лидеров Северного Кавказа. Так, в Дагестане в августе этого года был убит начальник отдела исламского просвещения Духовного управления мусульман Дагестана Магомедвагиф Султанмагомедов. В мае прошлого года — заместитель муфтия Дагестана Ахмед Тагаев. В ноябре 2008 года был тяжело ранен заместитель муфтия Дагестана Султанвакиль Султанмагомедов, известный в республике как один из самых непримиримых оппонентов религиозного радикализма. В июле 2007 года – убит замглавы ДУМ Дагестана Курамагомед Рамазанов.

В Чечне в ночь на 23 ноября 2008 года жертвой теракта стал советник муфтия республики Магомед-Шерип Дадаев. В марте 2005 года в селении Пролетарское были убиты местный муфтий Хабибула Умаров и его помощник.

В Карачаево-Черкесии 20 сентября 2009 жертвой убийц стал зампредседателя Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополья, ректор Исламского института Исмаил Бостанов, который, как заявили в МВД Карачаево-Черкесии в день убийства, «активно боролся с ваххабизмом в регионе». Менее чем за три месяца до того, как был убит, Бостанов в интервью «Кавказскому узлу» утверждал, что в Карачаево-Черкесии нет почвы для убийств по религиозным мотивам, «как в Чечне или в Дагестане». «Наше Управление мусульман никогда даже повода к таким действиям не давало, — был уверен Исмаил Бостанов. — Мы спокойно можем сесть в машину и спокойно поехать в любое село или аул Карачаево-Черкесии».

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы»
У каждого процесса есть своя симптоматика и свои причины. Беременность, зачатая убийством ростовского студента Максима Сычева и московского болельщика «Спартака» Егора Свиридова, разрешилась 11 декабря на Манежной площади Москвы волной межнациональной ненависти. Волна породила бурю, которая перекинулись на другие города. Беспомощная расстерянность власти и части общества говорит об отсутствии анализа этих явлений, поскольку отдельные «очаги воспаления» насилия на основании межнациональной розни регулярно возникали в различных регионах РФ.

Оборона и нападение

По подсчетам «Кавказского узла», с начала 2010 года по сегодняшний день только в Москве произошло не менее 15 драк с участием уроженцев Кавказа. Две из них закончились убийствами футбольных фанатов – Юрия Волкова и Егора Свиридова. Виновные не понесли наказания, что вызывает бурную реакцию футбольной и околофутбольной общественности.

По подозрению в причастности к преступлениям арестованы уроженцы Северного Кавказа.
В частности, главным подозреваемым в убийстве Свиридова назван уроженец Кабардино-Балкарии Аслан Черкесов. Следствие по делу еще в процессе, вердикты не вынесены, вина пока не доказана, но центральные СМИ от души рисуют образ безработного криминального авторитета.

Мать Черкесова Софья рассказала «Кавказскому узлу», что ее сын напротив — работал, а при драке — оборонялся.
«Когда он увидел в руках одного из нападавших «розочку» (отбитое горлышко бутылки с острыми краями в виде лепестков), то достал из заднего кармана брюк пистолет и трижды выстрелил в воздух. Четвертый выстрел оказался роковым», — рассказала мать Черкесова. Драки в Москве стали рутиной, многие из их участников вооружены, что конечно не оправдывает убийства. Однако убийства не расследуются, виновные многократно отпускались на свободу. В этих условиях участники драк рассчитывают только на свою силу и подготовку: «если бы моего брата убили, тогда, получается, все было бы нормально. Разве это справедливо?!» — спрашивает сестра подсудимого.

Ожидаемое насилие

Определенная часть общества, возможно, готовилась и была готова к такой реакции – это видно по участившимся в последнее время, особенно в блогах, достаточно резким и воинствующим отзывам по поводу «кавказской этнопреступности» и «исламизации России».

Не сказать, что для подобных настроений не было основы.
В июле 2010 года на первые полосы федеральные СМИ попали описания массовой драки в детском лагере «Дон» в Краснодарском крае — в ней участвовали местные жители и отдыхающие из Чечни. Конфликт разыгрался после ссоры между группой парней из Чечни и 14-летней ростовчанкой, которая, по ее словам, была избита молодыми людьми, после того как пресекла их попытку сексуального домогательства. Краевые власти назвали инцидент бытовым конфликтом, президент Чечни – «проявлением экстремизма», а блогосфера наполнилась рассказами о «недетском» отдыхе чеченцев в детском лагере и заявлениями о том, что драка носила ярко выраженный межнациональный характер.

Ни публичного расследования, ни справедливого судебного процесса общественное мнение не дождалось как в этом, наиболее громком деле, так и в аналогичных.

Остро отреагировало интернет-сообщество на инцидент 27 ноября в городе Зеленокумске Ставропольского края, когда в вооруженном конфликте местных жителей с приезжими из Чечни были ранены 8 человек.
В этом случае конфликт также разгорелся из-за девушки – местной жительницы, которую, по ее словам, пытались изнасиловать парни из Чечни и за которую решили отомстить друзья девушки. В этом случае краевые власти также заявили, что конфликт произошел на бытовой почве и лишен межнациональной подоплеки, но блогеры-очевидцы сообщали об обратном.

Подобные инциденты происходят в регионе «настолько часто, что местные уже и ни на кого не надеются, кроме как на себя», эта новость попала в СМИ, поскольку есть огнестрельные ранения, а «не было бы их, и никто не узнал бы об этом вообще», — писал один из блогеров, чьи мнения и свидетельства приводил «Кавказский узел», освещая конфликт в Зеленокумске.

В Ставрополе в октябре подверглись обстрелу из травматического оружия парни, танцевавшие лезгинку на улицах.
В том же месяце студенты из Чечни, танцевавшие лезгинку перед зданием администрации Пятигорска, были отчислены из Пятигорского государственного технологического университета.

Многие блогеры, обсуждая межнациональные столкновения, вспоминают разгоревшийся в августе 2006 года конфликт с участием переселенцев из Чечни в Кондопоге, подчеркивая, что его признаки были видны заранее, и что такое развитие событий можно было предотвратить своевременным вниманием к проблеме.

Московское побоище

В этот раз недовольство националистически настроенной молодежи достигло кульминации в Москве, где 11 декабря после похорон Егора Свиридова вспыхнули беспорядки на Манежной площади, начавшиеся с избиения уроженцев Кавказа и переросшие в столкновения с ОМОНом.
В клиники Москвы поступили 32 пострадавших в результате этих событий, двое – в тяжелом состоянии. Заявления властей о контролируемой обстановке в городе диссонировали с сотнями заполонивших блогосферу фотографий, запечатлевших стихию жестокой вседозволенности: окутанную дымом шашек Манежную площадь, разбитые в кровь лица, групповые избиения молодых людей неславянской внешности в метро.

В течение нескольких дней после этого в Интернете муссировались слухи о том, что в Москву стекаются выходцы с Кавказа, дабы «дать ответ» русским националистам.
Представители диаспор свое участие в подготовке новых столкновений опровергли, но заявили, что 15 декабря готовится акция протеста мирного характера. Но 15 декабря сразу в нескольких районах столицы произошли вооруженные стычки между выходцами с кавказских республик и представителями радикальной молодежи. Результат известен – более 30 пострадавших, около 1300 задержанных.

Эхо событий в регионах

Московские события повторились и в других городах. В Санкт-Петербурге милиция задержала около 60 человек, в том числе уроженцев Кавказа.
У некоторых задержанных при досмотре было изъято травматическое и холодное оружие. В Ростове-на-Дону, где 12 декабря акция памяти убитого студента Сычева выплеснулась в массовые уличные протесты. Более тысячи человек в медицинских масках шли по проезжей части, скандируя националистические лозунги, взрывая петарды и поджигая дымовые шашки. ОМОН пытался перекрыть дорогу идущим, но снова и снова пропускал шествующих вперед. «На меня движется толпа!» — кричал по рации один из милиционеров.

Конструктивные голоса в новых медиа

В блогах некоторые возмущенные убийствами пронационалистические комментаторы подчеркивают, что борьба с «национальным произволом» через насилие в отношении виновных и невиновных — не что иное, как проглоченная наживка провокаторов. «Против русской молодежи сыграло то, что она затронута варваризацией и одичанием», — пишет в «Живом Журнале» m-kalashnikov.

«Отрицать нацизм в России нет смысла, ненависть по национальному признаку зашкаливает, — уверен автор блога на «Кавказском узле», журналист из Северной Осетии Алан Цхурбаев. — Но причины ненависти лежат не только в поведении сторон, больше — в отсутствии опоры на государство.
Те же менты на Манежной площади — что делали менты, действия которых одобрил Медведев? Людей по несколько минут методично забивают, без вмешательства силовиков». «Сейчас нужно просто остановить волну насилия, — призывает Цхурбаев. — Очевидно, что ситуация будет все хуже. Чтобы ее остановить, нужно хотя бы признать проблему».

В теме «Бытовуха или межнациональная рознь?» на странице форумов «Кавказского узла» http://www.kavkaz-uzel.ru один из участников обсуждения под ником tonnik отметил еще в октябре: «Замалчивать проблему межнациональных отношений не стоит, потому что со стороны мажорных вайнахов и скинхедов (основные проблемные соц. группы) это будет считаться проявлением слабости и будет являться раздражителем.

Что является раздражителем для скинхедов? отсутствие миграционной политики.
Ее ужесточение и контроль в интересах всего общества и всех народов России. Одновременно с поднятием общей культуры и толерантности». По мнению tonnik, существует несколько причин «вызывающего поведения северокавказцев»: «1. В силовом решении национального вопроса со стороны России. 2. В безнаказанности, которая проявляется посредством тесных родоплеменных (традиционных) связях». По мнению участника форума, варианта решения проблемы два: либо изолироваться, либо интегрироваться на добровольной основе «прежде всего, со стороны вайнахов», при этом он не видит причин «для распада страны, если допустим отделяться чечня и ингушетия.».
Законы толпы и притча об обезьянах
Накладывая принципы психологии толпы на вышеописанные события, невольно возникают мысли о сходстве данности с теоретическими выкладками социальной психологии.
Одним из факторов, характеризующих толпу, психологи (Лебон, Фрейд) называют неспособность к осознанию и осмыслению подаваемых ей образов. Образы всегда бывают простыми и ясными – тупой, малообразованный, пропитый скинхед, едва вышедший из пубертатного периода; тупой, дикий, наглый выходец из кавказских республик. К сожалению, отдельные образы не всегда вымышленные, но всегда вызывающие сильные эмоции, на которых легко паразитировать.

«Толпа не отделяет субъективное от объективного. Она считает реальными образы, вызванные в ее уме и зачастую имеющие лишь очень отдаленную связь с наблюдаемым ею фактом», — говорится в статье Р. Мокшанцева «Психология толпы».

Какими образами мыслят толпы националистов и с «русской», и с «кавказской» стороны?
Кроме того, что вызывает агрессию сторон по отношению друг к другу? Факторы, особо сильно влияющие на поведение толпы — Суеверие, Иллюзия, Предрассудки. Упрочившись, ложное мнение, возникающее под влиянием страха, пережитого человеком, превращается в ложные знания и затем в убеждение. Не стоит ли задуматься поэтому об ущербности ассоциаций «Русский – нацист с оружием, пришедший в мой дом» и «Кавказец – хамовитое инородное тело и существо низшего порядка»?

Уместно вспомнить по этому поводу отрывок из книги «Повадки обезьян» Юрия Шевченко.

«Как-то три одинаковых рыжих обезьяны нашли на опушке банановой плантации мешок муки и с любопытством сразу разодрали его на части в поисках инструкции по эксплуатации.
Мучная пыль поднялась в воздух и осыпалась на потных обезьян, сделав их белыми с ног до головы. Две обезьяны начали хвастаться друг перед другом, кто из них белее; вскоре спор перешел в драку, и обезьяны закидали друг друга по уши павлиньим пометом, став черными и вонючими. Третья обезьяна, видя такие дела, не стала драться, а залезла на ближайшее дерево и оттуда наблюдала за развитием событий. Когда черные обезьяны выбились из сил, и никто из них не одержал победу, они в отчаянии подняли глаза вверх, спрашивая совета у высокого Неба. Вверху они увидели белую обезьяну, которая сказала им вальяжным уверенным голосом: «О, грязные черные обезьяны, ненавидящие друг друга, вы никогда не отмоетесь, вы не сможете теперь отделить муку от помета и стать белыми. Вы никогда не сможете договориться, потому что вы одинаковые, а я – уникальная».

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы».
Новые инциденты с участием футбольных болельщиков и уроженцев Кавказа всколыхнули российскую общественность и в очередной раз вывели футбольно-межнациональную тематику на первые позиции в медиа.
Убийство в ночь на 6 декабря болельщика московского «Спартака» Егора Свиридова вызвало новую волну ксенофобии и обернулось массовыми беспорядками на улицах Москвы.


Егор Свиридов был убит в результате драки с участием восьми выходцев с Кавказа и пяти москвичей.
В связи с его убийством арестованы трое уроженцев Северного Кавказа – Аслан Черкесов, Нариман Исмаилов и Хасан Ибрагимов. Всего милиция задержала по факту происшествия шесть человек, но пятерых затем отпустила, что вызвало волну протеста в среде футбольных фанатов и русских националистов.

Тема убийства Свиридова широко обсуждается в форумах и блогах.
В ряде городов России 11 декабря прошли акции его памяти. В Москве и Санкт-Петербурге акции переросли в уличные протесты с участием радикально настроенной молодежи. В Санкт-Петербурге акция сопровождалась нарушениями общественного порядка. В Москве – началась с избиения уроженцев Кавказа, переросла в столкновения с ОМОНом и закончилась госпитализацией 32 человек. Были задержаны 65 ее участников, однако на следующий день в ГУВД Москвы сообщили, что все задержанные отпущены.

Убийство Свиридова стало уже вторым за текущий год в Москве убийством фаната московского «Спартака», по подозрению в причастности к которому арестованы уроженцы Кавказа и которое вызвало массовые протесты националистически настроенной общественности.
В ночь на 10 июля в драке на Чистых прудах был убит фанат «Спартака» Юрий Волков. В причастности к его убийству подозреваются уроженцы Чечни Ахмедпаши Айдаев и Бекхан Ибрагимов. Они находятся под арестом. Третьего подозреваемого – Магомеда Сулейманова – следствие отпустило из-под стражи.

Обе драки, повлекшие убийства футбольных фанатов, в очередной раз обнажили острую для российского общества проблему взаимной нетерпимости между представителями разных национальностей.
Конфликты, уходящие корнями в эту проблему, находят отражение в разных сферах общественной жизни, сопровождают события спорта. Трибуны спортивных стадионов России нередко становятся ареной для проявлений ненависти, которые создают почву для межнациональных столкновений, в том числе с участием выходцев с Кавказа. Вот лишь некоторые из подобных эпизодов.

Во время матча «Анжи» – «Спартак» 3 октябре 2010 года в Махачкале несколько болельщиков «Анжи» развернули баннер «Сдох Гитлер. Сдохнут его внуки».



После матча автобус со спартаковскими игроками был закидан камнями, а позже – обстрелян неизвестными.

В подмосковном Раменском 30 июля 2010 года произошла массовая драка фанатов местного «Сатурна» и болельщиков дагестанского «Анжи», в которой серьезнее других пострадали два фаната махачкалинской команды.

Во время матча нальчикского и московского «Спартаков» 5 апреля 2009 года в Москве фанаты московского клуба составили из листов картона с буквами нецензурное слово, с национальным подтекстом обвиняющее приезжих в пристрастии к скотоложству.
Москвичи заявили, что это – их «еще очень мягкий ответ на прошлогодний околофутбол в Приэльбрусье» (19 апреля 2008 года местные болельщики применили огнестрельное оружие в ходе драки с приехавшими на матч между теми же командами болельщиками московского «Спартака»), и припомнили гостям их «привычку встречать автобусы московских фанов камнепадом».

На матче в Самаре 23 ноября 2008 года между местными «Крыльями Советов» и «Тереком» из Чечни на трибунах самарских болельщиков появился оскорбивший национальные чувства чеченцев баннер «Ермолов – герой России» (в Чечне генерал Ермолов, посланный Российской империей покорить Кавказ и в 1825 году воевавший с чеченцами, многими воспринимается негативно).

«Проявления разобщенности и вражды, часто с национальным подтекстом, между футбольными болельщиками — летящие с трибун уничижительные лозунги и эпитеты — в футбольной среде явление не редкое, и в силу эмоционального фактора рождаются здесь с особой легкостью», — отмечает футбольный болельщик Артем Асриев в статье «Футбол как проявление социальных конфликтов» на «Кавказском узле».

«В нервной, перегретой среде футбольных стадионов любой социальный раздражитель приводит к неконтролируемому подчас взрыву слепой ненависти. Неважно, что будет основой — национализм, расизм, местечковый шовинизм или просто бедность населения. А если еще включаются закулисные механизмы, то обстановка вокруг прекрасной игры становится невыносимой, опасной, угрожающей. И тогда сам футбол уходит на второй план, и может произойти непредвиденное», – пишет Асриев в другой своей статье на «Кавказском узле».

«Непредвиденное» на почве «неконтролируемого» случается в России и за пределами футбольных стадионов. Ежегодно жертвами «слепой ненависти» на почве межнациональной вражды, в России становятся сотни людей.
В большинстве случаев от рук нацистов страдают уроженцы Центральной Азии и Кавказа, а лидером среди городов России по числу убийств и нападений на национальной почве остается Москва, отмечает информационно-аналитический центра «Сова».

Подтверждение тому – примеры совершенных за последние годы в Москве громких убийств уроженцев Северного Кавказа и Южного федерального округа РФ.
Только за первое полугодие 2010 года от расистского и неонацистски мотивированного населения пострадало не менее 167 человек, 19 из которых погибли, а за аналогичный период 2009 года было убито 52 и ранено 242 человека.

Большой общественный резонанс вызвало убийство в ночь на 21 апреля 2010 года студента из Калмыкии Дольгана Никеева и ранение его друга Владимира Санжиева.
По данным правоохранителей, у Никеева возник конфликт с двумя неустановленными мужчинами, в результате возникшей драки Никеев получил удар ножом в область сердца, а Санджиев – в живот. Лица, устроившие поножовщину, скрылись. В СКП РФ тогда заявили, что инцидент спровоцировал сам Никеев, хотя это убийство смахивает больше на «преступление ненависти», то есть совершенное на почве расизма.

В Элисте в память об убитом состоялась акция протеста против проявления ксенофобии и фашизма, собравшая порядка 1500 человек.
Еще одну антинационалистическую акцию протеста в связи с убийством Никеева провели студенты Калмыцкого госуниверситета.

23 ноября примерно в 22.30 в районе станции метро «Кузьминки» сотрудник столичной милиции из Калмыкии Анвер Ибрагимов в состоянии алкогольного опьянения избил двух ранее не известных ему уроженцев Абхазии, в результате чего один из пострадавших, 20-летний Эдуард Гурцкая, скончался.
Сам Ибрагимов на судебном процессе, начатом на основании возбужденного против него дела, решительно опроверг свою причастность к убийству.

В мае 2009 года в Москве был убит житель Кабардино-Балкарии Ахмед Масков, а другой житель республики Артур Борукаев получил тяжелые увечья в результате нападения на них коротко стриженых молодых людей с арматурными прутьями.

В феврале 2008 года возмущение общественности Кабардино-Балкарии вызвали совершенные за одну неделю в Москве два убийства уроженцев этой республики.
Парламент Кабардино-Балкарии в связи с инцидентами просил московскую Думу выработать меры против ксенофобии в Москве, а общественность республики направила письмо тогдашнему президенту России Путину с просьбой активнее пресекать антикавказскую пропаганду.

Кроме того, в России прошел ряд громких судебных процессов по делу скинхедов, обвиняемых в жестоких убийствах неславян.
Самые громкие из них – суд над группировкой Артура Рыно и Павла Скачевского, и на счету у которой два десятка убийств и двенадцать нападений на национальной почве (получили от 6 до 20 лет, а позже четырем подсудимым сократили сроки – от 4 до 8,5 лет), а также суд над «Белыми волками» (осуждены на сроки от 7 до 23 лет, лидер группировки 22-летний Василий Кривец приговорен к пожизненному заключению).

В мае 2008 года россияне столкнулись с неизвестным до того явлением – появлением «Черных ястребов», группировки кавказских националистов, повторяющей действия скинхедов, но уже направленные против них.
По данным следствия, группа из семи граждан Азербайджана совершила нападение в метро на двух студентов. В результате суда обвиняемые были осуждены на сроки от 4 до 7 лет тюрьмы. Примечательно, что в сентябре 2009 года в Москве по дороге на очередное заседание суда по делу «Черных ястребов» был расстрелян один из фигурантов дела — студент Московского института экономики и культуры, уроженец Азербайджана Расул Халилов.

Множественные случаи нападений на уроженцев Кавказа, породили активный отзыв блогосферы – обсуждение убийств породило сотни тысяч комментариев, в том числе слов поддержки убийцам.
Американскому общественному деятелю Мартину Лютеру Кингу приписываются слова: «Ненависть порождает ненависть, насилие порождает насилие, и жестокость порождает жестокость в раскручивающейся спирали всеобщего разрушения…». В последние годы ненависть на стадионах выплеснулась за их пределы, болельщики федеральных команд являются объектами насилия на Кавказе, и субъектами за его пределами.

Становится очевидно, что нарастает спрос на разрушение, разрушение в том числе и государства.
На Северном Кавказе разрушением многие годы и планомерно занимаются вооруженные отряды сепаратистов, «приморские партизаны» на Дальнем Востоке откликнулись эхом на опыт Кавказа, но привлекли значительную поддержку населения. На Манежной площади в Москве оружия пока не использовалось. Пока?

«Кавказский узел» специально для «Эхо Москвы».
Жители пяти северных районов Волгоградской области, потерявшие жилье в результате сентябрьских пожаров и признанные погорельцами, к 1 декабря получили обещанные им ключи от новых домов.
Те, кто предпочел новому жилью деньги, получили денежные компенсации. Пострадавшие от природного пожара жители Среднеахтубинского района не получили ни жилья, ни компенсаций. Для обладминистрации они – не погорельцы.


На помощь государства не приходится рассчитывать, в частности, тем, чье имущество 2 сентября уничтожил ландшафтный пожар в дачном обществе «Энергетик», расположенном в пойменной дубраве вблизи Волгограда.
В их числе – семья Засядько, потерявшая в результате пожара добротный частный дом.



«Я два письма отправил в администрацию области. Оба раза получил отказ признать меня погорельцем, – говорит хозяин сгоревшего дома Владимир Засядько. – По факту пожара просил прокуратуру и пожарных провести расследование. Но отовсюду получаю отписки. Помочь нам никто не хочет».

Корреспондент «Кавказского узла» 30 ноября посетил «Энергетик» и запечатлел на видеокамеру до сих пор не устраненные последствия пожара.
Герои видеосюжета – дачники и дачницы – рассказали, как в панике спасали от огня свое имущество – кто песком, кто водой из колодца.



«Всё, что здесь было, всё сгорело дотла, сами посмотрите», – показывают свой выгоревший дом Владимир и Любовь Засядько.

По словам владельцев дачных участков, помощи от пожарных в тот день они практически не получили.
«Только приехала в пять часов водовозка на два куба, – рассказывает Владимир Засядько, – которая пыталась потушить то, что уже догорало в гараже и в доме. Вылили – все мгновенно испарилось. И опять уехали».

«Я им сказал: у нас пожарный водоем создан специально, по предписанию пожарного надзора, – сетует председатель дачного сообщества «Энергетик» Юрий Попов. – Но у них всасывающая система не работала. Машина заливается только сверху. Ушла заправляться в Среднюю Ахтубу. Соответственно, приехала уже не тогда, когда нужно».

Замначальника службы пожаротушения ГУ МЧС РФ по Волгоградской области Александр Баранов утверждает, что пожарные 2 сентября в тушении пожара в дачном обществе «Энергетик» участвовали.
По его словам, специалистам еще предстоит разобраться, была ли причиной пожара в доме Засядько природная стихия. «Пожар распространялся по фронту, и вдруг в середине дачного общества сгорел дом», – поясняет причины сомнений Баранов.

Согласно официальной статистике, в результате природных пожаров 2 и 3 сентября пострадали десять населенных пунктов пяти районов Волгоградской области.
Жилья лишились свыше 500 семей, огнем уничтожено 489 домов. Из федерального бюджета на ликвидацию последствий стихии в регионе было выделено 1 миллиард 584,5 миллиона рублей, сообщила на своём сайте администрация Волгоградской области.

Все признанные погорельцами получили единовременную помощь по 10000 рублей на человека и 20000 рублей на семью, а также по 200000 рублей на восстановление утраченного имущества из федерального и областного бюджетов.
Для погорельцев построено 257 новых домов, а 194 семьи получили по своему выбору денежные компенсации за жилье. «На сегодня всем семьям выплаты произведены в полном объеме на общую сумму 307,2 млн. рублей», – сообщила 3 декабря на своем сайте Волгоградская обладминистрация.

Пострадавшие от пожара в СКП «Энергетик» в официальную статистику не вошли.
Вот уже четвертый месяц Владимир Засядько и его соседи по даче шлют письма в различные инстанции, надеясь на помощь в возмещении причиненного пожаром материального ущерба. Но безуспешно – отовсюду приходил ответ с указанием на отсутствие у них статуса погорельцев.

«Нам не собираются возмещать ущерб, – говорит сосед Засядько Сергей Рыбин, у которого в пожаре пострадал сад. – И это несправедливо».

Летом этого года из-за жары сильные природные пожары были зафиксированы в Ростовской области, Калмыкии, и Адыгее.

В Дагестане пожары нанесли серьезный ущерб лесному фонду и пастбищам.
В Краснодарском и Ставропольском крае горели полигоны бытовых отходов. Всего за лето-осень 2010 года от природных пожаров в 19 регионах России пострадало более 3600 семей, огонь уничтожил около 3200 домов.

«Государство не оставляет в беде, один на один с бедой тех, кто с ней столкнулся, – заявил 1 ноября руководителям пострадавших от пожаров регионов глава правительства РФ Владимир Путин. – Государство в состоянии, может решать проблемы подобного рода и подобного масштаба».

Окажутся ли слова российского премьера правдой для семьи Засядько из Среднеахтубинского района Волгоградской области?
Сколько еще неучтенных погорельцев по всей России нуждаются в помощи государства, но не могут добиться ее от властей? Смогут ли власти усвоить урок минувшего лета и не допустить повторения трагедии? И куда в конце концов потратят волгоградские власти 1 миллиард 200 миллионов рублей, которые они до сих пор не раздали пострадавшим?
Счастливое спасение большей части пассажиров и экипажа вывело тему на полосы и экраны большинства СМИ.
Авария самолета ТУ-154 «Авиалиний Дагестана», вылетевшего 4 декабря из Москвы в Махачкалу и аварийно севшего в «Домодедово», унесла жизни Гаджимурада Магомедова, брата главы Дагестана и Розы Гаджиевой, матери члена Конституционного суда РФ.
Всего на борту было 172 человека, 82 человека были госпитализированы с травмами различной степени тяжести.

Но стоит ли вспомнить предысторию этих событий?

По подсчетам «Кавказского узла», это уже как минимум четвертый с октября 2007 года случай аварийной посадки самолета «Дагестанских авиалиний».
В ноябре 2009 года ее Ту-154, летевший из Махачкалы в Шаржу с паломниками, совершил вынужденную посадку в столице Дагестана по причине отказа одного из двигателей.
В августе 2009 года в аэропорту Махачкалы вынужденно сел самолет «Дагестанских авиалиний», летевший в Москву.
В октябре 2007 года во Внуково совершил вынужденную посадку Ту-134 «Дагестанских авиалиний», следовавший из Назрани в Москву – в воздухе загорелась кабина пилотов.

Кроме того, из 2 869 рейсов компании за 2008 год 463, то есть 16% от общего числа, были задержаны, вследствие чего авиакомпания была внесена «Росавиацией» в категорию неблагонадежных в рейтинге компаний по числу задержек рейсов.
Одной из причин задержек уже более полутора лет назад назывались неисправности самолетов.

В ноябре 2008 «Кавказский узел» писал о рейсе Москва-Махачкала «Дагестанских авиалиний», вынужденно прерванного в Минводах.
Пассажирам, среди которых были грудные дети, в течение почти 12-часовой задержки вылета авиакомпания не предоставила положенные по закону гостиницу и питание. Позже руководство «Авиалиний Дагестана» извинилось перед пассажирами этого рейса.

Причиной для экстренной посадки судна «Дагестанских авиалиний» в Домодедово 4 декабря 2010 года, как и в предыдущих случаях, стали технические проблемы.
По информации Межгосударственного авиационного комитета, на высоте около 9 000 метров отказали два из трех двигателей самолета.

Один из пассажиров рейса рассказал «Кавказскому узлу», что когда самолет резко пошел на посадку, мало кто осознал происходящее. Отчасти благодаря этому, удалось избежать паники на борту.
«После приземления самолет начало разворачивать, он вылетел за пределы взлетно-посадочной полосы на грунт, в лес. Самолет практически полностью разломан. Передняя часть фюзеляжа разрушена в двух местах. Нижняя часть, где кабина пилотов, практически вся стерлась», – рассказывает очевидец.

Пассажирам пришлось спрыгивать на землю и без трапов эвакуировать раненых.
Задействовать аварийные трапы, по словам пассажиров, не было времени или возможности. Сначала все сумевшие покинуть самолет от него отбежали. «Когда наступило осознание, — говорит участник событий, – мужчины, которые не пострадали, зашли обратно и стали всех вытаскивать».

Помощь, по словам очевидцев, пришла оперативно.
Но когда подъехали пожарные, произошел затор, и возникла задержка. «Мы были вынуждены нести людей на руках на сто-двести метров к машинам скорой помощи», – рассказал «Кавказскому узлу» пассажир потерпевшего аварию самолета.

Пассажиры рейса, которым не потребовалась госпитализация, оставались в аэропорту.
Многие из них еще не преодолели стресс. «Часть осталась ждать следующего рейса, но есть и такие, кто уже лететь не хочет, уже купили билет на поезд», – объяснял один из пассажиров.

Пострадавшие проходят лечение в больницах Москвы, Видново и Домодедово.
Место пребывания каждого из них указано в списках пострадавших на сайте Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Власти Дагестана пообещали семьям погибших по 250 тысяч рублей, а пострадавшим будут выделены суммы по 30, 50 либо 100 тысяч рублей – в зависимости от степени тяжести травм.

В воскресенье, 5 декабря, чартер «Авиалиний Дагестана» доставил из Москвы в Махачкалу тела погибших.
Рейс встречал президент Дагестана Магомедсалам Магомедов. Затем в Махачкалу прибыл также самолет с уцелевшими в аварии пассажирами, захотевшими продолжить путь воздушным транспортом. Пострадавших встречали несколько сотен родственников и друзей. В аэропорту со встречавшими был и корреспондент «Кавказского узла».

«Я рада, что, наконец, дома. Только благодаря экипажу мы остались живы», – сказала пассажирка потерпевшего аварию самолета Луиза.

«Если бы не мастерство экипажа, самолет бы разбился, – подтвердил ее слова пассажир Магомед Магомедов. – Везде был разлит керосин, мы боялись, что произойдет взрыв. Но паники не было, все пассажиры помогали друг другу выбраться».

Родственники пострадавших рассказали, что пережили шок, когда услышали об аварии самолета.
«Слава богу, что мой брат жив и здоров, – сказал житель Махачкалы Ахмед. – Сам недавно летал в Москву. Честно говоря, впечатления о полете на наших старых «тушках» не очень приятные».

«Авиалинии Дагестана» – единственный авиаперевозчик, осуществляющий рейсы из Москвы в Махачкалу и обратно, причем несколько раз в день.
Ранее рейсы по этому маршруту выполняла также авиакомпания S7 Airlines («Сибирь»), однако с тех пор, как она прекратила эксплуатацию моделей советского времени и перешла на суда иностранного производства, ее полеты в Махачкалу были приостановлены в связи с неприспособленностью махачкалинского аэропорта для приема таких самолетов, как Airbus и Boeing.

Антимонопольщики уже предъявляли авиакомпании претензии по поводу необоснованно высоких, по их заключению, тарифов на авиаперевозку.
В июле 2008 года ФАС потребовала от компании снизить цены, указав, что рентабельная стоимость авиабилета по маршруту «Махачкала-Москва» составляет 6 363 рубля, тогда как у «Авиалиний Дагестана» она превышала 11 000 рублей. В ноябре 2009 года ФАС оштрафовала «Авиалинии Дагестана» на 4 миллиона 328 тысяч рублей за злоупотребление доминирующим положением на рынке авиауслуг.

Минимальная цена доступных для бронирования онлайн билетов «Авиалиний Дагестана» на рейс из Москвы в Махачкалу по состоянию на 19:00 5 декабря – 11 650 рублей; из Москвы в Грозный рейсом авиакомпании «Грозный-Авиа» – 8 144 рублей.

В авиапарке «Авиалиний Дагестана», согласно информации на сайте компании, находится11 воздушных судов, в том числе Ту-154М, Ту-134Б и Ан-24РВ.
Самолеты Ту-154М эксплуатируются в авиапредприятии с 1995 года. Потерпевшее аварию судно, по данным авиакомпании, выпущено в 1992 году, допускалось к полетам в Европу, а в 2009 году прошло капитальный ремонт.

«Если авиапарк находится в изношенном состоянии, дальнейшей угрозе подвергается ещё большее количество людей. Реально, в эти самолёты страшно садиться. Рисковать и платить за это не очень-то разумно.
Может быть, устранять надо причины возникновения аварий, а не действовать по ситуации, теряя жизни людей?!», – пишет читатель «Кавказского узла» M-Shah_Awarior в комментарии к новости на тему случившейся аварии.

Автор комментария к новости о пострадавших при аварийной посадке ТУ-154 Haron более строг:
«Эту авиакомпанию надо ликвидировать, а руководство – под суд. Самые высокие тарифы за перевозку и самое ужасное качество техники и обслуживания!!!».

Получат ли жители и гости Дагестана возможность летать безопасно и без задержек?
Закончится ли история субботнего рейса компенсациями пострадавшим или реформированием системы авиаперевозок? Сможет ли глава Дагестана сделать выводы из постигшей его личной трагедии?
Вот уже месяц небольшая станица Кущевская в Краснодарском крае – в центре внимания российских медиа.
После дерзкого убийства здесь семьи фермера Аметова федеральные СМИ шлют в Кущевскую своих ведущих журналистов, федеральные власти – ведущих следователей. А жители станицы – продолжают жить своей станичной жизнью, какой жили и до нашумевшей «кущевской резни»
.

Именно им, неизвестным жителям Кущевки, «Кавказский узел» решил помочь без купюр описать жизнь маленькой станицы, внезапно превратившейся чуть ли не в одну из криминальных столиц России.

Для них и всех тех, кто не остался равнодушен к трагедии в Кущевской, на «Кавказском узле» открыт блог «Неизвестные люди Кущёвки: до и после резни».
За неделю его героями уже стали несколько жителей Кущевки – хирург Александр Куликов, учительницы Ирина Баранова, шофер на пенсии Владимир Лубянов, фермер Юрий Солод, станичный бизнесмен и убитый три года назад чемпион по рыбной ловле, бывший криминальный авторитет Бабон, историю которого решил рассказать его знакомый.

«Корреспонденты, которые здесь были, поднаврали много, растрепали на всю Россию и уехали, нам обидно», – говорит старожил Кущевки, врач местной клиники Александр Куликов.
По его словам, Кущевская, с ее «энергичным, веселым народом, который не так-то легко запугать», вполне подходит для жизни и работы.

На вопрос, не страшно ли ему жить в таком криминальном месте, Александр смеется: «Мы врачи, нас никто не трогает, иначе, кто их всех лечить будет? Хирурги всем нужны. Мы и бандитов лечили, и милиционеров. Для нас это все пациенты».

Александр живет в Кущевской уже более полувека.
«Моя семья приехала в Кущевскую в пятидесятые годы, – вспоминает он. – Мои отец моя мать – потомки донских казаков. Советская власть их раскулачила и выслала в Таджикистан, а когда захотели вернуться в родные места, то власти не позволили им жить на Дону, хотя отец в войну был боевой офицер, раненный. Тогда он, глядя на карту, выбрал это место на Кубани».

В Кущевской родители Александра построили дом на центральной улице, где прожили до конца своих дней.
Александр тогда был еще ребенком, учился в школе №4 – в той же, где, по его словам, учились и некоторые их «местных бандитов». Окончив школу, на время уехал из станицы, много путешествовал, а в 87-м вернулся и с тех пор постоянно живет в Кущевской.

Затем в Кущевскую пришли «безыдейные» 90-е, полностью изменив темп жизни богатой и развивающейся станицы.
Стало много безработных. В колхозах перестали платить зарплату. Пытаясь хоть как-то заработать на жизнь, люди стали заниматься челночным бизнесом, а молодежь — искать легких денег путем криминала.

«Но за последние десять лет у нас появилось много изменений в лучшую сторону», – рассказывает Александр Куликов.
В станицу идет частный бизнес, открываются и пользуются спросом современные торговые центры. А люди, которые решили посвятить себя земле, стали брать колхозные земли в аренду, и «кто не пьянствовал – не разорились».

Правда, местный фермер на условиях анонимности рассказывает в блоге Кавказского Узла: «чтобы законно и легально взять деньги в кредит, приходится тратить больше сил и нервов, чем при общении с местным рэкетом».

Но хирург Куликов продолжает, местные власти построили в станице культурно-спортивный центр, теперь строят ледовый дворец, федеральные власти тоже вкладываются в станицу:



Это – хорошая сторона Кущевской.
Но есть и другая. «Местному криминалу несложно завербовать молодежь, – делится своими наблюдениями кущевец со стажем. – Раньше идеология была, пионерия, комсомол. А сейчас это пространство идеологическое ничем не занято, и сельских ребят легко сбить с пути. Но и попав к бандитам, они фактически обречены на такой образ жизни, либо на гибель от руки подельников или конкурентов. По рынку ходят, дань собирают для хозяина пацаны лет по 16-17, а кто не дают, того потом избивают».

Наблюдения Александра подтверждает Ирина Баранова, которая с 1974 года работает учителем химии в шестой кущевской школе.
«В 70-е, 80-е годы, ученики были более ответственные, к учебе относились посерьезнее, – вспоминает она. – Сейчас – время потребления. Молодежи в 18 лет уже хочется иметь крутую машину, деньги».

«Сейчас все шокированы этим ужасным убийством, – говорит Ирина. – Нас поразило, что среди преступников, членов банды, оказывается, наши давние знакомые. Ребята, которых знаешь с детства, ученики, соседи, дети знакомых. Это очень болезненно воспринимается. Они росли у нас на глазах. И никто не думал, что так все может обернуться».

Между тем Кущевская – не единственная в Краснодарском крае станица, герои которой ждут внимания к себе и помощи в борьбе с беззаконием, которое они не в силах побороть сами.
В Привольной уже полгода не получают зарплат сотрудники единственного в станице крупного работодателя, ставшие заложниками конфликта собственников и администрации.

А в Новороссийске, в массовом порядке лишаются своих домов и участков сотни владельцев причерноморских земель.

И те и другие пишут письма власти, и те и другие получат на них ответы только в случае внимания СМИ.
Процитируем лишь одну фразу: «Сегодня можно не допустить повторения кущевского сценария, завтра может быть уже поздно».
Интернет-СМИ Кавказский Узел

Веками ответ на этот вопрос формулируется по принципу «разделяй и властвуй».

Так и сейчас маститый политолог и никому неизвестный, но вполне привелигированный слушатель/читатель, скажут одно и то же: Грузия тяготеет к США, Северный Кавказ делят Россия и международные террористические сети.
Азербайджан находится под влиянием Турции и США, Армения – России, Ирана и ЕС, Южная Осетия и Абхазия мировым сообществом дипломатов относятся к Грузии, а реалистами – к России. При всей поверхностности такого взгляда, есть здоровый прагматизм в этой интерпретации.

И печальный вывод – ни один из перечисленых регионов или неназванных субъектов ЮФО не определяется через его жителей, через его народ. Москва, Вашингтон, Брюссель и Анкара стали более влиятельными центрами real politique Кавказа, чем Махачкала, Баку, Майкоп, Ереван или Ставрополь.
Внешнее управление окончательно вошло в стандартный набор инструментов великих держав, ключевые вопросы повестки дня не определяются интересами региональных игроков, даже наиболее прогнившими верхушками их вертикалей.

В треугольнике Тбилиси – Грозный – Цхинвал главными транспортными артериями являются проспекты Буша, Путина и Сталина, их названия смахивают на тотемные символы, обожествленные элитами каждого из регионов.

Что предлагает новый век Кавказу?
Прямую демократию по Медведеву («грядёт эпоха возвращения в известной степени от представительной демократии к демократии непосредственной, прямой, при помощи интернета» как рассказал президент активу ЕДРа в мае), в которой роль граждан будет повышена, а монополия внешних игроков и коррумпированных элит подвергнута испытанию. Идиллия? Совсем нет, скорее пока трагедия. Северный Кавказ, выходящий из под контроля Москвы оборачивается своей сепаратистской и террористической изнанкой, кромсающей малоэффективных силовиков как строганину, ломоть за ломтем, формируя новую самоидентификацию воина и послушника Имарата. Авторитарные режимы Южного Кавказа уверенно идут в направлении тупика, равняясь на политическую стабильность Центральной Азии, не замечая маргинализации наиболее мобильной части общества.

Что может сделать российское, шире, постсоветсткое общество для того, чтобы Кавказ принадлежал и нам самим, и наиболее миролюбиво настроенным жителям?
Читать, писать комментарии, искать материалы в поисковиках: занять активную гражданскую позицию и не терять ее. Попытаться хотя бы на 15 минут в день побороть свое равнодушие, апатию и прагматизм, попытаться понять как живут никому неизвестные жители станицы Кущевская после того, как отшумели сенсации таблоидов (блог «Неизвестные люди Кущёвки: до и после резни»).

Ведь каждый может транслировать себе эти истории по RSS в свою почту, или что еще важнее – написать слова поддержки и солидарности, может быть такие слова найдутся для Бесланцев, которым Кавказский Узел посвятил блог «Беслан. Жизнь после теракта» или для автора блога «Цыганский разговор» мальчика Кузи, живущего в волгоградском таборе? Правильные слова приходят на ум вслед за искренними эмоциями.

Порой достаточно посмотреть своими глазами, сколько людей пришло на прошлой неделе поддержать грузинскую оппозицию и что они говорят.

Как приучают женщин к скромности на проспекте Путина, расстреливая их из пейнтбольных ружей средь бела дня.
И вот уже есть что сказать.

Что случилось в эту субботу в Зеленокумске — межнациональный или бытовой конфликт — терские казаки напали на чеченцев или наоборот?

Кавказский Узел не ответит на все вопросы, но поможет докопаться до ответов тем, кто считает Кавказ своим домом или хотя бы своей комнатой.
Тем, кто готов принимать гостей и быть гостем.

Григорий Шведов,
главный редактор
Интернет-СМИ Кавказский Узел

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире